Дочь продала квартиру, где прописана мать

Ребенок-собственник: если опека не разрешает…

Дочь продала квартиру, где прописана мать

По закону дети от 14 до 18 лет могут совершать сделки только с согласия своих законных представителей (родителей), а дети до 14 лет вообще не могут совершать сделки сами – за них действуют родители, за исключением специально перечисленных в законе случаев (ст. 26, ст. 28 ГК РФ).

При этом родители не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки (или давать согласие на их совершение), если в результате этого отчуждается или иным образом уменьшается имущество ребенка или ребенок отказывается от принадлежащих ему прав (п. 2 ст. 37 ГК РФ, ч. 2 ст. 20 и ч. 1 ст.

21 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ “Об опеке и попечительстве”).

Органы опеки и попечительства, проверяя законность сделки по отчуждению недвижимости, устанавливают, соответствует ли она интересам несовершеннолетнего и не ухудшаются ли условия проживания несовершеннолетнего, если он не является собственником в отчуждаемом жилом помещении, или не уменьшается ли его собственность в случае, если несовершеннолетний является собственником квартиры.

Разрешение на совершение сделки должно быть выражено ясно и недвусмысленно, в нем должно содержаться указание на то, какую именно сделку (купли-продажи, мены, залога и т.п.) и на каких условиях разрешается заключить. Но главный критерий в данном случае – подобные условия не должны каким бы то ни было образом умалять имущественные права и ущемлять законные интересы несовершеннолетнего.

При этом Конституционный Суд в своем определении от 6 марта 2003 г. № 119-О пришел к выводу, что из содержания абз. 2 п. 1 ст. 28 и п.п. 2-3 ст.

37 ГК РФ не вытекает право органов опеки и попечительства произвольно запрещать сделки по отчуждению имущества несовершеннолетних детей, совершаемые их родителями; напротив, в соответствии с общими принципами права и требованиями ст. 2, ст. 17 и ст.

 38 Конституции РФ, решения органов опеки и попечительства – в случае их обжалования в судебном порядке – подлежат оценке исходя из конкретных обстоятельств дела.

Например, судебная практика исходит из того, что на снятие денежных средств со счета, открытого на имя ребенка, разрешение может быть выдано опекуну не только на разовый акт, но и, например, на распоряжение неограниченными по количеству выдач и размеру сумм денежными средствами до достижения ребенком определенного возраста (как правило, до 16 лет, когда он сможет это делать сам) (см., например, решение Новозыбковского городского суда Брянской области от 4 марта 2011 г.). Лицу, не являющемуся законным представителем, опекуном или попечителем ребенка разрешение опеки на распоряжение деньгами несовершеннолетнего не может быть выдано: так, в одном из дел дедушка открыл на имя внука вклад, однако через некоторое время передумал и решил забрать деньги, но ни орган опеки, ни суд его желание удовлетворить не смогли (решение Химкинского городского суда Московской области от 18 июля 2012 г.).

В другой ситуации мать решила продать доли в уставном капитале ООО, принадлежащие ее дочери по наследству после смерти отца, по цене в четыре раза меньшей, чем было указано в свидетельстве о праве на наследство, при этом понижение стоимости имущества никак не было обосновано. В результате орган опеки в выдаче разрешения на продажу отказал, и суд с ним согласился (решение Нефтеюганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Тюменской области от 1 февраля 2012 г. по делу № 2-296/2012).

Возражения второго родителя по поводу совершения сделки не являются безусловным основанием для отказа органа опеки – проверяется, насколько сделка соответствует интересам ребенка, а не родителей (одного из них).

Так, согласно утвержденному актом муниципалитета порядку для получения разрешения в орган опеки должны были обращаться оба родителя, в том числе и в случае расторжения между ними брака; заявление от одного родителя могло быть принято только от одинокой матери или в случае признания второго родителя без вести пропавшим. Однако суд признал это положение не соответствующим закону, поскольку оно ограничивает права родителей – ведь федеральное законодательство не предусматривает обязательного достижения родителями согласия относительно имущественных прав их ребенка (смотрите, например, решение Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 17 мая 2011 г. по делу № 2-1249/11).

При этом если несогласие второго родителя мотивировано объективными причинами – то есть тем, что сделка противоречит интересам ребенка, и это подтверждается в результате проведенной органом опеки проверки, – то суд признает отказ органа опеки в даче согласия на сделку правомерным.

Так, в одном из судебных процессов рассматривалось дело, где у матери, отца и ребенка было по 1/3 доли в квартире. Мать продала свою долю постороннему лицу, а затем запросила у опеки разрешение на продажу доли и ребенка, однако отец возражал.

Мать после продажи своей доли не приобрела взамен никакого жилья, продолжила вместе с ребенком проживать на чужой жилплощади в квартире нового мужа, а на средства от продажи доли ребенка планировала приобрести квартиру в другом городе для сдачи в аренду, а не для улучшения жилищных условий ребенка.

Орган опеки, естественно, отказал в выдаче разрешения на продажу, и Зеленоградский районный суд г. Москвы его поддержал.

В другом деле мать просила согласия органа опеки на продажу квартиры, принадлежащей дочери, поскольку они проживали в другом месте в частном доме и у нее не было средств на содержание этой квартиры, деньги от продажи она планировала потратить на свои нужды и нужды детей, а не на приобретение жилья дочери. Естественно, суд признал отказ опеки правомерным (см. решение Таштагольского городского суда Кемеровской области от 22 октября 2010 г. по делу № 2-855/10).

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/mazuhina/516762/

Имеют право на жилье. Родственники собственников

Дочь продала квартиру, где прописана мать

На вопросы читателей журнала отвечает Наталья Киселева, юрист офиса «Академическое» компании «ИНКОМ-Недвижимость»

Имею постоянную регистрацию в квартире отца (в которой он не живет, сдает в аренду). Сама уже долгое время снимаю с мужем и ребенком комнату в коммуналке (сына зарегистрировала по месту своей прописки, хотя отец был категорически против).

Недавно хозяйка попросила нас освободить комнату в связи с изменившимися обстоятельствами. Поиск нового жилья пока не дал результата. Выход один — поселиться по месту регистрации, но отец не намерен выселять арендаторов из своей квартиры.

Как поступить в этой ситуации? Может ли отец через суд выписать свою дочь с маленьким ребенком в никуда?

— Итак, дочь хочет вселиться по месту регистрации, отец-собственник препятствует. К сожалению, в случае возникновения подобных споров и при отсутствии согласия сторон разрешение конфликта возможно только в судебном порядке.

Предварительно данную ситуацию можно оценить следующим образом: суд будет на стороне дочери-пользователя и ее несовершеннолетнего ребенка, так как факт регистрации по месту жительства является основанием для возникновения права пользования данным жилым помещением. Подав соответствующее исковое заявление, дочь может отстоять свое право на вселение. Но для того, чтобы более полно оценить шансы сторон, необходимо проанализировать все документы на квартиру.

Трехкомнатная квартира приобретена в браке, оформлена в собственность мужа. В конце 2010 г. муж прописывает к нам своих родителей, мне сказал — временно, позже выяснилось, что регистрация постоянная.

При этом родители мужа проживают в другом месте, а я оплачиваю за всех коммунальные услуги.

Недавно во время ссоры свекровь пригрозила, что в случае развода половина квартиры мне не достанется, так как они прописаны в квартире вместе с сыном. Как быть?

— Угроза вашей свекрови — лишь способ психологического воздействия, никакой правовой основы у нее нет. В случае расторжения брака ваша супружеская доля не может уменьшиться из-за регистрации (даже постоянной) родителей мужа в квартире.

По вопросу платежей можно сказать следующее: бремя содержания имущества несет собственник, то есть вы и ваш супруг обязаны оплачивать коммунальные услуги и прочие расходы по квартире. Так как родственники в квартире не проживают, наверное, можно рекомендовать вам установить приборы учета (счетчики), тогда платить придется за реально использованные ресурсы.

В муниципальной квартире проживают мать и двое сыновей. Младший женился, родился ребенок, которого они с женой прописали на данной жилплощади, не спрашивая согласия родственников.

В то же время его жена совместно со своей матерью является собственником трех квартир! Насколько это законно и нужно ли согласие других совершеннолетних членов семьи для прописки ребенка? Можно ли оспорить регистрацию в суде?

— Зарегистрировать ребенка можно по месту жительства любого из его родителей. И согласия на это всех остальных пользователей (и собственников) жилого помещения не требуется.

Ваш сын дал согласие на регистрацию своего несовершеннолетнего ребенка с ним, и этого достаточно.

Наличие у его супруги (матери несовершеннолетнего) других квартир в собственности не является основанием для отказа в прописке ребенка в вашу квартиру.

К СВЕДЕНИЮ

Согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ от 29.12.

2004 № 188-ФЗ членами семьи собственника жилья могут быть признаны его супруг, дети и родители, если они проживают совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении, а также другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица, если они вселены собственником в качестве членов его семьи. Степень родства значения не имеет.

К иным лицам, которые могут быть признаны членами семьи собственника, относятся, например, родители супруга собственника жилого помещения, его сожитель и другие лица, которые вселены собственником. Данная категория граждан может быть признана членами семьи собственника жилого помещения только в исключительных случаях и при наличии двух юридических фактов, а именно:

• совместное проживание с собственником жилья;

• они вселены собственником в качестве членов его семьи.

Родственник имел в собственности 1/2 часть квартиры, другая принадлежит жене, на детей выдела не было. После развода он продал свою долю, но с регистрационного учета не снялся. Некоторое время снимал жилье.

Еще через какое-то время ситуация сложилась так, что ему стало негде жить. Может ли он проживать по месту прописки, то есть в своей бывшей квартире? Количество комнат это позволяет, и новый собственник (которому он продал долю) не против.

Сможет ли второй собственник (бывшая жена) выписать и выселить бывшего мужа без согласия нового собственника?

— Если договориться собственникам и пользователям квартиры не удается, спор можно разрешить только в суде.

Конечно, каждую ситуацию нужно исследовать досконально, но даже из вашего вопроса ясно: основание для спора и недовольства у бывшей супруги вашего родственника есть.

Необходимо определять порядок пользования данной квартирой в судебном порядке.

Жена с детьми может жить в комнатах, соответствующих ее доле, а ее бывший супруг по соглашению с новым собственником — в комнатах, определенных в пользование ему.

Квартира была приватизирована родителями в 1993 г. на двоих. Я на тот момент была несовершеннолетней, в приватизации не участвовала. Мама умерла, оставила свою долю брату. То есть теперь две доли — у отца и брата. Они решили продать квартиру, где сейчас прописаны я и моя дочь. Может ли новый собственник выписать нас по решению суда?

— Ответ категоричен: нет. Закон о введении в действие Жилищного кодекса РФ четко говорит о том, что невозможно выписать в судебном порядке лиц, которые были зарегистрированы в квартире на момент оформления ее в собственность, имели равные права на приватизацию, но не использовали их.

Вы не участвовали в приватизации по причине пробела в законодательстве начала 90-х гг.

, когда детей не включали в число собственников квартиры, а после признали это положение нарушением прав несовершеннолетних.

Снять вас с регистрационного учета без вашего согласия невозможно, поэтому, если родственники хотят продать недвижимость, они должны договориться обо всех условиях предстоящей сделки с вами.

Я являюсь собственницей квартиры, сделала регистрацию на пять лет своей двоюродной сестре, ее мужу и ребенку. Они в квартире не проживали, за ЖКУ не платили. На данный момент я хочу снять их с регистрационного учета до истечения срока. Можно это сделать без их согласия? У них есть постоянная прописка в другом городе.

— Хотелось бы уточнить основания данной регистрации.

Надеюсь, между вами заключался договор пользования, необходимо ознакомиться с его содержанием, правами и обязанностями сторон, всеми существенными условиями и выяснить, лежат ли на вашей сестре обязанности по оплате ЖКУ либо какие-то еще. В зависимости от этого у вас будут основания для досрочного расторжения данного договора в судебном порядке как неисполняемого одной из сторон.

Муж является собственником квартиры, я собираюсь выписаться из нее, чтобы зарегистрироваться в другом месте. Но в РЭПе мне отказали в выписке, пока не погасим задолженность по квартплате. Правомерно ли это?

— Жилищная организация просто воспользовалась случаем. Отказ в выписке является одним из способов давления на вас как неплательщика и возможностью потребовать от вас ликвидации всех задолженностей.

Практика отказа в выдаче выписок из домовых книг распространена очень широко, и, думаю, мирно договориться с ремонтно-эксплуатационным предприятием в данном случае не получится. Отказ в снятии с регистрационного учета, конечно, можно обжаловать в судебном порядке, но обязанности по оплате существующей задолженности это не решит, а процесс вашей выписки не ускорит.

В принципе в соответствии с «Правилами регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета при изменении ими места жительства в пределах РФ» обращаться за выпиской необязательно, так как она осуществляется автоматически по запросу паспортного стола нового места жительства.

Уважаемые читатели! 

Свои вопросы в редакцию вы можете присылать по адресу:

123007, Москва, Хорошевское ш., 32а, или на e-mail: gudkova@d-mir.ru

Источник: https://www.cian.ru/stati-imejut-pravo-na-zhile-rodstvenniki-sobstvennikov-217078/

Как правильно продать квартиру, в которой прописаны несовершеннолетние дети

Дочь продала квартиру, где прописана мать

Правовые нормы, которые регламентируют сделки купли-продажи жилья, где прописаны несовершеннолетние дети, растолковала своим коллегам из Челябинской области Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

Подобные разъяснения понадобились после проверки того, как региональные суды решили спор чиновников опеки и мамы двух ребят. Мать продала свою квартиру, в которой были прописаны и считались собственниками долей ее несовершеннолетние сын и дочь.

Разрешение на куплю-продажу в таких случаях дают органы опеки.

При этом они выставляют обязательное условие – продать жилье, часть которого принадлежит детям можно, но родитель должен сразу же купить другую жилплощадь и оформить ее на ребят.

Дети не должны лишиться своих квадратных метров при сделках родителей или опекунов. В нашем случае мать с согласия опеки квартиру продала, но другую не купила. Сын и дочка оказались фактически бомжами.

В суд с иском о признании сделки купли-продажи недействительной к продавщице квартиры и ее покупательнице обратилась опека администрации Саткинского района Челябинской области. Чиновники в интересах детей попросили вернуть проданную квартиру в собственность нерадивой мамы и ее обделенных детей.

Мать с согласия опеки квартиру продала, но другую не купила. Сын и дочка оказались фактически бомжами

В райсуде представитель опеки рассказал, что сделка незаконна, так как она нарушает сразу две статьи Гражданского кодекса, одну статью Жилищного кодекса, одну статью Закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” и одну статью Закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей”.

Районный суд встал на сторону чиновников и вернул квартиру продавцу и ее детям. Но областной суд это решение отменил и принял новое – опеке отказали.

Тогда ей ничего не оставалось, как пойти дальше и выше – обратиться в Верховный суд. Там дело изучили и заявили, что доводы опеки серьезны и “подлежат удовлетворению”.

А апелляция “допустила существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела”.

Вот как разобрал этот спор Верховный суд РФ. Семье, состоявшей из мамы и двоих детей, принадлежала квартира в равных долях. Женщине разрешили ее продать при условии одновременной покупки другой квартиры, в которой у детей будет в собственности по такой же доле, как и было в прежней.

Матери опека выставила условие – в месячный срок с момента совершения сделки предоставить в опеку копии документов на новую квартиру и справку, что дети в ней зарегистрированы. Но все сроки вышли, а мать ничего не купила. Это подтвердила и справка Росреестра, из которой следовало, что на детей нет зарегистрированных прав собственности.

Райсуд сказал, что дети утратили права собственности на старую квартиру и не приобрели их ни в какой другой. Соответственно их права нарушены. Значит, стороны сделки по купле-продаже возвращаются в первоначальное состояние. На это апелляция возразила.

Она сказала, что неисполнение матерью решения администрации не означает, что сделка купли-продажи недействительна, а сам договор незаконен. По мнению областного суда, сделка совершена “в надлежащей форме и с соблюдением установленной процедуры”. Значит, незаконной считаться не может.

Верховный суд разъяснил коллегам разницу двух понятий – “ничтожная сделка” и “оспоримая сделка”. Райсуд должен был установить конкретные основания для признания договора купли-продажи недействительным. Эти основания прописаны в двух статьях Гражданского кодекса. Но суд первой инстанции этого не сделал.

Областной эту ошибку не исправил и не сказал, какие нормы права и почему надо применить в данном случае. Апелляционный суд, по мнению Верховного суда, должен был уточнить, по каким основаниям оспаривается сделка.

И в зависимости от этого определить круг юридически значимых обстоятельств, которые влияют на действительность или не действительность сделки.

Согласовать перепланировку теперь можно онлайн

Местный суд сказал, что сделка была совершена с согласия органа опеки – она же давала разрешение на продажу. Но это не так, ведь чиновники не могли дать согласие на “отчуждение принадлежащей несовершеннолетним на праве собственности недвижимости без обеспечения их равноценным жильем”. Это очень серьезный довод.

Выходит, что мать, совершив сделку, не выполнила требование опеки в части покупки детям квартиры, что в итоге привело к лишению их прав на жилье. Ведь в момент сделки, эта квартира для брата и сестры была единственным жильем. Суду ответчик не предоставил доказательств, что из-за сделки права детей не нарушены.

Это могли быть счета, куда мать положила часть денег для покупки им жилья или уже купленные готовые квадратные метры с оформленными правами собственности. Апелляция эти важные правовые моменты во внимание не приняла и при рассмотрении дела не оценила.

Верховный суд велел этот спор пересмотреть по новой, учитывая его разъяснения.

Источник: https://rg.ru/2018/03/19/reg-urfo/kak-pravilno-prodat-kvartiru-v-kotoroj-propisany-nesovershennoletnie-deti.html

«Мама заявила мне: «Я решила продать квартиру. А с вами, думаю..

Дочь продала квартиру, где прописана мать

В Харькове женщина подала в суд на собственных дочерей, которых давно бросила на произвол судьбы, решив вселиться в однокомнатную квартиру, где они живут

Эта шокирующая история началась семнадцать лет назад. Именно тогда у харьковчанки Раисы Акуловой (имя и фамилия изменены) умер муж. Женщина осталась с восьмилетней дочкой на руках, денег на жизнь не было, и она решила продать две принадлежащие им с дочкой комнаты в трехкомнатной квартире.

Купила однокомнатную квартиру, но только уже на свое имя. При этом права маленькой девочки были грубо нарушены. Мама вместо нее поставила подпись на договоре купли-продажи, а служба опеки закрыла на это глаза.

Хотя по закону для этой сделки нужно было назначить временного опекуна, который бы действовал от имени ребенка и сохранил его интересы. Через некоторое время женщина забеременела, а когда ребенок появился на свет, хотела оставить его в роддоме.

От этого шага мать отговорила старшая дочь, тогда уже 14-летняя, Марина. Девочка еще не знала, что именно ей предстоит стать для сестрички мамой, когда родная мать уйдет из дома.

…Дочери не видели ее долгих десять лет. Пока однажды Марине не сообщили, что мать подала на нее в суд.

«Мама схватила бутылку — и мне по лицу. Шрам остался на всю жизнь»

— Когда я первый раз увидела сестричку, она была такая маленькая, совсем крохотная, — прижимая к себе десятилетнюю Вику, вспоминает 25-летняя Марина. — Весила всего два килограмма 800 граммов. Мать принесла ее домой и сказала: «Хотела сестру — воспитывай». И ушла.

https://www.youtube.com/watch?v=Zw8JvuM4A8I

Вика ничего не может рассказать о женщине, которая дала ей жизнь. Если бы не старшая сестра Марина, девочку сразу после рождения оставили бы в доме малютки. Сегодня сестры не представляют, что делали бы друг без друга. После смерти бабушки и дедушки они остались совсем одни.

— Когда папы не стало, мама продала нашу старую трехкомнатную квартиру, и мы переехали в маленькую однокомнатную, — говорит худенькая, похожая на подростка Марина. — Наверное, маме было сложно без папы. Она стала выпивать. На кухне постоянно собирались какие-то алкаши. Потом я услышала от мамы, что она собирается родить ребенка и сразу же оставить его в роддоме. Даже расписку уже написала.

Узнав о таком решении, Марина стала уговаривать мать принести крошку домой. И таки уговорила. Хотя признается, что до сих пор не может понять, как они с сестрой выжили. Чем могли, помогали бабушка с дедушкой, пока были живы.

И крестная — родная сестра мамы. После девятого класса Марина пошла в училище, чтобы побыстрее устроиться на работу.

Так и выкручивались: днем она училась и нянчила сестру, а по ночам, оставляя малышку на родственников, торговала в киоске.

Сестры говорят, что уже давно научились обходиться без помощи взрослых. В своей маленькой однокомнатной квартирке на улице Героев Сталинграда понемногу делают ремонт. Покупают новые обои, новую мебель. Мечтают сестрички о большом диване.

Завели себе кошку, черепаху и шиншиллу. Как бы трудно Марине ни было, помощи у социальных служб она не просила. Когда-то ей объяснили: если станет известно, что мать их бросила, девочек отправят в детский дом. Больше всего Марина боялась, что их разлучат.

Поэтому всегда старалась справляться собственными силами.

Трудностей хватало. Но самые большие неприятности начинались, когда в их жизни появлялась мать. За все эти годы дочери видели ее лишь дважды. Первый раз — когда Вике исполнилось три года. Неожиданно мать пришла за малышкой в детский садик и, несмотря на возмущение воспитателей, забрала дочку с собой. Марина отыскала сестру… через год.

— Нашла Вику в машине у дальнобойщика, с которым мама жила в тот момент, — вспоминает Марина. — Ребенок жил в кабине, без душа, без еды. Сестричка вся была в коросте, со вшами.

Она весила двенадцать килограммов, не разговаривала, заикалась. Хотя когда жила со мной, и буковки все выучила, и уже кое-как писала. После того как я забрала сестричку от матери, она была дикая, как Маугли.

Нам пришлось обращаться к логопедам и психологам.

В другой раз мать заявилась к нам домой вместе с новым кавалером. В квартире начались пьянки-гулянки. Пришла я как-то с работы, а она со своим Славиком устроила застолье. «Почему я должна еще и вас двоих обеспечивать?» — спросила у них.

Так мать схватила бутылку — и мне по лицу! Бутылка разбилась, море крови… Шрам остался на всю жизнь. Я тогда закрыла Вику в комнате, сама побежала в ванную смывать кровь.

Когда уехала в больницу зашивать рану, мать забрала документы, вещи и ушла.

«Где мать жила все эти годы, чем занималась, мы с сестрой не знали»

Последний раз сестры увиделись с мамой в помещении суда Коминтерновского района Харькова. О том, что в отношении Марины подали иск, девушке сообщили за несколько дней до Нового года.

— Мне позвонили по телефону и сказали обязательно прийти в суд, — продолжает моя собеседница. — Я удивилась: «Кто подал на меня иск?» «Ваша мать», — ответили мне. Не могла понять, как такое возможно.

Где она жила все это время, чем занималась, мы с Викой не знали. Через родственников я разыскала мать, это как раз был мой день рождения. Она заявила, мол, ее не волнует, что мы теперь будем делать. Так и сказала: «Ничего с вами не случится.

Жили ведь без меня десять лет и сейчас не пропадете. А мне нужна квартира».

Раиса Акулова указала в исковом заявлении, что «по личным причинам была вынуждена жить по другому адресу, и дочь решила лишить ее права владения и пользования собственным жильем».

Первое слушание по делу состоялось в декабре минувшего года. Тогда поддержать сестер в суд пришли почти все соседи. Был среди них пожилой ветеран труда Николай Петрович, который передвигается на костылях.

— Я с трудом сюда добрался, мне трудно ходить. Но так жалко девочек! — признался мужчина.

— Да мы эту маму видели, только когда Виточка родилась, — вспоминает соседка Нина Махно. — Тогда ребенку было годика полтора-два. Не имеет она никакого права на эту квартиру. Вы бы видели, какой Марина там ремонт делает. Как старается, чтобы сестричке было уютно. А мать бросила детей. Маленького ребенка оставила на ребенка. И теперь претендует на квартиру?!

Сотрудники социальной службы считают, что в этой ситуации должен разбираться суд.

— Это семейный конфликт, — уточнили в службе по делам детей Коминтерновского района Харькова. — Как выяснилось, мать всего лишь хочет вселиться в собственную квартиру. Факт вселения матери не влечет выселения детей.

Ее не пускает старшая дочь Марина, которая проживает сейчас в квартире матери вместе со своим молодым человеком. Старшая дочь добивается, чтобы мать лишили родительских прав. Но тогда встанет вопрос о том, кому будет доверена опека над младшей сестрой.

Тем более что старшая пока не изъявила такого желания.

Чиновники, которые должны были делать все возможное, чтобы права детей не нарушались, в данной ситуации девочкам только вредят. Сначала, еще в 1998 году, допустили грубое нарушение прав Марины при покупке жилья.

— Органы опеки и попечительства, которые давали согласие на продажу имущества несовершеннолетнего ребенка, должны были проконтролировать, чтобы при покупке нового жилья ребенок стал собственником этого жилья, — уточняет адвокат Людмила Киричко. — Этого сделано не было. Таким образом мать стала единоличной владелицей квартиры, нарушив закон.

Продолжают упорствовать чиновники и в оформлении опеки. Вот уже который год Марина обивает пороги кабинетов. Пишет заявления, добивается, чтобы в квартиру прописали младшую сестру.

Ведь десятилетняя Вика до сих пор нигде не прописана! Чтобы это сделать, нужно согласие матери. Инициировать регистрацию должна служба по делам детей. Но, видимо, там не считают это своей первоочередной задачей.

Специалисты службы отказались присутствовать на судебных заседаниях. Хотя их неоднократно просил об этом адвокат сестер Александр Дворянчиков.

— Даже сейчас, когда Марина собирает документы, чтобы подать заявление об опекунстве над сестрой, ей никто не помогает. Наоборот, отказывают в этом, — возмущается адвокат Александр Дворянчиков.

— Когда я показываю им документы, где на договоре купли-продажи квартиры от имени дочери стоит подпись матери, они удивляются: «Такого не могло быть». Но при этом ничего не предпринимают, чтобы как-то помочь девочкам.

«Если Вику заберут от меня, я буду жить под детдомом»

Марина и Вика надеялись, что их ситуация хоть как-то решится после ток-шоу на одном из центральных телеканалов. Девочки поехали в Киев, куда была приглашена и их мама. Во время съемок женщина устроила целое представление. Сначала упала перед дочками на колени.

Но уже через пять минут обвинила Марину в том, что та якобы в 13 лет и гуляла, и пила, и выгнала родную мать из дому. Ждали этой передачи и службы опеки. Однако после ее выхода ситуация стала только хуже. На следующий день после эфира журналисту «ФАКТОВ» позвонила Марина.

Девушка рыдала в трубку:

— Я не знаю, что делать, у меня забирают сестричку. Из службы опеки уже всем позвонили: в поликлинику, в школу, моей крестной. Всем сказали, что Вику отправляют в детский дом. Якобы после того, как суд лишит нашу маму родительских прав.

Когда она вселится в квартиру, то по закону они с Викой не имеют права проживать на одной территории. И сестру отправят в детдом. Если ее заберут от меня, я буду жить под детдомом.

Да пусть мать заберет себе эту квартиру! Лишь бы оставила мне сестру.

Чтобы выяснить юридические нюансы этого дела, «ФАКТЫ» позвонили в приемную городского прокурора.

— Это правда, что несовершеннолетние дети не могут жить на одной территории с родителями, лишенными прав, — уточнила пресс-секретарь прокурора Харькова Ольга Воронина. — В исковом заявлении мать указала, что лишь хочет вселиться в принадлежащую ей по закону квартиру.

Если бы в иске было заявлено, что она хочет выселить детей, мы бы имели полное право выступить в их защиту. Пока можем только контролировать ход дела. Сейчас делаем все возможное, чтобы опеку над сестрой дали Марине. Также мы проводим проверку службы по делам детей. В понедельник, 3 февраля, Марина приглашена на встречу с прокурором города.

Он лично контролирует этот вопрос. Мы постараемся сделать все возможное, чтобы права девочек не были нарушены.

— Мы никогда не были нужны своей маме, — говорит Марина. — Для нее мужчины всю жизнь были важнее, чем дети. Когда она влюблялась, готова была делать для них все. Для них, но не для детей.

*”Мы никогда не были нужны своей маме и уже давно научились справляться со всем сами”, — говорят Марина и Вика

Следующее заседание суда назначено на 6 февраля.

P.S. «ФАКТЫ» будут следить за развитием ситуации.

Фото автора

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/175956-mama-zayavila-mne-ya-reshila-prodat-kvartiru-a-s-vami-dumayu-nichego-ne-sluchitsya

«Нас с дочкой выселяют на улицу». Минчанка купила квартиру, а спустя время ее «отобрал» позапрошлый владелец – Недвижимость Onliner

Дочь продала квартиру, где прописана мать

У риелторов есть железный аргумент, который они любят припоминать людям, попавшим в сложную ситуацию с недвижимостью: если бы покупка или продажа осуществлялась через агентство, то сделка была бы чиста и прозрачна.

Минчанка Алеся так и поступила, купив квартиру с помощью риелтора, однако это не спасло ее от одновременной потери и купленной квартиры, и денег.

Ее ждал сюрприз: объявился не прошлый владелец квартиры и даже не позапрошлый, а его дочь с требованием вернуть жилье.

Алеся — мать 7-летней девочки. До злополучной покупки она долгое время жила с мужем в квартире в Шабанах. Как только на свет появилась дочка, семья начала копить на расширение площади — чтобы у ребенка была отдельная комната. В прошлом году семейный капитал наконец позволил потратиться на жилье. Было решено продать старую квартиру и купить новую. «Однушку» продали за $48 тыс.

— Начали подыскивать себе двухкомнатную квартиру. Главное условие покупки — отсутствие ремонта, шаговая доступность школы и поликлиники, так как ребенка укачивает в транспорте и далеко ездить нет возможности.

https://www.youtube.com/watch?v=BFdDZDlDMyc

Новое жилье выбиралось долго и тщательно: варианты находились не те, что надо. Однажды на глаза Алесе попалось объявление о продаже «двушки» на проспекте Газеты «Звязда». Квартира продавалась через агентство.

— Мы с супругом приехали на просмотр квартиры, нас все устроило, близкие тоже одобрили. Оформлять квартиру при покупке решили на маму, ведь основная сумма денег была у нее. Да и родители боялись оформлять жилье на меня: я дважды подавала на развод, и в случае окончательного распада семьи супруг мог бы выразить претензии на квартиру…

В июне прошлого года мама Алеси заключила договор с прошлым владельцем — Анастасией. «Обновка» обошлась в $60 тыс.

— На тот момент в квартире никто не был зарегистрирован, лицевой счет был чист. Жилье было подготовлено к продаже риелторами. Мы поехали в РСЦ, переоформили квартиру на маму. Почти сразу мама оформила договор дарения на меня.

Первая тревожная весточка поступила от соседей при случайном разговоре. Они поспешили предупредить: по квартире были судебные тяжбы. Алеся заволновалась и, чтобы успокоить душу, на следующий день поехала в агентство.

— Выяснилось, что до нашей сделки был судебный процесс. Анастасия требовала снятия с регистрационного учета дочери предыдущего владельца — Анатолия.

До сделки агент об этом обстоятельстве умолчал, но после требования разъяснений переслал Алесе на почту решение городского суда. В нем значится, что Анастасия является собственником квартиры, а прошлый владелец и его дочь сняты с учета.

— Прочитав решение, я успокоилась. Квартиру мы купили абсолютно законно у собственника, и в ней никто не был прописан.

Ничто не предвещало беды. Деньги законно переданы прошлому владельцу, квартира законно куплена и оформлена, риелторы довольны заработком. Семья принялась делать ремонт, выделив на это $15 тыс.

— Залили стяжку по всей квартире, положили плитку, ламинат, поставили везде стеклопакеты, выровняли стены, заменили всю электрику, сантехнику, купили встроенную кухню, поставили встроенные шкафы, натянули потолки.

По словам Алеси, первоначально квартира была в ужасном состоянии: отсутствие ремонта, неприятный запах, на стенах трещины, ржавые трубы. Но этот «чистый лист» ее устраивал: в голове давно сидел образ новой квартиры по своему вкусу и разумению.

В декабре 2015 года Алеся внезапно получает повестку в суд и письмо с информацией: квартира арестована. Начались бесконечные судебные тяжбы.

— Оказалось, что Анастасия (прошлый, второй владелец) купила квартиру у Анатолия (позапрошлый, первый владелец), который в это время отбывал наказание за неуплату алиментов. Квартира досталась ему по наследству, но в ней была прописана его несовершеннолетняя дочь, которая при разводе родителей в 2001 году решением суда была оставлена с матерью и все время проживала с ней по другому адресу.

Регистрация дочки была формальной. Это доказала Анастасия в городском суде, который вынес однозначное решение: девочка должна быть снята с учета. Об этом говорят и справки из роддома, детского сада, поликлиники, школы. Местом проживания в этих справках значится только один адрес — адрес проживания матери.

Анатолий продал квартиру Анастасии и на вырученные деньги купил двухкомнатную квартиру на Минина. Он предлагал прописать туда свою дочь, но мать была против. Таким образом, Анастасия была вынуждена обратиться в суд для устранения препятствий к вступлению в право пользования квартирой. Но даже после этого, выходит, дочь первого владельца претендует на мою квартиру.

После множества заседаний суд вынес решение: установить факт ничтожности договоров купли-продажи между всеми владельцами, признать недействительность договора дарения между Алесей и ее мамой. Квартиру полагается вернуть Анатолию и зарегистрировать в ней его дочь. Анатолий должен выплатить Алесе 1 353 540 000 рублей.

— Дочь Анатолия с матерью хотят отсудить у меня мое единственное жилье. Они не имеют никаких имущественных прав на эту квартиру. Истребовать имущество имеет право только собственник, а они третьи лица, в квартире не жили и ни копейки в нее не вложили. Их исковые заявления содержат одни лишь желания проживать в нашей квартире.

Анатолий утверждает, что при продаже квартиры заручился устным согласием бывшей супруги на снятие девочки с регистрационного учета, а сейчас она заявляет, что такого согласия не давала.

Но по закону оно и не нужно, так как отец и мать, являясь равноправными родителями, могут выражать права их совместного ребенка. Достаточно согласия одного из родителей.

Это подтвердила на суде и нотариус, зарегистрировавшая сделку купли- продажи квартиры между Анатолием и Анастасией.

Представители органов опеки приходили ко мне домой, составили акт обследования квартиры, просили суд отказать в иске дочери Анатолия и защитить права моей несовершеннолетней дочери.

Но суд не учел этого… В 2013 году органы опеки тоже составляли акт по этой же квартире и вынесли решение, что она находилась в антисанитарных условиях.

Это же подтверждается и справкой из ЖРЭУ, в которой констатируется, что ребенок проживать там не мог. Эти справки также не были учтены судом.

Не указано, в какой срок он должен это сделать, не учтена сумма, потраченная мной на ремонт! Получается, что у Анатолия будет две квартиры: на проспекте Газеты «Звязда», которую он три года назад уже один раз продал, и на Минина, которую он приобрел на вырученные от этой продажи деньги…

Анатолий на суде говорил, что денег у него нет и возвращать он их не будет, потому как нигде не работает. Он не претендует на мою квартиру, так же как и Анастасия.

Однако решением суда Московского района города Минска он становится собственником, еще даже не выплатив мне деньги. А мы с ребенком будем выписаны на улицу сразу при переходе права собственности…

* * *

Алеся сидит с папкой документов в полном непонимании, что делать дальше. Девушка говорит: если бы она знала, что повлечет за собой покупка этой квартиры, то обошла бы объявление стороной. Дело случая: никогда не знаешь, к чему приведет то или иное действие. Как карточный домик разваливается будущее: Алеся лишается квартиры и, более чем вероятно, потеряет $75 тыс.

У Алеси есть масса вопросов:

— Почему Анатолий должен возвращать деньги? Ведь мы даже не знали о его существовании! Почему он, добровольно продав свою квартиру и выражая свое согласие со снятием с регистрационного учета своей дочери, которая там 15 лет не жила, вынужден платить по чужому счету? Он неплатежеспособен! На данный момент он даже нигде официально не работает!

Почему моя мама не может оставить за собой право на честно приобретенную собственность? Почему из-за такого решения мы сразу теряем право собственности и остаемся на улице без возврата нам денег? Просто по желанию третьих лиц! Получается, что через 15 лет после развода один из супругов может предъявить претензии на наследуемую собственность другого или их ребенок, став совершеннолетним, может требовать своей прописки в чужую квартиру? Это наше с дочкой единственное жилье. Мало того что нас лишают и денег, и квартиры, так нам еще присудили выплатить судебные издержки истцам. Почему так?

Подобных сделок по стране тысячи. Что будет, если каждая из них будет оспариваться таким образом?

Ответов на эти вопросы пока нет. Семья готовит кассационную жалобу в городской суд.

***

Купить или продать жилье в любой точке Беларуси можно с помощью сервиса Onliner.by. В базе данных — около 9 тыс. объявлений.

Источник: https://realt.onliner.by/2016/06/22/sud-zvezda

Продать квартиру без согласия прописанных людей

Дочь продала квартиру, где прописана мать

13 сентября 2014 в 12:27

Вопрос продажи квартиры, обремененной прописанными там людьми, встает не так у ж и редко. Обстоятельства бывают разные. Не так давно мы продавали квартиру москвички, дочь которой много лет назад уехала жить за границу и приезжать не собирается.

Матери приходилось много лет платить за квартиру, в которой она не проживала, а продать её она не могла. Мы нашли покупателя на эту жилплощадь, который приобрел квартиру с прописанным человеком.

Сразу оговоримся, что покупатель, осознавая риски, приобретает подобную недвижимость с обременением не по рыночной стоимости, а со значительным дисконтом.

Можно ли мне, собственнику, продать квартиру без согласия прописанных в ней людей?

Продать собственник может без согласия зарегистрированных в квартире.

НО важно знать! Если указанная квартира досталась собственнику путем приватизации и зарегистрированные в данный момент граждане на момент приватизации были зарегистрированы в квартире и отказались от приватизации, за ними сохраняется право пожизненного проживания в этой квартире. Они как бы обменяли свою долю на право пожизненного проживания в данной квартире. То есть квартиру собственник может продать, но снять с регистрационного учета указанных граждан, выселить их новый собственник не сможет ни при каких обстоятельствах. Если же этого момента с отказом от приватизации не было, а граждане просто зарегистрированы в квартире – тогда новый собственник без проблем может снять этих граждан с регистрационного учета (возможно, делать это придется через суд).

Мне подарена квартира, а в ней прописан родственник, который давно там не проживает. Можно ли его выписать?

В соответствии со ст. 292 ГК РФ, право собственности переходит к другому лицу и является основанием для прекращения права пользования жилым помещением.

Если вам подарили квартиру, а в ней кто-то зарегистрирован, вы можете выписать этого человека.

Однако, если имущественное положение этого жильца или обстоятельства не могут позволить ему обеспечить себя другим местом для проживания, суд может оставить за ним право пользования прежним, т.е. вашим, жилым помещением.

Можно ли выписать из квартиры несовершеннолетнего ребенка без его согласия?

Если ребенок проживает с одним из родителей (например, с матерью), но прописан в другом месте (например, у отца), то, в соответствии со ст.

20 ГК РФ, «местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет … признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей или опекунов» и ребенка из муниципальной квартиры можно выписать к другому родителю. Это можно сделать полюбовно или по суду.

В последнем случае необходимо согласие органов опеки и попечительства, указав в исковом заявлении, что ребенок фактически проживает с другим родителем.

 Если ребенок прописан в приватизированной квартире одного из родителей, то выписать его очень сложно. Сложно будет выписать ребенка из большей по метражу квартиры в меньшую – это могут признать нарушением прав ребенка.

Продать квартиру без согласия супруга

Также часто вопросы о продаже квартиры без согласия прописанных в ней жильцов касаются отношений между супругами. Вот лишь некоторые из часто задаваемых вопросов.

Мой бывший муж зарегистрирован в моей квартире. Могу ли я его выписать?

Да, Вы можете выписать из своей квартиры бывшего супруга, если жилье было приобретено до брака. Из ст. 31 ЖК РФ следует, что право пользования жильем у бывшего супруга (супруги) прекращается сразу после расторжения брака с собственником жилья.

Поэтому выписать из квартиры без согласия можно, обратившись с иском о выселении в суд в соответствии с ч.4 ст.31 ЖК РФ. Если во время брака прописали в своей квартире еще каких-то родственников супруга (брата-сестру, племянника), то они также теряют право пользования квартирой, т.к.

родственниками собственника жилья (т.е. Вашими родстве более не являются.

Бывший муж находится в местах лишения свободы. Можно ли выписать его из квартиры без его согласия?

Снять с регистрации осужденного можно на основании вступившего в силу приговора («Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в городе Москве»).

Можете обратиться о снятии с регистрации осужденного жильца в регистрирующие органы или в суд. Предъявите в регистрирующие органы или в суд копию вступившего в силу приговора. Однако после возвращения из мест лишения свободы, выписанный жилец может потребовать восстановления регистрации.

Если квартира, из которой был предварительно выписан приговоренный к лишению свободы жилец, продана, то он может оспорить сделку в судебном порядке.

Этот момент подтверждает, как важно провести полную проверку юридической чистоты квартиры до её покупки, а то вернется её бывший хозяин из тюрьмы и придется предоставлять ему место для проживания  

Источник: https://www.zelgorod.ru/news/prodat-kvartiru-bez-soglasiya-propisannyih-lyudey/

Юрист ответит
Добавить комментарий