Есть ли какая либо норма закона, которая дает мне право на новое рассмотрение данного дела?

Высший суд «дает добро» ВСУ — PRAVO.UA

Есть ли какая либо норма закона, которая дает мне право на новое рассмотрение данного дела?

Общеизвестно, что недостатки и пробелы в праве были, есть и, к сожалению, будут, несмот­ря на то, как бы законодатель не хотел или не умел принимать необходимые законы, поскольку предусмотреть все отношения, которые нуждаются в законодательном урегулировании, просто невозможно. Особенно это проявляется в период кардинального обновления законодательного массива.

Неумение законодателя надлежащим образом сформулировать понятные как для судей, так и для участников процесса процедуры рассмотрения дел также проявилось и в тех изменениях, которые внесены в процессуальные кодексы с принятием Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей».

Это в очередной раз подтверждает необходимость привлечения представителей судебной власти (практиков), представителей процессуальной науки к процедуре разработки таких законов (подтверждение недостатков, в частнос­ти, это заключение Венецианской комиссии).

К примеру, когда принимали новый Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (ГПК РФ) (в силе с 1 февраля 2003 года), к проекту были поданы поправки по 1200 позициям и более половины из них — только от представителей судов различных инстанций.

Автор этой публикации уже неоднократно обращал внимание законодателя на недостатки процессуальных кодексов, необходимость их устранения и приводил соответствующие предложения («Адвокат», 2005 год, № 7; «Юридичний віcник Украины», 2006 год, № 18; «Юридическая практика», 2007 год, № 35; «Вісник Верховного Суду України», 2009 год, № 5 и другие).

Сложность создания именно процессуальных законов или внесения в них изменений в том, что процесс — это комплексная система институтов, стадий и процессуальных производств, в которых процессуальные действия должны совершаться согласно четко определенной процессуальной форме и не должны противоречить одна одной. То есть создать идеальный процессуальный кодекс — это значит создать системность, согласованность, взаимосвязанность и унифицированность его норм.

Ученые давно уже подметили, что очень легко нарушить логику и структуру кодекса, его принципы одним неудачным нововведением.

К таким я отношу нововведения, внесенные в заочное рассмотрение дела, судебный приказ (практически этот институт полностью уничтожен), производство в суде первой инстанции, апелляционное производство, процедура допуска заявлений к производству Верховного Суда Украины (ВСУ) и другие, которые в некоторой степени извратили суть идеального, унифицированного стандарта правосудия. Об этом я рассказываю на своих лекциях. Но возможности этой публикации ограничены, поэтому хочу высказать предложения законодателю по усовершенствованию некоторых процедур процессуальных регламентов, вследствие несовершенства которых Верховный Суд, рассматривая дела в порядке пересмотра как четвертая, наивысшая судебная инстанция, в некоторых ситуациях находится в состоянии процедурной невозможности отправлять правосудие именно для создания единой судебной практики, для предотвращения или уменьшения случаев обращения в Европейский суд по правам человека.

При этом прекрасно понимаю, что в силу некоторых исключительно субъективных причин возврат Верховному Суду того комплекса полномочий в ракурсе отправления правосудия, которые он имел ранее, невозможно. Поэтому хочу обратить внимание именно на те огрехи законодателя, которые возможно устранить без ущерба для кого-либо.

Всем понятно, что одним из основных требований к законам, законодательной технике является унификация правовых норм, регламентирующих процессуальные правоотношения. К тому же должны соблюдаться требования реальности, оптимальности и целесообразности.

Рассмотрим только один пример (а их несколько) нарушения принципа унификации в одном и том же законе (кодексе), не говоря уже о системе однородных законов.

Так, в процессуальных кодексах содержится позитивная модель проверки так называемых в процессуальной науке предпосылок права на апелляционное и кассационное обжалование судебных решений и условий реализации этого права.

Проверять право субъектов на обжалование, сроки обжалования, соответствие жалобы установленному законом содержанию, оплате судебных издержек, восстановление пропущенного срока и т.п. наделены те судебные инстанции, которые эту жалобу и будут рассматривать.

Соответственно, апелляционную жалобу проверяет апелляционный суд, он ее и рассматривает, кассационную жалобу — суд кассационной инстанции (то есть соответствующий Высший суд), он ее и рассматривает.

Источник: https://pravo.ua/articles/vysshij-sud-daet-dobro-vsu/

Обжалование судебных актов

Есть ли какая либо норма закона, которая дает мне право на новое рассмотрение данного дела?

ОБЖАЛОВАНИЕ РЕШЕНИЙ И ОПРЕДЕЛЕНИЙ МИРОВЫХ СУДЕЙ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

Апелляционное обжалование Решение мирового судьи может быть обжаловано в апелляционном порядке сторонами и другими лицами, участвующими в деле, в соответствующий районный суд через мирового судью (п.1 ст.320 ГПК РФ). Объектом права апелляционной жалобы является решение мирового судьи, не вступившее в законную силу.

Жалоба может быть подана на решение, как в целом, так и в части (мотивы решения, резолютивная часть). Апелляционные жалоба может быть подана в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме (ст. 321 ГПК РФ).

Жалоба, поданная по истечении этого срока, возвращается судьей лицу, подавшему ее, если при этом от него не поступило просьбы о восстановлении пропущенного срока либо в восстановлении этого срока мировым судьей отказано (подп. 2 п. 1 ст. 324 ГПК РФ). Апелляционная жалоба подается в письменной форме (ст. 322 ГПК РФ).

В ней должны быть указаны: 1) наименование суда, в который подаются апелляционные жалоба, представление; 2) наименование лица, подающего жалобу, представление, его место жительства или место нахождения; 3) указание на решение суда, которое обжалуется; 4) требования лица, подающего жалобу, или требования прокурора, приносящего представление, а также основания, по которым они считают решение суда неправильным; 5) перечень прилагаемых к жалобе, представлению документов. В апелляционной жалобе не могут содержаться требования, не заявленные мировому судье (ч. 2 ст. 322 ГПК РФ). Апелляционная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем. К жалобе, поданной представителем, должны быть приложены доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочие представителя, если в деле не имеется такое полномочие. К апелляционной жалобе прилагается документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, если жалоба подлежит оплате. Апелляционная жалоба и приложенные к ней документы должны представляться с копиями по числу лиц, участвующих в деле. При подаче апелляционных жалобы, представления, не соответствующих требованиям, предусмотренным ст. 322 ГПК РФ, при подаче жалобы, не оплаченной государственной пошлиной, судья не позднее чем через пять дней со дня поступления жалобы, представления выносит определение, которым оставляет жалобу, представление без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу, представление, разумный срок для исправления недостатков жалобы, представления с учетом характера таких недостатков, а также места жительства или места нахождения лица, подавшего жалобу. В случае, если лицо, подавшее апелляционные жалобу, представление, выполнит в установленный срок указания, содержащиеся в определении судьи, жалоба, представление считаются поданными в день первоначального поступления их в суд. На определение судьи об оставлении апелляционных жалобы, представления без движения могут быть поданы частная жалоба, представление прокурора. Основаниями возвращения апелляционной жалобы являются следующие обстоятельства: 1) невыполнение в установленный срок указаний мирового судьи, содержащихся в определении суда об оставлении жалобы без движения; 2) истечение срока обжалования, если в жалобе не содержится просьба о восстановлении пропущенного срока или в его восстановлении отказано. 3) по просьбе лица, подавшего жалобу (ст. 324 ГПК РФ) Отказ от апелляционной жалобы, представления допускается до вынесения судом апелляционного определения. Заявление об отказе от апелляционной жалобы, представления подается в письменной форме в суд апелляционной инстанции. О принятии отказа от апелляционной жалобы, представления суд апелляционной инстанции выносит определение, которым прекращает производство по соответствующим апелляционным жалобе, представлению. Прекращение производства по апелляционным жалобе, представлению в связи с отказом от них не является препятствием для рассмотрения иных апелляционных жалоб, представлений, если соответствующее решение суда первой инстанции обжалуется другими лицами (ст. 326 ГПК РФ). В соответствии со ст. 325 ГПК РФ после получения жалобы, поданной в срок и с соблюдением требований, предусмотренных в ст. 322 ГПК РФ, мировой судья обязан направить лицам, участвующим в деле, копии жалобы и приложенных к ней документов. Лица, участвующие в деле, вправе представить мировому судье возражения в письменной форме относительно апелляционных жалобы, представления с приложением документов, подтверждающих эти возражения, и их копий, количество которых соответствует количеству лиц, участвующих в деле, и вправе ознакомиться с материалами дела, с поступившими жалобой, представлением и возражениями относительно них. По истечении срока обжалования суд первой инстанции направляет дело с апелляционными жалобой, представлением и поступившими возражениями относительно них в суд апелляционной инстанции. До истечения срока обжалования дело не может быть направлено в суд апелляционной инстанции (ч. 3 ст. 325 ГПК РФ).

Кассационное обжалование

Вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями. Судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу при условии, что лицами, указанными в ч.1 ст.376 ГПК РФ, были исчерпаны иные установленные ГПК РФ способы обжалования судебного постановления до дня вступления его в законную силу. Учитывая положения ст. 377 ГПК РФ, кассационная жалоба или представление прокурора подаются на вступившие в законную силу судебные приказы, решения и определения мировых судей в президиум верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа. Кассационные жалоба, представление подаются непосредственно в суд кассационной инстанции. Кассационные жалоба, представление должны содержать: 1) наименование суда, в который они подаются; 2) наименование лица, подающего жалобу, представление, его место жительства или место нахождения и процессуальное положение в деле; 3) наименования других лиц, участвующих в деле, их место жительства или место нахождения; 4) указание на суды, рассматривавшие дело по первой, апелляционной или кассационной инстанции, и содержание принятых ими решений; 5) указание на судебные постановления, которые обжалуются; 6) указание на то, в чем заключаются допущенные судами существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, повлиявшие на исход дела, с приведением доводов, свидетельствующих о таких нарушениях; 7) просьбу лица, подающего жалобу, представление. В кассационной жалобе лица, не принимавшего участия в деле, должно быть указано, какие права или законные интересы этого лица нарушены вступившим в законную силу судебным постановлением. Кассационная жалоба должна быть подписана лицом, подающим жалобу, или его представителем. К жалобе, поданной представителем, прилагается доверенность или другой документ, удостоверяющие полномочия представителя. К кассационным жалобе, представлению прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу. Кассационные жалоба, представление подаются с копиями, количество которых соответствует количеству лиц, участвующих в деле. К кассационной жалобе должны быть приложены документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в установленных закономслучаях, порядке и размере или право на получение льготы по уплате государственной пошлины, либо судебное постановление о предоставлении отсрочки, рассрочки ее уплаты или об уменьшении размера государственной пошлины (ст.378 ГПК РФ). Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Обжалование определений мировых судей

Определения мировых судей могут быть обжалованы в суд апелляционной инстанции (районный (городской) суд) отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), а прокурором может быть принесено представление в случае, если: 1) это предусмотрено настоящим ГПК РФ; 2) определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела. Частная жалоба на определения мирового судьи рассматривается районным судом. На остальные определения мирового судьи частные жалобы, представления прокурора не подаются, но возражения относительно них могут быть включены в апелляционные жалобу, представление (ст.331 ГПК РФ). Частная жалоба, представление прокурора могут быть поданы в течение пятнадцати дней со дня вынесения определения судом первой инстанции (ст. 332 ГПК РФ). Частная жалоба, представление прокурора на определение мирового судьи, за исключением определений о приостановлении производства по делу, о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения, рассматриваются без извещения лиц, участвующих в деле (ст. 333 ГПК РФ). Определение суда апелляционной инстанции, вынесенное по частной жалобе, представлению прокурора, вступает в законную силу со дня его вынесения (ст. 335 ГПК РФ).

ОБЖАЛОВАНИЕ ПРИГОВОРОВ И ПОСТАНОВЛЕНИЙ

МИРОВЫХ СУДЕЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Апелляционное обжалование

Источник: http://minjust.tatarstan.ru/rus/obgalovanie.html

Почему судьи гражданской коллегии Верховного суда не знают законов своей страны? // Дело об отчуждении недвижимости

Есть ли какая либо норма закона, которая дает мне право на новое рассмотрение данного дела?

Где-то краем глаза видел на Закон.ру рубрику, посвященную исправлению верховным судом “детских” ошибок нижестоящих судов. На мой взгляд, это поспешная рубрика. Для того, чтобы иметь право исправлять чьи-то “детские” ошибки, надо самому не допускать их. 

Увы, с нашим верховным судом это не так, по крайней мере, с гражданской коллегией этого суда.

Как-то я уже обращал внимание на то, что судьи этой коллегии либо не знают, либо не хотят применять очевиднейшие нормы федеральных законов, регулирующих оборот недвижимости. Коллеги сбросили еще одно дело гражд.коллегии вс, в котором коллегия (в составе судей Марьина (докладчика по знаменитому делу, в котором верх.

суд пришел к выводу о том, что публичная дефекация в СИЗО не может причинить моральный вред лицу, вынужденному делать это), Гетман и Киселева разрешила простейший гражданский спор, допустив грубую юридическую ошибку (за которую я своим магистрантам на экзамене по праву недвижимости сразу бы поставил “неуд” и отправил бы на пересдачу). 

Итак, дело № 38-КГ19-8.

Сюжет спора таков.

Колхоз в 1965 году возводит здание овощехранилища. В 1998 колхоз преобразуется в сельскохозяйственный потребительский кооператив (СПК). Здание овощехранилища по бухгалтерским документам учтено в составе имущества кооператива.

В 2003 году СПК и господин Тукин заключают договор купли-продажи овощехранилища. За государственной регистрацией права собственности СПК, возникшего до 1998 г. (ранее возникшие права), и регистрацией перехода этого права к покупателю стороны договора купли-продажи обратились в 2017 г.

В совершении регистрационных действий было отказано в связи с тем, что Росреестр счел не очевидным наличие у СПК права собственности на овощехранилище. А раз отчуждатель – с точки зрения Росреестра – не является собственником, то его распоряжение ничтожно и потому в регистрации перехода права также было отказано. 

В общем-то, незамысловатая ситуация, выход из которой знает любой выпускник юридического бакалавриата: оспаривание отказа Росреестра в совершении регистрационного действия, суд в ходе рассмотрения дела изучит, действительно ли СПК стало собственником до 1998 г. и если да, стало, то признает отказ незаконным и обяжет Росреестр совершить регистрационное действие. И дело в шляпе!

Но не таковы были юристы, дающие советы господину Тукину. “Римских прав” они не ведают, юридических знаний не признают, живут себе в каком-то своем искажённом мире, и наверняка при этом свысока смотрят на юристов-“теоретиков”, читающих какие-то странные “пленумА”, профессиональную литературу и зачем-то посещающих образовательные курсы по юриспруденции.

Так вот, эти юристы, закатав рукава, быстренько смастрячили ахаляй-махаляй иск о … признании права собственности на овощехранилище. А что такого-то? Ведь господин Тукин дОговор исполнил, деньги уплОчены, чего не признать-то?

Суды (Узловский городской суд Тульской области и Тульский областной суд) эти веления сердца г-на Тукина поддержал, вынеся такое же “ахаляй-махаляистое” решение о признании права собственности на овощехранилище за истцом.

(Забегая вперед от себя добавлю, что суд первой инстанции сослался на правильные нормы законов и разъяснения высших судов, в соответствии с которыми в иске надо было … отказать. Но он иск удовлетворил! Такая он, ахаляй-махаляй юриспруденция в исполнении судов общей юрисдикции!).

Тульский областной суд , в общем-то ожидаемо, все эти нескладные рассуждения тоже поддержал.

Любопытна дальнейшая история дела.

Судья гражданской коллегии вс С.В. Романовский истребует дело по жалобе третьего лица (члена СПК, который сомневался в том, что продажа 2003 года действительно имела место) и передает его на пересмотр. Мне не известны мотивы передачи, но если это то, что я буду излагать ниже, то честь и хвала судье Романовскому!

Однако упомянутая выше коллегия из судей вс (без участия судьи Романовского) оставляет судебные акты в силе. 

Мотивировка этого решения следующая.

Коллегия правильно подчеркивает, что 

Из материалов дела следует, что спорный объект недвижимости, на который истец просит признать право собственности, принадлежал колхозу с 1965 года, а затем СПК как правопреемнику колхоза. … Следовательно, независимо от регистрации своего права собственности на этот объект СПК являлся его собственником.

При этом коллегия правильно ссылается на ст. 6 ФЗ о регистрации прав на недвижимое имущество (1998 г.), в соответствии с которой “ранее возникшие права” (права, возникшие до 1998 г.) признаются существующими безо всякой регистрации, причем последняя если и осуществляется, то исключительно по желанию правообладателя.

Но удивительно, что продемоснтрировав уверенное знание п. 1 ст. 6 ФЗ о регистрации, судьи вс демонстрируют явное незнание второго пункта этой статьи. А зря, там написаны важные для этого дела слова:

Государственная регистрация возникшего до введения в действие настоящего Федерального закона права на объект недвижимого имущества требуется при государственной регистрации возникших после введения в действие настоящего Федерального закона перехода данного права, его ограничения (обременения) или совершенной после введения в действие настоящего Федерального закона сделки с объектом недвижимого имущества.

https://www.youtube.com/watch?v=3itbngXuPqo

Иными словами, закон (!) требует, чтобы запись о ранее возникшем прав все же была предварительно внесена в реестр (с проведением правовой экспертизы возникновения права до 1998 г.).

Это не дурь законодателя, не его блажь – это строгая юридическая логика: если приобретение покупателем права собственности является производным способом приобретения права, то логично, чтобы в разделе реестра о правах на недвижимости это право было вторым, а первым – запись о праве (отчуждателя), от которого производно право покупателя. 

(К чему привело игнорирование этой логики в сфере договоров купли-продажи будущих квартир, которые по неграмотности разработчиков закона № 214-ФЗ были названы “договорами участия в долевом строительстве”, всем известно).

Но не таковы судьи Марьин, Гетман и Киселев, чтобы обращать внимание на такие юридические тонкости норм федеральных законов. Они знают магические слова, с которых и начинается “ахаляй-махаляй юриспруденция”:

Как разъяснено в пункте 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г.

«О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.

Иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Федерального закона от 21 июля 1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 данного закона либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

Как легко заметить, слова эти правильные. Но к делу отношения не имеют.

Вот если бы иск о признании права собственности на овощехранилище был бы предъявлен СПК (при условии, разумеется, что СПК владело бы этим имуществом) к кому-то, кто полагает, что кооператив не является собственником – вот тогда эти слова были бы уместны. А так – это просто неумелая попытка трескучей умной цитатой прикрыть грубую юридическую ошибку.

Далее коллегия делает такой вывод:

Поскольку в силу статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе распоряжаться своим имуществом, постольку СПК был вправе осуществить продажу своего имущества без предварительной государственной регистрации права на это имущество.

О, как коварна (причем, как мне кажется, не намеренно!) эта фраза!

Разумеется, СПК был вправе совершить продажу овощехранилища без регистрации.

Однако что такое “совершить продажу”?

Заключить договор купли-продажи, по которому продавец ОБЯЗУЕТСЯ передать собственность покупателю? Или же “совершить продажу” означает совершить то действие, с которым закон связывает ПЕРЕХОД права собственности (для недвижимости – это регистрация перехода права в реестре)?

На юридическом языке – первое.

На бытовом языке – второе. 

(Более подробно о различии обязательства передать собственность и распоряжении вещами см. мой рассказ здесь.)

Если вс имел в виду, что СПК вправе заключить договор купли-продажи без предварительной ргеистрации ранее возникшей собственности на овощехранилище, то он, разумеется прав, это действительно так. Но апелляция к ст.

209 ГК о распорядительной власти собственности свидетельствует, что вс имеет в виду второе значение выражения “совершить продажу”, бытовое.

 А это и есть та самая грубая ошибка, которую никогда не совершат магистранты, получившие у меня по праву недвижимости оценку “удовл.” и выше.

Закон (!) – п. 2 ст. 6 прямо запрещает собственникам распоряжаться каким-либо образом, помимо записей реестра. И это для правопорядка, в котором введена правоустанавливающая регистрационная система прав, обладающая качеством публичной достоверности, совершенно оправданно.

Но судьям верховного суда, видимо, п. 2 ст. 6 ФЗ о регистрации либо не известен, либо (что намного хуже) им на его существование просто наплевать.

В общем, если попытаться описать позицию вс по этому делу, то я бы это сделал так: если зажмуриться и произнести “ахаляй-махаляй”, то даже прямые и недвусмысленные требования федеральных законов можно проигнорировать.

Кто-то, возможно, скажет: Бевзенко традиционно возводит напраслину на верховный суд, ведь судьи Марьин, Гетман и Киселев просто … добрые! Они, разумеются, знают про п. 2 ст.

6, но зачем все “законы-маконы”, если и так все понятно: был СПК, он хотел продать здание, г-н Тукин хотел его купить, дОговор подписали, Тукин деньги заплатил, да еще и владеет овощехранилищем.

Чего судья Романовский тут лезет еще со своей формалистикой?!

Предвосхищая такие попытки оправдать совершеннейше незаконное определение по этому делу, я хочу напомнить, что юриспруденция – это в первую очередь СИСТЕМА.

Системность юриспруденции помогает обеспечивать ПРАВОВУЮ ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ и ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ ПРАВОВЫХ РЕШЕНИЙ.

Наверное, здесь нет смысла подробно описывать, почему ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ и ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ ПРАВА это его главный смысл и ценность.

Напомню лишь, что само по себе нарушение принципа правовой определенности является основанием для объявления Конституционным судом правовой нормы (или практики ее применения) не соответствующим Конституции России. 

Добавлю еще, что в сфере права недвижимости такую правовую определенность и предсказуемость обеспечивают регистрационные правила.

Их соблюдение принципиально для всех: будущих покупателей, залогодержателей, членов семей собственников, необеспеченных кредиторов, налоговой службы и проч.

Непонимание значимости регистрационных правил и процедур означает простое непонимание права недвижимости, которое имеется в данном правопорядке.  

Меня радует лишь то, что всерьез к определениям гражданской коллегии вс никто (в особенности – в последнее время, в связи с истерикой о том, что “у нас не прецеНдентное право”), кажется, не относится. Но, тем не менее, горький осадок после чтения таких текстов у хорошо образованных юристов не может не остаться.

А я лишь в очередной раз грущу оттого, что (в отличие от немецких, французских, английских, голландских, американских коллег) я не могу испытывать гордость за высшую судебную инстанцию своей страны.

Судьи Марьин, Гетман и Киселев эту грусть лишь усилили…

PS. Как бы я разрешил этот спор, если бы я был бы на месте судей Марьина, Гетман и Киселева?

Я бы написал бы в определении все то, что изложил выше, отменил бы акты и направил бы дело на новое рассмотрение. С указанием привлечь в качестве ответчика Росреестр и рассмотреть этот спор по правилам КАСа об оспаривании незаконных действий государственных органов.

Это было бы, на мой взгляд, справедливым решением, в котором было бы учтено, что в действительности сторонами спора являются стороны договора купли-продажи и орган по регистрации прав на недвижимое имущество.

 И именно аргументы последнего о том, имеется или отсутствует у продавца ранее возникшее право должны были оцениваться верховным судом, прикрывшимся вместо этого бессмысленно фразой о том, что “право собственности СПК никем оспорено не было”.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/pochemu_sudi_grazhdanskoj_kollegii_verhovnogo_suda_ne_znayut_zakonov_svoej_strany__delo_ob_otchuzhde/80283

Юрист ответит
Добавить комментарий