Интернат для несовершеннолетних преступников уфа нсии

«Душ холодной водой до посинения». Силовики завели дело на организаторов детского «концлагеря» в Казани

Интернат для несовершеннолетних преступников уфа нсии

Родители отбившихся от рук школьников рассказали, как в «Символе жизни» издевались над их детьми

Уголовное дело об издевательствах над «трудными» подростками возбудили в Следкоме в отношении сотрудников казанского коммерческого детского реабилитационного центра «Символ жизни». Родители детей дали эксклюзивные интервью «Реальному времени», а сотрудники центра и специалисты прокомментировали чудовищную ситуацию…

Мать 14-летнего москвича Наталья Фадеева рассказала корреспонденту «Реального времени», что поместила сына в центр «Символ жизни» с его согласия, полагая, что это «частная школа с правильным режимом и питанием, без телефонов, компьютеров и телевизоров, в которой Даниилу помогут закончить школьный курс и подготовиться к ОГЭ после девятого класса».

— Я выбирала это учреждение тщательно: рассмотрела в интернете несколько вариантов, почитала отзывы, несколько раз созванивалась с представителями «Символа жизни», задала множество вопросов, — объяснила Фадеева.

— Сын поехал туда совершенно добровольно: он понимал, что, оставаясь дома, будет продолжать прогуливать уроки, я не справляюсь с ним, а ему надо учиться, сдавать экзамены, как-то моделировать будущее… Когда мы с ним 25 августа прошлого года приехали в Казань, мы оба верили, что опытные специалисты нам здесь помогут, и лишь спустя несколько месяцев выяснилось, что представители центра рассказали мне далеко не все… Оказалось, что условия жизни в нем были совсем не такие хорошие, как нам показывали и рассказывали. Детей там элементарно недокармливали — давали кашу, макароны и почти не давали мяса, только курицу в минимальных количествах. Подростки ходили вечно голодными! Их без ведома и согласия родителей отвозили в «мотивационный центр» для наркоманов. Над ними издевались — заставляли делать бессмысленные упражнения, наказывали, обливая холодной водой, заставляя приседать до утра, не давали спать. И запугивали, чтобы они не вздумали рассказать об этом родителям. После месяца пребывания в «Символе жизни» им разрешали звонки родителям раз в неделю в присутствии воспитателя, при котором нельзя сказать ничего лишнего — иначе накажут. Детям внушали, что родители их предали, отдали сюда, потому что они родителям не нужны. Когда я забирала сына, это был подросток со стеклянным взглядом и разговаривал он со мной исключительно матом. Он считал, что я только этого и заслуживаю после всего случившегося. Оттаивать начал только с помощью профессионального психолога…

«Позже Елизавета Александровна [Платонова, фигурирует на сайте ООО «Символ жизни» как «руководитель»] соврала моей маме, что я поцарапал себе руки якобы из-за неразделенной любви». Фото simvol-zhizni.ru

В своих показаниях, которые мать Даниила предоставила редакции, подросток пишет, что уже в первый же месяц задумал побег и стал собирать и прятать в плюшевом медведе «открывашки» — предметы, которыми можно было бы открыть крепко запертое окно, а когда предпринятая ночью попытка открыть его не удалась, «от безысходности порезал себе лезвием руки». Даниила, по его словам, воспитатели обнаружили лишь утром, «но скорую помощь так и не вызвали, а лишь сфотографировали порезы и перевязали их… Позже Елизавета Александровна [Платонова, фигурирует на сайте ООО «Символ жизни» как «руководитель»] соврала моей маме, что я поцарапал себе руки якобы из-за неразделенной любви».

Даниил в своих показаниях рассказывает, что его отвезли в «мотивационный центр» для наркозависимых и алкоголиков, расположенный в поселке Константиновка, там заставляли в группе рассказывать о себе, начиная со слов: «Здравствуйте, меня зовут Даниил, я героинозависимый», — и он делал это, хотя наркотики никогда не употреблял — боялся наказания за отказ. Что обливали холодной водой до посинения в прямом смысле слова, загоняли с толпой мужчин в раскаленную баню и заставляли хором петь песни, а одну из девочек заставили голой приседать в присутствии мужчин… Через девять дней пребывания в «мотивационном центре» Даниила, по его словам, отправили обратно в центр «Символ жизни», предварительно заставив подписать «бумагу, в соответствии с которой мне никакого вреда и ущерба нанесено не было».

За «войну», объявленную сотрудникам центра, как утверждает Даниил, его сажали на стул и заставляли часами сидеть молча, не двигаясь, причем в туалет отпускали не чаще трех раз за день, а при встрече с матерью, которая состоялась 1 декабря, запретили ей что-либо рассказывать, предупредив, что она и так знает обо всем, что с ним происходит, а расспрашивать будет «для проверки».

Еще Даниил в своих показаниях упоминает о побеге, который 30 декабря совершил из «Символа жизни» некий «мальчик Лева», о проверке, проведенной в центре прокуратурой по анонимной жалобе на то, что воспитанники центра ходили по улице связанными друг с другом веревкой (тренинг, в рамках которого в течение 3—14 дней воспитанники должны были все делать вместе — пить, есть, спать и даже ходить в туалет), и о попытке самоубийства воспитанника Артема, который осколком зеркала в туалете нанес себе несколько ударов в живот (Артем выжил, воспитанникам запретили кому-либо об этом рассказывать).

Вологжанка Ольга Титова рассказала «Реальному времени», что привезла в казанский «Символ жизни» дочку «не потому, что хотела ее отослать подальше, а потому что ближе не нашла места, где будет обеспечен полный пансион, здоровый режим, обучение и помощь квалифицированных психологов и медиков». Фото evening-kazan.ru

Секретное слово

Вологжанка Ольга Титова рассказала «Реальному времени», что привезла в казанский «Символ жизни» дочку «не потому, что хотела ее отослать подальше, а потому что ближе не нашла места, где будет обеспечен полный пансион, здоровый режим, обучение и помощь квалифицированных психологов и медиков». Ей все это, говорит она, обещали и даже расписали в договоре.

— Мой ребенок стал жертвой отношений с мальчиком, ей просто необходимо было уехать, она отказывалась ходить в школу — боялась встречаться с ним, ушла в параллельный мир — в игровую интернет-зависимость, — вспоминает Ольга Титова. — Везде есть реабилитация для взрослых женщин после таких потрясений, как у нее, а для детей ничего нет ни у нас в Вологде, ни поблизости.

Я стала искать и нашла центр в Казани через интернет. С октября прошлого года созванивалась с ними, проверяла о них информацию. Туда по моей просьбе сходили местные казанские психологи, мои знакомые, но они перед визитами туда звонили, и им устраивали показуху… Они мне сообщили, что там хорошо, — и я решилась… 12 февраля мы туда приехали.

Она была согласна: понимала, что иначе не сдаст экзамены в школе.

Титова рассказала: ей объяснили, что по правилам центра ребенок в первый месяц пребывания попадает в изоляцию, его так мотивируют, чтобы он принял ситуацию:

— Говорили, что контакт нежелателен, так как ребенок в этот период испытывает агрессию к родителям, и с ним активно работает психолог, чтобы он понял правильность поступка родителей, необходимость пребывания в центре.

Чтобы ребенок понял: он здесь не потому что его не любят, а потому что у родителей не было другого выхода, другого способа помочь ему окончить школу. Но фото дочки мне присылали — как потом выяснилось, постановочные, детям во время съемки велят изображать радость. И по первым же Таниным звонкам я почувствовала, что происходит что-то не то.

С родителями вел группу психолог, который не общался с моим ребенком, Танин же психолог сказал, что девочка к занятиям с ним пока не готова. Первая встреча у нас с дочкой состоялась не через три месяца, как обещали, а позднее.

У них практика такая: ребенок ждет три месяца назначенного дня, а родителям сообщают, что он не готов, переносят встречу на более позднее время. При этом ребенку говорят, что это родители не захотели приехать, дают понять, что он им не нужен.

К моменту встречи психолог, который вел родительскую группу, успел дать мне понять намеками, что не все благополучно. А тут Таня позвонила, и у нее случился срыв — кричит: «Скажи, по какой причине я тут оказалась?..» Я стала звонить консультантам — они все время менялись. Те, что уже не работали, отказывались говорить, почему они ушли оттуда.

Но один сказал мне, что руководитель центра Елизавета Платонова была судима за распространение наркотиков, а консультанты — это бывшие наркоманы, алкоголики, уголовники. Я поняла, что Таню надо забирать немедленно. Я приехала в мае, но Таня отказалась уезжать — испугалась, что это с моей стороны провокация.

Детям же говорили, что в центре все делается с согласия и одобрения родителей… Я приехала на два дня, встречалась с ней под наблюдением консультантов, но, когда обнимала ее, на ухо шепнула кодовое слово — мол, скажи его мне по телефону, и я приеду и заберу тебя немедленно. И спустя неделю она его произнесла.

Как раз в тот день Наталья Фадеева сделала рассылку в родительской группе о том, что происходит. Поскольку часть информации уже подтвердилась, я приехала и 9 июня, как только Таню забрала, пошла и подала заявление в Следком. Начата доследственная проверка, и в понедельник мы у себя в Вологде подадим в Следком показания Тани, она их уже написала. Все нотариально заверено, их перешлют в Казань и приобщат к материалам проверки…

Ее дочка умудрилась, несмотря на устроенный сотрудниками центра обыск, вынести записки других детей родителям

По словам Ольги Титовой, ее дочка умудрилась, несмотря на устроенный сотрудниками центра обыск, вынести записки других детей родителям (всего на момент ее отъезда в «Символе жизни» находилось 24 подростка).

А еще она заранее тайком принесла и спрятала в комнате, где ночевала, часть тетрадок, в которых воспитатели заставляли ее записывать «анализ чувств». Мать уложила их в чемодан и вынесла, не позволив его обыскать сотрудникам центра.

Эти тетради она тоже собирается передать следователям:

— Никому эти тетради не позволяли выносить из центра. Даниилу его тетради не отдали.

Со слов дочери и воспитателей, которых она смогла разговорить, Ольга Титова описала детали быта и «воспитания» подростков в реабилитационном центре:

— Таня спала одетой, на ноги наматывала кофту, потому что одеяло ей не дали. Постельное белье стирали раз в несколько месяцев, а могли собрать и потом вернуть детям грязным. Спали девочки в общей комнате — на двухъярусных хлипких кроватях, потом пара верхних кроватей рухнула на спавших внизу девочек и некоторые спали на полу на матрацах, как собачки.

Еду два-три раза в неделю готовили повара, в остальные дни — сами дети. На 24 ребенка и четверых-шестерых консультантов на обед варился суп из одной курицы. Которую потом делили на всех. Завтрак — это чаще всего манная каша. На второе в обед — макароны. Вечером — макароны или каша. Порции были маленькие, дети не наедались. У Тани из-за этого случился гормональный сбой — теперь лечимся.

У нее астма, но препараты при поступлении в центр отобрали, оставили только один маленький ингалятор, дочка старалась экономно его расходовать. Прописанные ей врачами ингаляции и другие процедуры не делали, хотя мне обещали. Любые жалобы на здоровье объявляли манипуляцией. За это и за другие провинности грозило наказание, например, заставляли весь день носить с собой доску или стул.

Таня грызла ногти — на нее надевали резиновые или боксерские перчатки. Воспитывали в детях коллективизм — за провинность одного наказывали другого или всю группу. Заставляли приседать тысячу раз, поднимали ночью на разборки… Заставляли письменно в тетрадках проводить тот самый анализ чувств, и пока не напишешь — спать не будешь.

И постоянно внушали детям, что они родителям не нужны, что родители эти издевательства одобряют. Самое страшное наказание — отправляли в «мотивацию». Таня, чтобы ее туда не отправили, приняла правила игры, подыгрывала — стала выдумывать и записывать про себя всякие небылицы.

Я притащила оттуда в чемодане шесть 96-страничных тетрадок, исписанных мелким почерком — такой вот «анализ чувств»… Школьные экзамены она каким-то чудом сдала: она была измотана, и учиться им было некогда.

— В этом центре профессионалов нет — люди сделали из этого бизнес, и обещают за деньги решить любые проблемы, — делает вывод Ольга Титова. — Это бизнес на проблемах детей и родителей, но проблемы не решают, детей просто зомбируют на послушание.

В договоре было прописано, что с ними занимаются психокоррекцией, с меня за пребывание ребенка в центре брали 50 тысяч рублей в месяц, за обучение в феврале взяли около пяти тысяч, а потом по 25 тысяч в месяц.

По нашим сведениям, учредители «Символа жизни» уже зарегистрировали в Казани новый центр, если это так, то бизнес продолжится… За последний месяц, май, я им ничего не заплатила, потому что узнала, что над дочерью издевались. Как можно платить за это?..

А теперь руководство центра меня обвиняет, что я таким образом, подав на них заявление, пытаюсь уйти от обязательств по оплате. Да нет же! Вот вы знаете, Таня мне сказала, что она до этого центра знала только, что наркотики это что-то нехорошее, а побывав там, она знает о них все — какие наркотики бывают, как их находить, как применять, что делать, чтобы мама не догадалась…

Нигматуллин сказал, что подробностей о том, что происходило с детьми Фадеевой и Титовой, не знает, но заверил, что ни жестокого обращения, ни ограничений в еде в «Символе жизни» не практикуют, что там проводится «психокоррекция», а с осени до летних каникул — еще и обучение по школьной программе. Фото instagram.com/simvolzhizni

«Не хотят платить, вот и нажаловались»

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/106437-v-kazani-obnaruzhen-konclager-dlya-trudnyh-podrostkov

Специальные школы-интернаты для трудных подростков: особенности, программа, отзывы

Интернат для несовершеннолетних преступников уфа нсии

Подростковая пора наступает, когда ребенок переступает границу десяти-одиннадцати лет, и продолжается до 15-16 лет.

Ребенок в этом периоде начинает воспринимать мир как взрослый, моделировать поведение старших, самостоятельно делать выводы. У ребенка появляется личное мнение, он ищет свое место в обществе.

Усиливается интерес и ко внутреннему миру. Подросток умеет сам ставить цели и достигать их.

Кроме психологических изменений, в указанный период времени происходят физиологические изменения: ребенок быстро растет, появляются вторичные половые признаки, меняется гормональный фон и так далее.

Подростковые проблемы

Проблемы возникают у подростков по различным причинам. Но в основу можно положить следующие внутренние конфликты:

  1. Желание стать взрослым, при отрицании ценностных ориентиров, по которым живут взрослые.
  2. Ощущение себя в центре Вселенной и неприятие этого со стороны окружающих.
  3. Половое созревание и страх перед новым Я.
  4. Влечение к подросткам противоположного пола и неумение построить со сверстниками отношения.

В итоге подростку тяжело справиться с новыми бурными эмоциями, и родители должны быть всегда готовы вовремя поддержать ребенка или дать совет.

Если же в подростковом периоде на него, помимо трудностей с изменением организма, наваливаются и другие, например, низкая культура родителей, алкоголизм в семье, занятость родителей своими делами или работой, то такая личность может попасть в категорию “трудных”. Для таких есть школы-интернаты для трудных подростков.

Как строится учебный процесс в интернатах?

Обычно в специальных школах-интернатах для трудных подростков оказываются дети с большими проблемами в обучении или те, кто не в первый раз нарушил закон. Справиться с особыми детьми трудно, следовательно, в этих учебных учреждениях осуществляют свою деятельность педагоги с большим опытом, дефектологи и психологи.

Часто в штате педагогических работников есть и люди с медицинским образованием. Железная дисциплина – основа воспитания в интернате для трудных подростков. Основная цель – вернуть ребенка к нормальным мировосприятию и жизни.

Сначала у воспитанников проверяют уровень знаний и интеллектуальные способности. Проверка проходит в виде тестирования. Если по его итогам выявлено отставание в развитии, юноше или девушке могут преподавать даже программу начальных классов.

В основе поведения трудных подростков – нарушения психологического развития, так что учащиеся из интерната для трудных детей постоянно общаются с психологом. Такие беседы проходят индивидуальным образом. По итогам специалист старается найти основу – причину такого поведения воспитанника.

В интернате для трудных подростков все дети постоянно находятся под контролем преподавателя, а в субботу и воскресенье они имеют право отправиться к родителям, хотя некоторые остаются и на выходные.

Названные заведения бывают открытого и закрытого типа. Первые из них похожи на кадетские корпуса или суворовские училища.

Тут есть дисциплина и распорядок дня, но дети учатся по стандартной школьной программе (конечно, с поправкой на умственные способности), а на выходные могут ездить к родителям.

В закрытых же интернатах все намного серьезнее – есть и КПП, и хождение строем, и регулярные занятия с психологом. Некоторые воспитанники в таких учреждениях не попадают домой на выходные, но родители могут навещать их на территории интерната.

Основания отправить подростка в интернат для трудных детей

Основания, чтобы отправить ребенка в спецшколу следующие:

  • совершение преступления, если возраст не соответствует наступлению уголовной ответственности;
  • возраст соответствует уголовной ответственности, но ребенок отстает в психическом развитии;
  • подросток осужден по статьям, предусматривающим преступление средней тяжести, но освобожден от наказания по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комиссия по делам несовершеннолетних ходатайствует в суде о направлении нарушителя в специальную школу-интернат для трудных подростков. Перед рассмотрением дела в суде несовершеннолетнему проводят медицинский осмотр и направляют к психиатру. Если родители не соглашаются на данные меры, все процедуры проводятся по решению суда.

Центры временного содержания

До заседания суда ребенка могут направить на срок до 30 суток в центр временного содержания. Это происходит в случаях:

  • когда должна быть обеспечена защита жизни или здоровья подростка;
  • нужно предупредить повторное общественно опасное деяние;
  • если ребенку негде жить;
  • нарушитель уклоняется от явки в суд или не проходит медицинское освидетельствование.

Интернаты в Санкт-Петербурге и Москве

Наиболее известное учреждение-интернат для трудных подростков (Спб) – школа №1 закрытого типа. Заведение ведет свою историю еще с 1965 года. Находится оно на улице Аккуратова в доме под номером 11. Это закрытый интернат для трудных подростков, и значит, что дети поступают сюда по решению суда. Тут железная дисциплина, передвижение по периметру и контрольно-пропускные пункты на входе.

Есть школа-интернат для трудных подростков в Москве. Расположено заведение №9 по улице Жигуленкова Бориса в доме 15, строение 1. В отличие от питерского, этот интернат открытого типа. Сюда дети с девиантным поведением могут попасть и по решению родителей или рекомендации специальной комиссии. Правила тут не такие жесткие, как в учреждениях закрытого типа.

Поддаются ли перевоспитанию трудные подростки?

Нужно сказать, что проблемы у каждого трудного подростка разные. Бывает, нужен всего один месяц, чтобы научить ребенка отвечать за свои поступки, а бывает, что подростку потребуется полгода для адаптации. Многое зависит от того, какие психологические проблемы испытывает на данный момент юноша или девушка.

Сейчас преподаватели спорят о том, дает ли результаты работа в интернатах для трудных подростков.

На данный момент около семидесяти процентов учащихся таких учреждений значительно улучшают знания по школьным предметам.

Кроме того, в таких учреждениях воспитанники не только учатся, но и находятся все остальное время. Таким образом, проблемные дети создают новый круг общения и успешнее социализируются в обществе.

На что обратить внимание родителям трудных подростков?

В период переходного возраста дети отстаивают свою независимость. Это явление влияет на ребенка, и кажется, что он ведет себя странно и непредсказуемо. Как бы там ни было, такое состояние считается абсолютно нормальным и характеризует переходный возраст.

Родители трудных детей часто сталкиваются и с другими испытаниями. У юноши или девушки появляются эмоциональные и психологические проблемы, трудности в учебе. Проблемный подросток часто совершает противоправные поступки, неоправданно рискованные действия.

Может появиться депрессия, тревога.

Существуют знаки, показывающие, что ваш ребенок является трудным. Они перечислены ниже:

  1. Изменение внешности. Неоправданный набор веса или его потеря, причинение вреда самому себе.
  2. Частые ссоры, драки, жалобы.
  3. Плохая успеваемость, нарушения сна, депрессия, мысли о самоубийстве.
  4. Употребление наркотических средств, алкоголя.
  5. Резкая перемена круга общения, отказ соблюдать определенные правила, ложь и так далее.

Наличие проблем у подростка – первый сигнал о том, что нужно наладить с ним контакт. Ваш сын или дочь должны чувствовать поддержку, понимать, что родители его любят и принимают в любом случае.


Важно найти общие темы для разговоров, поощрять занятия спортом, ограничить просмотр телевизора и занятия за компьютером. Давайте ребенку советы, выслушивайте его, не проявляйте агрессии.

Если не справились, обратитесь за помощью к специалистам.

Источник: https://FB.ru/article/340643/spetsialnyie-shkolyi-internatyi-dlya-trudnyih-podrostkov-osobennosti-programma-otzyivyi

Юрист ответит
Добавить комментарий