Как отсудить моральный ущерб с банка при ошибке в чеке?

Как я судился с автосервисом

Как отсудить моральный ущерб с банка при ошибке в чеке?

В 2008 году я загнал автомобиль в сервис на плановое ТО.

А через год у машины из-за криво установленной копеечной детали — приводного ремня — сломался двигатель. Я подал в суд на автосервис и выиграл.

Тяжба длилась два года. И в этой статье я расскажу, как всё происходило.

Евгений Попков

автолюбитель

В августе 2008 года я приехал на своем рено в автосервис для планового технического обслуживания. Пробег приближался к 120 тысячам километров, на машине нужно было заменить кучу деталей.

Автосервис специализировался только на рено, и его уважали в среде «реноводов».

ТО мне сделали быстро. Заменили все расходники по регламенту автопроизводителя. На работы сервис предоставил гарантию 90 дней, на запчасти — 30 дней.

Претензий к качеству работ у меня тогда не возникло. Я заплатил по заказ-наряду 47 994 рубля и уехал.

Оригинал заказ-наряда и кассовые чеки на оплату по старой привычке сохранил дома в папке с другими документами.

Спустя 11 месяцев, в июле 2009 года, у автомобиля прямо на ходу заглох двигатель. Пришлось вызывать эвакуатор и тащить машину в автосервис. В тот же самый сервис, специализирующийся на рено, где год назад я проходил техническое обслуживание.

Мастера провели диагностику неисправностей и сообщили, что у двигателя загнуло клапаны. Виновником поломки они признали приводной ремень. От него оторвался кусок резины, намотался на шкив коленвала и сдвинул фазы газораспределения.

Общая сумма ремонта двигателя с заменой клапанов и ремонтом головки блоков цилиндра обошлась мне в 121 612 рублей.

Пока шел ремонт, я решил покопаться в документации на машину и узнать, сколько вообще обычно служит приводной ремень. Мой порвался, не проработав и года.

Выяснилось, что в соответствии с нормативами завода «Рено» и представителя «Рено» в России, ОАО «Автофрамос», приводной ремень меняется каждые 60 000 км пробега ТС или каждые 4 года при достижении первого из пределов.

А значит, срок службы приводного ремня — эквивалент 60 000 км пробега ТС или 4 года с момента последней замены. Мой прослужил год. Автосервис либо продал мне некачественную деталь, либо криво ее установил.

И я могу на законных основаниях потребовать возместить мне дорогой ремонт.

К тому же суд обещал быть долгим, а автосервис вряд ли отдал бы мне машину, зная, что я не собираюсь оплачивать ремонт.

Все поврежденные детали, снятые с автомобиля во время ремонта, мне сложили в багажник. Я забрал их с собой и предусмотрительно сохранил для суда.

Для соблюдения формальностей гражданского делопроизводства я передал руководству автосервиса досудебную претензию. В ней я подробно описал всю хронологию событий и основания для компенсации своих затрат:

Я стараюсь не доверять важные документы Почте России, поэтому отвез претензию в автосервис лично. Там я вручил документ директору сервиса под подпись.

Ответ из автосервиса последовал в тот же день. Мне позвонили и сказали: «На халяву починиться не получится».

Для суда с автосервисом я пригласил адвоката. Вместе мы составили исковое заявление:

В иске я потребовал взыскать с автосервиса:

  1. Расходы на ремонт автомобиля — 121 819 рублей 75 копеек.
  2. Расходы на адвоката — 40 000 рублей.
  3. Компенсацию морального вреда — 200 000 рублей.
  4. Штраф за отказ от добровольного возмещения.

Общая сумма требований составила 361 819 рублей 75 копеек.

Сумму компенсации за моральный вред я указал с запасом, так как законом не регламентируется размер такого вреда. Как объяснил адвокат, российский суд в большинстве случаев значительно снижает размер «моралки» и здесь работает правило: чем больше напишешь, тем больше получишь.

Еще до начала суда друзья советовали не ввязываться в тяжбу. Они были уверены, что у меня ничего не получится и я только зря потрачу нервы, время и деньги.

Первое заседание суда было предварительным. На нем суд выслушивает стороны, знакомится с сутью иска и назначает дату заседания для рассмотрения дела по существу.

На предварительном заседании я рассказал суду всю историю, случившуюся с моей машиной, и просил удовлетворить иск. Адвокат ответчика в свою очередь с требованиями не согласился и просил в иске отказать.

После чего начались заседания по существу. В общей сложности их было девять, и они растянулись на два года.

Дело в том, что суд сразу сообщил сторонам, что спор связан с технической поломкой узлов и механизмов. А так как суд не является экспертом в этом вопросе, то для вынесения решения он предлагает провести судебную техническую экспертизу.

Судебная экспертиза в 2009 году стоила 40 000 рублей. Расходы по ее оплате суд возложил на автосервис. Тут-то и пригодились поврежденные детали, которые я сохранил после ремонта поврежденного двигателя.

Перед тем как суд вынес определение о назначении судебной технической экспертизы, стороны смогли сформулировать вопросы к экспертам.

Я написал такой:

  • Мог ли двигатель повредиться из-за брака приводного ремня, установленного при прохождении планового ТО, или из-за некачественной установки такого ремня?

Адвокат автосервиса написал такие:

  • Мог ли двигатель повредиться из-за внешнего воздействия, такого как попадание камня, песка или ветки?
  • Мог ли двигатель повредиться из-за некачественного бензина?
  • Мог ли двигатель повредиться из-за неправильной эксплуатации автомобиля?

Экспертиза поврежденных деталей состоялась через год после начала суда. Всё это время автосервис как мог тянул время, менял адвоката, отказывался оплачивать расходы на экспертизу. Прошло четыре заседания, прежде чем суд вынес окончательное определение о назначении судебной экспертизы.

Проводили ее эксперты Государственного научного центра Р​Ф ФГУП НАМИ. От автосервиса на экспертизу никто не приехал.

По результатам проведенных исследований эксперты подготовили заключение. В нем они опровергли все предположения автосервиса и установили, что двигатель не мог сломаться из-за внешнего воздействия, плохого бензина или неправильной езды на машине. причина поломки, по мнению экспертов, — некачественная установка приводного ремня.

В пункте 4.4. эксперты однозначно указали, что причина поломки — некачественная установка приводного ремня

После заключения судебной технической экспертизы состоялось последнее судебное заседание, на которое от автосервиса никто не приехал. Суд вынес решение в мою пользу и постановил взыскать с автосервиса:

  1. Расходы на ремонт автомобиля в полном размере — 121 819,75 рубля.
  2. Расходы на адвоката в полном размере — 40 000 рублей.
  3. Компенсацию морального вреда частично — 20 000 рублей.

Общая сумма возмещения составила 181 819 рублей 75 копеек. Моральный вред суд сократил в десять раз, а штраф вообще исключил из претензии.

Такое решение меня устроило. Я не стал его оспаривать.

Оригинал решения и исполнительный лист мой адвокат получил в канцелярии суда через месяц после заключительного заседания. В течение этого срока ответчик мог оспорить решение и подать апелляцию в вышестоящую инстанцию. Но он не воспользовался таким правом.

Для взыскания денег с ответчика по решению суда я выбрал самый простой для себя вариант — подачу исполнительного листа в банк, где у автосервиса открыт счет.

В чеках на оплату, которые мне выдали после ремонта, был указан «Альфа-банк». Я обратился с исполнительным листом в центральный офис «Альфа-банка» в Москве. К исполнительному листу я приложил заявление на взыскание возмещения по суду.

У автосервиса действительно был открыт расчетный счет в «Альфа-банке», и на этом счете были деньги в достаточном размере.

Через неделю на мой счет поступило 181 819 рублей 75 копеек.

Всего от поломки машины до начисления денег прошло два года и 16 дней.

  1. Сохраняйте документы. Пока владеете автомобилем, сохраняйте оригиналы всех документов, которые вам выдают в автосервисах при ремонте.
  2. Храните замененные детали. Если при ремонте машины в сервисе меняют какие-то детали, требуйте положить в багажник все замененные запчасти. Постарайтесь сохранить их по крайней мере в течение года после ремонта. Они могут стать главным доказательством некачественной работы автосервиса.
  3. Боритесь за свои права. Даже если машина сломалась через год после проведенного технического обслуживания, вы вправе потребовать от автосервиса возмещение ущерба за некачественный ремонт.
  4. Наймите адвоката и сами ходите на заседания суда. Адвокат знает процессуальные тонкости, а вы знаете все обстоятельства дела и можете в ходе заседаний сообщить суду важную информацию.
  5. Подавайте исполнительный лист в банк ответчика. Самый быстрый способ получить деньги с ответчика — подать исполнительный лист в тот банк, где у него открыт расчетный счет с положительным балансом.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/sud-autoservice/

Вс разрешил возмещать клиентам банков ущерб за сбои в работе

Как отсудить моральный ущерб с банка при ошибке в чеке?

Клиенты банков могут требовать возмещение морального вреда за ошибки кредитных организаций — Верховный суд РФ вступился за права заемщиков, пострадавших от технических сбоев при оплате долга. Также он ещё раз отметил, что банки не имеют право доводить должников назойливыми звонками.

Высшая инстанция указала судам, что такое поведение является нарушением прав потребителя и, следовательно, они должны удовлетворять требования о компенсации моральных страданий заемщиков.

Более того, если клиенты сами не понимают, что за помехи в работе банков и их навязчивые требования кредиторов можно наказать, то суд может по собственной инициативе взыскать в пользу потребителя ущерб.

Суть спора

До высшей инстанции с жалобой дошёл 71-летний пенсионер из Москвы, который взял кредит на покупку автомобиля в «Сетелем Банке». По условиям договора заёмщик должен был перечислять платежи 17 числа каждого месяца через «Сбербанк», что он исправно и делал.

Однажды очередной транш, внесённый 15 числа, дошёл до «Сетелем банка» только через восемь дней.

Заемщик предоставил в банк справку, что задержка произошла не по его вине, а в связи со сбоем в работе «Сбербанка», при этом последний подтвердил невиновность истца, указав, что тот внёс платёж вовремя.

Несмотря на эти факты «Сетелем банк» повесил на пенсионера обязанность погасить штраф за просрочку в оплате кредита, при этом ответчик неоднократно обращался к заёмщику, а также к членам его семьи с требованием выплатить образовавшийся долг.

Истец ссылался на то, что постоянные телефонные звонки с требованием в грубой форме уплатить несуществующую задолженность причинили ему нравственные страдания и спровоцировали заболевание. В конце концов он отказался оплачивать штрафные санкции и обратился в суд с иском о расторжении договора и взыскании компенсации морального вреда.

Однако Тверской суд Москвы и Мосгорсуд поддержали позицию кредитной организации и иск заемщика отклонили.

В это же время ответчик известил истца о том, что хотя просрочка платежа и имела место, однако банк принял решение об отмене штрафных санкций, при этом кредиторы принесли пенсионеру извинения за неудобства, связанные с осуществлением коммуникаций.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции сослался на отсутствие правовых оснований для расторжения уже исполненного кредитного договора, обязательства по которому прекращены.

Также суд посчитал производными требования о взыскании компенсации морального вреда. С этими выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Позиция ВС

Верховный суд счёл позиции московских судов ошибочными. Он сослался на нормы Гражданского кодекса РФ, согласно которым в случаях, когда гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации этого вреда (пункт 1 статьи 151 ГК РФ).

Обязанность возмещать потребителю моральный ущерб, тем, кто его причинил закреплена и в статье 15 Закона от 7 февраля 1992 года No 2300-1 «О защите прав потребителей».

Организация (изготовитель, исполнитель, продавец, импортёр) освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащую реализацию обязательств, только если докажет, что такая ситуация сложилась вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом (пункт 4 статьи 13).

Кроме того, специальное постановление пленума ВС РФ разъяснило, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце, изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортёре (пункт 28 постановления пленума от 28 июня 2012 года No 17).

ВС в документе подчеркнул, что при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя (пункт 45).

Как следует из материалов дела, исковые требования о компенсации морального вреда были основаны на неправомерном начислении банком штрафа за несвоевременную оплату пенсионером ежемесячного платежа по договору, тогда как транш на погашение кредита был перечислен кредитной организации своевременно и надлежащим образом.

Истец ссылался также на противоправные и многократные обращения банка к нему и к членам его семьи с требованиями о погашении незаконно начисленного штрафа, в том числе и после предоставления ответчику документов ОАО «Сбербанк России» о своевременном внесении в спорный период очередного платежа по кредитному договору.

Заявитель указал, что эти действия ответчика привели к ухудшению его здоровья, а кроме того, сведения о нём как о неисправном заёмщике были внесены в Бюро кредитных историй.

То обстоятельство, что к моменту рассмотрения спора в суде кредитный договор сторонами исполнен, препятствием для разрешения требований пенсионера, основанных на нарушении прав потребителя, не является, считает ВС РФ.

Высшая инстанция напоминает, что суды должны принимать решения по заявленным истцом требованиям, однако они имеют полное право выходить за их пределы.

Однако московский суд в этом споре фактически не рассмотрел претензии истца о возмещении морального вреда и не определил какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, не вынес эти обстоятельства на обсуждение сторон. При том судья счёл достаточным отказать в исковых требованиях в полном объёме и без изучения всех этих нюансов, удивился ВС.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда посчитала, что по этому делу судебные инстанции допустили нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

В связи с чем высшая инстанция отменила решение апелляционной инстанции и направила материалы на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20180716/284734915.html

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Как отсудить моральный ущерб с банка при ошибке в чеке?

ITAR-TASS Волков павел

В июне 2011 года 32-летняя Наталья Иванова (имя и фамилия изменены — прим. dp.ru) попала в ГБУЗ “Городская больница №26” с подозрением на внематочную беременность. Там ее прооперировали и вкололи обезболивающее. Уже на следующий день на ноге в месте укола появилась опухоль, которая позже стала увеличиваться и загнивать и, как итог, молодая женщина чуть не лишилась ноги.  

В итоге она подала иск в Выборгский районный суд на горбольницу №26 с требованием возместить моральный и финансовый ущерб. Суд обязал учреждение выплатить пострадавшей 368 тыс. рублей.

Больница, в свою очередь, пыталась опротестовать это решение и обратилась с апелляционной жалобой в городской суд. Тот, к слову, оставил решение райсуда в силе.

В июле оно вступило в силу, а вчера, 13 ноября, вся сумма была перечислена на счет пострадавшей.

Как следует из материалов дела (есть в распоряжении dp.ru), компенсация морального вреда составила 100 тыс. рублей, возмещение расходов на восстановление здоровья — 111,56 тыс. рублей.

Остальная сумма — расходы на судебную экспертизу, консультации и на оплату услуг представителей.

 Примечательно, что женщине удалось отсудить деньги не только на компенсацию морального вреда, но и на косметическую операцию.  

По словам пострадавшей, ни главврач Василий Дорофеев, ни медсестра, сделавшая тот самый укол, ни лечащий врач своих извинений не приносили и вообще с ней не связывались. “Никто не был уволен.

Главврач отказывается предоставлять информацию о взысканиях, комитет здравоохранения молчит, ссылаясь на то, что это происшествие — “внутренне дело больницы”.

Я знаю, там проведена проверка, но ее данные мне не предоставлены”, — рассказала Наталья Иванова.

Так как здоровью Натальи был причинен вред средней тяжести, то в деле участвовал прокурор. Однако, привлечь врачей к уголовной ответственности оказалось невозможно. Согласно законодательству, вред средней тяжести, причиненный здоровью пациента, может стать причиной гражданского, а не уголовного разбирательства.

В суде Наталья и ее юрист требовали от медучреждения денежное взыскание за моральный вред и вред здоровью. В качестве доказательств они представляли фотографии, консультативные заключения специалистов, кассовые чеки.

По словам юриста пострадавшей Татьяны Заседателевой, иск был подан к больнице, а не к докторам, потому что, согласно гражданскому кодексу, за вред, причиненный работником при исполнении должностных обязательств, ответственность несет работодатель. “Врач Монго Т.Б. и медсестра Пахомова Ю.М. были привлечены к делу как третьи лица.

В нашей ситуации максимум, что работодатель может применить к ним, это выговор или лишение премии. Частный иск к врачу может быть лишь в том случае, когда он работает в частной практике”, — объяснила она.  

Медицинские чиновники уходят от ответов на вопросы об этом деле. Так, например, в комитете Петербурга по здравоохранению происшествие комментировать отказались, сославшись на отсутствие нужного специалиста. А в приемной главврача больницы №26 (указан на официальном сайте больницы) два дня никто не брал трубку.

Dp.ru выяснил, что медицинские ошибки встречаются в Петербурге не редко. И почти всегда врачи не просто отрицают свою вину, но и намеренно затрудняют расследование.

Петербуржцы нечасто обращаются в суды за возмещением денег из-за врачебной ошибки. Дело в том, что очень сложно доказать причинно-следственную связь: ситуация произошла из-за индивидуальных особенностей больного или из-за недосмотра врача.

“В расследовании таких дел должно проводиться много экспертиз, поэтому медицинские судебные процессы обычно очень тяжелые. Если ситуация не разрешилась на стадии досудебных переговоров, то судиться будут очень долго.

Сначала нужно доказать вину врача, перенесенные страдания, только потом можно рассчитывать на возмещение морального ущерба”, — пояснил главный врач клиники “CORIS assistance” Лев Авербах. По его словам, врача горбольницы и, тем более, медсестру вряд ли уволят за такое. “Во-первых, непонятна степень их вины.

Не доказано, был ли у медсестры какой-то умысел или серьезные нарушения техники работы, когда она ставила укол. Во-вторых, работать некому. Уволишь эту медсестру, вполне возможно, что на ее место придет другая, еще хуже”, — подытожил он.

Причиной произошедшего председатель СРО НП “Медицинская палата Санкт-Петербурга” и основатель Группы компаний “МЕДИ” Тамаз Мчедлидзе называет несовершенство законодательной базы в медицине. “В стране нет четких стандартов оказания медицинской помощи.

Те, которые есть, слишком размытые, поэтому в России медицина — это не наука, а искусство. Если бы у нас, как на западе, каждый шаг врача в виде стандарта был бы привязан к юридической ответственности, то ситуации, возникшей с Натальей, не произошло бы”, — уверен господин Мчедлидзе.

По его словам, перенести такую схему работы на государственные медучреждения практически невозможно, потому что они работают за бюджетные деньги в рыночных условиях.

“Плюс, страна, которая зарабатывает деньги не на качестве человеческих ресурсов, а на природных ресурсах, просто-напросто не заинтересована в качестве тех самых человеческих ресурсов. Грустно, но так оно и есть”, — подытожил он.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2013/11/12/Vrachebnaja_oshibka_oboshlas

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Как отсудить моральный ущерб с банка при ошибке в чеке?

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали “РГ”, почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе “Цифровой социальный юрист”

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда – 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту – 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса – состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в “Пятерочке”

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине “Пятерочка”. В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к “Пятерочке” обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

– В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, – пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. – Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: https://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Сервис против человека. Реально ли отсудить компенсацию за моральный ущерб?

Как отсудить моральный ущерб с банка при ошибке в чеке?

Если в работе техники появились неполадки, следует обратиться в сервисный центр. Зачастую устройство неисправно по вине производителя, и тогда ремонт по гарантии должен быть бесплатным. Но доказать брак техники может быть трудно. Читательница «АиФ» поделилась своей историей, которая началась с поломанного ноутбука и закончилась судом.

Подарок для ребенка

У нашей читательницы Анны есть 13-летний сын, к которому раз в год приезжает из Америки его папа Юрий – бывший муж Анны. Ребенку нужен был ноутбук для выполнения домашних заданий по информатике.

9 сентября 2018 года Юрий вместе с сыном пошли в «Корону Техно» и купили ноутбук Prestigio. Заплатили сразу «наличкой», взяли чек. Радость ребенка длилась недолго: в тот же день ноутбук перестал работать. Открыли крышку компьютера – а там черный экран с вертикальными полосами.

На следующий день Юрий обратился в сервисный центр. Компьютер забрали на проверку. Заключение центра пришло через 10 дней со словами: «Обнаружены следы механического повреждения».

– То есть мы его якобы сломали сами, а это не так! – возмущается Анна. – Из-за заключения сервисного центра деньги за ноутбук нам не возвращали. Мы не сдались.

Юрий снова поехал в «Корону Техно» и оставил в книге жалоб и предложений просьбу отремонтировать компьютер по гарантии. Вскоре сам вернулся в Америку, оставив Анне чеки и заключение сервисного центра. Ноутбук находился в «Короне Техно».

Независимая экспертиза

– 26 сентября я написала заявление с просьбой провести независимую экспертизу.

1 октября получаю ответ: в проведении экспертизы отказано, так как компьютер покупала не я, а бывший муж, и мне нужна его доверенность, – рассказывает Анна.

– На мои увещевания о том, что чек является договором купли-продажи, не реагировали. Отказывались возвращать ноутбук и не выдавали оригинал акта из сервисного центра. Продавец и покупатель. У нас снова переписали права потребителей

13 октября Анна описала ситуацию в книге жалоб и предложений, а 16 октября заключила договор о проведении независимой экспертизы.

– Я «загуглила» и нашла судебно-экспертную коллегию на Жуковского, 11А, – говорит Анна. – Там мне представили все документы и сказали, что результаты экспертизы можно по праву использовать в суде. Я заплатила за нее 408 рублей, это чуть ли не цена самого ноутбука.

17 октября от филиала ТЦ «Замок» – «ООО Табак-инвест» – поступил ответ на одну из жалоб Анны: администрация признала, что чек является доказательством правомерности обладания товаром. Каждый письменный ответ противоречил предыдущему.

В это время в ходе независимой экспертизе заключили, что дефект ноутбука – производственный.

«Мой компьютер даже не вскрывали»

– Я пишу претензию в «Корона Техно». Прошу вернуть мне деньги за ноутбук и за экспертизу. Плюс неустойку, процент за пользование моими деньгами и моральный ущерб. Прошло несколько месяцев, ребенок переживает, не может выполнять домашние задания.

Я тоже нервничаю, – делится Анна. – Претензию я составляла с помощью общества защиты прав потребителей, заплатила 50 рублей. Лучше бы сразу обратилась в юридическую консультацию, где понимают все тонкости.

Можно ли вернуть бракованный товар в магазин, если потерял чек?

Администрация согласилась вернуть Анне деньги за экспертизу и компьютер, а возместить моральный ущерб, выплатить неустойку и процент за пользование деньгами отказалась.

– Отказ – и куча ссылок на законодательство. У меня нет юридического образования, я сразу расстроилась. Не каждый человек полезет разбираться в законах, – сетует Анна. – Но потом я всё же попробовала.

Оказалось, что ссылки вообще не касались потребительских прав. Это просто отписка. А когда я подробно изучила каждую бумажку, обратила внимание на заключение сервисного центра.

Указанный там номер технического устройства не совпадал с номером моего ноутбука. Мой компьютер даже не вскрывали…

Анна в очередной раз написала в книгу жалоб и предложений: ответы на вопросы она не получила. Её юристы советовали действовать поэтапно: сначала забрать деньги за ноутбук и экспертизу, сдать товар в «Корону Техно», а после подать в суд для взыскания компенсации морального ущерба.

– Приезжаю в «Корону Техно», а мне говорят: «Верните нам компьютер». Я говорю: «Нет, по законодательству вам положено сначала вернуть мне деньги». Работники начинают препираться. Я говорю: «Достаем белый лист бумаги. Я напишу жалобу на то, что вы отказываетесь мне возвращать деньги».

Тут же деньги вернули. Дают на подпись бумагу: мол, претензий больше не имею. Я говорю: «Уберите фразу про отсутствие претензий». Мне в ответ: «У нас такая форма, мы не можем убрать! Все заявления такие!». Я говорю: «Достаем белый лист бумаги.

Я заявлю о том, что вы вынуждаете меня подписаться под фразой, с которой я не согласна». Документ перепечатывают, фразу убирают. Я пишу от руки: «Требования удовлетворены частично». Отдаю ноутбук, но без упаковки. По законодательству я имею на это право. Опять возмущаются.

Я говорю: «Достаем белый лист бумаги…». Ноутбук приняли без упаковки.

Судебное дело

Суд состоялся в конце ноября. Анна выступала в качестве истца. Представители «Табак-инвест» не хотели признавать иск в суде. Ответчик заявил, что Анна ни разу не обращалась к филиалу с официальным требованием.

– Это правда, требований я не писала. В «Короне Техно» мне говорили, что это невозможно! Поэтому я использовала книгу жалоб и предложений, – объясняет Анна.

– Мне помогло замечание судьи: она обратила внимание на то, что ноутбук принадлежит ребенку. Я переписала иск от лица сына. Интересы детей защищены в нашей стране лучше, чем интересы взрослых.

Несовершеннолетние могут подать иск, при этом ездить в суд им необязательно. Я выступила законным представителем сына.

С каждым судебным заседанием приходило все больше юристов со стороны «Короны Техно» и поставщика. Один из них сказал: «А где здесь моральный ущерб? Ноутбук – это всего лишь вещь».

– Я разозлилась: «Если я съем просроченный йогурт и отравлюсь, это повлияет на здоровье? Ноутбук – тот же испорченный продукт».

Моральный ущерб Анны оценили в 500 рублей. Судья сказала, что это большая сумма для компенсации морального ущерба в Беларуси. С неустойкой и процентом сумма составила 633 рубля. «За такую медпомощь впору пациентам возмещать моральный ущерб»

История не окончена

– А дальше «Табак-инвест» начал затягивать процесс. Это длилось три месяца. Я обращалась в отдел принудительного исполнения с просьбой взыскать с ответчика необходимую сумму. В итоге «Табак-инвест» выслал 633 рубля через банк, а комиссию не уплатил. На руки я получила 614 рублей. Ну как так! – горячится Анна.

– Я обращалась в отдел принудительного исполнения, но долго не получала эти несчастные 19 рублей. Дело не в деньгах, а в принципе. Наш человек ничем не защищен: нам подсовывают фальшивые заключения и документы с фразами, с которыми мы не согласны. Если бы я не нашла деньги на независимую экспертизу, то ничего бы не доказала.

Разве так годится?

Выводы:

  • Всегда сравнивайте код вашего устройства с кодом на заключении сервисного центра.
  • Пишите официальные заявления в отдел продаж: «Прошу вернуть мне деньги», «С заключением сервисного центра не согласен», «Прошу провести независимую экспертизу». Дождитесь официального ответа. Не пишите в жалобную книгу.
  • Обращайтесь за помощью к юристам.

Кстати

В апреле 2019 года закрылись все торговые точки «Корона Техно». Владельцы торговых сетей «Корона» и «5 элемент» заключили договоренность о передаче торговых площадей «Корона Техно». На их месте открыли магазины бытовой техники.

Источник: http://www.aif.by/social/servis_protiv_cheloveka_realno_li_otsudit_kompensaciyu_za_moralnyy_ushcherb

Как вернуть деньги за страховку по кредиту – советы юриста, рекомендации, отзывы заемщиков

Как отсудить моральный ущерб с банка при ошибке в чеке?

Как вернуть страховку по кредиту? Как повлияет отказ от страховки по кредиту на решение банка? Выплатил кредит досрочно, можно ли вернуть страховку или ее часть? На эти и другие вопросы мы подготовили для вас развернутые ответы и пошаговые инструкции.

С 1 января 2018 года «период охлаждения», в который заемщик может вернуть деньги, потраченные на страхование по кредиту, составляет 14 дней, против 5-ти дней, которые действовали ранее.

Однако далеко не все россияне знают что такое «период охлаждения» и зачем он нужен. Банки и страховые компании пользуются этим, ежегодно зарабатывая на заемщиках миллиарды рублей. Применяются и другие хитроумные страховые схемы.

Поговорим о том, как вернуть страховку по кредиту во время и после «периода охлаждения».

Почему банк навязывает страховку, какие использует приемы и законно ли это?

Будем называть вещи своими именами: банки страховку при выдаче кредитов действительно навязывают. На своих условиях и при помощи различных ухищрений. Случаев, когда заемщик добровольно попросил бы застраховать свою жизнь или риски финансового благополучия, не припомнят даже менеджеры-старожилы.

«4 октября получил кредит в Московском кредитном банке на 240 000 рублей. К этой сумме прибавили страховки на 77 тысяч – ВСК и Альфа-страхование. Отпирался, сколько мог, прибежала какая-то начальница и сказала, что если не соглашусь, то мне потом ни в одном банке как минимум год ничего не взять будет. Плюнул и подписал. Случайно узнал о «периоде охлаждения», на пятый день сходил в главные офисы обеих страховых. Без проблем и вопросов дали бланки на возврат страховки, приняли, выдали копии. В  АльфаСтраховании пообещали вернуть деньги на счет за 10 дней, в ВСК – за 14. В итоге все платежи прошли до 13 октября, то есть в срок уложились. Не понимаю, какой смысл так навязывать страховку, если от нее легко отказаться?»

Сразу отметим, что само по себе страхование одновременно с кредитованием – законная практика, применяемая во всем мире. Если заемщик тяжело заболевает или вовсе уходит из жизни, получить назад выданные деньги (например, у наследников) банку крайне сложно.

Страховка в данном случае выручает. Однако местами страхование принимает странные формы, когда у заемщика два варианта: либо оформить полис, либо не получить кредит.

Хотя законодательством навязывание услуги запрещено, и ФАС периодически штрафует страховщиков и банкиров за такие фокусы.

Чтобы избежать штрафов в банках менеджеров специально обучают как и что нужно говорить клиенту, чтобы не нарушить закон и в тоже время склонить его к оформлению страховки вместе с кредитом.

Корреспонденту онлайн-журнала Мой Рубль удалось пообщаться с одним из менеджеров Сбербанка и вот что он рассказал нам по поводу того, как учат сотрудников “продавать” страховку:

Несмотря на то, что оформление страховки с кредитом дело добровольное, задача менеджера оформить кредит обязательно со страховкой, иначе у менеджера будет меньше премия и он получит “втык” от руководителя (орфография сохранена, прим.редактора).

При презентации кредита, стоимость страхования специально делят на весь срок, чтобы сумма страхования в месяц была маленькой и клиент понимал, что в месяц платить по страховке совсем немного.

Клиенту говорят, что страхование это важный пункт анкеты, который может повлиять на решение. Но на самом деле страхование абсолютно не влияет на решение. Шанс получить кредит хоть так, хоть так равны.

Использовать фразы типа: “Если вы не оформите страховку, то вам откажут или могут отказать” – строго запрещено.

Вместо этого мы говорим: “Страхование добровольно, но это стандартная услуга банка, которая обязательна для предложения каждому клиенту.

Каждый пункт анкеты, в том числе и страхование, очень важен для принятия решения”. То есть учат тому, чтобы страховка оформлялась “добровольно-принудительно”.

Как вы понимаете, сотрудники кровно заинтересованы в том, чтобы навязать вам как можно больше разнообразных услуг, так они больше заработают.

Менеджер банка внаглую навязывает страховку

Чем интересна страховка для банка?

Для банка это способ заработать на высокой процентной ставке. Чаще всего страховку включают в тело кредита. Процентная ставка указывается именно на эту общую сумму. Однако после перечисления страховой премии на руки вы получаете существенно меньшие деньги. И если посчитать процентную ставку…

Возьмем простой пример. Сравним кредит в 100 000 рублей без страховки и аналогичный кредит с включенной в его тело страховой премией в 10 000 рублей. Оба кредитных договора – на 100 000 рублей, в обоих стоит процентная ставка 15% (то есть переплата по кредиту за год составляет 15 000 рублей). А теперь посмотрим, что получается на деле:

Вид кредитаКредит без страховкиКредит со страховкой
Сумма на руки100 000 рублей90 000 рублей
Страховка010 000 рублей
Переплата за год

по договору

15 00015 000
Итоговая переплата15 00025 000
Реальная

процентная ставка

15%27,7%

Получается, что реально вы берете кредит не под 15% годовых, а почти под вдвое большую сумму. Плюс банки так страхуют свои риски на тот случай, если с заемщиком что-то случится и он не сможет дальше платить по кредиту, вместо него это будет делать страховая компания.

И если даже страховка не включена в тело кредита, а идет сверх него, разница в итоговой переплате впечатляет, особенно при длительном сроке кредитования.

Вот пример расчета потребительского кредита, оформленного в Сбербанке со страховкой и без нее:

Без страховкиСо страховкой
Сумма300 000 руб300 000 руб
Страховка45 000 руб
Срок55
Процентная ставка19.9%19.9%
Итоговая переплата по кредиту175 889 руб202 272 руб
Итоговая стоимость кредита:475 889 руб547 272 руб
Реальная процентная ставка19,9%26,9%

Оформив кредит 300 000 руб. без страховки  вы переплатите 175 889 руб.  Это будут только проценты. А если оформите эту же сумму, но со страховкой, то вам придется заплатить отдельно за страховку 45 000 руб.

Так как страховка будет включена в тело кредита (300 000 + 45 000 = 345 000), то процент, начисляемый на ежемесячный платеж, будет выше, а значит и итоговая переплата по процентам тоже выше.

В итоге получается:

 Сумма кредита 300 000 руб + страховка 45 000 руб + переплата 202 272 руб = 547 272 руб. То еть, второй клиент отдаст на 71 383 руб больше. 

Источник: https://myrouble.ru/kak-vernut-straxovku-po-kreditu/

Юрист ответит
Добавить комментарий