Как распознать коллекторов и судебных приставов и кто такие региональная служба судебного взыскания?

Выжать любой ценой: сверхзадача коллекторов — отнять вашу квартиру

Как распознать коллекторов и судебных приставов и кто такие региональная служба судебного взыскания?

В Хабаровске сотрудник коллекторского агентства задержан за публикацию порнографического снимка с изображением ребенка должника. Мужчина выложил в Сеть фотографию ребенка в виде коллажа, выполненного в Photoshop.

Месть не только самим должникам, но и их родственникам, в том числе и малолетним детям, остается излюбленным инструментом выбивания долгов.

Почему коллекторы дергают за самые чувствительные струны заемщиков и делают жизнь их семей невыносимой, даже несмотря на существующий закон, — в материале «Известий».

Закон — в игнор

Закон о коллекторской деятельности, казалось бы, был принят, чтобы расставить точки в теме незаконного взыскания задолженности. По документу сотрудники кредитных организаций обязаны быть включенными в реестр Федеральной службы судебных приставов.

Присутствие в этом списке накладывает на агентство ряд ограничений, в том числе касающихся и методов взаимодействия с должниками. В частности, запрещено тревожить заемщика звонками чаще одного раза в день, а делать это можно только в строго установленное время.

По закону коллекторы не имеют права угрожать расправой или убийством, применять силу или портить имущество, а также оказывать психологическое давление путем унижения достоинства.

Коллектор обязан действовать и общаться с должником с открытым забралом и придерживаться строгих правил, отступление от которых в отдельных случаях можно квалифицировать согласно УК РФ.

«Коллекторская деятельность в России требует особого внимания, так как нарушения в этой сфере носят массовый характер. Большинству должников, как правило, неизвестны способы защиты при неправомерных действиях коллекторов. Добросовестные коллекторы всегда демонстрируют основания своих действий, так как заинтересованы в возврате средств.

К ним относятся: договор об оказании услуг или цессия с коллекторским агентством (уступка права требования). У недобросовестных коллекторов документов может и не оказаться.

В любом случае наличие долга не позволяет нарушать права и законные интересы должника, угрожать физическим воздействием и распространением ложных сведений, порочащих честь должника.

Бороться с такими полубандитскими действиями необходимо путем обращения в прокуратуру (в том числе онлайн) и службу судебных приставов. Если долг передан банком, обращаться можно к регулятору — ЦБ РФ, так как банки, как правило, дорожат репутацией. Тот же порядок действует, если вы не являетесь должником вообще.

Популярным способом давления у коллекторов являются назойливые звонки. Надо отметить, что количество звонков и их время строго ограничены. Так, например, в Москве за попытку обрушиться звонками на должника коллекторское агентство по решению суда заплатило сумму, в четыре раза превышающую задолженность.

Безусловно, желательно записывать разговоры с коллекторами и фиксировать звонки», — рассказал Алексей Гавришев, партнер юридической компании BMS.

Микрофинансовые организации и коллекторы любят включать в сумму долга различные несуществующие надбавки. В действительности с января 2017 года вступил в силу закон, по которому сумма долга не может превышать трехкратный размер потребительского займа.

«Это ограничение установлено новым коллекторским законом и фактически уменьшило пределы требований по сравнению с ранее действовавшей нормой. При этом есть ограничение, что проценты начисляются на непогашенную часть займа, а не на всю сумму целиком. В случае с микрофинансовыми организациями закон обязывает включать это условие в договор», — рассказал Гавришев «Известиям».

На деле же коллекторы остаются частыми участниками криминальных сводок. А способы сведения счетов до сих пор пугают своей изощренностью. Житель Уфы обнаружил на автомобиле недвусмысленное послание от коллекторов.

В качестве предупреждения ему воткнули в лобовое стекло топор, к которому был прикреплен похоронный венок.

Мужчина обратился в полицию, рассказав, что задолжал микрофинансовой организации и за это коллекторы испортили его авто.

«Заявитель предполагает, что коллекторы разбили стекло автомобиля топором и на него повесили похоронный венок. Полиция начала проверку, по результату будет принято процессуальное решение», — рассказали агентству «РИА Новости» в полиции.

Выбить из квартиры

Всего за месяц до этого в Перми под атаку коллекторов попал 90-летний ветеран Великой Отечественной войны Василий Ушаков. Микрозаем выдали его дочери-пенсионерке, расплатиться по кредиту она не смогла. Все занятые деньги она перевела мошенникам, обещавшим излечить ее от астмы.

В результате сотрудники коллекторского агентства стали добиваться выселения ветерана и его дочери из единственной квартиры. Причастных к избиению пожилого мужчины задержали после того, как дело взял под личный контроль глава Следственного комитета Александр Бастрыкин.

По факту произошедшего возбудили уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупных размерах», сообщили в региональном управлении СК.

«Представители микрофинансовой организации, куда обратилась женщина за получением денежных средств, ввели ее в заблуждение, попросту говоря, обманули.

Вынудили подписать ее договор купли-продажи квартиры стоимостью 1,4 млн рублей, выдав ей на руки всего 450 тыс.

После этого перепродали квартиру третьим лицам, которые применили насилие в отношении ветерана Великой Отечественной войны», — рассказал помощник руководителя по взаимодействию со СМИ СУ СК России по Пермскому краю Андрей Олин.

На суде все четверо задержанных заявили о своей невиновности и начали открещиваться от работы в агентстве «Клок Хаус». От ответственности ушли и руководители микрофинансовой организации, заявив, что квартиру ветерана продали другой кредитной компании. Якобы женщина обратилась к брокеру для продажи недвижимости. У них своя версия событий.

«Напомним, что в России чуть ли не каждую неделю за долги родственников судебные приставы, представители финансовых организаций выселяют из квартир всех проживающих. Среди тех, кого выселяют, иногда оказываются инвалиды, ветераны», — рассказали изданию «Собеседник» представители «Клок Хауса».

По данным Центробанка, в 2018 году число микрофинансовых организаций в России начало снижаться. Одновременно с этим регулятор зафиксировал резкий рост числа клиентов МФО. В условиях сокращения легального сектора многие кредиторы ушли в тень.

Всего за год число «черных кредиторов» выросло вдвое, в стране было выявлено еще 2,3 тыс. таких организаций. При этом общее число микрокредиторов, исключенных из перечня ЦБ, составляет 7182 организации. Легальных МФО, по данным на март 2019 года, осталось 2005.

Общая сумма задолженности перед микрофинансовыми организациями оценивается Центробанком в 100 млрд рублей.

Суды и система на стороне дьявола

В России с беспределом коллекторов борется несколько общественных организаций. Самая известная из них — ОНФ «За права заемщиков».

«Стоит понимать, что теневой рынок чуть ли не соизмеряется по объемам с легальным рынком. В первую очередь заемщику нужно знать, что если МФО находится вне правового регулирования, то она попытается ввести в заблуждение.

Это не только и не столько получение процентов, но и увеличенная маржа за счет нахождения в тени, а с другой стороны, все эти организации существуют ради выдачи займов под залог недвижимости. Их задача в том, чтобы этот залог в итоге забрать.

Речь идет о ростовщиках и частных заимодавцах, которые не стесняются рекламировать себя, выдают как физлицо займы под залог. В регионах небольшие займы, как правило, влекут то, что человек теряет жилье, взяв в кредит 300 тыс. рублей.

Технология отработанная: достаточно часто они представляются центрами по выдаче ипотек, а в итоге зарабатывают не на процентах, а на получении жилья», — рассказал эксперт проекта ОНФ «За права заемщиков» Михаил Алексеев.

По его словам, выявить подобные организации несложно, из-за того что они достаточно часто выступают истцами в суде по взысканию задолженности. Сначала они судятся за проценты, увеличивают стоимость долга, при этом минимально оценивая стоимость заложенного имущества, а затем оно передается на торги.

«Если торги не состоялись, стоимость жилья снижается на 25% и передается взыскателю. Для того чтобы это произошло, они направляют туда номинальных физических лиц, которые называют наивысшую цену, выигрывают торги, а затем их не оплачивают. То есть человек лишается жилья и еще должен остается. Это большая социальная проблема», — отметил Алексеев.

Прятаться от суда в таком случае — плохая тактика, которая играет только на руку кредиторам. За счет промедления они успевают увеличивать сумму процентов. Потребителям таких финансовых услуг стоит проявить бдительность при подписании договора: добросовестные кредиторы не запрещают подписывать документы в присутствии юриста.

Кузница бомжей

«Никому не важно, что в квартире прописаны дети или старики. Если собственник подписал договор под залог жилья, то его отберут. Решение финансовой проблемы в таком случае дается слишком дорогой ценой.

Нужно избавиться от порочной практики, когда одно физическое лицо фактически отбирает жилье у другого. Если у людей не хватает моральных устоев, чтобы не заниматься подобной деятельностью, должен быть соответствующий закон.

Одна-две посадки организаторов таких структур и отказ от исковых требований — и этот рынок просто перестанет существовать. Задача состоит в том, чтобы эта деятельность была вне закона.

Теневая сфера только усугубляет финансовое положение россиян: если человек невнимательно читал договор, это еще не дает мошенникам право втюхивать всё, что им хочется», — резюмировал эксперт проекта «За права заемщиков».

Помощь ближнего

Кроме того, сами заемщики, пострадавшие от неправомерных действий коллекторов, объединяются в сообщества взаимопомощи.

В группе собраны мошеннические методы по запугиванию должников: начиная от безобидных «повесток в суд» и поддельных актов о выселении и заканчивая расклейкой объявлений, публикацией непристойных роликов и физическим насилием. На этой нише образовалось и другое направление — антиколлекторская деятельность.

Этим занимаются многочисленные юридические конторы, которые обещают должникам оформить процедуру банкротства. Однако по словам администратора сообщества Александра Нарышкина, это еще один способ заработать на людях, оказавшихся в долговой яме.

«Закон работает только в суде. На самом деле большинству коллекторов на него наплевать. Тех, кто работает по закону в микрофинансовых организациях, единицы. Сначала звонят, потом могут прийти домой и всерьез угрожают, совсем безбашенные портят имущество.

Причем делают это не коллекторы, как их принято называть, а скорее сотрудники МФО и их приближенные. Если им не отдадут кредит, то этот долг вешается на тех, кто выдавал заем. Они заинтересованы в том, чтобы получить деньги любыми методами. Большинство МФО работают по франшизе.

Значительная часть работников — это не нанятые коллекторы, а рядовые офисные сотрудники», — пояснил Нарышкин.

Активисты пытаются своими силами договариваться с микрофинансовыми организациями о перерасчете долга. И, по словам Нарышкина, многие постепенно идут на уступки, хотя происходит это не сразу.

«Каждый человек ищет решение, а мы как сообщество помогаем. Причем делают это не администраторы, а сами подписчики. По сути, это, как пирамида, только не финансовая, а взаимопомощи.

Они помогают друг другу безвозмездно, сопроводительной информацией, юридически, да и морально.

Когда приходят коллекторы, они звонят друг другу и помогают разобраться, чтобы не оставаться с ними один на один», — добавил администратор сообщества по противодействию незаконной коллекторской деятельности.

Источник: https://iz.ru/861282/anastasiia-chepovskaia-ivan-petrov/vyzhat-liuboi-tcenoi-sverkhzadacha-kollektorov-otniat-vashu-kvartiru

За коллекторов возьмутся судебные приставы

Как распознать коллекторов и судебных приставов и кто такие региональная служба судебного взыскания?

Судебным приставам будет гораздо проще бороться с неадекватными коллекторами. В частности, теперь приставы наделены правом до суда проводить расследования, если взыскатели использовали в отношении должников психологическое давление или унижали их честь и достоинство. С тем, что теперь могут и чего не могут делать коллекторские агентства, разбиралась «Парламентская газета».

Читайте по теме По данным Федеральной службы судебных приставов, в 2017 году от граждан на неправомерные действия коллекторов поступило более 4,5 тысячи жалоб. Законодатели посчитали это достаточным основанием для того, чтобы вернуться к проблеме.

Принятые Госдумой и одобренные 24 июля Советом Федерации поправки усиливают контроль над коллекторскими агентствами. Теперь им запрещены все недозволенные приемы, которыми те ранее успешно и безнаказанно пользовались при взыскании долгов.

Дополнительными полномочиями наделяют судебных приставов — установить факт травли или шантажа гражданина со стороны коллекторов приставы смогут, запросив необходимую информацию от операторов сотовой связи.

Помимо предложенной нормы обуздания не особо брезгующих средствами коллекторов, делу поможет и создание единой системы проверки сведений об абоненте. Соответствующий законопроект 20 июля поступил на рассмотрение Госдумы.

Комментируя «Парламентской газете» внесённую в Госдуму инициативу, её автор, председатель думского Комитета по финрынку Анатолий Аксаков пояснил, что предлагаемая система проверки поможет мгновенно определить, кому на самом деле принадлежит номер телефона, избавив граждан от вмешательства в их личную жизнь со стороны кредиторов.

Предлагаемая система проверки решает эту проблему: кредиторы делают запрос и мгновенно получают корректную информацию, у них отпадает необходимость третировать абонента.

«Бывает так, что сим-карта принадлежала другому человеку, который ранее брал кредит, после чего она была перепродана третьему лицу. И вот ему начинают названивать коллекторы с требованием вернуть долг.

А на самом деле к этому долгу он не имеет никакого отношения.

Предлагаемая система проверки решает эту проблему: кредиторы делают запрос и мгновенно получают корректную информацию, у них отпадает необходимость третировать абонента», — уточнил депутат.

По словам Аксакова, система проверки сведений об абоненте представляет собой универсальную программу, доступ к которой будет иметь лишь ограниченный круг организаций, в том числе и коллекторские агентства.

Что не могут делать коллекторы

Читайте по теме До 2016 года деятельность коллекторов в России никакими законодательными механизмами не регулировалась, поэтому они частенько выходили за рамки правового поля, не гнушаясь хамством, угрозами, порчей имущества и даже насилием. Два года назад ситуация изменилась, был принят федеральный закон, устанавливающий нормы приличия для профессиональных взыскателей долгов.

В документе было чётко прописано, какие методы агентства могут использовать в своей работе, а какие нет. С января 2018 года вступили в силу свежие поправки к закону, серьёзно ограничивающие деятельность агентств. Отныне кредиторы не имеют права звонить со скрытых номеров или отправлять СМС.

При этом новые правила ограничивают и сферу присутствия коллекторов. К примеру, они не могут взыскивать задолженность в жилищно-коммунальной сфере. Кроме того, введён запрет на привлечение для одновременной работы с должником сразу нескольких коллекторских организаций.

Ранее коллекторы могли звонить и писать должникам и их родным в любое время, но действующая редакция закона серьёзно урезает их возможности.

Согласно поправкам, коллекторы не имеют права звонить по ночам, а время общения с клиентами по телефону в будние дни начинается в 8 утра и заканчивается в 10 вечера.

В выходные и праздничные дни звонить разрешено с 9 утра до 8 вечера. При этом коллекторам запрещено звонить родственникам или близким должника.

Кроме того, законодательно ограничили и число личных встреч. Коллектор имеет право встречаться с неплательщиком не чаще одного раза в день, двух раз в неделю и восьми раз в месяц. Также им запрещается звонить беременным и женщинам, у которых есть ребёнок младше полутора лет, людям, которые находятся на лечении в медучреждениях и инвалидам I группы.

На любые угрозы должнику и тем более порчу его имущества закон также накладывает табу. Агентства не могут обращаться к клиенту банка, просрочившему выплаты, если в кредитном договоре нет пункта, разрешающего привлечение сторонних структур.

Ещё одним серьёзным нарушением деятельности коллекторов будут считаться звонки или письма должнику по прошествии четырёх месяцев с момента просрочки по займу.

Источник: https://www.pnp.ru/economics/za-kollektorov-vozmutsya-sudebnye-pristavy.html

О чем знает коллектор

Как распознать коллекторов и судебных приставов и кто такие региональная служба судебного взыскания?

Борис Воронин о роботах-коллекторах

О цифровизации рынка взыскания долгов, роботах-коллекторах и других инновациях, хитрых должниках, а также о практиках применения вступившего в силу более года назад 230-ФЗ “О защите прав физлиц при взыскании задолженности” и о решаемых профильным СРО задачах рассказывает директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Борис Воронин.

Цифровизация охватывает все новые и новые сферы финансового рынка. На ваш взгляд, новые технологии в сегменте взыскания себя оправдывают?

– Увы, не всегда. Возьмем ту же роботизацию. Эта сфера активно развивается, но эффективность ее пока остается под вопросом. Подозреваю, что перспективность ее переоценена. Конечно, зачастую граждане даже не осознают, что общались с роботом, но ряд функций остается машине недоступен.

Информаторы и напоминалки способны лишь настроить должника на выполнение ранее данного обещания. Но к такому обещанию должника еще следует подвести. Для этого нужно разобрать всю историю долга и ответить на достаточно сложные вопросы.

И робот здесь сможет справиться только тогда, когда должник исключительно неконфликтен. Во всех остальных случаях нужен человек.

Да, оператор по ходу телефонного разговора будет получать от компьютера многочисленные подсказки, включая оптимальный скрипт по персоне должника, но многие решения взыскатель будет вынужден принимать сам.

Что еще между специалистами рынка взыскания принято считать инновациями?

– Сегодня в нашей работе все направлено на то, чтобы узнать о должнике как можно больше, но свести само общение к минимуму. Этому вектору подчиняется любая роботизация, машинное обучение или облачные вычисления.

Знать – это не значит получить номера телефонов, которые должник не раскрывает. Это вторично. Гораздо важнее понять, например, что это за человек, как он относится к своим обязательствам, бегает ли он от кредиторов или спокойно с ними общается. В общем, создать его психологический портрет, а затем выбрать одну из стратегий дальнейшей работы.

Эти стратегии алгоритмизированы?

– Да. Первой задачей является установление доверительного контакта, и уже второй – обсуждение льгот и скидок, облегчающих клиенту возврат долга. Если же выяснится, что должник явно увиливает от обязательств, мы оперативно перестаем тратить на него время и обращаемся в суд. Например, тут же будет отслежен выставленный на продажу автомобиль, находящийся в залоге.

А в целом озвучиваемые на разных уровнях власти планы по переходу на цифровую экономику как-либо задевают интересы вашей профессии?

– Наши проблемы перехода к цифровой экономике отчасти связаны с тем, что внедрять подобные решения пытаются многие институты: НП “Цифровая экономика”, ряд министерств, Банк России, судебная ветвь власти…

Причем у каждой структуры свое видение ситуации. Впрочем, мы в любом случае стараемся участвовать в обсуждении всех инициатив, поскольку в итоге ожидаем существенного удешевления себестоимости своей работы.

Например, для нас очень важна линия на безбумажное взаимодействие банка и суда с должником.

Мне казалось, что судебные структуры в данном вопросе наименее поворотливы…

– Ситуация меняется к лучшему, и в городах-миллионниках суды все лояльнее относятся к электронному документообороту. Но порой действительно сталкиваешься с прошлым веком, когда судья требует вместо скана его бумажную распечатку, а где-то – и от руки написанное заявление.

С 1 января 2017 года вступил в силу 230-ФЗ “О защите прав физлиц при взыскании задолженности”. Принятие документа сопровождала мощная информационная кампания – говорилось не только о том, что коллекторы зачастую используют недобросовестные методы взыскания, но и о том, что в России слишком много представителей данной профессии. Что осталось в итоге?

– В 2016 году, когда Федеральная служба судебных приставов (ФССП) получила полномочия по курированию рынка взыскания, звучали самые невероятные оценки того, сколько в стране коллекторов. Например, утверждалось, что до ста тысяч человек.

Ошибка же объяснялась слишком широкой трактовкой термина “взыскание”. Заявляла некая компания, что кто-то ей должен энную сумму, – вот уже и очередной коллектор.

Или другой вариант – банк выставлял долговой пакет на продажу и не обращал внимания на юридический статус покупателя – лишь бы тот больше заплатил.

Сейчас ситуация вошла в определенные правовые рамки, соответствовать требованиям 230-ФЗ не так уж и сложно. В частности, Сбербанк по цессии продает долги только тем компаниям, которые включены в госреестр коллекторских агентств, – это порядка 200 организаций.

Правда, до сих пор так поступают не все банки. Кроме того, есть компании, работающие только в судебном порядке, не отвлекаясь на досудебные обсуждения, – они благодаря этому под регулирование 230-ФЗ не подпадают.

Кстати, закон не запрещает банкам продавать долги кому угодно, но запрещает работать с этими долгами юрлицам, не включенным в реестр. Продаешь на офшор, а потом нанимаешь компанию из реестра.

Или бывает, что долг далее распродается физлицам (они по закону могут взыскивать до 50 тыс. рублей).

Впрочем, в марте в Совете Федерации уже обсуждалось внесение законодательных поправок, запрещающих продажу просроченной кредиторской задолженности не состоящим в реестре ФССП компаниям.

Много ли на рынке сегодня черных коллекторов?

– Не думаю. Незаконных взыскателей на рынке осталось немного, потому что у граждан мало незаконных долгов. А все белые долги достаточно легко обслуживаются в рамках легальных процедур взыскания. Банк или легальная МФО на вполне законных основаниях могут зарегистрировать “дочку” или даже “внучку”, чтобы не формировать по этим долгам резервы.

Более того, сегодня, например, ” Яндекс ” следит, чтобы в рекламе кол лекторских услуг не проскочил даже малейший намек на выбивание долгов.

И еще один важный момент. Если кредит был выдан мошенниками на краденый паспорт и коллектор установил этот факт, то долг возвращается банку, а банк возвращает взыскателю затраты по цессии.

Некорректно по отношению к должнику могут себя вести и легальные коллекторы.

– Мы усовершенствовали работу с жалобами и расширили классификатор. Сейчас мы выделяем порядка 20 типовых жалоб на участников ассоциации. Понятно, что с каждой историей разбираемся.

Входящие в вашу ассоциацию компании работают исключительно с долгами физлиц? Или с юрлицами тоже?

– Нормативных ограничений нет. Интересы участников ассоциации формируются спросом и предложением на услуги по взысканию. Но в принципе все наши участники выросли из структур, обслуживавших долги физлиц перед банками. Через какое- то время игроки включили в портфели долги граждан перед МФО.

И сейчас идет процесс включения в работу долгов малого и среднего бизнеса. Кстати, не только перед банками. Например, в обслуживание могут быть включены долги арендаторов перед офисным центром.

Здесь важно, чтобы долг был удобен для определенной стандартизации и с ним можно было работать по принципу конвейера.

Насколько сегодня распространена форма работы с задолженностью по агентскому договору, и насколько – форма цессии, когда долги у кредитора предварительно выкупаются?

– Год назад все участники ожидали заметного роста цессии. Однако в последнее время подрастает именно агентский рынок. По итогам 2017 года объем переуступленных долгов составил 280 млрд рублей.

А в целом агрегированный за последние 6 лет суммарный объем покупок составил около 1,5 трлн рублей.

В рамках агентской схемы в 2017 году было размещено 390 млрд рублей в рамках первого размещения и 570 млрд рублей – в рамках повторного.

Уточню момент, который может быть важен для заемщиков. По просроченному долгу перед банком должнику продолжают начисляться проценты, а параллельно набегают еще штрафы и пени.

По перепроданному в коллекторское агентство долгу дальнейшее начисление процентов может быть остановлено. Этот вопрос связан с налоговым законодательством.

По цессии коллектору невыгодно приобретать долг, который продолжает расти, поскольку придется делать налоговые отчисления, а вопрос с возвратом денег еще неизвестно как и когда разрешится.

Да и в целом коллектор во взаимоотношениях с должником имеет больше возможностей договориться, чем банк. Уже хотя бы потому, что не ограничен нормативами Банка России.

Какая доля разрешения споров приходится на досудебные решения?

– Логично, что при агентской схеме почти все взыскание проходит по досудебке, кроме вариантов, когда у банка есть свое коллекторское агентство (логично, потому что по решению суда получает деньги владелец долга, то есть не агент, а банк. – Ред.). Уточню: на этапе телефонных звонков уклониться от разговора пытаются 20-30% должников.

Но в последнее время появилось такое понятие, как независимое судебно-агентское взыскание. Схему запустил Сбербанк, который в прошлом году объявил соответствующий тендер.

Можно ожидать, что в нынешнем году коллекторы просудят до миллиона дел, но в массе это все-таки будет цессия. Кстати, в рамках цессии вообще отмечается тенденция не заниматься досудебкой.

Появились игроки, которые ограничиваются одним формальным звонком должнику.

С другой стороны, даже судебное решение не является для части россиян поводом возвращать долги. 

Как обстоят дела с уклонениями от присужденных выплат?

– Когда есть судебное решение, уклоняться достаточно сложно. Но обычно, предъявив исполнительный лист, коллекторы все же предлагают должнику выстроить компромиссный вариант расчетов. Проблема только в черных зарплатах – тогда взыскателям приходится идти на различные ухищрения.

Банки 5-10 лет назад отдавали коллекторам только беззалоговые кредиты. Сейчас же доводится слышать и о залоговых (когда в залоге находятся автомобили и недвижимость). Можно ли считать это тенденцией?
– Действительно, рынок растет, однако достаточно скромными темпами.

Залоговые долги продаются на других условиях, и пока в этом сегменте работает минимум коллекторских компаний. А большинство банков очень осторожно тестируют такое решение. В любом случае беззалоговые долги будут преобладать, поскольку стоят недорого: диапазон цен – от 0,7 до 1,5%.

Стоимость обеспеченных кредитов на порядок выше.

Каковы задачи НАПКА на этот год? Что должно произойти, чтобы вы считали, что прожили его не зря?

– Во-первых, мы подготовили стандарты по работе в рамках агентского договора и по цессии. Теперь мы должны их внедрить – это позволит повысить качество взыскания. Например, определены требования по объему информации, которой должен сопровождаться продаваемый банком коллектору долг.

Так, сегодня банки не спешат сообщать об отказе должника от взаимодействия. И если коллектор, купив такой долг, позвонит должнику, то он будет оштрафован. А кто не передал информацию? Банк. Или другая коллизия: банк продал долг коллектору, и в самом банке должник, оказывается, уже ничего не должен.

Потом он спокойно получает справку об отсутствии долга – и снова обращается за кредитом. Во-вторых, мы должны всячески поддерживать внедрение электронного документооборота. И, в-третьих, мы работаем над совершенствованием закона “Об исполнительном производстве”. Скажем, на сайте ФССП вывешивается информация о должниках и их долгах.

И, наверное, не помешало бы дополнить эту информацию уточнением, кто из коллекторов в данном случае выступает взыскателем.

О персоне Борис Воронин Родился в 1971 году. В 1994 году с отличием окончил Московский государственный университет путей сообщения, в 2000 году – Финансовую академию при правительстве РФ.

В 2001-2005 годах работал в Минэкономразвития России, принимал участие в разработке федерального закона “О кредитных историях”. С августа 2005 года работал в Банке России руководителем Центрального каталога кредитных историй (ЦККИ).

С января 2015 года – директор НАПКА. Об ассоциации НАПКА

НАПКА – профобъединение российской отрасли взыскания, которое включает более 40 ведущих компаний, обслуживающих свыше 90% объемов коллекторского рынка. ? Ассоциация создана 10 августа 2007 года при участии ассоциации региональных банков “Россия”. В 2018 году объединение получило статус СРО.

Источник: http://www.napca.ru/publishing/874/

Права и обязанности коллекторов: требования закона

Как распознать коллекторов и судебных приставов и кто такие региональная служба судебного взыскания?

В США и во многих западных странах коллекторская деятельность уже давно не ассоциируется исключительно со взысканием долгов.

Строгое государственное регулирование работы подобных агентств стало причиной переквалификации коллекторов в так называемых «советников» для заемщиков.

Фактически функции коллекторов теперь сводятся к помощи гражданам быстрее выплатить долги, не навредив при этом репутации заемщика, его психологическому состоянию.

В России деятельность коллекторских агентств была детально регламентирована только в 2016 году после принятия Федерального закона № 230-ФЗ[1], который в народе получил название «Закон о коллекторах». О том, какие права теперь есть у коллекторов и как законодательная регламентация деятельности помогла заемщикам, поговорим в статье.

На что имеют право коллекторы?

В переводе с английского коллектор (collector) буквально означает «собирающий». В нашей стране под этим термином понимают организации, которые занимаются взысканием долгов с заемщиков банков или микрофинансовых организаций (МФО).

Закон называет коллекторовюридическими лицами, осуществляющими деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности[2].

Чтобы не путаться, в статье мы будем использовать «народное» название.

Коллекторы встречаются двух типов:

  1. Банковские, которые работают в рамках специального подразделения или отдела кредитной организации.
  2. Внешние, которые заключают агентский договор с финансово-кредитной организацией (банком или МФО) и получают установленный процент с возвращенных средств. Также внешние коллекторы могут заключать с банком договор цессии (уступки прав требований) и после этого уже сами выступают от своего лица как кредиторы. Подобные сделки узаконены Гражданским кодексом РФ.

Коллекторская деятельность не сводится исключительно к получению доходов субъектами. Коллекторы представляют собой важное звено в кредитно-финансовых отношениях между кредитными организациями и заемщиками.

Любой банк или МФО не смогут существовать, если выданные кредиты не будут возвращаться и приносить прибыль в виде процентов за пользование заемными средствами — в конечном итоге кредитные организации также будут нести убытки, а проценты по кредитам для благонадежных заемщиков будут расти.

В связи с выполнением кредитными и микрофинансовыми организациями большого количества операционных задач, сосредоточиться на детальных переговорах с заемщиками об удобных способах возврата средств не всегда получается — это не их профиль деятельности.

Поэтому банкам проще передать эту задачу коллекторским агентствам или получить хоть какие-то средства в случае полного выкупа долга. В результате банки получают доход и могут предлагать своим клиентам привлекательные ставки по кредитам, не боясь разорения.

В этом и заключается сущность коллекторского дела: связь между банками и заемщиками, где первым обеспечивается возвращение средств в оборот, а вторым — удобные способы возврата.

С 2016 года на рынке имеют право работать только легальные организации, которые внесены в реестр Федеральной службы судебных приставов и соответствуют требованиям отраслевого закона.

В России действует профессиональная ассоциация коллекторов — НАПКА, в которую входят крупные коллекторские компании с высокой деловой репутацией. Цель ассоциации — создание цивилизованного рынка коллекторских услуг в России[3].

Федеральный закон четко определил, какие теперь есть права у коллекторов. В результате нелегальных участников рынка осталось мало — чаще это точечные региональные компании, с которыми активно борется государство и «белый сектор». Введенные законом правила рынка детально регламентируют каждую сферу деятельности коллекторов, устанавливая права как компаний, так и заемщиков.

Способы связи с заемщиком

Права коллекторов по новому закону касаются как банковских служащих, специализирующихся на выполнении функций по взысканию долгов, так и внешних агентств. В первую очередь законом определены методы взаимодействия между сторонами правоотношений.

Кредитор — банк или коллекторское агентство — может связаться с должником несколькими способами:

  • в ходе личной встречи или по телефону;
  • путем направления сообщений на электронную почту, телефон или другие средства связи;
  • почтовой корреспонденцией по известному адресу[4].

Возможны и иные способы связи, но только в рамках соглашения, заключенного между должником и кредитором. А популярный вопрос, имеют ли право звонить коллекторы родственникам должника или на работу, закон решил путем введения ряда условий. Заемщик должен дать согласие на такие звонки в письменном виде, а третье лицо не должно выражать отказ[5].

Такое разнообразие средств взаимодействия коллекторов с должником не означает их активное применение. Данное право позволяет выйти на контакт с заемщиком удобным ему способом, чтобы, например, не отвлекать от дел звонками по телефону.

Должник может самостоятельно выбрать удобный способ общения с коллекторским агентством. Но нередко граждане сбрасывают звонки или игнорируют сообщения, в результате сотрудникам агентства ничего не остается, кроме как пытаться выйти на связь еще раз.

Какие права имеют коллекторы

При взаимодействии с должниками коллекторы обязаны уважать личность и интересы гражданина, поэтому все действия должны носить добросовестный и разумный характер. Коллекторы имеют право:

  • Приходить домой для личного общения с заемщиками.
  • Сообщать лицу достоверную информацию о своих полномочиях и последствиях невозврата долга.
  • Собирать и хранить персональные данные должника, в установленных законом случаях передавать без согласия лица установленным субъектам.
  • Взаимодействовать с заемщиком с 8 до 22 часов в рабочие дни, с 9 до 20 часов в праздничные и выходные.
  • Предлагать способы выплаты долга, рекомендовать оптимальные средства возврата.
  • Отвечать на обращения должника в 30-дневный период[6].

Коллекторы вправе обращаться в судебные органы для взыскания просроченной задолженности как по поручению кредитора, так и самостоятельно выступая в его роли.

При этом коллектор становится полноправной стороной гражданского судопроизводства со всеми правами, предусмотренными для истца Гражданским процессуальным кодексом РФ.

При этом коллекторы имеют право только подавать исковое заявление, а описывать имущество и применять другие меры обеспечения иска могут только судебные приставы.

Разрешено все, что не запрещено

Кроме законных прав коллекторов, Федеральный закон № 230-ФЗ устанавливает ряд ограничений, связанных с деятельностью по взысканию долгов.

Эти ограничения не носят сложный юридический характер, а являются, скорее, объективным выражением морали и этических правил.

Добропорядочные коллекторские агентства и до введения в действие нормативного правового акта не допускали в своей деятельности подобных нарушений.

Установленные ограничения можно условно разделить на три группы:

  1. Связанные с безопасностью жизни и здоровья заемщика: нельзя угрожать, применять физическую силу, оказывать насилие и другие проявления незаконных действий.
  2. Направленные на защиту интересов гражданина: запрет на звонки в ночное время, беспокойство родственников и третьих лиц без письменного разрешения и пр.
  3. Направленные на защиту частной жизни: сохранение персональных данных, запрет на разглашение сведений о долге и правоотношениях без согласия заемщика.

Закон также предъявляет требования к личности граждан, способных выступать в качестве коллекторов. Запрещено взаимодействие с заемщиками лицам, имеющим судимость.

Чтобы обезопасить граждан от непредвиденных расходов, связанных с оплатой входящих звонков и сообщений при международной связи, закон обеспечил правом вести работу по взысканию долга в России только российские компании.

При взаимодействии с коллекторами важно не забывать, что нужно не только знать то, на что они имеют право, но и внимательно относиться к своему поведению.

Как уже было сказано, законодательство четко регулирует правила общения коллекторов с должниками, и грубое их несоответствие может привести к административной ответственности со стороны компании. По этой причине легальные организации следят за своей репутацией и не допускают нарушений закона.

Но неэтичное и неуважительное поведение заемщиков часто становится причиной конфликтов, которые связаны с незнанием должниками нюансов законодательства.

Чтобы избежать подобного исхода, следует при первом разговоре с коллектором уточнить все детали и обсудить дальнейшее взаимодействие.

Имеет ли смысл доводить дело до суда?

Переход взаимоотношений между коллекторами и должниками в конструктивное русло открыл новую веху в истории развития рынка.

Штат соответствующих компаний зачастую формируется из представителей различных областей, которые изучают положение должника с профессиональной точки зрения и стараются вместе с ним выйти из сложной ситуации.

Такой подход хорош для обеих сторон: коллекторам становится проще получить неуплаченные средства, а заемщик защищен от обращения кредитора в судебные органы.

При невозможности налаживания контакта с должником коллектору ничего не остается, как направлять исковое заявление в суд о взыскании неуплаченного долга. Почему такой поворот событий невыгоден должнику?

  • В большинстве случаев коллекторы выигрывают подобные дела, поэтому должникам приходится не только принудительно выплачивать всю сумму долга в короткий период, но и дополнительно возмещать государственную пошлину и другие расходы компаний.
  • У судебных органов нет полномочий, связанных с предоставлением гражданам помощи в уплате долга. Поэтому в отличие от коллекторов с судом нельзя договориться о пропуске платежа или привлекательной схеме возврата долга.
  • Судебное разбирательство сопровождается посещением заседаний, моральными издержками и тратами на представителей. При работе с коллекторами специалисты связываются удобным для вас образом.
  • Судьям и аппарату суда запрещено предоставлять юридические консультации, поэтому при направлении дела в суд вам никто не посоветует, как лучше поступить или безболезненно для кошелька вернуть долг без переплат.

Проблемы с невозможностью уплаты кредита или займа могут возникнуть у каждого. Какая бы ни была причина, ответственность за это лежит на должнике. Прятаться от представителей кредитора и не выходить на связь — не самое лучшее решение.

В конечном итоге все равно придется возвращать долг, но уже под контролем судебных органов, которые зачастую не церемонятся с должниками. Чтобы разрешить ситуацию с минимальным дискомфортом, правильным решением станет взаимодействие с коллекторской компанией.

Специалисты не только подберут оптимальный вариант уплаты долга, но и помогут сохранить репутацию и кредитную историю.

Источник: https://www.pravda.ru/navigator/kakie-prava-imejut-kollektory.html

«Плохие долги»: приставы проверят звонки россиян

Как распознать коллекторов и судебных приставов и кто такие региональная служба судебного взыскания?

Сотрудники Федеральной службы судебных приставов (ФССП) могут получить полный доступ к кредитным историям россиян.

Необходимые для этого поправки будут вноситься одновременно в несколько федеральных законов — «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», «О связи», «О кредитных историях», «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Об этом сообщает принадлежащее Григорию Березкину издание РБК.

Полномочия приставов расширят

Ранее глава ФССП Дмитрий Аристов жаловался, например, на то, что операторы связи не предоставляют его службе информацию о принадлежности номеров мобильной связи россиян, потому что это не предусмотрено законом.

Сейчас получать закрытые отчеты из бюро кредитных историй (БКИ) по запросу могут сами заемщики, ЦБ, нотариусы, следователи или суды.

К ним планируют также добавить представителей службы судебных приставов.

Служба может получить полномочия запрашивать информацию о звонках коллекторов, корректности переговоров по телефону между должником и коллектором, сообщили РИА «Новости» в пресс-службе Минюста России.

Также в случае принятия поправок судебный пристав сможет запросить отчет о том, как проходит процедура взыскания долга, чтобы удостовериться в отсутствии нарушений.

Например, изменения в закон «О кредитных историях», позволят ФССП получать сведения в отношении источника формирования кредитной задолженности, о субъекте кредитной истории, о приобретателе права требования (в случае уступки права требования по договору займа (кредита).

«При этом законопроектом устанавливается обязанность должностных лиц ФССП России по соблюдению коммерческой, служебной и иной охраняемой законом тайны. Таким образом, полученные должностными лицами ФССП сведения не подлежат разглашению», — заявляли в Минюсте.

Но самый важный момент в этих поправках Минюста — будут ли они усиливать защиту граждан от злоупотреблений коллекторов?

В 2019 году россияне стали активнее жаловаться на то, что коллекторы завышают суммы их долгов.

Об сообщала заместитель начальника управления поведенческого надзора службы по защите прав потребителей Банка России Ольга Шеховцова.

Сейчас для микрофинансовых организаций процентная ставка ограничена 1% в день, но были случаи, когда взыскатели требовали сумму значительно большую, чем позволяет это ограничение. ЦБ направлял информацию об этом в ФССП.

«Нам известны случаи, когда, покупая «плохой» долг у кредитора, взыскатель добавляет к сумме долга дополнительные штрафы и пени, назначает дополнительные проценты за просрочку», — отмечала руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева.

Доступ приставов к полной кредитной истории гражданина позволит устранить этот беспредел, считает она.

Между тем частные взыскатели долгов тоже не довольны действующим законодательством. Саморегулирующаяся организация «Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств» (НАПКА) разработала поправки к закону, который должен с 2021 года заменить текущую редакцию правил о взыскании долгов с физических лиц.

По мнению коллекторов, нынешняя версия закона дает преференции должникам. Например, в ней предлагается установить обязательный досудебный порядок взыскания задолженности.

НАПКА предлагает также детальнее прописать в законе обязанности должника.

Например, не вводить взыскателей в заблуждение и не унижать их честь и достоинство. И при несоблюдении обязательств предлагается обязать должников возмещать потери коллекторам.

«Мы понимаем, что перед обществом стояла задача в самые короткие сроки остановить практики взыскания, грубо попирающие базовые ценности.

Но вместо обеспечения эффективного исполнения существующего законодательства, в том числе и Уголовного Кодекса, вместо обеспечения мгновенной реакции правоохранительных органов на нарушения, мы, как всегда пошли по пути принятия очередного закона», — сообщил «Газете.Ru» директор НАПКА Борис Воронин.

Закон должен быть направлен на соблюдение баланса интересов сторон, поэтому нужны нормы не только об обязанностях кредитора и его представителей, но и ответственности должника за неисполнение взятых им на себя в добровольном порядке обязательств, считают в НАПКА.

Только через судебных приставов в России взыскиваются миллиарды долгов по кредитам – правда, это не слишком большая доля из тех, что присуждаются по суду.

По данным отчетности ФССП, в январе-сентябре на исполнении находилось исполнительных производств о взыскании средств физлиц в пользу кредитных организаций на 2,36 трлн руб. (9 млн производств). Окончено почти 2,9 млн производств на 584,54 млрд руб.

Фактически приставы взыскали 48 млрд руб. и закрыли по ним производства, из которых чуть менее 14,37 млрд руб. должники отдали добровольно. Частично погашена задолженность по исполнительным производствам на 55,6 млрд руб.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2019/11/19/12820610.shtml

Юрист ответит
Добавить комментарий