Какие можно привести примеры коллизии в Конституции РФ?

Конституция Российской Федерации как основа разрешения юридических коллизий и конфликтов

Какие можно привести примеры коллизии в Конституции РФ?

Конституция Российской Федерации, принятая на референдуме 12 декабря 1993 г., ознаменовала утверждение в нашей стране демократических устоев, переход к основам правового государства и установлению иных принципов организации государства, основанных на идеях конституционализма.

По прошествии 20 лет действия Конституции можно говорить о результатах ее воздействия на жизнь государства и общества и перспективах развития.

Проблемы действия и реализации Конституции являются предметом пристального внимания ученых и практиков[1]. Направления воздействия Конституции на все стороны общественной жизни разнообразны.

В этой связи представляет интерес изучение влияния Конституции на разрешение юридических коллизий и конфликтов.

В правовой науке не существует однозначного понимания коллизий. На основе анализа литературы[2] можно прийти к выводу о том, что юридическая коллизия рассматривает в широком и узком смыслах.

В широком смысле под коллизией поднимается противоречие между существующим правовым порядком и намерениями, и действиями по его изменению[3].

Однако такое понимание юридической коллизии не позволяет в полной мере определить его сущностные характеристики, поскольку под понятие юридической коллизии в данном случае попадают и другие явления, например, юридические конфликты.

Ряд ученых рассматривают юридический конфликт как высшую форму проявления юридических коллизий[4]. В таком случае широкий подход к определению юридических коллизий оправдан и позволяет рассматриваться юридическую коллизию как сложное явление. Можно говорить о коллизиях правовых норм, коллизиях законов и пр.

Узкое понимание юридической коллизии позволяет определить сущность коллизии как правового явления и отграничить ее от смежных явлений — пробелов, неопределенности в праве, правовых споров и конфликтов. Фактически в узком понимании юридическая коллизия рассматривается как коллизия норм права.

Основополагающим источником российского права является Конституция РФ, принятая 12 декабря 1993 г. путем всенародного ания.

Конституция занимает ведущее положение в системе источников отрасли конституционного права и других отраслей российского права.

Конституция оказывает влияние на содержание других источников конституционного права и других отраслей, которые призваны конкретизировать и развивать ее нормы.

Традиционно конституцию принято рассматривать в двух значениях — социальном и правовом. В социальном смысле конституция понимается как система реально сложившихся социально-экономических и политических отношений[5] (фактическая конституция). В правовом смысле конституция понимается чаще всего как нормативный правовой акт, обладающий особыми свойствами (юридическая конституция).

Конституцию в правовом смысле можно рассматривать как основу разрешения коллизий норм права. Конституцию в социальном смысле — как основу разрешения социальных и юридических конфликтов.

Социальное и правовое понимание конституции тесно переплетаются. Конституция в правовом смысле, помимо чисто юридических характеристик, имеет социально-политическое содержание, сущность.

Поэтому конституцию можно рассматривать как основу разрешения не только юридических, но и социальных конфликтов.

Принятие Конституции Российской Федерации свидетельствует о том, что она стала средством разрешения конституционного кризиса, или, по меткому выражению профессора Н.В.

Витрука, результатом «конституционной революции»[6].

Конституция ознаменовала достижение согласия между противоборствующими сторонами конституционного конфликта и стала основой для дальнейшего развития российского общества и государства.

Вместе с тем в Конституции РФ 1993 г. заложен определенный механизм разрешения конфликтов и коллизий в праве.

Механизм разрешения юридических коллизий, заложенный в Конституции Российской Федерации 1993 г., состоит из ряда институтов, которые в свою очередь могут быть разделены на две группы: общие и специальные институты[7].

К общим институтам разрешения юридических коллизий можно отнести: конституционные принципы, содержащиеся в главе «Основы конституционного строя»; конституционность и конституционный порядок; толкование Конституции; судебный конституционный контроль; конституционную ответственность; иерархичность построения правовой системы в Российской Федерации.

К специальным институтам разрешения юридических коллизий относятся: применение мер конституционной ответственности, элементы системы сдержек и противовесов, коллизионные нормы Конституции Российской Федерации.

Рассмотрим некоторые из них более подробно.

Среди основополагающих принципов, составляющих достояние всего мирового сообщества, закрепленных в Конституции Российской Федерации, следует назвать принцип приоритета прав и свобод человека и гражданина, закрепленный в ст. 2.

Этот принцип имеет определяющее значение для всех положений самой Конституции и законодательства в Российской Федерации. Он пронизывает буквально все содержание Конституции[8]. Приоритет прав и свобод человека конкретизируется в дельнейших статьях Конституции (ст.

17, 18, 19 и др.). Это означает, что Россия признает естественный, а не позитивный характер происхождения прав и свобод. Они не «даруются» государством, а признаются им. Данное положение определяет и высшую юридическую силу этого принципа.

Права и свободы не могут быть ограничены или умалены другими нормативными правовыми актами.

Все остальные принципы находятся в непосредственной связи с принципом приоритета прав и свобод человека. К ним относятся принцип правового государства (ст. 1 Конституции РФ), народного суверенитета (ст. 3), демократизма (ст. 3 и др.), равноправия и самоопределения народов (ст. 5), федерализма (ст. 5 и др.) и иные.

Элементом механизма разрешения коллизий в праве является толкование Конституции Российской Федерации и связанное с ним конституционно-правовое толкование законов Российской Федерации, осуществляемое Конституционным Судом Российской Федерации. Официальное толкование Конституции уполномочен давать только Конституционный Суд Российской Федерации (ч. 4 ст. 125 Конституции РФ).

Конституционный Суд РФ осуществляет и казуальное толкование Конституции РФ при разрешении других дел, например, рассмотрении дел о нормокон- троле по жалобам граждан и запросам органов государственной власти, в том числе и судов.

Следует обратить внимание на сложившуюся в Конституционном Суде РФ практику выявления конституционно-правового смысла законов, которое осуществляется КС при рассмотрении дел о нормоконтроле. Такая практика была официально признана федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде РФ» только сравнительно недавно — поправками 2010 г., когда в ст.

79 было добавлено положение о том, что позиция Конституционного Суда РФ относительно того, соответствует ли Конституции смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда, в том числе в постановлении по делу о проверке по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, или о проверке по запросу суда конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами.

Следует согласиться с Н. В. Витруком в том, что в данном контексте под выявлением конституционно-правового смысла проверяемого закона, решений и действий органов публичной власти следует понимать конституционное истолкование, т. е. казуальное истолкование Конституции РФ. При этом такая интерпретация

Конституционным Судом РФ становится обязательной для законодателей, судов, правоприменителей[9].

Толкование Конституции является важнейшим инструментом обеспечения стабильности Конституции и обеспечения ее реальности, т. е. соответствия конституционных норм реально действующим общественным отношениям. Так, известно утверждение американского судьи Верховного Суда Г. Э. Хьюза о том, что конституция — это то, что о ней говорят судьи[10].

Толкование позволяет приспосабливать нормы Конституции к изменяющимся условиям, не меняя ее текста. Однако такое толкование таит в себе опасность отдаления от реального смысла норм Конституции, заложенного при ее принятии, от так называемого «духа» Конституции.

Конституционный Суд РФ в своей практике, как отмечается в литературе, использует практику расширительного толкования законов во взаимосвязи с законодательными актами. Примеров можно привести довольно много, хотя бы даже в отношении самого ФКЗ о Конституционном Суде — расширение субъектов права обращаться с жалобами в Конституционный Суд (ч.

4 ст. 125 и ст. 96 ФКЗ), объектов конституционного контроля по жалобам граждан и др.

Источник: https://studref.com/573673/pravo/konstitutsiya_rossiyskoy_federatsii_osnova_razresheniya_yuridicheskih_kolliziy_konfliktov

Коллизионная норма

Какие можно привести примеры коллизии в Конституции РФ?

Говоря о развитии и возникновении правовой коллизии, о самой её сущности, следует отметить, что здесь категория «коллизия права» входит в прямую причинно-следственную связь с категорией «динамизм права». Любая социальная система (в том числе и право как выразитель воли государства в соответствии с чаяниями и потребностями общества) находится в постоянной изменчивости, «подстраиваясь» под условия среды. 

Говоря о понятии коллизии (происходит от лат. сollisio – ”столкновение”) в самом общем виде оно может быть определено как «размолвка противолежащих сил, интересов, стремлений».

Однако такое общее определение при более глубоком изучении может создать трудности в отлучении коллизии, происходящей от явного несоответствия содержания как минимум двух правовых норм по одному вопросу, от иных схожих видов противоречий.

О всеобъемлемости темы юридических коллизий говорит и тот факт, что большое количество коллизий и соответственно их причин обнаруживается в ходе анализов, которые специально не направлены на исследование противоречивости законодательства РФ.

Правовые коллизии – противоречия, которые возникают между предписаниями, регулирующие несколько родственных отношений, в процессе осуществления правоприменительной деятельности.
 

К примеру

В ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации сказано о равенстве всех лиц перед законом и судом, а в ст. 73 УПК сторонаа защиты лищена права участвовать в оценке доказательств. 

Не следует отождествлять конкуренцию юридических норм с правовыми коллизиями.

При конкуренции наблюдается некое детализированное несоответствие между специальной и нормой права или, например, между специальными нормами, которое выражается в степени конкретизации, объёме и других незначительных аспектах регулирования родственных отношений. При коллизии же можно наблюдать лишь формальную нестыковку между несколькими нормами, регулирующими одни и те же отношения.

То есть, по сути своей конкурирующие нормы не противоречат друг другу. Внушительное число таких норм включают в себя, например, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» и другие избирательные законы многих субъектов Российской Федерации.

Коллизии – это неизменно наличие противоречия, столкновения не менее двух норм по-разному регулирующих одни и те же общественные отношения.

Кроме того, различаются процедуры преодоления конкуренции и коллизий.

Для конкуренции характерно использование традиционных правил юридической техники и правовых отраслей (например, соотношение общей и специальной норм в гражданском праве).

Важно учесть и то, что неправильное разрешение конкуренции может прямо повлиять на процессуальные вопросы, на правоприменение юрисдикционным органом, повлиять на правовой статус граждан.

Юридическая коллизия выражается:

Виды юридических коллизий 

В юридической практике существуют следующие виды юридических коллизий:

  1. коллизия между конституцией и иными актами. В таком случае коллизия разрешается в пользу конституции так как она всегда располагает высшей юридической силой
  2. коллизия между законами и подзаконными актами. Коллизия решается в пользу закона, так как действует приоритет высшей силы
  3. коллизия между федеральными актами и также актами субъектов России. В соответствии с Конституцией РФ акты субъектов Российской Федерации не должны идти вразрез федеральному законодательству
  4. коллизия между актами одного и того же органа, но изданными в разное время. В этом случае применяется позже принятый акт
  5. коллизия между актами, принятыми разными органами. Применяется акт, обладающий более высокой юридической силой.

Коллизии могут выражаться в несогласованности норм по времени действия, по территории, по юридической силе, а также по содержанию.

Виды юридических коллизий:

  • среди нормам права (процессуального и материального)
  • среди нормативно-правовых актов 
  • среди актаов применения права
  • среди актаов толкования
  • среди компетенцией или отдельными полномочиями субъектов права
  • среди юридических процедур

Для того чтобы форсировать последствия какого-либо отрицательного явления, ликвидировать его, необходимо определить, вследствие чего оно возникло, чем детерминировано, какова его глубинная сущность. Ответы на эти вопросы позволяют выявить причины, обусловившие соответствующее явление. Не могут быть исключением и коллизии в праве.

Как и любые иные правовые явления, коллизии возникают в силу определённых причин. Важность их выявления состоит в том, что это может способствовать совершенствованию способов и механизмов устранения юридических коллизий, повышения общего уровня законодательной техники и правопорядка в целом.

Способы разрешения юридических коллизий и правовая экспертиза

Наиболее распространенными способами разрешения юридических коллизий являются следующие:

  1. способ толкования;
  2. способ принятие нового акта;
  3. способ отмены старого;
  4. способ внесения изменений или уточнений в действующие;
  5. способ судебного, административного, арбитражного и третейского разбирательство;
  6. способ систематизации законодательства, гармонизации юридических норм;
  7. способ переговорного процесса, создание согласительных комиссий;
  8. способ конституционного правосудия;
  9. способ оптимизации правопонимания, взаимосвязи теории и практики;
  10. способ международных процедур.

Одним из важных условий совершенствования законодательства является овладение системой определенных требований, предъявляемых к процессу создания правовых документов, качественный уровень которого выявляется на стадии проведения специализированных видов экспертиз. 

Осуществляя правовую экспертизу, экспертам целесообразно ориентироваться на определенный круг вопросов, ответы на которые можно представить следующим образом:

  • актуальность законопроекта;
  • соответствие направлениям общей правовой политики в регулировании данной сферы общественных отношений;
  • цели предполагаемого законодательного регулирования;
  • соответствие положений законопроекта Конституции Российской Федерации, общепризнанным принципам международного права и международным договорам Российской Федерации;
  • связь проекта с общей системой действующего законодательства Российской Федерации;
  • обоснованность выбора формы акта;
  • наличие механизма реализации заложенных в нем норм, реальность и эффективность такого механизма;
  • способность привести к правовым коллизиям в случае его принятия;
  • необходимость принятия в связи с новым законом изменений и дополнений в действующие нормативные правовые акты, а также признания отдельных актов утратившими силу;
  • полнота урегулирования законом вопросов, составляющих предмет этого закона;
  • наличие пробелов в законодательстве после принятия подготовленного законопроекта;
  • наличие избыточных норм, т.е. норм, без которых цели закона все равно окажутся достижимыми
  • затратность механизма представленного проекта;
  • соответствие положений проекта современным достижениям отечественной и правовой науки и юридической практики.

Сейчас все большее распространение получают различные прикладные методы и технологии экспертизы законопроектов, в частности терминологический, фактографический, содержательный поиск.

Применение такого рода технологий при экспертизе законопроектов позволяет, например, осуществить контроль определенной понятийной базы законопроекта и ее непротиворечивости действующему законодательству; уточнение области регулирования законопроекта; выявление действующих предписаний, противоречащих статье законопроекта, и т.п. Кроме того, в целях унификации процедуры экспертизы нормативно-правового акта, сокращения ее сроков, снижения субъективного влияния специалистов в данной области при оценке и контроле качества нормативно-правового акта ряд исследователей предлагают внедрение автоматизированных систем в процессы качественной оценки актов. По заданным критериям специально написанная программа определяет уровень качества правового акта.

Правовая экспертиза рассматривается как исследование, направленное на определение соответствия проектов правовых актов актам более высокой юридической силы, требованиям юридической техники.

Юридической наукой выработан ряд качественных критериев, которым должен соответствовать нормативный правовой акт, часть из них закреплена в рекомендациях законодательным органам.

Правовая экспертиза проводится в органах государственной власти по всем проектам нормативных правовых актов как на федеральном, так и на региональных уровнях. 

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://zaochnik.com/spravochnik/pravo/teorija-gosudarstva-i-prava/kollizionnaja-norma/

§ 3. Способы разрешения юридических коллизий: Под способами разрешения юридических коллизий понимаются конкретные

Какие можно привести примеры коллизии в Конституции РФ?

в) если расходятся общий и специальный акты одного уровня (коллизии по горизонтали), то применяется последний; если разного уровня (коллизии по вертикали), то – общий. Например, в Конституции РФ есть норма о несменяемости судей (ч. 1 ст.

121), а в Федеральном конституционном законе “О Конституционном Суде Российской Федерации” установлен определенный срок полномочий судьи Конституционного Суда (ст. 12). Действует Федеральный конституционный закон. ——————————–

СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Конституция предусматривает право Президента РФ приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, если они противоречат Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам России или нарушают права и свободы человека, до решения вопроса соответствующим судом (ч. 2 ст. 85). На основании этой же статьи (ч.

1) Президент РФ может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации, а также между органами власти самих субъектов. В случае недостижения согласованного решения он может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда. Это обычный и надежный способ улаживания конфликтов.

В свою очередь, такой же легальной в процедурном отношении формой снятия коллизии является преодоление вето Президента на тот или иной закон квалифицированным большинством обеих палат Федерального Собрания. А подобное противоборство между указанными ветвями власти происходит практически постоянно.

Особо следует отметить роль Конституционного Суда РФ в разрешении довольно частых и серьезных коллизий, возникающих в сфере федеративных отношений, взаимодействия ветвей власти, реализации прав граждан, осуществления различными органами и должностными лицами своих полномочий, споров о компетенции, соответствия издаваемых нормативных актов Конституции страны.

Это наиболее авторитетный и высокопрофессиональный уровень рассмотрения конфликтных ситуаций. К тому же все решения Конституционного Суда являются источниками права и им присуща материально-правовая сила закона. Прецеденты, создаваемые Конституционным Судом, как и акты толкования, имеют нормативно-регулирующее значение, и в этом смысле они также являются высшими по своей юридической силе правовыми нормами, распространяются на неопределенно большой круг случаев и субъектов конституционно-правовых отношений. Конфликты, разрешаемые Конституционным Судом, как правило, имеют повышенное не только юридическое, но и политическое значение, получают большой общественный резонанс. Например, лишение судов общей юрисдикции права возвращать дела на доследование по собственной инициативе, а только по ходатайству обвинения и защиты; приостановление вынесения смертных приговоров впредь до повсеместного введения суда присяжных и др. Следует подчеркнуть, что в любом случае путь устранения юридических коллизий, даже самых острых, должен быть правовым, а не силовым. Противоречия должны разрешаться законным, цивилизованным методом, ибо сила, как известно, рождает силу – проблема сохраняется или загоняется вглубь. Пример – чеченская “коллизия”. Если бы в 1994 г. российские лидеры, усмирив свои амбиции и проявив больше гибкости и благоразумия, сели за стол переговоров с чеченскими руководителями и попытались найти компромисс, войны бы не было, а следовательно, и не было бы ее ужасных последствий – физических, моральных, материальных. Но это не значит, что принуждение как таковое всегда и во всех случаях – зло. В определенных ситуациях, предусмотренных законом, оно оказывается не только оправданным, но и неизбежным, особенно в федеративных государствах. Мировая практика знает институт “федеральной интервенции”, т.е. насильственного вмешательства, когда иного способа разрешения конфликта не остается. Важно, чтобы это было строго легитимно, с соблюдением порядка и условий применения такой акции, причем как с точки зрения внутреннего, так и международного права. В настоящее время примерно половина нормативных правовых актов субъектов Федерации не соответствует общероссийскому законодательству; имеются случаи прямого неисполнения предписаний центра, нарушения Конституции РФ, игнорирования судебных решений, проявлений сепаратизма. Дело доходит до того, что на местах самостийно вводятся чрезвычайное положение, смертная казнь, помилование, гражданство, переподчиняются федеральные структуры, отказываются направлять в армию призывников и т.д. 19 республик из 21 объявили себя суверенными. Этого нет ни в США, ни в Канаде, ни в ФРГ, ни в Австрии, ни в других федеративных государствах. На расширенном заседании Минюста России 31 января 2000 г. с участием и.о. Президента с тревогой отмечалось, что огромное число региональных правовых актов противоречит законам России и правам человека. Таких несоответствий насчитывается уже свыше 10 тыс. Их дальнейшее накопление может достигнуть критической массы, способной взорвать единое правовое поле страны. Опасно разрушена исполнительная вертикаль, складывается ситуация, когда никто никому не подчиняется. Поэтому удивительно, что реформы еще идут. Чтобы преодолеть эти угрожающие тенденции, чреватые распадом государства, в президентском Послании Федеральному Собранию 1999 г. предлагается осуществить следующие меры: “Необходимо как можно быстрее законодательно закрепить систему инструментов федерального контроля за законностью актов субъектов Федерации, предусматривающую, в частности, введение федерального Регистра правовых актов субъектов Федерации и установление санкций за умышленное неподчинение должностных лиц правовым актам федеральных органов власти. Требуется в короткие сроки разработать механизм реализации решений Конституционного Суда о признании неконституционными нормативно-правовых актов субъектов Федерации, противоречащих федеральному законодательству. Процедуры федерального принуждения на законной основе – обязательный элемент любой жизнеспособной федерации”. Однако процесс корректировки законодательства должен быть двусторонним – сверху и снизу. Ибо многие российские законы тоже несовершенны, содержат разного рода щели, лазейки. Более того, рыхлые законы кое-кому выгодны. На это указывают губернаторы, не без оснований заявляя, что по этим законам ловкачи могут разграбить полстраны, а вторую половину вывезти за рубеж и им все сойдет с рук. Особенно это касается актов по приватизации, банкротству, внешней торговле и другим вопросам. Поэтому местные лидеры вынуждены принимать свои законы, диктуемые необходимостью, а не злым умыслом. Кроме того, региональное законодательство нередко опережает федеральное и оказывается более прогрессивным. На этом основании Президент Татарстана, например, считает, что в чем-то должен уступить центр, в чем-то – регионы. Необходим разумный баланс интересов. Это принципиально важный и эффективный способ разрешения политико-юридических коллизий в сфере федеративных отношений. Если в том или ином регионе предпринимаются шаги, направленные на распад государства, то центр должен иметь возможность легально пресекать их. Предлагается даже в экстренных случаях распускать местные парламенты и отстранять от должности губернаторов в субъектах Федерации. Весь вопрос заключается в том, чтобы найти оптимальное сочетание принципов федерализма и сильного, авторитетного центра. Именно эти цели преследуют последующие шаги, предпринимаемые новым руководством страны по укреплению российской государственности, устранению в ней коллизионных явлений, формированию единого правового пространства. Что касается толкования как способа устранения коллизий, то надо иметь в виду, что оно, будучи объективно необходимым и полезным, нередко порождает новые, еще более острые коллизии, так как зачастую одни и те же акты, факты, события интерпретируются различными официальными и неофициальными структурами, общественными группами, лидерами и гражданами по-разному, что, в свою очередь, является выражением их противостояния, а в конечном счете раскола общества. В связи с этим толкование может быть и предвзятым, зависеть от социально-политических ориентаций и пристрастий толкующих лиц, уровня их правосознания, культуры, места в идеологическом спектре. По-разному, например, трактуется современное законодательство о приватизации, выборах, налогах, собственности, предпринимательстве. Сама Конституция вызывает далеко не одинаковые оценки с точки зрения ее общей концепции и степени легитимности. Причем противоречивость трактовок происходящего в правовой сфере наблюдается не только среди населения, рядовых граждан, но и в высших эшелонах власти. Даже в Конституционном Суде, призванном толковать соответствующие юридические нормы и акты, нет единства мнений, и некоторые его судьи официально заявляют о своей особой позиции по тем или иным вопросам. В широком смысле под сомнение нередко берется определенной частью общества весь курс реформ. Отсюда – разброс в понимании законов, направленных на реализацию этого курса. Иными словами, в толковании права неизбежно присутствует субъективный момент. Примером международных процедур разрешения юридических коллизий может служить рассмотрение Европейским судом по правам человека жалоб и обращений граждан тех государств, которые входят в Совет Европы. От россиян туда поступило уже свыше 20 тыс. заявлений с просьбой защитить их права, так как у себя в стране они исчерпали все возможности такой защиты (обязательное условие обращения в указанную инстанцию). Принято к производству – 3 тыс. Юридические коллизии, политические неурядицы подрывают основы порядка и стабильности в обществе, деформируют правосознание людей, создают критические ситуации, социальную напряженность. Подобные катаклизмы – признак невысокой правовой культуры, процветающего на всех уровнях юридического нигилизма. Поэтому их необходимо по возможности не допускать, профилактировать, а если они все же возникают – своевременно снимать с помощью выработанных для этого механизмов и процедур. Современная российская действительность раздирается противоречиями, в ней разыгрывается великая драма между законом и обществом, личностью и властью, правом и моралью. Широкомасштабные преобразования, будучи объективно необходимыми, не у всех находят понимание и поддержку. Отсюда – глубокий нравственный, духовный кризис, политико-правовой нигилизм, отрицание многих гуманитарных ценностей, утвердившихся в мире. Права человека девальвируются, потому что идеалы и реальность расходятся, провозглашенные цели не достигаются. Юридические коллизии являются частью более широкой проблемы – конфликтологии, представляющей собой новую дисциплину и новое научное направление в отечественном правоведении и в политологии. Данная проблема ранее в нашей стране практически не исследовалась. Причины понятны. Но в постсоветский период она стала все более и более привлекать к себе внимание ученых, и сегодня можно говорить уже об определенных достижениях в разработке теории конфликтов и других противоречий, существующих в обществе. Контрольные вопросы 1. Оцените общее состояние современного российского законодательства. 2. Что понимается под коллизиями в праве? Каковы их виды, формы проявления? 3. Назовите объективные и субъективные причины юридических коллизий. Приведите примеры. 4. Как разрешаются юридические коллизии? Назовите процедуры, методы, их виды. 5. В чем смысл (необходимость) введения новой юридической дисциплины – конфликтологии? Литература Власенко Н.А. Коллизионные нормы в советском праве. Иркутск, 1984. Драма российского закона / Под ред. В.П. Казимирчука. М., 1996. Лапаева В. Осечка Конституционного Суда // Независимая газета. 1999. 3 февраля. Ларин А. Всегда ли прав суд, даже если он Конституционный? // Российская юстиция. 1997. N 4. Ларин А. Решение Конституционного Суда заводит в тупик // Российская юстиция. 1997. N 10. Лучин В.О. “Указное право” в России. М., 1996. Поленина С.В. Юридическая конфликтология – новое направление в науке // Государство и право. 1994. N 4. Селезнев Г.Н. Вся власть – закону. М., 1999. Скакунов Э.И. От конфликтов к стабильности: путь России. Тольятти, 1999. Тихомиров Ю.А. Коллизионное право: Учебное и научно-практическое пособие. М., 2000. Тихомиров Ю.А. О коллизионном праве // Журнал российского права. 1997. N 2. Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия. М., 1994. Худойкина Н.В. Юридический конфликт: динамика, структура, разрешение. М., 1996. Шевченко Н.Д. Еще раз о неподписании Президентом РФ принятых законов // Журнал российского права. 1998. N 10/11. Юридический конфликт: сферы и механизмы. Ч. II / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1994.

Юридический конфликт: процедуры разрешения. Ч. III / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1995.

Источник: https://jurisprudence.club/teoriya-gosudarstva-prava-uchebnik/sposobyi-razresheniya-yuridicheskih.html

Конституционные коллизии и роль конституционного суда российской федерации в их преодолении

Какие можно привести примеры коллизии в Конституции РФ?

Какой бы совершенной ни была система конституционного права, как бы законодатель ни стремился обеспечить ее бесперебойную работу, рано или поздно неизбежно возникновение противоречий между его нормами.

Такие противоречия называются коллизиями или конкуренцией правовых норм.

Цель нашей работы – ответить на вопрос: «Что же такое конституционные коллизии?» и «Какова роль Конституционного Суда Российской Федерации в их преодолении».

Вопрос конституционных коллизий и их разрешения активно изучается в российской науке. Так, в общем смысле коллизия определяется как «столкновение противоположных сил, интересов, стремлений» [2, С. 5-11]. С.В.

Нарутто определяет понятие «конкуренция» как «состязательность, соперничество конституционных прав и свобод граждан, конституционных ценностей».

Автором отмечается, что «коллизия возможна как в рамках одного права, так и в рамках нескольких ценностей публичного характера с одной стороны и частными ценностями – с другой» [3, С. 56-64.]. Причины возникновения коллизий могут быть различными. Н.А.

Власенко подразделяет все причины возникновения коллизий на объективные и субъективные. Объективные причины не зависят от воли законодателя, обусловлены сложностью правоотношений и их развитием. К субъективным можно отнести нечеткое разграничение законодательной компетенции, недостаток информации о правовой урегулированности какого-либо вопроса [1, С. 20-35].

Итак, рассматривая конституционные коллизии, в первую очередь обозначим их опасность. Так они могут быть причиной конфликтов и конституционных кризисов.

Данные явления оказывают разрушительное влияние на общество, а потому крайне нежелательны.

Отсюда вытекает стремление уполномоченных органов так «наладить» работу указанной системы, чтобы в экстренных случаях она могла «самоочиститься» – сама избавить себя от сбоев в работе.

Практическим воплощением «санитара правовой системы» в Российской Федерации является Конституционный Суд РФ. Его деятельность, выражаемая в принятии определений и постановлений – средство преодоления «неполадок».

Данный орган действует на основании Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Сам факт того, что деятельность КС РФ урегулирована конституционным законом говорит об особой важности проблематики.

Указанный судебный орган рассматривает и разрешает конкретные коллизионные ситуации, толкуя законодательство. Многие авторы сходятся во мнении, что Суд не создает новых норм, а лишь помогает выявить подлинный смысл уже действующих. На этот счет, однако, есть и другие мнения.

Проверяя конституционность закона или разрешая спор о компетенции между органами государственной власти, Конституционный Суд решает исключительно вопросы права.

В этом смысле огромна роль КС РФ, поскольку «латая» законодательство он поддерживает правовую определенность и стабильность правовой системы, тем самым обеспечивая и стабильность общества.

Можно привести ряд примеров конституционных коллизий. Так, долго оставался нерешенным вопрос верховенства Конституции РФ над общепризнанными принципами и нормы международного права и международными договорами Российской Федерации. Дискуссии ученых развернулись «на полях» ч. 4 ст. 15 Конституции РФ.

Известно, что в феврале 1996 года РФ подписала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, а также ряд протоколов к ней. Одновременно с ратификацией этих соглашений, Россия признала юрисдикцию ЕСПЧ, и обязавшись исполнять его решения.

Указанные положения впоследствии были внесены в ряд законов и кодексов, что сделало постановления ЕСПЧ основанием для пересмотра ранее вынесенных судебных решений. Спор о юридической силе разрешил Конституционный суд РФ в Постановлении от 14.07.2015 № 21-П [4].

Позиция суда по данному вопросу выразилась в следующем:

«Участие Российской Федерации в международном договоре не означает отказа от государственного суверенитета.

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции.

Их практическая реализация в российской правовой системе возможна только при условии признания за Основным Законом нашей страны высшей юридической силы».

В данном случае имело место коллизия между государственным суверенитетом и необходимостью выполнения международных обязательств. Примечательно, что КС РФ, по сути, в разрез со смыслом ч. 4 ст.

15 фактически дал возможность признавать решения Европейского суда по правам человека «невыполнимыми на территории РФ».

Сознательно уходя от обсуждения этого постановления отметим, что коллизия все же была преодолена.

Как пример еще один пример разрешения конституционных коллизий можно привести следующее решение КС РФ:

31.05.2016 года Конституционный Суд РФ вынес решение по проверке на соответствие Конституции РФ работы системы взимания тарифов за пользование федеральными трассами для автомобильных перевозок на грузовиках «Платон». Была проверена также конституционность данного сбора.

КС РФ постановил, что сам сбор и работа системы не противоречат Конституции.

Основным аргументом при принятии данного решения стало то, что дополнительная финансовая нагрузка на тех лиц, которые своими автомобилями наиболее интенсивно эксплуатируют дороги, является логичным и обоснованным. По мнению Суда, данный сбор не является налогом. Соответственно, «двойное» налогообложение отсутствует.

Тем не менее, судьи рекомендовали парламенту снизить нагрузку на данный сегмент бизнеса, что и было сделано законодателем. Также КС РФ разъяснил, что оператор системы «Платон» не может нести нормотворческие полномочия, выходящие за рамки организационно-технического регулирования, поскольку не является специально уполномоченным [5].

В результате принятия этого решения были внесены изменения в нормативные акты Правительства РФ, а также снижена налоговая нагрузка на предпринимателей-перевозчиков.

Таким образом, проанализировав научные подходы и судебную практику по данной проблематике, мы можем сделать следующие выводы: во-первых, можем констатировать, что само понятие коллизий в конституционном праве является довольно глубоко изученным. Данный факт объясняется особой важностью противодействия коллизиям, особенно в конституционном праве (как ведущей отрасли российского права).

Во-вторых, коллизии в конституционном праве могут иметь место не только из-за некомпетентности законодателя, но и по иным причинам, ведь право, регулируя общественные отношения, является «живой» материей (меняются отношения – меняется право).

В-третьих, актуальность изучаемой проблематики и роль Конституционного Суда РФ в преодолении коллизий подтверждена весьма большим количеством судебной практики.

Список литературы:

  1. Власенко Н.А. Коллизионные нормы в советском праве. Иркутск, 1984.
  2. Лебедев В.А. Коллизии в конституционном праве // Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 35 (250).
  3. Нарутто С.В. Конкуренция конституционных прав и свобод человека в интерпретациях Конституционного Суда Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2010. №
  4. Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 14.07.2015 № 21-П по делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы.
  5. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности положений статьи 311 Федерального закона «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», постановления Правительства Российской Федерации «О взимании платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн» и статьи 12.213 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы от 31.05.2016 № 14-П.

Источник: https://sibac.info/journal/student/25/99472

Юрист ответит
Добавить комментарий