Какое решение вынесет Арбитражный суд в нашем случае?

Процессуальное правопреемство: какие нюансы необходимо учитывать сторонам?

Какое решение вынесет Арбитражный суд в нашем случае?

Переход прав и обязанностей от одного лица к другому сам по себе сопряжен со множеством правовых нюансов.

Но еще большее их количество возникает в ситуации, когда такой переход состоится в ходе рассмотрения судебного спора, связанного с переходящими правами и обязанностями, или на стадии исполнения судебного решения. О том, что нужно знать о процессуальном правопреемстве, читайте в материале.

Процессуальное правопреемство — это универсальный способ передачи процессуальных прав и обязанностей от одного или нескольких лиц новому лицу или нескольким лицам после состоявшегося материального правопреемства (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах). Процессуальное правопреемство возможно на любой стадии процесса.

Цитируем документы

1.

В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

2. Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

3. На определение суда о замене или об отказе в замене правопреемника может быть подана частная жалоба.

Статья 44 ГПК РФ

1.

В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

2. На замену стороны ее правопреемником или на отказ в этом арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте, который может быть обжалован.

3. Для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Статья 48 АПК РФ

Ознакомившись с довольно скромными по содержанию статьями Гражданского процессуального кодекса и Арбитражного процессуального кодекса о процессуальном правопреемстве, можно предположить, что это довольно простой процессуальный институт.

На самом же деле в ходе рассмотрения дела судом или взыскания долга на стадии исполнительного производства возникает много непростых ситуаций, разрешение которых неочевидно и требует осмысленного подхода и погружения в правоприменительную практику.

Довольно точно определил смысл процессуального правопреемства Конституционный суд РФ в постановлении от 16.11.2018 № 43-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.Б.

Болчинского и Б.А. Болчинского», указав на то, что процессуальное правопреемство позволяет предотвратить утрату собранных доказательств, а значит, необходимость собирать их заново, исключить неоправданные судебные расходы ради повторного достижения уже достигнутых результатов.

Можно выделить как общие процессуальные особенности этого института, так и частные, в зависимости от материального основания для процессуального правопреемства, субъектного состава и стадии процесса.

Общие особенности процессуального правопреемства

Процессуальное правопреемство по смыслу положений п. 27 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.

2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 50) производится судом только по заявлению заинтересованной стороны: правопреемника, правопредшественника, должника, судебного пристава-исполнителя. Соответственно, суду полномочия самостоятельно инициировать процессуальное правопреемство не предоставлены.

Пример из практики

Показательным является дело, в котором суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции, который, получив от ответчика сведения об уступке права требования, счел возможным произвести процессуальное правопреемство по своей инициативе.

При этом суд апелляционной инстанции обратил внимание, что по общему правилу процессуальное правопреемство оформляется на основе материально-правового правопреемства при наличии волеизъявления правопреемника, выраженного в обращении к арбитражному суду с заявлением о правопреемстве, путем вынесения определения суда о замене стороны правопреемником. С учетом принципа диспозитивности арбитражного процесса арбитражный суд, установив, что в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении произошло материальное правопреемство, производит процессуальное правопреемство при наличии соответствующего ходатайства (воли) заинтересованного лица.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2018 № 17АП-18131/2017-АК по делу № А60-557/2017

Процессуальное правопреемство возможно только в том случае, если дело было принято судом к производству. Если же, например, переход материальных обязанностей состоялся до принятия иска к производству, то производится замена ненадлежащего ответчика.

Универсальный характер процессуального правопреемства проявляется в том, что процессуальные права и обязанности передаются правопреемнику в полном объеме, при этом последствия действий, совершенных предшественником, его права и обязанности распространяются и на правопреемника.

Например, если ответчик признал иск в суде, то его наследник, вступивший в дело после смерти наследодателя, связан этим обстоятельством и не вправе его оспорить. Такой подход существенно отличает процессуальное правопреемство от замены ответчика по делу, когда производство начинается сначала.

Только определение суда о процессуальном правопреемстве дает правопреемнику право на участие в судебном разбирательстве или исполнительном производстве вместо правопредшественника. На стадии исполнительного производства судебный пристав-исполнитель, получив такое определение суда, обязан вынести постановление о процессуальном правопреемстве.

В случае если место нахождения правопреемника относится к территориальной подсудности другого суда, следует помнить, что дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, согласно ч. 1 ст. 39 АПК РФ и ч. 1 ст.

33 ГПК РФ должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому суду. Таким образом, передача гражданского дела по месту нахождения правопреемников не производится. Тем временем в исполнительном производстве такая передача вполне оправданна (ч. 5 ст.

33 Федерального закона от 02.10.

2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — Закон об исполнительном производстве), но может стать затруднительной в случае возникшей множественности должников вследствие правопреемства, когда, например, судом исполнительный лист по делу был выдан один, а вследствие правопреемства новых должников стало несколько.

Суд, разрешая вопрос о процессуальном правопреемстве, проверяет материально-правовые основания для правопреемства, фактически исследуя способность перехода прав и обязанностей от одного лица другому в зависимости от ограничений и требований, установленных законом.

Особенности процессуального правопреемства на стадии исполнительного производства

На стадии исполнения судебных актов в силу п. 7 Постановления Пленума ВС РФ № 50 вопросы, отнесенные к компетенции суда, выдавшего исполнительный документ (например, выдача дубликата исполнительного листа, разъяснение исполнительного документа, правопреемство и т.д.), подлежат разрешению этим же судом также в случае изменения в дальнейшем его юрисдикции.

Некоторое время назад судебных приставов-исполнителей озадачивал вопрос о необходимости процессуального правопреемства в связи со сменой наименования организации или имени физического лица, участвовавших в исполнительном производстве.

В последующем Верховный суд в этом вопросе поставил точку: перемена имени физического лица, изменение наименования юридического лица, не связанное с изменением организационно-правовой формы, не требуют разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве, поскольку это не влечет выбытия стороны в спорном или установленном судом правоотношении (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 50).

Таким образом, пристав самостоятельно выносит постановление о смене имени или наименования стороны исполнительного производства без обращения в суд.

Если у исполнительного листа истек срок предъявления к исполнению, то процессуальное правопреемство возможно только после восстановления судом срока на его предъявление (п. 35 постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.

2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», далее — Постановление Пленума ВС РФ № 54).

Право обратиться с заявлением о восстановлении пропущенного срока в суд, принявший соответствующий судебный акт, предоставлено взыскателю (ст. 23 Закона об исполнительном производстве).

Верховным судом также отмечалась возможность частичной уступки права требования как в ходе рассмотрения дела судом, так и на стадии исполнения судебного акта (абз. 2 п. 35 Постановления Пленума ВС РФ № 54).

Процессуальное правопреемство в случае смерти гражданина или реорганизации юридического лица

В случае смерти гражданина, который является стороной по делу или третьим лицом с самостоятельными требованиями, суд обязан приостановить дело до разрешения вопроса о процессуальном правопреемстве (ст.

215 ГПК РФ).

После получения свидетельства о наследстве или соответствующего судебного решения, устанавливающего права на наследство, заинтересованному лицу следует обратиться в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве.

При установлении процессуального правопреемства суду необходимо установить всех наследников должника, приняли ли наследство предполагаемые правопреемники, были ли ими реализованы наследственные права, а также определить размер и стоимость наследственного имущества, в пределах которых каждый наследник должен отвечать по долгам наследодателя.

Таким образом, в случае смерти ответчика или должника процедура процессуального правопреемства превращается в относительно полноценный наследственный спор, в котором наследники в большинстве случаев в целях ухода от долгов наследодателя пытаются опровергнуть доводы заявителя о принятии ими наследства.

Следует иметь в виду, что имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (ст. 418, п. 2 ст.

1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел 5 СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (ст. 701 ГК РФ), поручения (п. 1 ст. 977 ГК РФ), комиссии (ч. 1 ст.

1002 ГК РФ), агентского договора (ст. 1010 ГК РФ) и в некоторых других случаях (п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»).

При этом следует отметить, что просроченная задолженность по указанным обязательствам все же подлежит наследованию.

Несколько по-другому обстоит ситуация в случае смерти стороны исполнительного производства. На стадии принудительного исполнения в случае смерти должника исполнительное производство приостанавливается до разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве (п. 1 ч. 1 ст. 40 Закона об исполнительном производстве).

При этом в отношении взыскателя приостановление исполнительного производства на случай его смерти не предусмотрено — исполнительное производство продолжается и прекращается судебным приставом-исполнителем только в том случае, если процессуальное правопреемство невозможно (п. 1 ч. 1 ст.

43 Закона об исполнительном производстве).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/402358/

Судебный процесс: должна ли ФАС возвращать проценты за незаконные штрафы

Какое решение вынесет Арбитражный суд в нашем случае?

Руководитель ФАС Игорь Артемьев не готов делиться процентами с незаконных штрафов /С. Портер

Прецедентное решение может вынести Верховный суд, который 31 августа рассмотрит спор РЖД и Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Монополия хочет получить с антимонопольного ведомства проценты за незаконный штраф.

В 2011 г. ФАС обвинила РЖД в нарушении закона о защите конкуренции из-за необоснованных цен на обслуживание терминалов для продажи билетов и оштрафовала компанию на 5,1 млн руб.

Спор дошел до Высшего арбитражного суда, президиум которого в 2013 г. отменил решения всех нижестоящих инстанций.

При новом рассмотрении Девятый апелляционный суд признал незаконным постановление ФАС, решение было подтверждено кассацией.

В декабре 2013 г. РЖД обратилась в ФАС с заявлением о возврате уплаченных 5,1 млн руб. и процентов на 609 809 руб. По мнению компании, средства незаконно использовались ФАС, что причинило РЖД убытки в виде реального ущерба и упущенной выгоды, следует из решения Арбитражного суда Москвы.

Гражданский кодекс (ГК) действительно предусматривает возможность взыскать проценты, но его нормы не распространяются на публично-правовые отношения, если иное не предусмотрено законом, объясняет замначальника правового управления ФАС Лариса Вовкивская, в нашем случае такого взыскания закон не предусматривает. По Кодексу об административных нарушениях (КоАП), в случае несвоевременной оплаты штрафа РЖД обязана возместить его в двойном размере, а вот ФАС никакой ответственности за незаконный штраф не понесла, говорит представитель РЖД. Речь идет о восстановлении принципа двусторонней ответственности при вынесении взыскательных решений, продолжает он. Если штраф признан незаконным в суде, то и удержание денежных средств незаконно, говорит партнер адвокатского бюро А2 Наталья Рясина, запрета на применение положений ГК о начислении процентов при рассмотрении административных споров нет, поэтому и проценты должны быть начислены.

По данным старшего научного сотрудника РАНХиГС Вадима Новикова, в подавляющем большинстве компании оспаривают постановление о штрафах (680 дел) либо решения о нарушении (638 дел), иногда оспаривается и то и другое (131 дело). В среднем сумма штрафа составляет 9,6 млн руб., 50% компаний получили штраф на сумму около 400 000 руб.

, самый часто назначаемый ФАС штраф составляет 100 000 руб. Общая сумма штрафов за 2014 г. составила 6,8 млрд руб. Например, в 2014 г. РЖД оспаривала штраф ФАС на 2,2 млрд руб., «Газпром межрегионгаз» – 740,4 млн руб., «Фармстандарт» – 201,3 млн руб., «Кавказцемент» – 146,8 млн руб.

Сейчас суды отменяют порядка 23% вынесенных постановлений, говорит Вовкивская, статистика по суммам таких штрафов в ФАС не ведется.

Сейчас, если взыскание признано незаконным, вернуть не только средства, но и проценты по ставке рефинансирования можно лишь у ФНС, говорит Рясина, но расчет процентов производится только на сумму налогов.

ФНС может отказать в начислении процентов на сумму пеней и штрафов, объясняет она.

Взыскание процентов с ФНС по необоснованно уплаченным штрафам встречается часто, отмечает партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич.

В судебной практике были случаи начисления процентов и на незаконные штрафы, наложенные таможенными органами, вспоминает Рясина. В 2011 г.

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск ОАО «Московский комитет по науке и технологиям» о взыскании убытков от незаконного штрафа и пользования деньгами. Суд обязал Федеральную таможенную службу уплатить проценты в 171 030 руб.

, основанием стал именно ГК, решение поддержали все инстанции. Как правило, суды отказывают в таких требованиях, говорит Панич.

Штраф был уплачен ФАС в законном порядке и с точки зрения публичного права проценты начисляться не должны, согласен с ФАС партнер Goltsblat BLP Николай Вознесенский.

В отличие от Налогового кодекса процедура не описана в законе, и даже по Налоговому кодексу проценты начисляются не на сумму штрафа, а на налоги.

Начисление процентов на сумму штрафа должно быть прописано в законе, считает и Екатерина Леоненкова из «Яковлев и партнеры».

Компаниям сложно вернуть не только проценты, но даже сам штраф из бюджета, рассказывает Леоненкова. Эта процедура не описана в антимонопольном законодательстве, говорит она, ФАС часто ссылается на это. Но компаниям приходится выплачивать штраф еще во время оспаривания, чтобы не были заблокированы счета, хотя они стараются не допустить перечисления денег в бюджет, рассказывает Леоненкова.

В подготовке статьи участвовала Милана Челпанова

Источник: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2015/08/07/603868-sudebnii-protsess-dolzhna-li-fas-vozvraschat-protsenti-za-nezakonnie-shtrafi

Основания для отмены решения арбитражного суда первой инстанции – решение арбитражного суда соответствует нормам материального права в случае

Какое решение вынесет Арбитражный суд в нашем случае?

Отправим материал вам на почту:

Арбитражная система Российской Федерации состоит из нескольких уровней, позволяющих участнику процесса оспорить решение, вынесенного судом первой инстанции, если оно вынесено с нарушением норм материального и процессуального права. Эта система включает:

  1. арбитражные суды первой инстанции, являющиеся основой правосудия в экономической сфере;
  2. апелляционные суды, в которые поступают дела на пересмотр в случае несогласия одной из сторон с судебным решением;
  3. окружные арбитражные суды, рассматривающие кассационные жалобы на решения апелляционных судов;
  4. Судебную коллегию Верховного суда РФ, которая рассматривает жалобы, поданные в рамках второй кассации;
  5. Президиум Верховного суда РФ, в который направляются надзорные жалобы.

Следует заметить, что кассационные и надзорные инстанции рассматривают жалобы в рамках анализа общей законности вынесенных решений и с точки зрения единообразия трактовки норм права, а также ставят прецедентную по своей сути точку в спорных случаях. Доказательную сторону дела высшие инстанции уже не рассматривают, в отличие от апелляционного арбитражного суда. Поэтому вторая инстанция – это второй и, по сути, последний шанс использовать фактическую базу в судебной баталии.

Учитывая особенности обжалования решений арбитражного суда, следует как можно тщательнее подготовиться к апелляционному пересмотру – причём обеим сторонам: и той, что подаёт жалобу суду, и противоположной. Во второй инстанции ещё можно использовать для убеждения судей конкретные фактические доказательства, а в рамках кассации и надзора уже будет вестись обжалование на уровне законодательной теории и правоприменения. Для качественной подготовки к сражению в апелляционном суде следует привлечь профессионала – адвоката, имеющего опыт в арбитражных делах.

Но не следует думать, что процесс в апелляционном суде полностью идентичен разбирательству в рамках первой инстанции. На этом уровне действуют определённые процессуальные правила, установленные АПК РФ. И отмена решения суда первой инстанции производится по строго установленным основаниям.

Сама возможность подачи апелляционной жалобы суду имеет ряд ограничений: при её составлении необходимо чётко сформулировать список тех оснований, на которых вы требуете отмены решения арбитражного суда первой инстанции или его изменения. Если причины, на основании которых вы просите произвести отмену решения, не будут соответствовать допустимым основаниям, апелляция сорвётся.

Это, кстати, ещё одна причина, по которой подготовку к битве в апелляционном суде поручают высококвалифицированным адвокатам: самостоятельно найти соответствующие причины для аннулирования или изменения судебного акта непрофессионалу очень непросто, для этого требуется серьёзное знание законодательства и процессуальных нюансов, а также опыт практической работы в арбитражных инстанциях.

Правовая база для пересмотра решений арбитражного суда

Отмена решения арбитражного суда первой инстанции производится на основании ст. 270 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Эта статья АПК РФ посвящена основаниям, на основе которых арбитражным апелляционным судом производится пересмотр судебных решений, вынесенных на уровне первой инстанции.

Апелляционный суд, пересматривая судебные акты, обязан провести их оценку как на соответствие нормам материального и процессуального права, так и на соответствие обстоятельствам дела. В процессе анализа решения, вынесенного по делу судом первой инстанции, апелляционный орган может признать его:

  • законным и обоснованным;
  • незаконным (то есть не соответствующим законодательным нормам);
  • необоснованным.

В первом случае решение суда первой инстанции подтверждается на уровне второй инстанции, в двух других производится изменение или отмена решения, вынесенного судьями первой инстанции.

Следует подчеркнуть, что перечень оснований для отмены и изменения актов, принятых арбитражным судом первого уровня, изложенный в ч. 1 ст. 270 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации, является исчерпывающим, то есть никакие другие причины не могут привести к пересмотру выводов суда.

Необоснованность как основание для отмены пересматриваемого судебного решения

Изложенный в ч. 1 ст. 270 АПК РФ перечень оснований, которые позволяют изменить или отменить решения арбитражного суда, теоретики права делят на две группы: а) необоснованность принятого судебного акта; б) его незаконность.

Рассмотрим первую группу причин, на основании которых аннулируются либо изменяются судебные акты. Необоснованность выводов арбитражного суда первого уровня может выражаться:

  1. В неполном выяснении судом значимых для дела фактических обстоятельств.

    Ошибка суда в данном случае заключается в неверном определении предмета доказывания. К примеру, во время судебного процесса в предмет доказывания нередко вносятся обстоятельства, которые для данного дела являются юридически безразличными, а юридически важные остаются вне внимания суда.

    Скажем, при оспаривании в арбитражном суде договора о совместной деятельности и выяснении судьбы спорного имущества мотив заключения сделки не должен рассматриваться – это излишне и отвлекает от сути разбирательства.

    А вот выяснение, какие вклады были сделаны договаривающимися сторонами в совместную деятельность, имеет значение для определения судьбы спорного имущества.

  2. В недоказанности имеющих значение для вынесения решения фактов, обстоятельств, которые суд первой инстанции посчитал установленными.

    В данном случае оспаривание предыдущего судебного акта строится на указании на недостаточную доказательную базу, которая лежит в основе вынесенного решения.

    В отличие от предыдущего случая, обстоятельства, юридически важные для дела, судом первого уровня были установлены верно. Ошибка в другом: доказательства, подтверждающие значимые для процесса обстоятельства, не были изучены в достаточной мере.

    Причины, по которым суд это не сделал, могут быть разными: например, доказательств было недостаточно, или они были недостоверны, или недопустимы, или не относились к предмету разбирательства.

    Тем не менее, арбитражный суд счёл набор доказательств достаточным для того, чтобы вынести решение по делу – и именно это становится, с точки зрения права, для аннулирования или изменения судебного акта.

    Важно подчеркнуть, что на апелляционном этапе, в отличие от кассационного, возможна и переоценка доказательств. Если суд опирался при вынесении решения на доказательства, которые ваша сторона считает недостоверными, на этапе апелляционного рассмотрения дела есть возможность обратить внимание судей на эту проблему.

    Апелляционный арбитражный суд должен будет ознакомиться с предоставленными доказательствами и дать им свою оценку. При этом со стороны адвоката необходимы объяснения, почему представленные доказательства необходимо переоценить и в чём заключается ошибка первой инстанции.

    А это, в свою очередь, позволяет поставить вопрос об отмене предыдущего судебного акта.

  3. В несоответствие выводов суда, которые изложены в принятом решении, фактическим обстоятельствам дела.

    Ещё один из способов опротестовать решение, вынесенное в первой инстанции, заключается в выявлении разночтений между выводами судей и фактическими обстоятельствами. Как правило, такая ошибка возникает при неправильной трактовке судом отдельных нюансов дела. Например, ошибка может возникнуть из-за игнорирования срока давности, что станет основанием для отмены вынесенного арбитражем решения.

    В большинстве случаев ошибки арбитражного суда касаются очень незначительных, на первый взгляд, нюансов. Ведь если обстоятельства дела очевидны, суд примет логически вытекающее решение.

    Например, ошибочность в определении судом срока давности связана, как правило, со спорными моментами, связанными с началом его отсчёта или с восстановлением.

    Найти такую ошибку сможет только опытный адвокат-законник, к которому и следует обращаться для обжалования решений.

Незаконность как основание для пересмотра решений суда

К отмене решения, которое было принято арбитражным судом, приводит также неправильное применение правовых норм. Апелляционный суд признает незаконным решение, вынесенное первой инстанцией, в следующих случаях:

  1. Неприменение судом закона, подлежащего применению.

    В данном случае незаконность выводов суда заключается в игнорировании судьями действующего законодательства. Законность решений суда означает, что основой для судебных выводов является применение закона, который соответствует характеру дела. Если закон должен применяться, но у суда другое мнение – это повод поставить в апелляционном порядке вопрос об отмене вердикта.

  2. Применение судом закона, не подлежащего применению.

    А это противоположная, но тесно взаимосвязанная ситуация – когда вердикт суда выносится на основании ненадлежащего закона.

    Такая ситуация в арбитражных судах возникает, когда спорные правоотношения подвергаются неправильной квалификации. Впрочем, бывают и случаи, когда обстоятельства дела в суде установлены правильно, но закон применён не тот.

    Как бы то ни было, но это основание для пересмотра дела с отменой акта, вынесенного в первой инстанции.

  3. Неправильное истолкование закона судом.

    Это ещё одна ошибка суда, представляющая собой основание для аннулирования или изменения принятого акта. В данном случае закон, который использовался судом, именно тот, который и надлежало использовать – в этом претензий нет; но вот трактовка его представляется вашей стороне ошибочной, в связи с чем и подаётся апелляция.

Следует добавить, что оспаривание решений суда, связанных с незаконностью, возможно и на более высоких уровнях: в кассации и надзоре (в отличие от пересмотра дел из-за переоценки доказательств, выявления значимых фактов и т. д.). Это связано с тем, что в применении норм материального и процессуального права в ряде случаев возможны разногласия между юристами, и иногда в спорных вопросах не может поставить точку даже апелляционный арбитражный суд.

Безусловные основания для отмены решения арбитражного суда первой инстанции

Помимо вышеперечисленных оснований для аннулирования или изменения судебных актов, принятых на уровне первой инстанции, Арбитражно-процессуальный кодекс РФ перечисляет семь безусловных поводов, ведущих к отмене вынесенного решения:

  1. Ведение процесса арбитражным судом в неполном/незаконном составе. Один из основополагающих принципов арбитражного процесса гласит, что правосудие осуществляется исключительно судом. Если же состав суда незаконен по той или иной причине, апелляция должна отменить все принятые этим составом акты. Примером такого нарушения является ситуация, когда состав суда поменялся без оформления замены.
  2. Проведение разбирательств в арбитражном суде без присутствия лиц, которые не были должным образом извещены о заседании суда.
  3. Нарушение правил участвующего в процессе лица на использование национального языка. Это нарушение может выражаться, к примеру, в непредставлении лицу, который не владеет русским, переводчика во время заседания суда. К отмене актов, принятых судом, может привести и непредставление данной стороне и переведённых документов.
  4. Обжаловать акт суда имеют право и третьи лица, которые заинтересованы в данном деле, но не были привлечены к разбирательству. Если судом был принят акт, в котором определяются права и обязанности лиц, не участвовавших в процессе, они вправе обратиться к вердикту апелляционного органа, причём в данном случае нарушение однозначно ведёт к отмене судебного постановления.
  5. Отсутствие под актом суда подписи судьи или одного из судей (в том случае, если разбирательство велось коллегиально). Не учитываются также подписи судей, которые были включены в состав суда без надлежащего оформления замены. Следует также заметить, что судебный акт обязаны подписывать все судьи коллегиального состава, даже если один из них не согласен с выводами остальных. В этом случае судья обязан подписать акт, принятый коллегиальным составом суда, но имеет право на изложение особого мнения.
  6. В деле отсутствует протокол заседания суда либо этот протокол подписан лицами, не имеющими права подписи.
  7. Нарушена одна из важнейших процессуальных гарантий правосудия – принцип независимости судей. Арбитражно-процессуальный кодекс РФ требует обеспечения тайны совещания. При совещании и принятии судебного акта в помещении, где проводится эта работа, разрешено только лицам, непосредственно входящим в состав суда. Общение с ними запрещено. Поводом для аннулирования акта может даже телефонный звонок, принятый одним из судей. Чаще всего нарушение принципа независимости судей возникает при объявлении перерыва для вынесения судебного акта вплоть до следующего дня. Разумеется, никто не предполагает, что судьи будут ночевать в суде, поэтому процессуальное законодательно однозначно нарушается.

Во всех этих оспариваемые судебные акты аннулируются независимо от того, имело ли значение данное нарушение норм процессуального права для выводов суда или нет. Именно поэтому данный перечень оснований и называется безусловным.

Но бывают случаи, когда нарушение процессуальных норм не ведёт к аннулированию актов арбитражного суда первого уровня.

Бывает так, что процессуальные нормы судом нарушены, но апелляция нецелесообразна: такая ситуация возникает в тех случаях, когда нарушение никак не могло оказать влияния на выводы суда.

Значимым обстоятельством, влекущим за собой отмену вердикта, нарушение процессуальных норм становится в том случае, оно привело к принятию незаконного решения или могло к этому привести.

Перейти к списку аналитики

Запишитесь на бесплатную консультацию

Оставьте заявку и с вами свяжутся в течение 15 минут

Источник: https://noskov.ru/infobase/articles/osnovaniya-dlya-otmeny-resheniya-arbitrazhnogo-suda-pervoj-instantsii/

European Court of Human Rights: Case of Kozlov v. Russia

Какое решение вынесет Арбитражный суд в нашем случае?

Александра Козлова против России, Жалобы № 55129/00.

Решение относительно приемлемости жалобы № 55129/00 Александра Козлова против России

Европейский Суд по правам человека (первая секция), заседая 18 апреля 2002 Палатой, состоящей из: г-на Розакиса, председателя,

г-жи Тулкенс,

г-на Лоренцена,

г-жи Важич,

г-на Левитса,

г-на Ковлера,

г-на Загребельского, судей,

и г-на Фриберга, грефье секции, рассмотрев упомянутую жалобу, поданную 1 сентября 1999, рассмотрев замечания, представленные государством-ответчиком, принимая во внимание факт, что заявитель не представил ответных замечаний, посовещавшись, решил следующее:

Факты

Заявитель, Александр Козлов, российский гражданин, который родился в 1957 и живет в Москве. Государство-ответчик были представлено г-ном Лаптевым, Представителем Российской Федерации в Суде. А. Обстоятельства дела Факты дела, как они были представлены сторонами, могут быть суммированы следующим образом. Заявитель, менеджер частной компании International Commercial Bank Corporation , ICBC Trust Ltd (“компания”), был заподозрен в нарушениях правил валютных операций и незаконной банковской деятельности. Судебное разбирательство по делу заявителя в настоящее время не окончено. Изъятие активов заявителя и компании и замораживание их банковских счетов. С октября по декабрь 1997 милиция произвела ряд обысков в офисах компании в Москве, изымая собственность заявителя и компании, включая наличные деньги, ценные бумаги и различные движимые вещи. В октябре 1997 прокуроры также заморозили счета компании в различных банках. Это решение было отменено годом спустя. Заявитель пытался в контексте его уголовного дела требовать возмещения убытков, причиненных изъятием активов и замораживанием банковских счетов, примененными в качестве уголовнопроцессуальных мер. Расследование по этим требованиям было приостановлено, но сейчас опять проводится. От своего имени и от имени компании заявитель также пытался вчинить гражданский иск о возмещении убытков в связи с изъятием активов и замораживанием банковских счетов, взыскивая убытки от своего имени и от имени компании. В возбуждении гражданских дел было отказано определениями Преображенского районного суда города Москвы 19 июля 1999, Тверского районного суда города Москвы 5 ноября 1999, Измайловского районного суда города Москвы 20 декабря 1999 и 21 января 2000, Преображенского районного суда города Москвы 10 марта 2000 и Пресненского районного суда города Москвы 3 апреля 2000 на основании inter alia того, что заявитель должен был обратиться в арбитражный суд. Он не обратился в арбитражный суд. Другие действия заявителя Заявитель не достиг также успеха в возбуждении уголовного дела против различных прокуроров и судей в связи с изъятием его активов и активов компании и другими процессуальными действиями и решениями, вынесенными властями в ходе разбирательства его уголовного дела. Он также пытался инициировать возбуждение отдельного судебного дело для того, чтобы взыскать убытки с различных правоприменительных органов и судей в связи с, как утверждается, неадекватным исполнением ими своих публичных обязанностей при ведении уголовного дела против него. Однако, указанные иски не были рассмотрены судами, поскольку inter alia в российском законодательстве отсутствуют основания для взыскания с публичных властей убытков в связи с исполнением ими своих официальных обязанностей, за исключением случаев, когда дело касается нарушения ими прав личности. Так как иски заявителя не относились к подобным случаям, они были оставлены без рассмотрения. В. Относящееся к делу внутреннее законодательство и практика Согласно статье 22 Арбитражного процессуального кодекса арбитражные суды рассматривают дела по спорам, возникающим из нарушений договоров, административных и иных положений, когда спорящие стороны являются юридическими лицами (организациями) или определенного рода физическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность (пункт 1). Согласно второму пункту статьи 22 к спорам, подлежащим рассмотрению арбитражными судами, относятся дела о заявляемых нарушениях права собственности и о возмещении в этой связи убытков.

Жалобы

1. Со ссылкой на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола № 1 к Конвенции заявитель жалуется, что власти неправомерно вмешались в его право собственности в ходе расследования его уголовного дела.

Он утверждает, в частности, что его собственность и собственность компании были изъяты и их банковские счета были заморожены, и что большая часть изъятых активов ему не возвращена.

Заявитель далее жалуется на отсутствие доступа в суд для взыскания убытков в этой связи.

2. Со ссылкой на статью 6 заявитель также жалуется на несправедливость разбирательства его уголовного дела, утверждая, что уголовное дело было сфабриковано. 3. Со ссылкой на статью 6 Конвенции заявитель далее жалуется на невозможность возбудить отдельное судебное дело для того, чтобы взыскать с различных правоприменительных органов и судей убытки в связи с заявляемым отсутствием у них профессиональной компетентности, что привело к сфабрикованному уголовному делу против него.

Право

1. Согласно статье 6 Конвенции и статье 1Протокола № 1 к Конвенции заявитель жалуется на изъятие его активов и активов компании и на замораживание банковских счетов и на невозможность истребовать в суде причиненные убытки. Статья 6 в применимой к делу части устанавливает следующее: “Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения каждый имеет право на справедливое… разбирательство… в суде… .” Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции читается: “Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и основными принципами международного права. Предыдущее положение не умаляет права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.” Власти утверждают, что были изъяты активы и заморожены банковские счета только компании, а не заявителя. Он не может, следовательно, претендовать на то, чтобы быть жертвой нарушения Конвенции в этом отношении. В части, в которой настоящее дело было представлено заявителем от имени компании, данная жалоба должна быть отклонена по причине неисчерпания ввиду отсутствия обращения заявителя в арбитражный суд за возмещением убытков в связи с, как утверждается, незаконным изъятием активов и замораживанием банковских счетов. Суду не требуется определять, может ли заявитель требовать признания его “жертвой” потому, что данная часть жалобы подлежит отклонению в любом случае по следующим причинам.

Суд напоминает что, согласно условиям пункта 1 статьи 35 Конвенции он может рассматривать только те жалобы, в отношении которых были исчерпаны внутригосударственные средства защиты.

В части, в которой заявитель утверждает о нарушении его и компании права собственности в результате изъятия их активов и замораживания банковских счетов, Суд указывает, что заявитель не ответил на аргумент ответчика, что он мог бы обратиться в арбитражный суд. Отмечается, что национальные суды в ряде случаев отказывались рассматривать требования заявителя, предъявленные в порядке гражданского процесса, на основании того, что ему следовало обратиться в арбитражный суд. Однако заявитель не делал этого. При данных обстоятельствах и со ссылкой на статью 22 Арбитражного процессуального кодекса Суд находит, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства защиты, как требуется согласно пункту 1 статьи 35 Конвенции. В части, в которой заявитель ссылается на отсутствие доступа в суд для взыскания убытков, причиненных изъятием активов и замораживанием банковских счетов, Суд повторяет свой упомянутый вывод, что заявитель имел возможность обратиться в арбитражный суд. Из этого следует, что его жалоба является явно необоснованной в смысле пункта 3 статьи 35 Конвенции. Соответственно, жалоба в данной части подлежит признанию неприемлемой согласно пунктам 1, 2 и 4 статьи 35 Конвенции. 2. В части, в которой заявитель со ссылкой на статью 6 жалуется, что не было справедливого судебного разбирательства, и что уголовное дело против него было сфабриковано, Суд напоминает, что справедливость уголовного судопроизводства должна быть оценена по итогам всего процесса в целом. Суд отмечает, что судебное разбирательство в данном случае еще не окончено. Соответственно, было бы преждевременно для Суда рассматривать жалобы заявителя по статье 6 до тех пор, пока национальные суды не вынесут окончательного решения по обвинениям заявителя в совершении уголовных преступлений. При данных обстоятельствах Суд заключает, что заявитель на этой стадии не может притязать быть жертвой нарушения упомянутых положений в отношении этого аспекта настоящего дела. Из этого следует, что жалоба в данной части должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции. 3. Заявитель также жалуется на основании статьи 6 Конвенции на отсутствие доступа к суду с целью обжалования утверждаемого отсутствия профессиональной компетентности у различных правоприменительных органов и судей в связи с исполнением ими своих публичных обязанностей в контексте уголовного дела против него. Однако заявитель не показал, что данные попытки обжалования отсутствия профессиональной компетентности государственных органов имеют отношение к определению его “гражданских прав и обязанностей” или к “уголовному обвинению” против него. Очевидно, что заявитель имеет доступ в уголовный суд для рассмотрения “уголовного обвинения” против него. Кроме того, Суд отмечает, что заявитель также имеет доступ в национальный суд для обжалования заявленного вмешательства в его право собственности. Суд поэтому находит, что эта жалоба является несостоятельной. Из этого следует, что жалоба в данной части должна быть отклонена как явно необоснованная согласно пунктам 3 и 4 статье 35 Конвенции.

По этим причинам Суд единогласно объявляет жалобу неприемлемой.

Эрик Фриберг Христос Розакис Грефье Председатель

Перевод с английского Сергея Кузина ( Европейская правовая компания )

страница || Договора || Поиск || Другие сайты

Источник: http://hrlibrary.umn.edu/russian/euro/Rkozlovcase.html

Юрист ответит
Добавить комментарий