Конфликт с женой в процессе развода с нанесением пощечины

«Я оборонялась от мужа, чтобы выжить, а оказалась в изоляторе». История одного приговора

Конфликт с женой в процессе развода с нанесением пощечины

…Стройная, напряженная и красивая — даже в этот неприятный день очень красивая — Татьяна (имя изменено) ритмично вышагивает по узкому коридору Минского городского суда. Увы, и само здание, и разговоры с адвокатом, и слова обвинителя ей до боли знакомы.

Конечно, мама двух маленьких детей, интеллигентная женщина с высшим образованием предпочла бы никогда и понятия не иметь о судебных тяжбах и статьях Уголовного кодекса.

Ее история, горькая и одновременно поучительная, в который раз поднимает так и не решенный в нашей стране вопрос: как женщине сохранить себя, если муж забыл о благородстве и поднял на нее руку? Хронику неоднозначного приговора читайте в материале Onliner.by.

* * *

Эта история началась 11 лет назад. 26-летняя Татьяна рассталась с первым мужем, самостоятельно снимала квартиру, воспитывала сына и работала в Минске. За ней начал ухаживать Сергей (имя изменено) — привлекательный мужчина 23 лет. Уже через несколько месяцев молодые люди начали жить вместе, а в 2006 году поженились.

Вскоре Татьяна забеременела, и с этого момента отношения с мужем, прежде казавшиеся счастливыми и теплыми, совершенно изменились. Сергей стал часто выпивать, вел себя агрессивно, мог ударить жену. Дома не утихали ссоры. В итоге в 2010 году пара официально развелась.

Татьяна вместе с уже двумя сыновьями три года жила отдельно от бывшего супруга, снимала квартиру. Но все-таки наивное женское желание семейного счастья в какой-то момент победило, и она попробовала примириться с Сергеем. Они снова стали жить вместе.

Что это была за жизнь? Вот выдержка из материалов дела: «В июне 2013 года Сергей ударил бывшую супругу ногой и сломал ей копчик, в результате чего потерпевшая около полутора месяцев находилась дома на постельном режиме и имела лист нетрудоспособности». В тот раз Татьяна не выдержала и впервые обратилась в органы.

Инцидент закончился лишь штрафом для Сергея, причем женщине пришлось ждать полтора года, прежде чем было возбуждено дело.

Обстановка накалялась. День икс для супругов наступил 18 апреля 2015 года, когда Сергей вернулся вечером домой, отработав смену. Что случилось потом, сухо описано в судебном протоколе: «Сергей нанес Татьяне не менее двадцати ударов руками по телу, душил ее.

< …> Потерпевший Сергей произошедшие события помнит плохо, потому что в течение дня употреблял спиртное, вечером возвратился домой, при этом находился в состоянии алкогольного опьянения.

Возник конфликт с супругой, и, когда они находились на кухне, он бил Татьяну, пытался душить ее, затем почувствовал ранение. Дальнейших событий не помнит».

Да, именно Сергей назван в деле потерпевшим. Испугавшись за свою жизнь, в тот момент, когда бывший муж начал душить ее, Татьяна нанесла ему удар ножом в живот.

В деле фигурирует и еще одно ранение Сергея, однако следователи не смогли четко установить, при каких обстоятельствах оно было получено.

В итоге Сергея с двумя колото-резаными ранами брюшной стенки увезла скорая, а Татьяну, всю в ссадинах и кровоподтеках, со следами удушения на шее, на четыре дня посадили в изолятор временного содержания.

С тех пор длится судебная тяжба. Сергей, как только отошел от наркоза и операции в больнице, сразу написал заявление на свою супругу. Было возбуждено уголовное дело.

Татьяну обвинили в превышении пределов необходимой обороны, но женщина свою вину не признает.

«Неужели мне нужно было бездействовать и дождаться того момента, когда муж задушит меня? Тогда нашим правоохранительным органам было бы легче?» — задает риторические вопросы обвиняемая.

* * *

Мы встретились с Татьяной и ее адвокатом Дмитрием Рыбаком в здании Минского городского суда в день, когда должны были вынести решение по апелляции.

Очередной «день сурка»: суды длятся уже больше года, и каждый раз стороны обвинения и защиты приводят одни и те же аргументы, а Татьяну вновь и вновь признают виновной. Женщине повезло, что 28 мая 2015 года вышел закон «Об амнистии».

Только потому, что у Татьяны есть двое несовершеннолетних детей, ее освободили от уголовной ответственности и сняли судимость.

— Да, судимость снята, но в моей биографии теперь останется пятно на всю жизнь. Кроме того, я не чувствую себя в безопасности. Получается, этим приговором наши правоохранительные органы дают понять, что можно безнаказанно душить женщину и в итоге сделать ее же виноватой! Если бы не дети, меня точно ждала бы тюрьма. Разве это справедливо? — спрашивает Татьяна.

— Если оправдывать пьяных агрессоров, то насилия в нашей стране точно станет больше. Его и так немало, просто официальная статистика сильно отличается от реальной картины. Многие женщины в нашей стране не заявляют о домашнем насилии со стороны мужчин именно потому, что они не могут добиться правды. Это бессмысленно. Приходит милиция, забирает дебошира, дает штраф.

Потом муж обвиняет жену, как у нас с Сергеем не раз было. Например, когда он сломал мне копчик и я обратилась в милицию. «Ну и чего ты добилась этим штрафом? Теперь придется меньше продуктов купить в следующем месяце. И все из-за тебя!» — обвинял меня бывший супруг.

А как предлагают спастись женщине? Можно месяц-другой пожить в квартире-передержке, которую предоставит общественная организация «Гендерные перспективы». А что потом? Вернуться назад на территорию мужа? Если женщина получает среднестатистическую зарплату в четыре миллиона рублей, то сможет ли она сама снимать квартиру и кормить детей? Конечно же, нет.

Горькая безвыходная ситуация… Вообще, в нашем обществе это нормально — избивать женщину, драться дома. Насилия в белорусских семьях очень много — вне зависимости от уровня образования и занимаемых должностей.

— Дмитрий, как вы считаете, насколько четко работает наше законодательство в этом вопросе — вопросе домашнего насилия?

— Видите ли, тут дело не в законодательстве. Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс не помогут справиться с искаженным сознанием домашних агрессоров. Невозможно создать законодательство, которое избавило бы нас от домашнего насилия, — убежден адвокат Дмитрий Рыбак.

— Так или иначе, в нашем случае суд посчитал, что Татьяна превысила пределы необходимой обороны. Но «пределы необходимой обороны» — это слишком тонкая оценочная категория. Вроде бы в теории ты можешь в целях обороны причинить нападающему любой вред, а на практике получается, как видите, иначе.

Да, я считаю, что снятие судимости с Татьяны — это уже наша победа. Но все же в информационном центре будут иметься сведения о том, что Татьяна привлекалась к уголовной ответственности и что судимость снята по нереабилитирующим обстоятельствам. Эта информация может помешать ей в будущем при трудоустройстве или получении заграничной визы.

Еще один неприятный нюанс — орган предварительного расследования написал на прежнюю работу Татьяны официальный документ, так называемое представление.

— Это был большой удар для моей психики, — говорит Татьяна. — В представлении содержались рекомендации наказать меня материально и вынести публичный выговор на общем собрании. Кроме того, там были упреки в адрес моего директора, мол, он плохо смотрит за своими сотрудниками, допустил такое тяжкое преступление. Директор был в шоке.

Согласно законодательству, он обязан был в течение месяца выполнить указания, содержащиеся в документе. Спасибо моему директору, он очень интеллигентный человек: после произошедшего он не стал думать про меня плохо и требовать, чтобы я уволилась. Но я не выдержала давления судебных заседаний и в итоге, отработав до конца контракта, сама написала заявление об уходе.

Однако это еще не все печальные последствия! Моих детей поставили на учет в школе. Мальчикам очень стыдно, что они находятся в категории «социально опасное положение», они страдают. И какой от этого толк? Все равно предотвратить нападения мужа социальные работники не могут, а вот контролировать меня и детей школа почему-то обязана.

Милиция перекладывает свои обязанности на учреждение образования, но школа ничем помочь мне не может.

— Так что же должно измениться в нашем законодательстве, чтобы в подобной ситуации женщина была защищена?

— Скорее, не в законодательстве, а в общественной жизни, — считает Дмитрий Рыбак. — Это исключительно социальный вопрос. Ведь в некоторых случаях насилие, наоборот, происходит со стороны женщин.

Как с этим бороться? Все необходимые меры известны, и сводятся они к пропаганде здорового образа жизни и семейных ценностей. Пока в нашем обществе люди думают, что домашнее рукоприкладство и вечера с бутылкой — это нормально, законы ничего не изменят.

Да вот сегодня я парковался у здания суда, и при мне вывели пять или шесть человек — очевидно, что все они по семейным делам. Как показывает практика, такие преступления совершаются в нетрезвом состоянии.

Кроме того, проблема заключается в том, что не так-то просто решить жилищный вопрос. Во многих случаях домашнее насилие продолжается именно из-за этого.

Действительно, самое большое желание Татьяны сейчас — это переехать от мужа и жить спокойно, в безопасности, на своей территории. Но как это осуществить, не имея постоянной работы? Пока Татьяна говорит, действительно возникает ощущение замкнутого круга.

— Сейчас я устраиваюсь на новую работу с зарплатой в пять миллионов, но не знаю, как все сложится. Судебные дела регулярно требуют моего присутствия — какой работодатель будет это терпеть? — напряженно рассуждает Татьяна. — Я все время хочу убежать от мужа, выехать из этой квартиры, но у меня не получается.

Думаете, сейчас так просто найти работу с нормальной зарплатой, которая позволила бы мне самостоятельно снимать жилье и содержать детей? Кроме того, если я и найду хороший заработок и буду с утра до вечера трудиться, например, на двух работах, то служба опеки может усомниться в том, что я уделяю достаточно внимания своим несовершеннолетним детям.

Тогда сыновей могут у меня забрать. А мне даже мысль об этом невыносима. Так что, увы, пока что я вынуждена жить на одной территории с мужем, сидеть на этой пороховой бочке из-за финансовых проблем. Мне очень страшно!.. С 2015 года наша экономика так сильно обвалилась, что тысячи людей потеряли работу.

По моему опыту, на одну вакансию поступает 40—60 резюме. А тем, кто сохранил свое рабочее место, приходится довольствоваться все уменьшающимися зарплатами. $200 — вот реальная средняя зарплата в Минске. Может быть, этого и хватает для выживания, но все равно очень тяжело. Конечно, это повлияет на ситуацию с семейным насилием.

Мужчины смогут все больше чувствовать свою неограниченную власть, поскольку множество женщин будут полностью зависимы от мужей материально.

* * *

Еще двадцать минут в узком коридоре Минского городского суда — и Татьяна узнает окончательный вердикт: ее апелляция отклонена.

Решение суда первой инстанции остается без изменений: «Признать Татьяну виновной в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны и на основании статьи 152 Уголовного кодекса назначить наказание в виде лишения свободы сроком на один год без направления в исправительное учреждение открытого типа. Применить статью 1 и статью 12 закона „Об амнистии“, на основании которых освободить Татьяну от наказания в виде ограничения свободы, сняв с нее судимость».

— Я не могу согласиться с этой неправдой! Я считаю себя невиновной и буду бороться до конца. Хотя сил остается все меньше, — опускает глаза Татьяна. — Если я отступлюсь, то словно признаю на всю страну: женщина не имеет никаких прав. Я не могу этого допустить.

— Да, будем обжаловать приговор, — поддерживает Татьяну Дмитрий Рыбак. — Через 15 дней подадим жалобу в порядке надзора на имя председателя Минского городского суда или главного прокурора Минска. И будем ждать ответа. Если нам откажут и тут, остается вышестоящая инстанция — Верховный суд.

Очевидно, точка в этом непростом деле будет поставлена еще нескоро. Остается только сожалеть о том, сколько боли — и физической, и душевной — готовы причинять друг другу люди ради удовлетворения чувства своей правоты. Может быть, история Татьяны заставит хотя бы нескольких человек в этом городе ценить собственное семейное счастье — такое простое, теплое, близкое.

Источник: https://people.onliner.by/2016/05/21/prigovor-4

Как пережить развод?

Конфликт с женой в процессе развода с нанесением пощечины

Ушел муж. Ушла жена.  Пережить развод гораздо тяжелее, чем расставание с человеком, с которым связывала только влюбленность. Развод – это крушение планов, доверия к самому близкому человеку. Часто это предательство, измена. Развод – тяжелейшее испытание для уверенности в себе.

Возникает множество тяжелейших вопросов.

Разводиться или идти на всё, чтобы сохранить семью? Если есть дети, как уменьшить ущерб для них, как воспитать их гармоничными людьми? Как после развода снова наладить холостяцкий (незамужний) быт? Как преодолеть последствия развода и созреть для новых отношений?

На эти вопросы отвечают авторы нашего сайта.

Пережить развод: человеком быть трудно, но возможно
Психолог Максим Цветков
Защищаясь от боли переживания развода, супруг или супруга обвиняют во всем другого и отказываются от понимания своего вклада в конфликтную ситуацию, в результате уносят свою часть неконструктивного поведения в будущую жизнь. И потом в новой семье, если она образуется, создают похожие конфликтные ситуации. В итоге человек вынужден или всю жизнь «убегать» от боли…
Читать дальше

Обида и вина – те деструктивные состояния, которые мешают пережить развод

Психолог Ирина Карпенко
Ушла жена. Ушёл муж. Для того, чтобы восстановить свою самооценку после развода, нужно обратить внимание на другие виды деятельности, которые важны для вас. Работа, друзья, какие-то хобби, помощь другим людям помогут пережить развод. Пока ты отражаешься только в одном человеке, который видит тебя с искажениями, ты так и будешь считать себя таким, каким он тебя считает.
Читать дальше

Чтобы пережить развод, необходимо избавиться от «комплекса жертвы»

Психолог Ирина Рахимова
Порой нам не хватает решимости поставить точку в истории наших отношений, мы надеемся сохранить семью и тогда, когда это уже невозможно. Но, чтобы пережить развод, мы должны поставить эту точку и начать новую жизнь. Мы должны сделать все необходимое для этого. Да, муж ушел. Но жизнь продолжается.
Читать дальше

Нужно сделать всё, чтобы избежать развода

Протоиерей Сергий Николаев
Ушел муж. Уходит жена… Брак соединяет мужа и жену в одну плоть, развод раздирает эту общую плоть. Больно. Но случается, люди попадают в автокатастрофу, заболевают страшными болезнями. Тоже больно, но живут же… Представьте, ваша нога поражена гангреной. Что делать? Без ноги очень плохо, но её придется удалить. Придется привыкать жить без ноги. Пережить развод будет гораздо тяжелее, если лелеять в себе обиду. На супруга, или супругу, на судьбу, то есть на Господа… Более всего пережить развод нам мешает самолюбие. «Как же так, он предпочёл мне другую! Я что, глупее, менее красивая?»
Читать дальше

Ныряние в любовь как в омут закономерно приводит к разводу

Психолог Ирина Мошкова, к.п.н.
Что греха таить, иногда человек входит в брачные отношения, не задумываясь, влюбляется, очаровывается безоглядно, бросается в интимную связь, «как в омут с головой». На мой взгляд, это проявление болезней человеческой души.
Читать дальше

Как сохранить семью?

Священник Илия Шугаев
Почему у нас так мало терпения? Причина в большинстве случаев лежит опять-таки в детстве. Из-за потери традиции в воспитании детей нетерпеливость часто культивируется с самых малых лет. Ребеночку всего полтора годика, он тянется к конфете, бабушка дает…
Читать дальше

Развод: тот, кто хочет сохранить семью, должен бороться до конца

Психолог Людмила Ермакова
Три основные причины разводов такие: это синдром эмоционального выгорания, клановые конфликты и неготовность к семейной жизни… Нужно просто пережить развод, перетерпеть – но не глядя на все пассивно, а работая над собой, переоценивая опыт, переосмысливая жизненные ценности…
Читать дальше

Привычка к страданиям

Психолог Алла Кац
Трудности, тупики, неопределенность — это нормальная, естественная часть жизни. Вообще присутствующее где-то в глубине души ожидание, что жизнь должна быть лёгкой и комфортной — это большое заблуждение, которое будет постоянно разочаровывать как не соответствующее реальности…
Читать дальше

Два вопроса о разводе

Монахиня Нина Крыгина, кандидат психологических наук Я считаю, «что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Человек должен отвечать за свой выбор. Конечно, надо молиться друг за друга. Но еще мой духовник мне говорил, что бывают такие ситуации, которые можно исправить только «хирургическим вмешательством». Принимая решение «отсечь» от себя другого человека, надо быть очень-очень осторожным.

Читать дальше

Версия для печати

Источник: http://www.perejit.ru/main/razvod

«Швырял на пол, бил головой». Минчанка о том, каково это, развестись с тираном, но продолжать жить с ним

Конфликт с женой в процессе развода с нанесением пощечины

Даже развод с мужем, который избивал и насиловал, не всегда гарантирует разъезд. Наша героиня Александра рассказывает, как так вышло, что они с бывшим мужем продолжают жить в одной квартире, и изменений не предвидится. 

«ОН РАЗБИЛ МНЕ НОС И ПРЕПОДНЕС ЭТО КАК СЛУЧАЙНОСТЬ»

– С бывшим мужем мы прожили в браке 15 лет, и у нас четверо совместных детей. Самым тяжелым периодом был последний год перед разводом. Жесткое насилие началось после рождения четвертого ребенка, а перед этим муж, конечно, наращивал обороты.

Первый эпизод случился еще до рождения детей – он разбил мне нос. Но все тогда преподнеслось как случайность и желание помочь. Якобы я слишком громко плакала, и он решил, что у меня истерика, а в фильмах до этого видел, что истерику надо успокаивать пощечиной.

Но «немножко не подрасcчитал». Этот эпизод вытеснился моим сознанием, и я вспомнила о нем только два года назад, поэтому до сих пор рассказываю о нем с удивлением.

Оказывается, это было уже тогда! Мне же казалось, что в то время было только психологическое давление с его стороны.

«Я ДОЛЖНА БЫЛА ЗАПИСЫВАТЬ НА ДИКТОФОН СВОИ ВСТРЕЧИ С ПСИХОЛОГОМ»

К психологу в первый раз я обратилась еще будучи в браке, когда уже началось жесткое насилие. Однажды ночью, чтобы не кричать и не разбудить детей, я укусила себя за руку. Шрам остался на вене до сих пор. Утром муж это увидел и испугался – возможно, подумал, что я пыталась вскрыть себе вены.

– Что это? – спросил тогда он.

– Это после твоих ласк, дорогой, – ответила я.

В тот же день он позвонил мне с работы и продиктовал номер психологини, которая могла мне помочь. Я ей позвонила, и мы договорились о встрече. Но муж поставил условие: я должна была записывать на диктофон все наши с ней разговоры.

Соответственно, я не могла ей ничего рассказать.

Наличие диктофона на первой встрече я тоже скрыла, но нашла для себя «лазейку»: все, что происходило дома после сеанса, я записала в тетрадь, а на следующей встрече оставила эти записи в кабинете психологини.

Буквально через час-полтора она прислала мне сообщение с номером телефона горячей линии для женщин, пострадавших от домашнего насилия, и с текстом «Береги себя».

Я не звонила очень долго – впервые набрала только спустя месяца два. Наверное, когда начался самый трэш. Я позвонила на горячую линию и ничего не смогла рассказать. Я просто рыдала в трубку и говорила «помогите». Женщина на том конце провода пыталась меня разговорить – спрашивала, что случилось, а мне было так страшно даже озвучить что-то…

Это был такой первый шаг, когда я обратилась именно за помощью в ситуации с домашним насилием. До этого были обращения к психологине, но с другой целью. Я шла разобраться со своим страхом развода. Супруг говорил, что хочет со мной развестись, а мне, казалось, было очень страшно. Но на первом же сеансе психологиня разрушила этот страх в пух и прах. Она задала мне один вопрос: 

– Что ты будешь делать после развода? – спросила она, а у меня прямо глаза загорелись.

– Я пойду учиться, я сменю работу, я сделаю это, я сделаю то, – говорила я.

– Ты развода не боишься, – остановила она меня.

То есть фактически это муж проецировал на меня свои страхи, и к психологу я пошла, потому что он мне внушил страх развода. На самом деле мне ведь совсем другая помощь от нее была нужна, но на тот момент я не была готова рассказать, что происходит у нас дома.

«ОН ШВЫРЯЛ МЕНЯ НА ПОЛ, А Я НЕ ВОСПРИНИМАЛА ЭТО КАК ФИЗИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ»

Потом я обратилась в «Радиславу» – организацию помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия. Я встретилась с Ольгой Горбуновой – председательницей организации. Мы сели на скамеечку в парке, и я стала ей все рассказывать.

Мне казалось, что я говорю какие-то абсолютно банальные вещи, но вот напротив меня сидит женщина с психологическим образованием, опытом работы, и у нее текут слезы.

Меня это очень встревожило и испугало: «Неужели со мной происходит что-то страшное?»

И была такая двойственность: Ольга спрашивала, было ли физическое насилие, а я говорила, что нет, но сразу же начинала рассказывать, как он меня швырял на пол, бил головой, выкручивал руки. То есть я это все не воспринимала как физическое насилие – мне было страшно признаться самой себе, что это действительно со мной происходит.

– Ты очень вовремя обратилась за помощью, – сказала в конце Ольга и предложила пожить в «убежище».

Но я отказалась, потому что в тот момент была возможность пожить какое-то время с детьми у моих родителей. В «убежище» нам пришлось жить гораздо позже – после того, как мы получили свою нынешнюю квартиру.

Шел судебный процесс – я подала заявление о возбуждении уголовного дела за нанесение телесных повреждений, – и бывший муж все детали судебного разбирательства стал рассказывать старшему ребенку. Ведет его в школу и выгружает на него это все.

Для ребенка это был ужасный стресс, начались проблемы в школе, и я поняла, что дальше так продолжаться не может. Я должна была или отказаться от этого иска, а это значило, что я никак не могу себя защитить, или подвергать ребенка опасности.

Тогда я опять обратилась в «Радиславу». В «убежище» как раз были свободные места, и мы с детьми полтора месяца прожили там.

То есть мы уже были не в браке, но из-за того, что жили под одной крышей, ни я, ни дети не могли спрятаться от его воздействия дома.

«МУЖ ЗАТЯГИВАЛ БРАКОРАЗВО

ДНЫЙ ПРОЦЕСС ИЗ-ЗА КВАРТИРЫ»

Разводились мы очень долго. В самом начале автоматически и без вызова в суд нам дали три месяца на примирение – это стандартная судебная практика. После этих месяцев было еще пять или шесть заседаний. Муж не соглашался на развод, но на суде все рассказывал, какая я плохая.

– Так если она такая плохая, может, вы разведетесь? – в итоге спросил судья.

Муж все равно не соглашался. А когда уже не нужно было его согласие (кажется, после трех заседаний), он подал иск, в котором просил троих старших детей оставить ему.

После этого в суд пригласили представителя органов опеки, и начался очень серьезный процесс, особенно учитывая тот факт, что детей же всего четверо, а муж предлагал их разделить.

Правда, он не смог привести ни одного весомого аргумента, почему хочет забрать именно троих детей, и не смог объяснить, как он будет за ними ухаживать. Судья спрашивал: «Вы говорите, что подрабатываете по ночам. А кто в это время будет смотреть за детьми?», «У вас такой-то доход.

Вы будете платить алименты на младшую дочь, раз она останется с матерью, и как на оставшуюся сумму вы собираетесь обеспечивать себя и троих детей?», «Как вы планируете водить их в сады, школы?»

У него не было ответов на эти вопросы, и вообще никакого плана не было. Только какие-то фантазии пригласить свою маму, которая будет ему помогать. Вот только мамы на суде не было, и подтвердить его слова она не могла. И, как потом оказалось, она даже была не в курсе его «планов». 

Вообще, бракоразводный процесс затягивался мужем сознательно, потому что в то время как раз решался вопрос о вселении в нашу нынешнюю квартиру. Первого июля дом сдали в эксплуатацию, четвертого июля я подала документы на развод, а ключи вручали только в начале декабря, и мужу надо было дотянуть до этого времени. Он дотянул. Нас развели 30 декабря, а ключи к тому времени были уже на руках.

«МЫ МОЖЕМ РАЗМЕНЯТЬ КВАРТИРУ, НО НА ЭТО У МЕНЯ НЕТ ДЕНЕГ»

Когда я подала на развод, я понимала, что жить дальше с этим человеком под одной крышей небезопасно для меня и детей,  да и вообще ненормально. Общей семьи ведь больше не будет.

И, как честная гражданка, я написала письмо-уведомление в исполком о том, что мы разводимся и что той семьи, которой они выделяют квартиру, попросту уже нет.

По сути, это нецелевое расходование бюджетных средств и создание не очень здоровой обстановки для детей.

Мне пришел письменный ответ, что мы можем отказаться от этой квартиры, но заявление об отказе должен написать супруг, так как все документы оформлены на него: он стоит в очереди на улучшение жилищных условий, он был основным получателем кредита.

Естественно, он не стал отказываться. Я говорила с ним на эту тему и предлагала разные варианты. Объясняла, что семьи уже нет и существовать вместе мы тут не сможем. Тем более, в то время у него уже были новые бурные отношения.

Да я даже о его новой пассии беспокоилась – им ведь тоже надо где-то жить!

Я хотела все решить мирно. А сейчас вспоминаю, как это все было, и поражаюсь своей то ли терпеливости, то ли замороженности. Я не чувствовала всей этой боли и даже позаботилась о них. Тем не менее он категорически отказывался от всех вариантов, которые я предлагала. Объяснял это тем, что я якобы найду лазейку в законе и сделаю так, что он вообще останется ни с чем.

Хотя еще до того, как дом был сдан в эксплуатацию, муж уже требовал, чтобы мы эту квартиру разменяли. Я спрашивала у него: «Что разменивать? Еще же нет квартиры». Но он требовал размена и говорил, что в одной квартире буду жить я с детьми, а в другой – он со своей новой женщиной.

Чисто теоретически сейчас эту квартиру можно разменять, но это очень сложно и дорого. Кредит на нее покрывает государство, и мы в случае размена должны досрочно погасить ту часть, которая еще не выплачена. Для меня такие суммы неподъемны в принципе, так что этот вариант я даже сейчас не рассматриваю.

«СПРЯТАЛ В СВОЕЙ КОМНАТЕ ВСЕ САМОЕ ДОРОГОЕ И ПОВЕСИЛ ЗАМОК НА ДВЕРЬ»

В целом же получается странно: в таких ситуациях, как наша, квартира дается многодетной семье полностью бесплатно, но при этом дети в ней не имеют никаких долей, и при разделе она делится как обычное совместно нажитое имущество: 50% жене и 50% мужу. Как мне объясняли юристы, чисто теоретически судья может учесть при разделе, с кем будут далее проживать дети, но не обязательно. Вообще, такой судебной практики практически нет, и никто толком не знает, что с такими разделами делать.

Пока что по закону получается так, что в более выгодном жилищно-материальном положении после раздела окажется тот человек, с кем не будут жить дети.

В любом случае у него останется больше квадратных метров «на одну душу».

Вот нас пятеро – я и четверо детей, – и максимум, на что мы можем рассчитывать при самом лучшем исходе, – это 70% от площади нынешней квартиры. А мужу одному достанется минимум 30%.

Так происходит, потому что моему бывшему мужу не могут оставить просто угол в комнате – раздел должен произойти так, чтобы у него было изолированное помещение. В принципе, в этом есть логика, и я ее понимаю, но на практике это очень неплохой способ заработать на квартиру в столице для человека, у которого нет никаких моральных устоев.

Сейчас бывший муж занимает одну из трех комнат в квартире. Сначала он врезал замок на дверь в ту комнату и спрятал все, что мог: утюг, гладильную доску, телевизор. Все самое дорогое, что у нас было, было закрыто у него.

Так как наше имущество не было официально разделено, я написала заявление в милицию с просьбой обеспечить доступ к предметам: вот мы приезжаем с детьми сюда, и я даже не могу им вещи погладить, потому что утюг спрятан.

Сейчас уже дверь постоянно открыта, хоть замок все еще висит.

Также он очень долго сопротивлялся, когда я попросила освободить в детской шкаф для детской одежды. Он уперся и говорит: нет, делим все пополам. И полшкафа занимали его вещи.

Я объясняла ему, что сама не претендую в принципе на это пространство, но у нас же четверо детей, и их вещи надо куда-то складывать.

Очень долго мы препирались по этому поводу, и только спустя месяц он заказал встроенный шкаф в свою комнату и разместил свои вещи там.

«ЕСЛИ ОН ВЫПЛАЧИВАЕТ 30% АЛИМЕНТОВ – ЕГО НЕ ПРИВЛЕКУТ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ»

А еще с самого начала он упорно уклонялся от уплаты алиментов: то оспаривал судебное решение, то находил еще какие-то причины.

Сейчас суд определил, что он должен выплачивать в качестве алиментов 50% от любого вида дохода, но в совокупности не менее 100% величины прожиточного минимума (197,57 рублей на октябрь 2017 года).

Первое время я и правда получала на детей половину его дохода – он работал на ставку и платил порядка 300 рублей в месяц. Потом он перевелся на полставки, и, например, за прошлый месяц я получила 110 рублей на четверых детей.

Наши законы словно специально написаны так, чтобы защищать неплательщиков. Казалось бы, если не платить шесть месяцев алименты, то это повод для возбуждения уголовного дела. Но, если человек выплачивает хотя бы тридцать процентов от того, что обязан, его уже нельзя привлечь.

Я знаю, что он подрабатывает таксистом. Я писала заявление судебному исполнителю, просила разобраться в ситуации. Есть номер такси, есть его фамилия – ну неужели невозможно найти, что там к чему? Но до сих пор никаких подвижек, и с этих денег он ничего детям не выплачивает.

Тем не менее для них он все равно папа, все равно самый лучший. А мне грустно, что, по сути, он их лицемерно обманывает. Когда ребенок подходит к нему и просит заплатить за какую-то секцию, он отвечает: «Все деньги у мамы». Поэтому я прошу их больше не спрашивать о деньгах папу – не хочу, чтобы ребенок был между нами буфером. Это попросту нечестно.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

    CityDog.by.

Источник: https://citydog.by/post/tiran-fight/

Как защититься по побоям ст. 6.1.1. КоАП РФ и по ст.116 (побои) УК РФ?

Конфликт с женой в процессе развода с нанесением пощечины

  # адвокат по побоям  – консультация 2019г. 

   Как защититься по ст. 6.1.1. КоАП РФ и по ст.116 УК РФ?

    В настоящей статье и приложенной информации (в конце) есть все, что нужно знать, если Вас привлекают к ответственности или Вы являетесь потерпевшим по побоям. 

    Для начала я расскажу коротко, с чего начинается привлечение к ответственности по побоям (2 варианта развития событий):

  1. Заявление потерпевшего: либо при обращении лично в отделение полиции, либо вызов на место происшествия и принятие полицейским устного заявления и составление полицейским соответствующего протокола; В обоих случаях возбуждается дело об административном правонарушении и потерпевшему выдается направление на медицинское освидетельствование.
  2. Бывает так, что потерпевший обращается в травм. пункт или больницу с побоями и сообщает врачу о причинах повреждений, не имея цели привлечь виновного. Тем не менее, в этом случае сведения о побоях так же немедленно поступают участковому и в течение, как правило, нескольких часов уполномоченный участковый является к потерпевшему и спрашивает, об обстоятельствах причинения побоев. Если потерпевший подтверждает причинение ему побоев, то так же возбуждается дело об административном правонарушении по ст.6.1.1. КоАП РФ.

    Далее осуществляется розыска и опрос лица причинившего побои.

      Далее нужно понять, когда ответственность за нанесение побоев будет уголовная, а когда – административная?

   Еще три года назад, До июля 2016 года, любые побои являлись исключительно  уголовно наказуемым деянием и были предусмотрены только ст.116 УК РФ. Федеральным законом от 3 июля 2016 года некоторые виды побоев декриминализованы и перекочевали в разряд административных правонарушений. В КоАП РФ  введена новая статья – ст.6.1.1.

   Теперь, в 2019 году, за причинение побоев могут привлечь:

  • к уголовной ответственности (ст.116 УК РФ – лишение свободы до 2 лет). Наказание за побои по уголовному делу на практике – это в 99% дел штраф и только в исключительных случаях – условное лишение свободы. 
  • ИЛИ  к административной ответственности (ст. 6.1.1. КоАП РФ – штраф от 5 до 30т.р. либо арест до 15суток). Наказание за побои исходя из судебной практики по административным делам составит 5-10т.р. штрафа.

     Критерием отнесения побоев к уголовной или административной ответственности является, то по каким мотивам были причинены побои.

   Если побои причинены в связи с национальной или расовой ненавистью, а так же просто из хулиганских побуждений… то за это наступит уголовная ответственность.

   Кроме этого уголовная ответственность по ст.116 УК РФ наступает при повторном причинении побоев в течение года.

Повторность причинения побоев возникает если в течение 1 года с момента вынесения постановления по ст.6.1.1. КоАП РФ обвиняемый вновь причинил кому-либо (не обязательно той же жертве) побои.

В этом заключается повторность причинения побоев, и в этом случае лицо будет привлекаться к уголовной ответственности.

   В остальных случаях лицо будет привлечено к административной ответственности.

   Пример по повторности: в январе 2017 года муж избивает тещю и в отношении него составляется протокол по ст.6.1.1. Дальше два варианта.

   Вариант первый: в марте 2017 года (через два месяца) он избивает жену – возбуждается уголовное дело.

   Второй вариант: после тещи избивает жену не через два месяц, а через 1 год и 2 месяца (т.е. прошло более 1 года после первых побоев) – в этом случае вновь составляется протокол по ст.6.1.1. КоАП РФ – уголовной ответственности нет.

             Что нужно доказывать защищаясь от обвинения в побоях?

Чтобы понять как защититься от обвинения в побоях, нужно знать: что такое «побои»?

           Побои – это любые умышленные действия, причинившие жертве физическую боль. 

То есть, обязательных критериев побоев всего два:

  1. Действия обидчика должны быть умышленными. Если случайно ударил – это не побои (В понимании КоАП РФ и УК РФ);

  2. Потерпевший должен испытать физическую боль; это обязательный признак.Если боли нет, то нет и побоев. Например пощечины бывают разные.

    Это может быть и “легкая” символическая пощечина, целью которой является только визуально выразить свое отношение или может быть унизить потерпевшего.

    Или это может быть пощечина со всего размаху, от которой и сознание можно потерять. От такой пощечины очевидно возникает боль, и это будет считаться побоями. 

        Так, кроме пощечин, к побоям можно отнести очевидные удары, хватание за руку, шею и другие части тела, толкание. Опять же все это должно быть сделано с умыслом.  При этом, еще раз уточняем, что все эти действия будут считаться побоями, если потерпевший испытал физическую боль, а тем более когда доказательства такой боли «налицо» (например синяки).

         Если Вас ударили, например, когда вы были в зимней толстой одежде через кофту и шубу, то очевидно, что от такого несильного удара Вам не могло быть больно – и суд вряд ли посчитает это побоями. И наоборот, если вы умышленно поцарапали вашу знакомую ногтями, то будет считаться, что вы причинили ей побои, так как очевидно, что царапин без боли не бывает.

        Отталкиваясь от этого простого критерия, можно самостоятельно построить свою линию защиты по делам о причинении побоев. Например, если ссадины и синяки очевидны и подтверждаются медицинской экспертизой, то фактически вопрос о том, что побои уже есть остается решенным.

Поэтому, в такой ситуации нужно отрицать факт нанесения их именно Вами. При этом, нужно предоставлять доказательства, так как одних слов будет недостаточно. Мы советуем не пренебрегать помощью адвоката по побоям и обращаться хотя бы за первичной консультацией сразу после инцидента.

   Срок, в течение которого могут привлечь к административной или уголовной ответственности по ст.6.1.1. КоАП РФ или ст. 116 УК РФ, составляет 2 года.

Это значит, что суд должен вынести постановление о признании виновным не позднее 2-х лет со дня совершения деяния.

По истечение этого срока, дело должно быть прекращено в связи с истечением сроков привлечения к административной ответственности. 

    Если Вам нужен адвокат по побоям, то вы можете обратиться к нам. Наши юристы имеют значительный опыт защиты граждан по таким делам о побоях. 

Адвокат Тарасенко Василий Георгиевич (город Кемерово)

   Смотрите так же полезные статьи по этой теме:

Другие статьи на эту тему Могут ли посадить за побои ст. 6.1.1. КоАП РФ, ст.116 УК РФ.

19.01.2019

   Давайте разберемся, могут ли посадить за побои (по ст.6.1.1 КоАП РФ или по ст.116 УК РФ). Если Вы правильно понимаете юридическое значение слова «побои», то, безусловно, за побои (в правильном его понимании) наказание в виде реального лишения свободы не предусмотрено, то есть посадить за побои не могут, НО:.

Источник: http://xn--80abjdk4do.xn--p1ai/ugolovnye-dela/stati-po-teme/kak-zashchititsia-po-poboiam-st-611-koap-rf-i-po-st115-uk-rf

Юрист ответит
Добавить комментарий