Может ли судья дать срок больше, чем запросил прокурор на прение сторон?

Кокорину и Мамаеву требуют реальные сроки. Решение суда – уже 8 мая

Может ли судья дать срок больше, чем запросил прокурор на прение сторон?

7 мая, 12:14

Прошли прения сторон: басни, цитаты из кино и мультфильмов.

В Пресненском суде Москвы состоялось новое заседание по делу Кокорина и Мамаева. В прошлый раз показания давали сами обвиняемые, в понедельник начались прения сторон.

Мы выбрали оттуда самое интересное.

Мамаев

Адвокат Игорь Бушманов представлял дополнительные доказательства невиновности игрока (новых не нашлось) и зачитывал характеристики на него:

• «Никогда не курит, даже не выражается нецензурной бранью, любящий муж и отец, устраивает коллективные игры по мини-футболу, оборудовал детскую площадку во дворе дома, пользуется авторитетом у соседей», – это от соседей Мамаева. Подписались 30 человек;

• «Внес существенный вклад в популяризацию здорового образа жизни заключенных», – благодарственная грамота от администрации «Бутырки»;

• письмо некой Малышевой из Апшеронска с благодарностью Павлу Мамаеву и его жене Алане. Они помогли ей восстановиться после того, как неизвестный порезал ей лицо ножом, а полиция отказалась возбуждать дело. Алана увидела пост Малышевой в инстаграме и вывезла ее на лечение в Берлин, а нанятый Мамаевыми адвокат добился возбуждения дела.

Кокорин

Врач «Зенита» обнаружил у игрока при осмотре воспаление в правом колене, признаки артроза, значительную отрицательную динамику. Он рекомендовал Кокорину МРТ, реабилитацию, тренировки в зале, бассейн, антигравитационную дорожку, волновую терапию и массаж. Это заключение добавили к материалам дела.

Прения сторон. Прокурор

Главное действующее лицо – прокурор Светлана Тарасова. Версию следствия она описывала очень красочно – к примеру, эпизоды из ее речи:

• «После избиения они непринужденно направились в другое заведение, где продолжили свой кураж»;

• «Ты попал! Да ты знаешь, кто мы такие? Мы – Кокора и Мамай!». Затем они стали агрессивно требовать «пояснить за петуха».

Тарасова отметила, что потерпевший Соловчук едва не остался инвалидом (это вызвало смех адвокатов), и  связала угрозу от Кокорина Соловчуку – о том, что номера его авто сфотографированы – и фразу «Маме привет» в адрес одной из свидетельниц в зале суда: «Что это? Совпадение? Но череда совпадений – это закономерность».

Показания Мамаева прокурор комментировала так: «Запутался в собственной лжи». Слова Кокорина-старшего описывала другой фразой: «Где выгодно – помню, где не выгодно – нет» – и отметила разную реакцию футболиста на оскорбления со стороны Пака и Соловчука.

Версию же о том, что Соловчук сам спровоцировал конфликт, Тарасова отвергла, цитируя одну из басен Крылова – «Волк и ягненок»:

«У сильного всегда бессильный виноват Молчи! устал я слушать, Досуг мне разбирать вины твои, щенок!

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

В итоге Тарасова пришла к выводу, что все сказанное подсудимыми – ложь: их показания опровергаются видеозаписями и другими доказательствами и вообще противоречат друг другу. Она настаивала на предварительном сговоре в этом деле и запросила братьям Кокориным по полтора года лишения свободы в колонии общего режима, а Мамаеву и Протасовицкому – год и пять месяцев.

Если судья согласится с требованиями Тарасовой, то Кокорин проведет в колонии 8 месяцев, а Мамаев – 7 (с учетом пребывания в СИЗО, где 1 день засчитывается за 1,5, получается, что они отбыли уже 315 дней наказания). 

Прения сторон. Адвокаты

Защитник Александра Кокорина – Андрей Ромашов – настаивал, что Соловчук все-таки называл Кокорина петухом: ссылался на видео и показания свидетелей.

По версии адвоката, потерпевший вообще подал заявление только потому, что боялся хозяйки разбитой машины, которая могла обвинить самого Соловчука в провокации конфликта.

При этом Ромашов утверждал: свидетельств о том, что Кокорин вообще бил Соловчука нет – и просит оправдать футболиста по этому эпизоду.

В ситуации же с Паком адвокат напомнил о перенесенном нервном срыве Кокорина (так сказано в заключении психолога «Зенита») и также настаивал на провокации конфликта со стороны потерпевших.

Адвокат Татьяна Стукалова добавила к этим словам список добрых дел – помощь больным детям и благотворительному фонду, вспомнила о ребенке Кокорина, который «вместо папы видит только кубки и награды». Стукалова просила не избирать наказание, связанное с лишением свободы.

Ярко выступил адвокат Кокорина-младшего – Вячеслав Барик. Он отметил, что Соловчук сам упал и повредил колени, пятясь назад – это заметно на видео.

Защитник продолжил тему с провокациями со стороны потерпевших: «петухи» от Соловчука – страшное слово для всех мужчин СНГ и «посягает на само мужское начало», а Пак в кафе называл игроков не «хамло», а ##### [ушлепки] – это можно прочитать по артикуляции губ. «Хамло» — это «а», а тут — «е», «бэ», – объяснил адвокат.

Свою речь Барик продолжил фразой «Не было бы Кирилла, не было бы [драки]. Вы знаете, у меня у самого есть брат…» и подвел к тому, что Кокорин-старший полез в драку лишь потому, что его оскорбили при брате, а это «далеко не хулиганские побуждения». Даже Татьяна Стукалова с непониманием отнеслась к этому выступлению, несколько раз напомнив Барику, кого он защищает.

Адвокат Кирилла на этом не остановился и начал рассказывать о личности своего подзащитного: «Когда Кирилл был маленьким, он чуть не утонул. Ему было четыре годика. Его спас Саша. Потом они спасли другого человека, когда Кирилл плавать научился. У них вот такая команда добрых дел». 

Игорь Бушманов, представляющий интересы Мамаева, был более конкретен: доказательства обвинения не позволяют вынести обоснованный приговор; Соловчук сам спровоцировал драку и нанес удар первым, а на начало конфликта с Паком Павел сидел далеко от него и не собирался вмешиваться. Побои Гайсину Мамаев не наносил – был один удар, а статья о побоях предполагает несколько.

Адвокат Протасовицкого Татьяна Прилипко запомнилась больше философскими вопросами («Кто у нас прав? Тот, у кого больше прав?»), пафосными фразами («бессовестный мыльный пузырь со стороны обвинения») и речью о том, что Пак должен был завтракать дома – решать государственные вопросы в кафе, по ее мнению, недопустимо. В конце она процитировала барона Мюнхгаухзена (да, про все глупости на земле с серьезным выражением лица) и даже вспомнила мультфильм «38 попугаев».

Последнее слово обвиняемых

Мамаев поддержал позицию защитников. Игрок попросил прощения у потерпевших, семьи и общества. Павел хочет продолжить спортивную карьеру – это единственное, что он умеет делать хорошо. 

Александр Кокорин тоже извинился перед всеми – в том числе и перед «Зенитом». Сказал, что уже наказан временем, проведенным в СИЗО: «Хотелось бы вас чисто по-человечески попросить не ломать судьбы ребят, дать им вернутся к семье, заниматься любимым делом».

Кирилл Кокорин признался, что раскаивается и что прочитал в «Бутырке» уже 40 книжек: «Я в жизни столько не читал, ваша честь». А Протасовицкий попросил о справедливости: 17 месяцев в колонии, которые просит прокурор, – «это чересчур за 3 удара».

Судья объявила о перерыве.

Приговор будет оглашен 8 мая в 14:00 мск. 

Кокорин и Мамаев дали показания. Там все очень путано, но мы собрали главное

Составлено по материалам Медиазоны.

РИА Новости/Евгений Биятов

  • Антон Руднев

Пост написан пользователем Sports.ru Создайте свой блог на Трибуне, выскажитесь и станьте суперзвездой Sports.ru

  • Полупустой «Эмирэйтс», один удар в створ «Сити» и психующий Озил: «Арсенал» все еще тонет 118 вчера, 09:28
  • Фанаты «Райо» весь тайм оскорбляли Зозулю. Его команда не вышла на второй тайм, матч отменили 699 вчера, 09:24
  • Озил осудил притеснения уйгуров в Китае. «Арсенал» отстранился – кажется, из-за бизнес-интересов 556 15 декабря, 19:27
  • Кержаков, Оздоев и Азмун против Малафеева, Радимова и Орлова. Какими бы были легенды «Зенита» в PES 2020? 47 13 декабря, 21:30
  • Новая стратегия судейства: введут турнирную таблицу для рефери, обучат английскому и запретят публичную критику 112 13 декабря, 20:15
  • Самый короткий выезд в еврокубках: «Мальме» съездил в Копенгаген 43 км по знаменитому мосту из сериала 199 13 декабря, 00:10
  • Неймар – красавец: отдал пенальти Кавани, который сейчас почти не играет. Недавно они не хотели делиться друг с другом 65 12 декабря, 10:09
  • В плей-офф ЛЧ – только клубы из топ-5 лиг. Такое случилось впервые 289 12 декабря, 09:15

Источник: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/odukhevremeni/2441994.html

Кокорин и Мамаев встретили требование дать им 1,5 года колонии смехом – МК

Может ли судья дать срок больше, чем запросил прокурор на прение сторон?

Слова прокурора обрадовали футболистов

6 мая в суде был аншлаг — мест на всех катастрофически не хватало. Жены футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева пришли в суд во всем черном, который, как показали дальнейшие события, оказался совсем некстати.

Еще до начала заседания адвокат Кокорина-старшего Татьяна Стукалова поздравила своего подзащитного с победой его родного клуба «Зенит» в чемпионате России. А сам спортсмен признался, что не смог отметить победу в СИЗО.

Затем все защитники по очереди расписали в красках достоинства подсудимых. Так, оказалось, что брат футболиста Кирилл Кокорин на учете у нарколога не состоит, тактичен, увлекается спортом, учился на экономиста, «пользовался уважением со стороны однокурсников, отличается старательностью».

Адвокат друга футболистов Александра Протасовицкого Татьяна Прилипко попросила суд обратить внимание, что на очной ставке было установлено: ее подзащитный не причинил вреда Гайсину. «Его действия были направлены на прекращение эскалации конфликта», — отметила защитник, имея в виду эпизод, когда Протасовицкий схватил Гайсина сзади за шею.

Но больше всего лестных слов прозвучало в адрес Павла Мамаева. Его адвокат Игорь Бушманов зачитал письмо… членов ТСЖ.

В нем сказано, что футболист пользуется уважением соседей, с уважением относится к старшим, «в алкогольном опьянении никогда не видели», «даже не курит», «с нежностью и лаской заботится о детях, часто с ними гуляет на детской площадке во дворе дома».

Соседи из Краснодара поблагодарили Мамаева за детскую площадку, которую спортсмен построил на свои деньги. Адвокат также отметил, что младший ребенок Мамаева тяжело переживает разлуку с отцом, в результате чего стал даже заикаться.

Что касается Александра Кокорина, то Татьяна Стукалова ограничилась заключением врача. Доктор, осмотрев больное колено, обнаружил «значительную отрицательную динамику» и рекомендовал ежедневные тренировки в зале, занятия в бассейне два раза в неделю, применение внутрисуставных инъекций, массаж, мануальную терапию и т.д.

Вскоре на трибуну поднялась прокурор Светлана Тарасова. Женщина жестко прошлась как по подсудимым, так и по некоторым свидетелям. Тарасова подчеркнула, что, по словам водителя Соловчука, агрессия исходила от всех подсудимых. Первым на водителя напал Мамаев.

— Он схватил Соловчука за подбородок и стал сдавливать его. Соловчуку стало больно, и он оттолкнул Мамаева, — сказала прокурор, отметив, что «человек фактически остался инвалидом» после повторной травмы колена, которую тот получил после массового избиения.

Гособвинитель напомнила и о том, что Кокорин-старший напоследок крикнул Соловчуку, чтобы тот не смел писать заявление. При этом прокурор немало заинтриговала зал, сказав, что нечто похожее на угрозу исходило от Кокорина уже в суде:

— Хочу отметить фразу «маме привет», сказанную Кокориным свидетелю в зале суда…

В кафе, напомнила прокурор, компания вела себя вызывающе и создавала существенный дискомфорт для посетителей. Также прокурор отметила, что ряд свидетелей действительно не могли вспомнить события полугодичной давности. Однако такие свидетели, как Григорян, Бобкова и другие, намеренно давали противоречивые показания.

Прокурор также вспомнила показания Александра Кокорина, который пояснил, что больше всего его оскорбил именно Пак своим словом «петух». Прокурор уверена, что Кокорин не собирался присаживаться, а намеренно взял стул за спинку, чтобы ударить. При этом целился Кокорин не в бок, а в голову, чтобы причинить Паку максимальный вред.

Прокурор «отдала должное и Бобковой», которая своим телом прикрыла Соловчука:

— Если бы не Бобкова, все могло бы закончиться намного серьезнее.

Завершила выступление прокурор цитатой басни Крылова про волка и ягненка:

— «У сильного всегда бессильный виноват…» Я думаю, не надо проводить параллели.

В конечном счете Тарасова заявила, что условного срока не достоин никто из подсудимых.

Для Кирилла и Александра Кокориных она попросила по 1 году и 6 месяцев лишения свободы в колонии общего режима, а для Павла Мамаева и Александра Протасовицкого — по 1 году и 5 месяцев колонии общего режима.

В «аквариуме» тут же раздался радостный смех, подсудимые стали обниматься. Если судья прислушается к прокурору, то все четверо выйдут на свободу через несколько месяцев: им зачтут время, проведенное в СИЗО. Оглашение приговора намечено на 8 мая.

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/05/06/kokorin-i-mamaev-vstretili-trebovanie-dat-im-15-goda-kolonii-smekhom.html

Замоскворецкий суд Москвы 22 декабря приговорил к 2,5 годам колонии фигуранта “Болотного дела” Ивана Непомнящих. Он был признан судом виновным в участии в массовых беспорядках и в применении насилия по отношению к полицейским. Молодого человека, который во время следствия и суда находился под домашним арестом, взяли под стражу в зале суда.

Приговор 25-летнему инженеру из Москвы Ивану Непомнящих стал восьмым приговором “Болотного дела”. Судебное разбирательство началось в конце августа и проходило в спокойном темпе в течение всей осени.

Однако развязка дела получилась стремительной: между прениями сторон и приговором прошло меньше суток.

Прения, в ходе которых защита попросила оправдать молодого человека, а прокуратура – признать виновным и приговорить к 3,5 годам колонии общего режима, завершились в понедельник поздно вечером. На утро вторника было назначено оглашение приговора.

Иван Непомнящих, который с момента предъявления обвинений в феврале этого года находился под домашним арестом, пришел в суд со спортивной сумкой с вещами, очевидно, не надеясь на оправдание. Поддержать подсудимого собралось несколько десятков активистов, включая уже освобожденных фигурантов “Болотного дела” – Алексея Полиховича, Илью Гущина, Николая Кавказского и Михаила Косенко.

Мы сами из дома как сомнамбулы взяли сумку для сидения в тюрьме, купили билет в Москву, приехали сюда, пришли в суд – берите нас и сажайте в тюрьму

Судья Алексей Кавешников зачитывал приговор около двух с половиной часов, подробно перечисляя все доказательства обвинения – показания свидетелей, описания видеозаписей с Болотной площади, различные документы и справки, включая перечисления всех травм, которые получили полицейские 6 мая 2012 года.

К показаниям свидетелей защиты суд отнесся критически, как и к другим доказательствам, которые предоставили адвокаты. Массовые беспорядки, по мнению суда, “бесспорно” подтвердились приведенными прокуратурой доказательствами, а также уже вступившими в силу приговорами.

Суд посчитал Ивана Непомнящих виновным в участии в беспорядках и в том, что он нанес полицейским “не менее четырех ударов рукой и зонтом”. Непомнящих приговорили к 2,5 годам колонии общего режима.

Иван Непомнящих дома в Сергиевом Посаде, август 2015 года

Сам молодой человек вину не признал и даже отказался участвовать в прениях сторон и выступать с последним словом. Во время допроса в суде он также не стал отвечать на вопросы прокурора и суда, воспользовавшись правом не свидетельствовать против себя.

Полицейские Евгений Гаврилов и Виктор Колмаков, признанные потерпевшими от действий Непомнящих, выступая в суде признали, что вспомнили о том, что они “пострадали” 6 мая, лишь спустя три года после событий на Болотной площади, когда посмотрели предложенное следователями видео.

После оглашения приговора Иван Непомнящих успел попрощаться с отцом и со своим защитником, затем на него надели наручники и увели в конвойное помещения. До вступления приговора в силу молодой человек будет находиться в следственном изоляторе.

По словам отца Ивана Непомнящих Андрея, они с сыном опасались, что судья может дать больший срок, чем запросил прокурор. Андрей Непомнящих рассказал о том, как они готовились к приговору:

– Я даже немного рад, потому что мы ждали худшего… Вчера прокурор попросил дать 3,5 года, и памятуя дело Ильдара Дадина, которому судья от себя добавил год, мы тоже боялись, что дадут четыре года, пять. А тут год скостили. Поэтому нормально. Тем более Иван был к этому готов морально. Получается, с учетом того, что он 10 месяцев отсидел под домашним арестом, получается 1 год и 8 месяцев.

– Как вы готовились? Как прошло ваше утро сегодня?

Я ему всегда говорил, что политзаключенный в России – это гордость

– Мы вчера, когда ехали в электричке, обсудили, что надо взять, какие-то купить сланцы, зубную щетку. Собрали сумку, он попрощался с родными, постарался, как мог, успокоить мать, бабушку. И мы поехали сюда.

Очень сюрреалистический момент: мы сами из дома как сомнамбулы взяли сумку для сидения в тюрьме, купили билет в Москву, приехали сюда, пришли в суд – берите нас и сажайте в тюрьму. Удивительная страна! Я ему всегда говорил, что политзаключенный в России – это гордость.

Я лично горжусь сыном! Вот эти чекисты, их коллеги из 77-летнего прошлого, убили 20 апреля 1938 года его прадеда, Павла Тимофеевича Непомнящего. Сейчас вот взялись за правнука. И что? То есть мы идем по этому кругу, не извлекая уроков, и нас судьба или Бог опять возвращает к этому кругу, пока мы его не выучим. Получается так. Пока не выучиваем.

Собственно, очевидно, что человек невиновен, и поэтому я думаю, что с ним все будет хорошо. Потому что в тюрьме такие же ребята сидят, и многие из них несчастные. Сейчас мне ребята, которые уже отсидели, тот же Илья Гущин, дает мне советы, что надо очередь занимать, что, оказывается, в четыре утра надо вставать, чтобы передачи носить в СИЗО.

Он, главное, понимает, что он не жертва случая, вовсе нет. То, что он отказался от дачи показаний, отказался отвечать на вопросы государственного обвинения, отказался отвечать даже на вопросы судьи… А что отвечать? В чем он должен их убежать, в чем? В своем праве конституционном? Не метать бисер перед свиньями – скорее всего, так надо было делать, и он был прав.

Защитник Ивана Непомнящих Сергей Шаров-Делоне отмечает, что этот приговор больше по объему, чем приговор по первому “Болотному делу”, когда на скамье подсудимых находились 8 человек. По мнению Шарова-Делоне, это связано с тем, что по сути прокуратура так и не предоставила доказательств виновности подсудимого:

Сергей Шаров-Делоне

– Приговор, естественно, несправедливый. Я считаю, не была доказана его вина, не было доказано его участие в массовых беспорядках и его насилие по отношению к полицейским. Мы будем подавать на апелляцию, и это будет сделано до Нового года.

Вообще, приговор сказочный просто! Он по объему раза в четыре или в пять, я их не проверял, у меня просто на руках его нет, больше, чем приговор по восьмерым, по первому “Болотному делу”, просто по объему страниц. Когда нет доказательств, надо их изобразить, надо 30 бочек арестантов навалить, чтобы за всем этим исчез смысл…

Во всем этом приговоре по существу два абзаца, а все остальное – это разговоры вокруг да около. Вина доказывается справкой о получении паспорта… Что этим доказывается? Это вот такой набор всего, что только можно!

– По ощущениям это все-таки самый драматичный приговор. Может быть, еще и потому, что Иван находился под домашним арестом, что давало надежду, что не будет реального срока.

– С этой точки зрения да. С точки зрения драматизма всех событий, конечно, это был самый первый приговор. Есть еще Косенко, там ситуация была аховая, с возможным принудительным лечением, – напоминает Сергей Шаров-Делоне.

Пришедший поддержать Ивана Непомнящих фигурант дела Илья Гущин (он вышел на свободу в августе) считает, что приговор был ожидаемым:

Илья Гущин

– Условные сроки по этому делу давались исключительно по половому признаку. Ваня, к сожалению, не попадает под эту категорию. По ощущению тяжко, конечно. Парню на полтора года, даже больше, выписали такую судьбу, которую не пожелаешь никому.

Все, что я хотел ему пожелать и сказать, я ему сказал, провел краткий инструктаж на случай плохого развития ситуации – рассказал о простых тюремных истинах, которые еще господин Круг как-то записал в своей песне “Не верь, не бойся, не проси”.

Как бы это ни звучало грубо и попсово, это действительно истина тех мест, куда его отправляют, – говорил Илья Гущин.

“Болотное дело” было возбуждено в 2012 году после того, как согласованная с властями оппозиционная акции “Марш миллионов” завершилась, по мнению властей, массовыми беспорядками. Сейчас в деле 34 фигуранта.

Последним – в начале декабря – по этому делу был арестован анархист Дмитрий Бученков. Из более чем трех десятков подсудимых никто не был оправдан. Срок давности по “Болотному делу” истекает в 2022 году.

Источник: https://www.svoboda.org/a/27443336.html

«Таким, как я, нет места в рядах милиции». Второй день суда над бывшим руководителем ГАИ Барановичей

Может ли судья дать срок больше, чем запросил прокурор на прение сторон?

В среду продолжилось заседание суда над бывшим руководителем ГАИ Барановичского района. Андрей Волковыцкий обвиняется в том, что в пьяном виде совершил наезд на нерегулируемом пешеходном переходе на женщину. Та погибла, у нее осталось двое детей.

Мужчина вину признал полностью. Сегодня состоялись прения сторон. Отец погибшей предъявил иск о возмещении морального вреда в 94 тысячи рублей. Гособвинитель попросил назначить обвиняемому пять лет лишения свободы.

В последнем слове Волковыцкий попросил не судить по его поступку обо всех сотрудниках милиции.

Приговор будет оглашен в пятницу, 3 марта, в 17:00.

В зале заседания остались близкие погибшей. Очевидно, они удивлены просьбой прокурора назначить пять лет: «Курицу укради — больше дадут».

10:55

Андрей Волковыцкий выступает с последним словом. Голос дрожит, мужчина плачет: «Хотел бы обратиться к потерпевшим. Моему тяжкому преступлению нет никакого прощения.

Тем не менее хотел бы попросить прощения за совершенное преступление. В первую очередь у детей, которых я оставил без матери. Чистосердечно и глубоко раскаиваюсь в содеянном.

Знаю, что с вашей стороны прощения не будет. Я сам себя не прощу…»

— Мы вас услышали, — замечает отец погибшей.

— Хотел бы принести извинения всем сотрудникам милиции, руководству ведомства, — продолжил обвиняемый. — Таким, как я, нет места в этих рядах. Прошу общественность не судить по моему поступку обо всех сотрудниках милиции. Также извиняюсь перед своей семьей. При вынесении наказания прошу строго не наказывать. Хочу в максимально короткие сроки погасить ущерб перед потерпевшей стороной.

10:50

С ответной репликой выступает отец погибшей: «Полное признание вины наступило только при последнем допросе. Я звонил следователю и контролировал этот вопрос. Другое. Защитник говорил о том, что обвиняемый отвлекся. Но алкогольное опьянение не предполагает „отвлекся или нет“. Водитель должен контролировать всю обстановку в целом… Потому что власть на дороге беспредельная — еду как хочу.

Одну женщину отправили на темной дороге четверо мужчин: иди на переход. То, что человек не состоял на учете в диспансере, это вообще нонсенс. Иначе водители не смогли бы получить права. (…

) Как мог начальник ГАИ состоять на учете? Должностное лицо, которое обеспечивает безопасность граждан… Здесь и честь мундира задета. И многие люди пострадали.

В приватных беседах нам говорили, сколько премиальных денег потеряли, там же тоже приличные люди есть… А эта песня пьяного майора, которому все можно… Это структура особая. Этим людям доверяет государство, и нельзя не оправдать доверие. Может я чего-то не понимаю в жизни».

10:30

Слово переходит адвокату обвиняемого: «Во время заседания мой подзащитный полностью признал свою вину. Анализ его действий показывает, что, несмотря на алкогольное опьянения, он отдавал отчет своим действиям. О том обстоятельстве, что он обнаружил погибшую в момент наезда, говорит отсутствие тормозного пути.

Все указывает на то, что, несмотря на нарушение закона, он понимал, что нужно делать, как нужно делать и контролировал дорожную обстановку. Он говорил: „Я ее не видел“. Если оценить все обстоятельства, это, конечно, горе — погибла молодая женщина. (…

) Возможно, это какой-то рок или судьба, что один человек приехал из Слуцка в Ляховичи, другой из Барановичей в Ляховичи и произошел наезд».

Защитник просит учесть при вынесении приговора наличие маленьких детей, раскаяние, частичное возмещение вреда и другие факты.

— Мой подзащитный неумышленно превысил скорость, а можно сказать, по неосторожности. Ведь он говорил, что, въезжая в населенный пункт, снизил скорость до 50—60 км/ч, — эти слова странно слышать в отношении пусть и бывшего, но сотрудника ГАИ.

10:25

Теперь выступает отец погибшей. Просит учесть его состояние: «По сути, это убийство с особой жестокостью. Надеюсь, обвиняемый видел фото с места происшествия. Убив нашу дочь, он смертельно ранил еще четверых человек — меня, жену и двоих наших внуков.

Оля не была пьяна, шла строго по правилам, с фликерами… С другой стороны — мы видим государственное лицо… Мы вчера слышали песню, зачитанную прокурором… Кто-то должен был его остановить — зарвавшегося царька… Человек до последнего не признавал вину. Вранье было на допросах.

Номера эти снятые… Только благодаря профессиональным действиям следствия удалось доказать его вину.

Жизнь Оли была и нашей жизнью. Невыносимо осознавать, какую мученическую смерть приняла наша дочь».

Потерпевший не настаивает на максимальном наказании: «Чтобы обвиняемый мог трудиться и возмещать ущерб».

10:20

Суд переходит к прениям. Первым выступает гособвинитель.

— Завершено судебное следствие по неординарному делу. На обвиняемого были возложены обязанности по обеспечению безопасности дорожного движения. Он должен был служить примером. Однако… Зная расстановку сил на дороге Р4 Ляховичи — Барановичи он осознавал, что наряд ДПС его как коллегу не остановит. Но его остановила женщина, мать двоих детей.

Экспертизами установлено, что Волковыцкий двигался со скоростью 100 км/ч, хотя на данном участке разрешено ехать не более 60 км/ч. Сильная степень опьянения не позволяла ему сконцентрироваться.

При назначении наказания следует учесть не только наличие на иждивении малолетних детей, но также сознательное нарушение требований безопасности и иные сведения, которые упоминались в заседании.

Прокурор просит назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в колонии поселения и лишить права управления транспортными средствами на 5 лет.

10:15

Гражданский истец считает, что, являясь сотрудником ГАИ и совершив такие действия, Андрей Волковыцкий поставил под сомнение честную работу ГАИ в целом. Предполагает, что развод обвиняемого с женой был фиктивным. По мнению потерпевшего, семья обвиняемого в состоянии возместить ущерб.

— Обвиняемый, вам предъявлен иск. Признаете? — спросила судья.

— Иск признаю. Прошу высокий суд определить сумму иска, — тихо сказал обвиняемый.

Адвокат обвиняемого просит приобщить к делу расписку потерпевшего о том, что тот получил 6 тысяч рублей в качестве частичного возмещения вреда.

10:00

Судья объявляет о том, что заседание продолжено. Адвокат потерпевшей стороны не пришел. Просит рассмотреть дело в его отсутствие. Никто не возражает. Процесс продолжен. Гражданским истцом признан отец погибшей. Он просит взыскать с обвиняемого возмещение морального вреда в 94 тысячи рублей, судебные расходы по оплате юридической помощи в 900 рублей.

Судья спрашивает, чем мотивирована сумма в 94 тыс. Потерпевший объясняет: «Погибла моя единственная дочь, ее смерть — невосполнимая утрата, обвиняемый разрушил мою семью». Говорит, что на нервной почве обострились заболевания, ранее у него был инфаркт. Ссылается на депрессию, бессонницу, страх, нарушение работы нервной системы.

Также у его супруги отмечается ухудшение здоровья.

По словам мужчины, внучка-одиннадцатиклассница сейчас живет с ними.

09:50

В зал суда привели обвиняемого. Он находится за решеткой, под охраной конвоя. Журналистов гораздо меньше, чем вчера. Очевидно, часть напряжения спала, но по-прежнему ощущается особенность этого дела. Действительно, процесс в каком-то смысле исключительный: в роли обвиняемого — в прошлом старший госинспектор ГАИ, который сам обязан был обеспечивать безопасность на дорогах.

Несмотря на внешнее спокойствие процесса, ощущается особенность этого дела. Косвенно о том, какой резонанс получило происшествие, неоднократно упоминали участники процесса. Дело даже не массовых проверках на полиграфе и депремировании бывших руководителей Андрея Волковыцкого.

Сам по себе факт, что такое может быть в Беларуси, неприемлем. Это в российских СМИ заметка про пьяного полицейского, совершившего ДТП, едва ли не заурядное дело. Для многих трагедия в Ляховичском районе не просто скандал…

Обвиняемый нанес сильнейший удар по репутации ведомства, позволил многим думать, что может быть вот так.

Реакция уже последовала, но хотелось бы, чтобы были приняты системные меры: четко оговорен порядок и алгоритм остановки водителей, выход из салона автомобиля, определены места патрулирования, а сотрудники собственной безопасности внимательнее наблюдали за коллегами в форме.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Источник: https://auto.onliner.by/2017/03/01/sud-357

Надеюсь, что его посадят на большой срок

Может ли судья дать срок больше, чем запросил прокурор на прение сторон?

Вот собственно эту фразу довольно таки часто можно встретить в х к различного рода вбросам, новостям о преступлениях, инцидентах и прочим, разжигающим праведное пламя негодования в районе юга поясницы.

Но каждого ли преступника посадят в классическом понимании этого слова?

Сразу оговорюсь, что для чтения текст сложный, но для написания еще сложнее. Текст писался несколько недель, хотелось более полно расписать картину. Уголовно-судебное направление сама по себе штука многогранная, очень много особенностей и нюансов, которые я попробую описать.

Что такое посадить? Под посадкой (лишением свободы на срок) понимается наказание за совершение преступления, выраженное в направлении осужденного в учреждения пенитенциарной системы – колонии, лечебные исправ. учреждения и тюрьмы.

Вопреки общему мнению, чтобы загреметь в тюрьму надо очень сильно постараться, так как данный вид учреждения назначается за совершение особо тяжких преступлений и совершение преступлений при особо опасном рецидиве, либо за нарушение порядка отбывания наказания.

В остальных случаях, в зависимости от тяжести совершенного преступления и личности подсудимого (осужденного), назначают колонии – поселения, исправительные колонии общего, строгого и особого режима.

Рассмотрим на примере. Три уголовных дела, все по тяжким преступлениям, скажем, п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ. Три жулика – 1. ранее не судим. 2. судим, рецидивист, отбывал наказание за совершение умышленного тяжкого преступления. 3.

судим, рецидивист, дважды сидел за совершение тяжких преступлений.

Даже с учетом того, что все преступления совершены при идентичных условиях, суд придет к выводу о невозможности исправления осужденного без изоляции от общества, все они заедут на разные виды колоний.

А теперь пошли нюансы. Помимо жулика и прокурора, в процессе есть еще судья и потерпевший. От мнения о человеке у суда формируется мнение, которое очень сильно влияет на приговор.

Есть, конечно, принципиальные, которые руководствуются формальностями – формально, закон предусматривает лишение свободы, формально человек совершил тяжкое преступление, формально никто не мешает суду назначить это лишение свободы. И он назначает. Или не назначает.

Есть судьи добряки, которые в процессе узнают о жизни и быте жулика, причинах и условиях совершения преступления, вытягивают кучу смягчающих, в итоге назначают минимальное наказание с применением 73 УК РФ, т.е. условное. Есть боязливые судьи, которые переживают за рейтинг.

Изменение или отмена приговора – плохая статистика, основание для пистона со стороны вышестоящего суда. Поэтому лучше меньше и условно, чтобы жалоб не было. Ну и есть матерые такие судилища, делают строго по закону, наказание по формальным основаниям не снижают, за апелляцию редко беспокоятся, как правило с ней все согласовано.

Ну и вот взять прошлое таких судей. Кто бывший прокурорский, кто бывший секретарь/помощник судьи, кто юрисконсульт… А теперь попробуйте сопоставить из этих профессий каким стал судьей. Ну что-то я отвлекся.

Быть государственным обвинителем в процессе не всегда приятно по моральным и этическим аспектам. Например, отправили девушку в дело по износу. Надо огласить обвинение, исследовать доказательства, допрашивать потерпевшую, свидетелей, злодея.

Потом надо грамотно провести прения, избежав упоминания неприятных деталей, рассчитав срок, который мы хотим попросить злодею с учетом смягчающих и отягчающих обстоятельств, судимостей, рецидива, возможного наличия наказания по предыдущим приговора. Кто-то просто не сможет этого сделать, поэтому в гособвинители идут не все, тем более не все приживаются.

Кто-то не может правильно рассчитать наказание потомучто тоже много нюансов. А кто-то потом еще и результатом недоволен.

Из недавнего. 5 обвиняемых, 1 несовершеннолетний. Крали аккумуляторы со стоянок в группе, сбывали, вовлекали несовершеннолетнего в совершение преступлений. Краткое обвинение получилось на 8 страницах мелким шрифтом. Имею в виду ту часть, которую я предьявил им в суде.

Само обвинительное заключение было в отдельном томе и состояло из 207 страниц, а уголовное дело в 10 томах. Это среднячок. Не скажу, что маленькое, как, например в сокращенном дознании, где все дело на 100 листов максимум, но и не экономика, где по 50 томов. Ну так вот, вменялись им ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 158 ч. 1, ст. 150 ч. 1, ст. 175 ч. 1.

В разной комбинации и количестве эпизодов. Трое были осуждены другими судами уже и отбывали наказание, один содержался под стражей, один (кстати, единственный рецидивист) был на подписке. Все судимы неоднократно по малолетке.

На этом суде сидели с улыбками, «мы авторитетные воры, гражданин судья, нам сидеть не в первой», ходкой больше – ходкой меньше. Моральные уроды, в общем. Когда я стал просить наказание, у всех улыбки пропали.

Несовершеннолетнему: ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 158 ч.2 п. «а», ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 158 ч. 1, ст. 158 ч. 2 п. «а» с присоединением последнего приговора – 7 лет лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

Злодею №2: ст. 150 ч. 1, ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 158 ч. 1 УК РФ также с присоединением последнего приговора 7 лет лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

Злодею №3: ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 158 ч. 2 п. «а» 5 лет лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием в ИК общего режима. Взять Злодея №3 под стражу в зале суда.

Злодею №4: ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 175 ч. 1, ст. 175 ч. 1 в виде 3 лет лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

Злодею №5: ст. 150 ч. 1, ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 158 ч. 2 п. «а», ст. 150 ч. 1, ст. 158 ч. 2 п. «а» с присоединением не отбытой части наказания по последнему приговору 8 лет лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

(выдержки из прений)

Когда я сел на стул, один из адвокатов одобрительно показал мне большой палец и сказал: «Мощно». Подсудимые были удручены. По итогу суд практически располовинил мои требования, назначив чуть больше половины запрошенного, а рецидивисту вообще дал условку. В апелляцию я не пошел.

Или например, особо хитрый предприниматель не уплатил налог на прибыль и НДС в особо крупном размере, с документами махинации проводил, в итоге ушло дело в суд. Ущерб – десятки миллионов.

Вроде две тяжкие статьи, по которым наказание до 6 лет лишения свободы, ан нет, суд у нас гуманный: по ст. 199 ч. 2 п. «б» – штраф в размере 450 000 руб., по ст. 159 ч. 3 – штраф в размере 400 000 руб.

Ну и по совокупности преступлений путем частичного сложения – штраф 750 000 руб. А кто-то думает, что он на 12 лет должен сесть.

Вот такие вот нюансы.

Когда меня отправили в первое дело в общем порядке почти без практики, я, признаюсь, испугался. Испугался последствий моих неумелых действий, которые могли бы привести к негативным последствиям.

Председатель суда, который вел процесс, видя мою неопытность, помогал, подсказывал. Отличный мужик.

Это сейчас уже с высоты лет опыта я могу полноценно реализоваться в процессе как гособвинитель, задавая нужные вопросы, предлагая нужные вещи, поправляя суд и осаживая адвокатов, а в тот момент я был за бортом без спасательного круга.

Правда, курирующий прокурор с областной прокуратуры всегда держал на готове багор, чтобы вытащить мертвую тушку из воды.

Кстати, областная прокуратура в этом плане штука удивительная и непредсказуемая. Прокурор области и его замы с трибуны вещают: если есть вопросы, звоните даже нам, мы поможем.

По факту – если есть проблема, то ты сначала не можешь дозвониться до куратора, потом он скажет «ну хрен знает, надо подумать», потом начнет морозиться, пока не выйдет процессуальный срок.

Есть, конечно, такие, которым позвонишь по вопросу, он тебя проконсультирует, а потом невзначай так в ходе беседы узнаешь, что человек уже полгода работает в другом месте. Вот это Люди.

Сейчас ввели всякие рейтинги, которые характеризуют работу прокуратур гор-рай звена. По уголовно-судебному направлению тоже есть характеристики. И так получилось, что по итогам первого полугодия районная прокуратура, из которой я ушел в феврале, оказалась по УСО на первом месте, а городская, в которой я сейчас, на втором. И там и там уголовно-судебное направление было за мной.

А мне было не понятно, почему другие прокуратуры не могут в УСО, ведь все, что нужно делать – выполнять требования вышестоящего прокурора: заявлять ходатайства о вынесении частных постановлений, снижать количество особых порядков (за исключением сокращенного дознания), держать эффективность апелляционного обжалования и снижать количество прекращенных в суде уголовных дел.

Вроде ничего сверхъестественного.

Кстати о сокращенном дознании, не вдаваясь в детали. По уголовным делам (за исключением дел частного обвинения) проводится следствие, либо дознание – расследование дела. При соблюдении некоторых условий дознание может проводиться в сокращенной форме.

Так вот, сокращенная форма дознания сразу минус ½ от максимального наказания. При этом, у суда еще негласное правило минусовать 1/3 от половины при наличии определенных видов смягчающих обстоятельств. Т.е.

слова о гуманности суда вроде как на деле подтверждаются в полном объеме.

Более того, суд может и вовсе прекратить уголовное дело при наличии живого подсудимого. Самое простое – примирение сторон.

Причинили легкий вред здоровью человеку, ударив табуреткой по голове (реальный случай), а перед судом забашляли 5 тысяч и извинились, потерпевший сменил гнев на милость и дело прекратили, вроде как не судим человек.

На стадии расследования это тоже можно сделать, но некоторые начинают шевелиться по прекращению только когда повестка в суд приходит.

Прикольное основание – деятельное раскаяние. Оно подходит к статьям, когда потерпевшего нет.

Возбудили дело в отношении мужика за многократную пьяную езду, а он после возбуждения и закодировался, и в ГИБДД приходил, с пропагандой в школу ходил на своем примере лекции читать о вреде алкоголя, машину продал, стал вести активную социальную культурную и спортивную жизнь. Ну видно же, раскаялся, дело можно прекращать.

Не факт, правда, что после суда этот мужик не забурится в ближайшую рюмочную и не будет поливать грязью дознавателя, прокурора, судью, секретаря, кошку секретаря и кактус секретаря, но такой вот закон. Я, кстати, уже писал историю по такому прекращению.

Ладн, наверно меня не пропустит лимит знаков, поэтому буду заканчивать, Надеюсь, что текст будет понят правильно. Тему УСО я еще продолжу, что не написал здесь постараюсь расписать в будущих постах.

Источник: https://pikabu.ru/story/nadeyus_chto_ego_posadyat_na_bolshoy_srok_5303696

Юрист ответит
Добавить комментарий