Можно ли привлечь женщину к уголовной ответственности?

Вольное ликование

Можно ли привлечь женщину к уголовной ответственности?

Редчайший случай в российском уголовном праве — суд в Приморском крае 22 мая оправдал местную жительницу, зарезавшую мужа-садиста.

Мужчина на протяжении нескольких лет избивал ее, а в роковой день пытался задушить. Инстанция установила, что подсудимая действовала в обстоятельствах необходимой обороны.

Подробности процесса порталу iz.ru рассказал адвокат оправданной женщины Елена Соловьева.

Галина Каторова была оправдана решением Апелляционной коллегии Приморского краевого суда. Служители Фемиды пришли к выводу, что жертва домашнего насилия с кухонным ножом в руках защищала себя и ребенка от мужа-тирана. За этим процессом пристально следили на Дальнем Востоке и не только там — решение может стать судьбоносным для целого ряда других похожих случаев.       

«А знаете, когда председательствующий коллегии судей объявил: «Каторову Галину Анатольевну — оправдать  освободить из-под стражи в зале суда», ни Галя, ни ее родственники ничего не поняли.

Так как не верили в снисхождение, стояли обреченно и ни на что не рассчитывали.

И председательствующему пришлось разъяснять Галине вновь, что она оправдана, что приговор отменен по реабилитирующим основаниям», — описала кульминацию судебного заседания адвокат подсудимой Елена Соловьева на своей странице в .

Судили строго

А ведь еще несколько месяцев назад женщина была приговорена к трем годам колонии по части 4 статьи 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»). Кроме этого, она должна была выплатить 500 тыс. рублей в качестве компенсации морального ущерба матери погибшего.

Стоит отметить, что суд и в первый раз вынес гуманное решение в отношении девушки — прокуратура изначально требовала осудить Каторову по статье об убийстве (105 УК РФ) и назначить ей куда более суровое наказание. Отсрочки исполнения приговора в связи с тем, что у Галины на иждивении находится трехлетний ребенок, женщина также была лишена.

«Первоначально прокурор города Находки в первой инстанции настаивал на том, что деяние Галины — убийство, и просил 7 лет лишения свободы для нее в качестве наказания.

Впоследствии, когда дело уже перешло в краевой суд и обвинение представляла другая прокуратура, краевая, гособвинение высказалось о превышении пределов необходимой обороны (статья 108 УК РФ. — iz.ru). То есть прокурор тоже посчитал, что решение первой инстанции подлежит отмене.

Однако обвинение не сочло, что оборона была соразмерна действиям нападавшего», — вспоминает этапы процесса адвокат Соловьева.

Галина в итоге провела в изоляторе 1 год и 2 месяца, ее дочери на сегодняшний день четыре года. Девочка, на глазах которой произошла трагедия, сейчас находится в медицинском учреждении и, как написали суду сами врачи, остро нуждается в матери.

Пьяница, лентяй, но любимый

Всё случилось чуть больше года назад в Находке. 11 марта, в день получки, пьяный (позже это подтвердила судебная экспертиза) муж Галины железнодорожник Максим Каторов сидел на кухне со своим приятелем — они выпивали.

На глазах у гостя глава семьи начал обзывать супругу бранными словами за то, что она поинтересовалась, кто ему звонил на мобильный телефон. Вопрос привел в бешенство мужчину, он грубо обозвал ее, та огрызнулась в ответ. Супруг набросился на Галину с кулаками, схватил ее за волосы, повалил на пол и начал бить ногами до тех пор, пока его не оттащил приятель.

Получив втык от хозяина квартиры, заступник вышел покурить на балкон, и измывательства над женой продолжились с новой силой. Супруг начал душить жену сначала руками, а потом и веревкой от крестика.

Галина нащупала на столе нож и нанесла несколько ударов, Максим не разжимал руки. Последовали еще несколько тычков ножом, пока он не обмяк.

Позже эксперты насчитают на теле Максима 11 ранений, одно из которых оказалось смертельным. «Скорую» вызвал приятель.

Как писали СМИ, в тот момент Галина не вполне осознавала, что происходит. На крики прибежала соседка снизу и забрала проснувшегося ребенка к себе, вслед за ней пошла и Каторова. Глава семьи тем временем оставался на полу в квартире. Женщина вернулась с ребенком в квартиру некоторое время спустя и решила, что пьяный муж заснул, так как следов крови не было.

Вскоре приехала «скорая» и констатировала смерть главы семьи. Это стало откровением для Галины — она не понимала, что случилось. По версии защиты, у нее началась истерика, она просила медиков продолжить реанимационные мероприятия.

Позже приехали полиция и сотрудники СКР, было возбуждено уголовное дело об убийстве, и Галину арестовали.

Возможно, эта история осталась бы незаметной и ушла в архив как банальная бытовуха вместе с обвинительным приговором, если бы не привлекла внимание Елены Соловьевой. Адвокат специализируется на оказании помощи женщинам, пострадавшим от семейного насилия. Ее заинтересовало дело Галины — она узнала о нем от ее сестры Татьяны.  

Соседское равнодушие и слепота следствия

Следствие даже не пыталось рассмотреть версию о том, что Галина действовала в условиях необходимой обороны. Это понятие для российского правосудия вообще экзотика и существует по большому счету в учебниках по уголовному праву.

У следствия была «стройная» версия о бытовой «мокрухе», и отступать от нее никто не собирался вплоть до судебных слушаний. В суд дело ушло как умышленное убийство. Обвинение считало, что у подсудимой были возможности уйти от кровавой развязки, разрешить конфликт.

Но как именно, в подробности не вдавались.

«Вставал вопрос на суде о том, почему Галина не вырвалась от мужа и не укрылась, например, в коридоре, не убежала на улицу. Мы объясняли в суде, что в процессе избиения Галина увидела, что проснулась девочка.

«Бежать самой — значит оставить ребенка с ним, бежать вместе с ребенком тоже было страшно… вдруг нагонит, покалечит и меня, и ребенка? И куда бежать-то, на улице снег, холод?» — пересказывает позицию своей доверительницы адвокат.

Бояться нужно равнодушных, как точно подметил писатель Бруно Ясенский, ибо с их молчаливого согласия совершаются предательства и убийства — это утверждение вполне актуально, когда речь идет о насилии. Стоит напомнить, что трагедия в семье Каторовых разыгралась на глазах у гостя.

Он сперва оттащил друга от избитой им женщины, но потом выслушал упрек от Максима, дескать, «не твое дело», и предпочел не вмешиваться в конфликт, согласившись выйти на балкон на время экзекуции над девушкой. Оттуда он слышал, как приятель избивает жену, но вернулся в комнату только после того, как услышал грохот, — подумал, что мебельный шкаф рухнул.

В суде тем не менее мужчина подтвердил, что, когда он оказался в комнате, Максим всё еще душил жену, а в ее руках был нож.   

С местными жителями, увы, ситуация была закономерной. Когда ты с ними общаешься с глазу на глаз, они искренне рассказывают, что происходило в семье, и осуждают участников. Но как только ты их приглашаешь в качестве свидетелей — никто не хочет являться.

А если даже являются, то в суде заявляют, что ничего не видели, ничего не слышали. Я обошла весь подъезд, за Галину все вставали, обещали явиться. Дошло до дела… в суде воды набрали. Хорошо, что я сама взяла с них протоколы опроса», — вспоминает адвокат.

Почему не ушла от тирана

По словам Елены Соловьевой, у погибшего мужчины было трудное детство: рос он без отца, его мать в тот период употребляла спиртное. Со временем он также пристрастился к алкоголю. В жене Галине он видел единственную опору.

«Существует типичный портрет агрессора и типичный портрет жертвы. Ситуация в семье Каторовых была хрестоматийной в этом плане. Агрессор себя ведет так: с одной стороны, обижает женщину, а с другой стороны — постоянно поднимает ее статус.

Так и Максим — сначала бил ее, а потом говорил, что, кроме нее, у него никого нет, просил прощения. Даже говорил, что руки на себя наложит. Галя говорит, что понимала — он никому не нужен. Воспитывала его бабушка, которая к тому моменту умерла.

Она его прощала, надеялась, что он отогреется с ней рядом», — рассказывает адвокат.

Избивать Галину Максим начал еще до свадьбы. Пришлось даже церемонию бракосочетания отменять. Но жениху вскоре удалось примириться с девушкой. Такой зять сразу не пришелся по душе матери и отцу Галины, но девушка говорила, что очень его любит.

Побои продолжились, и женщина обратилась в милицию, предварительно зафиксировав полученные травмы. Однако вскоре последовало примирение. А в 2013 году молодые люди расписались — Галина ждала ребенка. Причем на момент заключения брака Максим был под следствием за увечье бывшего ухажера своей супруги. И это была не первая его судимость — дважды он совершал преступления против личности.

После рождения ребенка Максим начал злоупотреблять спиртным, запрещенными препаратами. Немало страданий Галине доставляли систематические неприкрытые измены мужа.

Коснулось многих

После того как стали известны детали уголовного дела, указывающие на несправедливое привлечение женщины к уголовной ответственности, на сайте change.org появилась петиция с требованием не лишать свободы Каторову. На момент публикации ее подписали 119 283 человека.

«Ситуация всколыхнула людей, потому что проблема домашнего насилия затрагивает так или иначе всех. Если это творится не в собственной семье, то где-то поблизости.

Мы неоднократно доказывали в суде тот факт, что Галина не раз приходила в полицию и мама ее приходила в полицию — но они не получали там никакой защиты. Таких ситуаций в моей практике много — полиция не реагирует на звонки потерпевших.

Что остается женщине в безвыходной ситуации? Защищать себя первым попавшимся под руку предметом», — рассказывает Елена.   

С тех пор как в январе 2017 года был частично декриминализирован состав о побоях из УК РФ, тема домашнего насилия вызывает всё больше опасений среди правозащитников.

Законодатели перевели рукоприкладство в категорию административных проступков, то есть снизили значимость этого правонарушения.

«Раскрывать» административное правонарушение полицейским (участковым, оперуполномоченным) неинтересно — такие подвиги в зачет не идут, в отличие от уголовных составов. Правовых последствий в виде судимости проступок также не предусматривает — за нарушение ПДД санкции и то строже.

Такое смелое решение суда стало компенсирующим следствие необдуманного законодательного решения. Само осознание возможности для женщины безнаказанно защитить себя любыми средствами сможет стать весомым сдерживающим фактором для домашних садистов.

В соответствии с законом после прекращения уголовного дела по реабилитирующим обстоятельствам Галина освобождена от выплаты иска матери погибшего Максима Каторова. Теперь она имеет право на компенсацию от государства за проведенное в СИЗО время. Стоит также напомнить, что это решение по делу Каторовой может быть обжаловано и опротестовано.

Источник: https://iz.ru/746528/ivan-petrov/volnoe-likovanie

Частное обвинение в судах как препятствие для защиты женщин от домашнего насилия в Беларуси

Можно ли привлечь женщину к уголовной ответственности?

Проблема домашнего насилия уже давно вышла за рамки частных дел. В действующем законодательстве содержится понятие «насилие в семье», имеется возможность вынесения защитного предписания, которое ограничивает совершение определенных действий агрессором в отношении членов семьи.

Кроме этого, расширен круг субъектов, который оказывает помощь пострадавшим от домашнего насилия.

Однако по-прежнему привлечь к ответственности агрессора бывает достаточно трудно, в том числе ввиду отнесения определенных составов преступления к категориям делам частного или частно-публичного обвинения.

Юристка Центра по продвижению прав женщин «Её права» Вероника Николайчик рассматривает порядок возбуждения и ведения уголовных дел частного, частно-публичного и публичного характера; дает сравнительную характеристику процессуальных прав и возможностей женщин при ведении указанных категорий дел. Кроме того, юристка попытается ответить на вопрос: каким образом вид уголовного обвинения влияет на защиту и продвижение прав женщин?

Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием 2006 года (Стамбульская конвенция) определяет домашнее насилие как все акты физического, сексуального, психологического или экономического насилия, которые происходят в кругу семьи, или в быту, или между бывшими / нынешними супругами / партнерами, независимо от того, проживает или не проживает лицо, их совершающее, в том же месте, что и жертва.

Что является домашним насилием, согласно закону

Определение домашнего насилия, которое дано в белорусском законодательстве сужает круг лиц, которые могут пострадать от домашнего насилия, а также не выделяет такую форму насилия, как экономическое.

Так, согласно ст. 1 Закона Республики Беларусь от 04.01.

2014 года № 122-З «Об основах деятельности по профилактике правонарушений» насилие в семье – умышленные действия физического, психологического, сексуального характера члена семьи по отношению к другому члену семьи, нарушающие его права, свободы, законные интересы и причиняющие ему физические и (или) психические страдания.

К сожалению, на данный момент в Республике Беларусь не предусмотрена ответственность за такое преступление, как домашнее насилие. Агрессора можно привлечь к ответственности по определенным статьям административного и уголовного кодекса (далее – УК), в зависимости от вида совершенного деяния и его тяжести.

Наиболее часто к ситуации домашнего насилия применяются такие статьи УК:

— ст. 147 «Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения»;

— ст. 149 «Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения»;

— ст. 153 «Умышленное причинение легкого телесного повреждения»;

— ст. 154 «Истязание»;

— ст. 186 – «Угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества».

Виды уголовного преследования и обвинения в суде

Уголовно-процессуальное законодательство в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления осуществляет уголовное преследование и обвинение в суде в частном, публичном и частно-публичном порядке.

Под публичным обвинением понимается заявление органа уголовного преследования о совершении лицом конкретного общественно опасного деяния/ий, предусмотренного УК, в том числе процессуальная деятельность, осуществляемая органом уголовного преследования независимо от волеизъявления физического лица, пострадавшего от общественно опасного деяния.

Иными словами, для возбуждения таких дел необязательно заявление пострадавшей. Так, поводом для возбуждения уголовного дела может быть заявление третьих лиц или, к примеру, сообщение о преступлении в средствах массовой информации. Кроме этого, должны быть достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

Частно-публичное обвинение определяется как осуществление вышеназванной деятельности только после обращения пострадавшего в орган уголовного преследования. В частно-публичном порядке возбуждаются уголовные дела по следующим статьям УК: ст.

149 «Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения», ст. 153 «Умышленное причинение легкого телесного повреждения»; ст. 154 «Истязание»; ст. 166 «Изнасилование»; ст.

186 – «Угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества» и др.

Для того, чтобы женщина могла привлечь к ответственности по одной из указанных статей, ей необходимо обратиться с заявлением в правоохранительные органы или вызвать наряд милиции, по прибытию которой будет составлен протокол устного заявления о совершенном преступлении.

По факту поступившего обращения будет производится проверка сотрудниками правоохранительных органов, по окончанию которой выносится либо постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, либо постановление о возбуждении уголовного дела. В том случае, если уголовное дело было возбуждено, дело направляется для производства предварительного следствия.

Производство предварительного следствия уголовного дела, возбужденного в порядке публичного обвинения или частно-публичного, заканчивается вынесением постановления о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд либо постановления о прекращении производства по уголовному делу.

Если прокурор или его заместитель, соглашается с постановлением следователя о передаче дела в суд, он немедленно своим постановлением направляет уголовное дело в суд по подсудности и уведомляет об этом обвиняемого и потерпевшую.

По всем делам публичного и частно-публичного обвинения участие государственного обвинителя (прокурора) в судебном разбирательстве уголовного дела является обязательным. Что касается потерпевшей, то по ее ходатайству суд может освободить ее от присутствия в судебном заседании, обязав явиться в определенное время для дачи показаний.

Приведенный порядок уголовного преследования и обвинения в суде позволяет женщине, пострадавшей от домашнего насилия, избежать участия в процессуальных действиях при сборе доказательств вины агрессора, в том числе и от контакта с ним в суде, поскольку пострадавшей необязательно присутствовать и на судебном разбирательстве.

При таких обстоятельствах женщина может параллельно обратиться за помощью в территориальные центры социального обслуживания населения или общественные организации, оказывающие помощь пострадавшим от домашнего насилия, для получения психологической помощи, социального сопровождения, чтобы заселиться в «кризисную комнату», то есть пройти курс социальной реабилитации.

Важно также отметить, что дела частно-публичного и публичного обвинения прокурор вправе возбудить сам, то есть без заявления потерпевшей. Производство по такому делу за примирением пострадавшей с обвиняемым в ходе предварительного следствия прекращению не подлежит.

Дела частного обвинения – это уголовные дела, которые возбуждается лицом, пострадавшим от преступления, либо его представителем, путем подачи в районный (городской) суд заявления о совершении в отношении его преступления.

Иными словами, женщина выступает как дознаватель, следователь и прокурор в одном лице, то есть фактически осуществляет полномочия органа уголовного преследования: должна собрать доказательства, подтверждающие виновность лица в совершении преступления, показания свидетелей; ходатайствовать о назначении экспертизы, нести судебные расходы и пр.

В таких делах отсутствие пострадавшей (частного обвинителя) на судебном разбирательстве влечет прекращение производства по уголовному делу. Кроме того, дело частного обвинения может быть прекращено в случае примирения его с обвиняемым, что в большинстве случаев и происходит.

Ситуация в делах частного обвинения усугубляется также тем, что пострадавшая не всегда готова обращаться в правоохранительные органы для защиты своих прав.

Однако, в тех случаях, когда женщина все-таки решается на это, то возникает новый «барьер». Так, если в деле есть признаки ст.

153 УК «Умышленное причинение легкого телесного повреждения» это значит, что уголовное дело возбуждается пострадавшей самостоятельно, путем обращения в суд.

Ст. 153 УК выступает ярким примером физического насилия, последствиями которого являются не только телесные повреждения, травмы, но и посттравматический стресс.

Женщине, пострадавшей от общественно опасного деяния, кроме того, что нужно справиться с приведенными выше последствиями, также необходимо самой выполнить процессуальные действия по сбору доказательств, написанию заявления в суд, отстаиванию своей позиции в суде, получая при этом очередную психологическую травму за счет вновь переживаемой ситуации домашнего насилия.

Частное обвинение в ситуациях экономического насилия

В соответствии с УК некоторые составы преступлений против собственности относятся к делам частного обвинения в случае их совершения членами семьи, близкими родственниками пострадавшей либо иными лицами, которых она обоснованно считает близкими. Среди таких составов:

— «Кража» (ст. 205 УК);

— «Мошенничество» (ст. 209);

— «Угон транспортного средства» (ст. 214) и др.

По данным делам женщине еще труднее привлечь к ответственности виновного. Так, помимо того, что нужно правильно составить заявление для обращения в суд, необходимо знать, в какой именно суд нужно обращаться.

В заявлении необходимо также изложить все обстоятельства преступления; сведения о лице, его совершившем, и доказательства, подтверждающие виновность лица в совершении преступления; перечень лиц, подлежащих вызову в судебное заседание в качестве свидетелей; сведения о переводчике, эксперте, специалисте и иных лицах, которых необходимо вызвать в судебное заседание.

Кроме этого, необходимо провести оценку имущества, которое было украдено или испорчено в зависимости от совершенного деяния. Все это требует достаточных правовых знаний и дополнительных материальных расходов.

Таким образом, в большинстве случаев это становится камнем преткновения для женщины при защите своих прав, т.к. именно этих денег у нее может просто не быть. Либо женщина, сопоставив денежные расходы на судебные разбирательства со своими доходами и необходимостью обеспечивать детей и себя, может попросту отказаться от судебных тяжб.

Временной ресурс также играет свою роль в этом деле. Так, практически невозможно собрать всю необходимую доказательственную базу с учетом собственной работы, ведения домашнего хозяйства и ухода за детьми. Учитывая это, женщины чаще просто оставляют все, как есть, и никуда не обращаются.

Большая часть составов преступлений, по которым можно привлечь к ответственности агрессора, относятся к делам частного обвинения.

На основании анализа видов уголовного обвинения в судах, а также с учетом специфики дел, касающихся домашнего насилия, можно отметить, что рассмотрение дел по домашнему насилию в порядке частного обвинения является серьезным законодательным препятствием на пути защиты женщины от домашнего насилия. Данное препятствие проявляется в следующем.

  1. Часто при возбуждении дел частного обвинения не представляется физической возможности для женщины доказать вину агрессора. Это объясняется тем, что потерпевшая в большинстве случаев в этот период времени проживает вместе с агрессором и, как правило, имеет экономическую зависимость от последнего (находится в декретном отпуске, имеет совместное жилье с агрессором или не имеет права собственности вовсе в занимаемой квартире / доме и т.п.). Подобная зависимость повышает вероятность не доведения дела до конца. Более того, при таких обстоятельствах ситуация насилия в семье также может обостриться и привести к еще более отягчающим последствиям (глубокой психологической травме; физической инвалидности; смерти и др.).
  2. Еще одним важным обстоятельством при разрешении таких дел является низкий уровень правовой грамотности пострадавшей. Во многом ввиду незнания своих прав, административных процедур, законодательства и пр. приводит к тому, что последняя даже не предпринимает попыток для обращения в суд, и, тем более, ведения дела частного обвинения.
  3. Возбуждение и ведение дела частного обвинения влечет определенные материальные расходы, которые могут быть не посильны для пострадавшей. К примеру, услуги адвоката; подача заявления; оценка стоимости имущества; проведение экспертизы и др.
  4. Кроме этого, стоит учитывать и временные затраты по сбору доказательств; присутствия на судебных заседаниях. Ведь свободного времени у женщины может просто не быть ввиду введения домашней работы, ухода за детьми, работы в принципе.
  5. Указанные выше обстоятельства в совокупности приводят к повторной психологической травматизации женщины (проживание с агрессором в одном доме; встречи с ним на судебных заседаниях).

Следует также отметить, что последние изменения в Уголовный процессуальный кодекс Республики Беларусь, касающиеся дел частного обвинения, вносились в 2003 году, когда тема домашнего насилия была практически табуирована.

Однако сегодня домашнее насилие рассматривается не как конфликт в семье с позиции «сами разберутся», а как нарушение прав женщин и дискриминация.

Подобное расхождение устаревших норм с практикой является серьезным препятствием для защиты женщин от ситуаций домашнего насилия.

Приведенный выше анализ ведения дел частного обвинения показывает, что женщина практически не имеет возможности защитить свои права и привлечь к ответственности агрессора.

Перевод дел по домашнему насилию из частного обвинения в дела частно-публичного или публичного обвинения сделало бы защиту женщин более эффективной (к примеру, на время проведения проверки по совершенному преступлению и судебных заседаний женщина могла бы пройти курс социальной реабилитации, получить юридическую помощь: уточнить процедуру расторжения брака, раздела имущества, порядок взыскания алиментов и пр.), с одной стороны. С другой – это избавило бы пострадавшую от лишних контактов с агрессором; ей не пришлось бы брать на себя роль органа уголовного преследования. Изменения в законодательстве по данному вопросу позволили бы женщинам говорить о своей ситуации в семье и не бояться, что ей откажут в помощи и защите.

Статья подготовлена в рамках кампании «Комплексность ситуаций домашнего насилия и препятствия на пути его искоренения: право и правоприменительная практика».

Источник: http://www.eeprava.by/2017/10/legal-regulation-of-domestic-violence-in-belarus/

Гадалок и целителей предложили привлекать к уголовной ответственности

Можно ли привлечь женщину к уголовной ответственности?

В Госдуму внесен законопроект, вводящий уголовную ответственность для всевозможных магов, колдунов и целителей, предлагающих свои услуги через Интернет и различные рекламные объявления.

Об этом “Российской газете” рассказал автор законопроекта, член Комитета Государственной думы по труду, социальной политике и делам ветеранов Сергей Вострецов.

По его словам, сегодня свои так называемые чудодейственные услуги предлагают не менее 10 тысяч сайтов. По экспертным оценкам, в “магической” индустрии заняты порядка 800 тысяч человек.

“Потомственные ясновидящие”, маги и чародеи часто гарантируют 100-процентный результат, но качество платных услуг в этой сфере сложно, мягко говоря, проверить.

Некоторые умудряются заключать с клиентами даже договоры, но поскольку маги в конечном итоге оказываются обычными физлицами, взыскать с колдуна неустойку за ненадлежащий приворот, отворот, снятие порчи и прочие услуги невозможно.

Прокуратура утвердила обвинительное заключение по делу “бога Кузи”

По словам управляющего партнера коллегии адвокатов Владимира Старинского, оказание платных “магических” услуг в настоящее время не противоречит российскому законодательству. Поэтому их вполне можно рассматривать как оказание услуг потребителям.

“Соответственно, если услуги были оказаны ненадлежащего качества, гражданин вправе сослаться на закон “О защите прав потребителей” и потребовать возврата переданных денежных средств. Такие дела периодически встречаются в российской судебной практике, – рассказывает Старинский. – Проблема в том, что в суде сложно доказать ненадлежащее качество услуг.

Стоит учитывать, что оказание этих услуг может содержать признаки вымогательства и мошенничества. В таких случаях лучше сразу обращаться в правоохранительные органы”.

“Потребителю следует быть внимательным и здраво оценивать свои риски, когда он передает денежные средства за какие-либо услуги физическому лицу напрямую без оформления договора, – подчеркнули в Роспотребнадзоре.

– В последнее время в социальных сетях активно продвигают свои тренинги или онлайн-уроки консультанты по самым различным темам – от советов по развитию женственности, консультаций по здоровому питанию до составления персональных гороскопов.

Чаще всего средства просят перевести на обычную банковскую карту. Доказать в этом случае неисполнение условий сделки и привлечь к ответственности исполнителя проблематично, так как ни о каком подписании договора между сторонами речь чаще всего не идет.

И что конкретно за люди скрываются за экраном мониторов, можно вообще никогда не узнать”.

В индустрию магии вовлечены 800 тысяч человек, чудодейственные услуги предлагают 10 тысяч сайтов

“Для кого-то, возможно, существование подобных услуг не покажется проблемой, но ко мне практически ежедневно обращаются пострадавшие граждане, – говорит Сергей Вострецов. – И людей нельзя обвинять в том, что они во все это верят. Ведь даже на нашем телевидении есть шоу с экстрасенсами. Ну а предприимчивые граждане, естественно, зарабатывают огромные деньги на доверчивости людей”.

По данным парламентария, каждый пятый россиянин хотя бы раз в жизни сталкивался с чародеями и гадалками. В качестве одного из примеров депутат рассказал историю пожилой женщины, которая отдала магам 1,7 миллиона рублей, которые ее дети копили на квартиру. Вернуть теперь эти деньги практически невозможно.

Госдума может ужесточить наказание за хищение денег с банковских счетов

“Я предлагаю ввести уголовную ответственность за оказание подобных услуг: если человек работает один, то до пяти лет, а если это организованная группа лиц, то до 10 лет заключения. Иного выхода, как обезопасить кошельки наших сограждан от мошенников, я не вижу”, – говорит Вострецов.

Почему наши люди с такой легкостью отдают магам сбережения? “Людям всегда было интересно заглянуть в будущее, – объясняет практикующий психолог Елена Шамова.

– С одной стороны, ими движет любопытство, с другой – это попытка обезопасить себя от ошибок или провальных шагов, связанных с какими-то важными решениями. Очень часто обращаются с проблемами выбора – хотят проверить с помощью высших сил, что будет, если я сделаю так или иначе”.

По мнению Елены Шамовой, есть и еще одна категория любителей всего сверхъестественного: люди, которые таким образом просто пытаются переложить ответственность за свои поступки.

“В психотерапии же надо работать над собой и прилагать усилия, а это не каждый хочет делать, и тогда есть иллюзия, что можно пойти к магу и он за один раз решит все твои проблемы вместо тебя. Таких желающих, к сожалению, очень много”, – объясняет психолог.

Источник: https://rg.ru/2017/12/06/gadalok-i-celitelej-predlozhili-privlekat-k-ugolovnoj-otvetstvennosti.html

Вместо уголовной ответственности административная — LOYS | Адвокатское бюро | Attorneys at Law

Можно ли привлечь женщину к уголовной ответственности?

Антон Терехин, юрист уголовной практики Puchkov&Partners комментирует утвержденный Владимиром Путиным закон, который частично переводит побои, неуплату алиментов, отдельные виды мошенничества и хищения в разряд административных правонарушений, одобренные ранее Советом Федерации.

“За побои к уголовной ответственности, как и прежде будут привлекать сразу же, но только если задира ударил близких (родителей, детей, супругов, братьев и сестёр, бабушек и дедушек, внуков), подрался из хулиганских побуждений, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-то социальной группы. А если драка произошла впервые между совершенно незнакомыми людьми, или не из хулиганских побуждений, в отсутствии мотивов, указанных в ст. 116 УК РФ, то здесь к уголовной ответственности никого привлекать не станут, а данные лица понесут административное наказание. А вот если данные лица вновь нанесут побои, то теперь согласно новой статье – 116.1 УК РФ задиры понесут уже уголовную ответственность.К сожалению, мы становимся свидетелями жестоких событий.  Один водитель может напасть на другого  из-за не правильно  припаркованной машины, или группа парней в спортивных костюмах избивает одного с гитарой в руках и сережками в ушах. Таких примеров множество. И изменения в законе могут исправить  развивающуюся в последнее время тенденцию драк на “пустом месте”. Кроме того, не редки случаи, когда люди в последующем примиряются и суд прекращает уголовное дело. А это означает, что задира не понесет установленную уголовным законом ответственность, что нередко приводит к злоупотреблениям, особенно со стороны людей с высоким финансовым состоянием, когда причинив побои, они в последующем пытаются «откупиться», главное чтобы дело было прекращено. Однако данный ФЗ решает эту проблему и теперь лицо все равно понесет наказание, будь то штраф или арест.Что касается семейных ссор с применением силы.Возьмем пример, муж избивает жену, по ныне действующему законодательству, если супруга решила привлечь мужа к уголовной ответственности, то женщина должна обратиться в мировой суд и в суде сама доказывать вину мужа, собирать доказательства совершенного преступления и др., т.е. она и частный обвинитель и пострадавшая в одном лице. Получается, что если ей не удается доказать вину мужа в суде, то он и не виноват вовсе. А бывает и так, что во время судебных разбирательств  супруги примиряются и суд обязан прекратить дело. В новой редакции закона, если лицо совершило преступление, предусмотренное ст. 116 УК РФ, все доказательства об избиениях собирают правоохранительные органы и только если все необходимые  улики есть, дело отправляют в суд. И в таком случае прекратить дело по примирению супругов в суде на основании ст.25 УК РФ невозможно, что прямо предусмотрено изменениями в данном законе.При этом жалобы со стороны соседей, прохожих, сотрудников полиции и других лиц не дают оснований для возбуждения уголовного дела. Т.к. статья 116 в редакции федерального закона является делом частно-публичного обвинения, то есть для возбуждения уголовного дела за побои требуется заявление исключительно потерпевшего лица, а уголовное преследование будет проводиться в общем порядке”.    

Закон также переводит в разряд административных правонарушений отказ отца платить алименты.

 Теперь уклониста могут обязать к работам длительностью 150 часов, арестовать на 15 суток или оштрафовать на 20 тысяч рублей.

При этом те, на кого административные меры не подействуют, все же понесут уголовную ответственность по ч. 1 ст.157 УК РФ, где им грозит наказание до одного года лишения свободы.

Идентичная ситуация складывается если дети не уплачивают средства на содержание нетрудоспособных родителей.

Также поправки ФЗ затронул «хищения».

Если говорить о хищениях, то привлечь воришку по признаку «причинения значительного ущерба гражданину» можно будет только в том случае, если он украл от 5 000 рублей, а не от 2 500 рублей как в действующем законе.

Кроме того ФЗ дополнил УК следующей статьей – 158.1 УК РФ. К уголовной ответственности будут привлечены те лица, которые ранее были привлечены к административной ответственности и повторно совершили мелкое хищение.

Изменения ФЗ касаются и предпринимателей.  

Так, ФЗ дополнил ст. 159 УК РФ дополнительными частями, то есть ч. 5 ст.

159 УК РФ, которая предусматривает ответственность за совершение мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба.

При этом законодатель указал, что значительным будет являться тот ущерб, который составляет не менее 10 000 рублей.  Санкция предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 5 лет.

Часть 6 ст. 159 УК РФ предусматривает ответственность за совершение деяния, указанного в ч.5 ст. 159 УК РФ, но только в случае причинения крупного ущерба, который составляет не менее 3 000 000 рублей. Санкция предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 6 лет.

Часть 7 ст. 159 УК РФ предусматривает ответственность за совершение деяния, указанного в ч.5 ст. 159 УК РФ, но только в случае причинения ущерба в особо крупном размере – не менее 12 000 000 рублей. Санкция предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет.

На сегодняшний день в УК РФ есть норма, которая предусматривает уголовную ответственность за совершение идентичного деяния, а именно ст. 159.4 УК РФ, однако данная норма не применяется ввиду признания ее не соответствующей Конституции РФ, о чем высказался Конституционный Суд РФ.

Однако законодатель, уже имея норму за так называемое «мошенничество предпринимателями» не послушал Конституционный Суд РФ и не устранил недостатки, а изобрел новый способ и внес дополнительные части в общий состав мошенничества, что порождает вопрос – зачем?

Для предпринимателей данные изменения идут на пользу, так как увеличивают сумму причиненного ущерба, что влияет на тяжесть совершенного преступления и, как следствие, наказания.

Так, например: Иванов, являясь индивидуальным предпринимателем заключает договор поставки с другим индивидуальным предпринимателем – Петровым. Петров перечисляет Иванову деньги в размере 2 000 000 рублей, а Иванов получает деньги и не исполняет обязательства по договору.

Допустим, в ходе предварительного расследования будет установлено, что Иванов получив деньги не собирался исполнять обязательства по договору. Если деяние Иванова можно было квалифицировать по общему составу мошенничества, то его действия были бы квалифицированы по ч. 4 ст.

159 УК РФ, так как причиненный ущерб является особо крупным. Иванов в таком случае понес бы ответственность в виде лишения свободы до 10 лет.

А если же действия Иванова квалифицировать по составу мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, которое дополнено данным ФЗ, то его действия подлежали бы квалификации по ч. 5 ст. 159 УК РФ и ему было бы назначено наказание не более 5 лет.

О чем это говорит? Это говорит о том, что предпринимателям сделали поблажку, то есть если обычный гражданин совершил хищение 1 100 000 рублей, то он несет наказание до 10 лет лишения свободы, а за совершение хищения той же суммы не гражданином, а «предпринимателем», ответственность будет только до 5 лет лишения свободы.

Это похоже опять же на ситуацию, которая уже была в 2014 году, когда Конституционный Суд признал данные нормы неконституционными.

Кажется очевидным, что для законодателя совершение преступления в статусе «предпринимателя» представляет собой меньшую общественную опасность, чем если бы это преступление было совершенно обычным человеком, ведь ущерб причиняется не обычным физическим лицам, а не «предпринимателям».

Вызывает большой вопрос еще один момент: если по ч. 5 ст. 159 УК РФ можно привлечь только «предпринимателя» и только если он причинил значительный ущерб – не менее 10 000 рублей, то будет ли оно привлечено к уголовной ответственности, если сумма ущерба будет составлять 9 000 рублей? Очевидно, что уголовную ответственность в таком случае «предприниматель» будет нести по общей норме.

Логика построения нормы статей УК РФ идет по следующему пути»: ч. 1 является простым составом, ч. 2 и последующие квалифицированным и особо квалифицированным, что свидетельствует об увеличении общественной опасности и как следствие – наказания. Однако внесение дополнений в состав «Мошенничество» полностью нарушило данную логику.

Таким образом данные изменения с одной стороны дали положительные моменты относительно привлечения лиц к административным наказаниям, когда данные действия не такие общественно-опасные, чтобы квалифицировать их как преступления. Кроме того диспозиции статей стали более понятны и конструктивны. Однако с другой стороны создается впечатление, что некоторые решения принимались «не обдуманно и на скорую руку» .

Источник: https://loys.law/publikatsii/vmesto-ugolovnoy-otvetstvennosti-administrativnaya

Преступления против конституционных прав граждан: разъяснения Пленума ВС РФ

Можно ли привлечь женщину к уголовной ответственности?

В конце декабря 2018 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление, в котором дал разъяснения по вопросам применения некоторых статей Уголовного кодекса о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (Постановление Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 46).

В частности, речь в документе идет о таких преступлениях как нарушение неприкосновенности частной жизни, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, жилища. Также в нем приведены разъяснения по вопросам применения ст. 138.

1 УК РФ об ответственности за незаконное производство, приобретение или сбыт так называемых шпионских гаджетов и ст. 145.1 УК РФ, устанавливающей ответственность за невыплату заработной платы. Кроме того, прокомментированы положения ст. 144.1 и ст.

 145 УК РФ, предусматривающих ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста, беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до 3 лет.

Выделим главные из приведенных в постановлении разъяснений.

Так ВС РФ отметил, что уголовную ответственность по ч. 1-2 ст.137 УК РФ не может повлечь собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если такие сведения стали общедоступными либо были преданы огласке самим гражданином или по его воле.

В отношении привлечения к уголовной ответственности по ст. 138 УК РФ пояснено, что нарушением тайны телефонных переговоров будет являться, в частности, и незаконный доступ к информации о входящих и об исходящих сигналах соединения между абонентами или абонентскими устройствами пользователей связи (дате, времени, продолжительности соединений, номерах абонентов, других данных).

Что касается незаконного доступа переписки, переговоров, сообщений, то он может состоять в ознакомлении с текстом и (или) материалами переписки, сообщений, прослушивании телефонных переговоров, звуковых сообщений, их копировании, записывании с помощью технических устройств и т. п.

А под термином “иные сообщения” в ч. 1 ст.

138 УК РФ, нарушение тайны которых также влечет уголовную ответственность по данной статье, следует понимать сообщения граждан, передаваемые по сетям электрической связи, например CMC- и ММС-сообщения, факсимильные сообщения, передаваемые посредством сети “Интернет” мгновенные сообщения, электронные письма, видеозвонки, а также сообщения, пересылаемые иным способом.

Как пояснил ВС РФ, привлечь к ответственности по ст.

138 УК РФ можно, если незаконные действия, нарушающие тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений конкретных лиц или неопределенного круга лиц, совершены с прямым умыслом. При этом неважно, составляют передаваемые в переписке, переговорах, сообщениях сведения личную или семейную тайну гражданина или нет.

В отношении ст. 138.1 УК РФ об ответственности за незаконное производство, приобретение или сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (так называемых шпионских гаджетов), ВС РФ отметил следующее:

  • уголовная ответственность по данной статье наступает в тех случаях, когда указанные действия совершаются в нарушение требований законодательства;
  • технические устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т. п.) могут быть признаны специальными техническими средствами только при условии, если им преднамеренно путем технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию;
  • если для установления принадлежности технического устройства к числу средств, предназначенных для негласного получения информации, требуются специальные знания, суд должен располагать соответствующими заключениями специалиста или эксперта.

Кроме того, ВС РФ подчеркнул, что не могут быть квалифицированы по данной статье УК РФ действия лица, которое:

  • приобрело посредством общедоступного интернет-ресурса специальное техническое средство, рекламируемое как устройство бытового назначения, добросовестно заблуждаясь относительно его фактического предназначения ;
  • приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать его, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять его в качестве средства посягательства на конституционные права граждан.

Разъясняя вопросы применения ст. 139 УК РФ (“Нарушение неприкосновенности жилища”), ВС РФ отметил, что уголовную ответственность по этой статье влечет незаконное проникновение:

  • в индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями (например, верандой, чердаком, встроенным гаражом);
  • в жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания (квартиру, комнату, служебное жилое помещение, жилое помещение в общежитии и т. п.);
  • в иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания (апартаменты, садовый дом и т. п.).

Вместе с тем незаконное проникновение, например, в помещения, строения, структурно обособленные от индивидуального жилого дома (сарай, баню, гараж и т. п.

), если они не были специально приспособлены, оборудованы для проживания, а также в помещения, предназначенные только для временного нахождения, а не проживания в них (купе поезда, каюту судна и т. п.

), не может быть квалифицировано по указанной статье.

Также ВС РФ отметил, что незаконное проникновение в жилище может иметь место и без вхождения в него, но с применением средств, используемых в целях нарушения его неприкосновенность (например, при установлении прослушивающего устройства или прибора видеонаблюдения).

Действия лица, находящегося в жилище с согласия проживающего в нем лица, но отказавшегося выполнить требование покинуть его, не образуют состава данного преступления.

Часть разъяснений, вошедших в рассматриваемое постановление, посвящена вопросам привлечения к уголовной ответственности за невыплату зарплаты, а также за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста, беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до 3 лет.

В заключение Верховный Суд РФ напомнил судам, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст.

145 УК РФ, относятся к категории дел частно-публичного обвинения и не подлежат обязательному прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Однако если лицо впервые совершило такое преступление, являющееся преступлением небольшой тяжести, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред, то суд вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении этого лица.

Источник: https://www.garant.ru/news/1238445/

Юрист ответит
Добавить комментарий