На какую информацию по делу и в какой форме имеют права родственники?

– Верховный Суд Республики Беларусь

На какую информацию по делу и в какой форме имеют права родственники?

Довольно часто из уст журналистов, освещающих деятельность системы судов общей юрисдикции, приходится слышать вопросы:

«Могут ли лица, не участвующие в деле, присутствовать в открытом судебном заседании?» «В каких случаях проходит закрытый судебный процесс?» «Каков порядок фиксации хода судебного заседания лицами, присутствующими в открытом судебном заседании?», «Имеет ли право судья запретить аудиозапись, фото- и видеосъемку в открытом судебном заседании?» и иные подобные.

В декабре 2013 года Пленум Верховного Суда Республики Беларусь принял постановление от 20.12.2013 № 11 «Об обеспечении гласности при осуществлении правосудия и о распространении информации о деятельности судов» (далее – постановление Пленума № 11), где содержатся ответы на них. Однако еще раз обратим внимание коллег-журналистов на следующие положения.

Могут ли лица, не участвующие в деле, присутствовать в открытом судебном заседании?

Статья 11 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей «Гласность при осуществлении правосудия» гласит: Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом судебном заседании допускается лишь в случаях, определенных законом, с соблюдением всех правил судопроизводства.

 Не допускается разглашение сведений, относящихся к личной жизни гражданина, которые унижают его честь и достоинство либо могут причинить вред его правам, законным интересам или деловой репутации, а равно разглашение сведений, относящихся к деятельности организации, индивидуального предпринимателя, которые могут причинить вред их правам, законным интересам или деловой репутации, если иное не предусмотрено законодательством.

При этом обращаем внимание на указание в ч. 2 п. 1 постановления Пленума № 11 о том, что соблюдение принципа гласности не должно приводить к вмешательству в судебную деятельность, так как суды при осуществлении правосудия независимы и подчиняются только закону.

Одной из основных форм реализации принципа гласности при осуществлении правосудия, как указано в п. 2.

постановления Пленума № 11, является возможность присутствовать в открытом судебном заседании лицам, не являющимся участниками процесса, журналистам средств массовой информации. Необоснованное ограничение доступа граждан в зал суда не допускается.

При этом по общему правилу нахождение в зале судебного заседания лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, не разрешается (ч. 3 ст. 271 ГПК, ч. 7 ст. 287 УПК).

Может ли суд ограничить гласность судебного разбирательства? В каких случаях проходит закрытый судебный процесс?

Ответ содержится в п. 9 постановления Пленума № 11. Ограничение гласности судебного разбирательства уголовных дел допускается только при наличии оснований, указанных в ч. 2 ст.

23 УПК: в интересах обеспечения охраны государственных секретов и иной охраняемой законом тайны; по делам о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими шестнадцатилетнего возраста; по делам о половых преступлениях и другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц либо сведений, унижающих их достоинство; в случае, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля или иных участников процесса, а также членов их семей или близких родственников и других лиц, которых они обоснованно считают близкими.

Кроме того, согласно п. 7 постановления Пленума № 11 проведение закрытого судебного заседания как в отношении всего судебного разбирательства, так и в отношении отдельных его частей, допускается лишь при наличии оснований, прямо предусмотренных законом.

О проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании выносится мотивированное определение (постановление), в котором излагаются конкретные основания принятия такого решения.

Если обстоятельства, с которыми закон связывает возможность рассмотрения дела в закрытом судебном заседании, будут установлены непосредственно в ходе его разбирательства, начатого в открытом судебном заседании, суд по своей инициативе или по ходатайству сторон разрешает вопрос о проведении разбирательства дела или отдельных его частей в закрытом судебном заседании, о чем выносится соответствующее мотивированное определение (постановление).

Рассмотрение в закрытом судебном заседании дел об административных правонарушениях производится в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни физических лиц, участвующих в административном процессе, либо сведений, составляющих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну (ч. 2 ст. 2.14 ПИКоАП).

При этом в силу ч. 1 ст. 438 УПК несовершеннолетний обвиняемый, а в соответствии с ч. 2 ст. 8.13 ПИКоАП несовершеннолетний, в отношении которого ведется административный процесс, могут быть удалены из зала судебного заседания (помещения, в котором рассматривается дело) на время исследования обстоятельств, которые могут оказать на них отрицательное воздействие.

Что касается рассмотрения гражданских дел, то, как указано в п. 8 постановления Пленума № 11, в силу ч. 2 ст. 17 ГПК гражданские дела подлежат рассмотрению в закрытом судебном заседании в целях защиты сведений, составляющих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну, содержащихся в материалах дела.

Для предотвращения разглашения информации, которая касается интимных сторон жизни граждан или порочит их честь, достоинство или деловую репутацию, а также в случае, если это необходимо для охраны интересов несовершеннолетних, в закрытом судебном заседании суд может слушать дело в целом или совершать отдельные процессуальные действия (ч. 3 ст. 17 ГПК).

По просьбе сторон или одной из них, при отсутствии возражений юридически заинтересованных в исходе дела лиц, суд может рассмотреть в закрытом судебном заседании любое гражданское дело.

При этом просьба о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании может исходить не только от лица, заявляющего такое ходатайство в своих собственных интересах, и (или) от его представителя, но и от лиц, которым в силу ст. ст.

85 — 87 ГПК предоставлено право от собственного имени выступать в защиту прав и законных интересов других лиц.

Важно: по делам, рассмотренным в закрытом судебном заседании, публично оглашается только резолютивная часть приговора, определения, постановления суда.

Каков порядок фиксации хода судебного заседания лицами, присутствующими в открытом судебном заседании? Имеет ли право судья запретить аудиозапись, фото- и видеосъемку в открытом судебном заседании?

Ответы на поставленные вопросы содержатся в пунктах 5 и 6 постановления Пленума № 11. Так, согласно п.

5 постановления Пленума № 11 любому из присутствующих в открытом судебном заседании дана возможность со своего места производить фиксацию его хода предусмотренными законом средствами и способами.

При этом уведомлять суд о своем намерении фиксировать ход судебного разбирательства в письменной форме либо путем звукозаписи и получать на данные действие разрешение не требуется.

В то же время фотосъемка, киносъемка, видеозапись хода судебного разбирательства могут осуществляться по гражданскому делу с разрешения суда и с учетом мнения юридически заинтересованных в исходе дела лиц (ч. 4 ст. 271 ГПК), а по уголовному делу – с разрешения председательствующего в судебном заседании и с согласия сторон (ч. 6 ст. 287 УПК).

Хотелось бы обратить внимание представителей СМИ, что суд может обратиться к присутствующим в судебном заседании с просьбой отключить мобильные устройства (телефоны) в целях обеспечения нормальной работы суда.

Однако это не означает «запрет» со стороны суда на аудиофиксацию судебного заседания.

Журналист имеет право пользоваться диктофоном, или, например, производить звукозапись с помощью того же мобильного устройства (телефона), переключив его в режим бесшумной работы.

Согласно п. 6. постановления Пленума № 11 участники процесса, желающие осуществлять фотосъемку, киносъемку, видеозапись хода открытого судебного разбирательства, заявляют ходатайство, а лица, не являющиеся участниками судебного процесса, журналисты средств массовой информации обращаются к суду с соответствующей просьбой (заявлением).

Наличие такого ходатайства (просьбы), а также мнение сторон (юридически заинтересованных в исходе дела лиц) отражаются в протоколе судебного заседания.

При отсутствии у сторон (юридически заинтересованных в исходе дела лиц) возражений против осуществления фотосъемки, киносъемки, видеозаписи хода открытого судебного разбирательства суду при разрешении этого вопроса следует учитывать, что такие действия возможны, если они не приведут к нарушению прав и законных интересов участников судебного процесса: на неприкосновенность личной и семейной жизни; чести и достоинства; тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, содержащих сведения личного характера.

В случаях нарушения порядка в судебном заседании лицом, производящим фотосъемку, киносъемку, видеозапись судебного заседания, либо когда указанные действия мешают нормальному ходу судебного разбирательства, председательствующий (суд) вправе ограничить их осуществление по времени или прекратить.

Полагаем важным обратить внимание журналистов, что удовлетворение судом ходатайств о запрете на проведение фотосъемки, киносъемки, видеозаписи судебного заседания не означает, что судебное разбирательство становится закрытым.

Источник: http://court.gov.by/ru/justice/press_office/accreditation/eb348da82d6b25f7.html

Порядок ознакомления с материалами дела лиц, участвующих в деле

На какую информацию по делу и в какой форме имеют права родственники?

Порядок и сроки выдачи для ознакомления судебных дел (иных материалов), находящихся в районном суде, устанавливается Инструкцией по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29 апреля 2003 года № 36, а также председателем районного суда.

Судебные дела (иные материалы) выдаются для ознакомления в помещении районного суда на основании письменного заявления и при предъявлении следующих документов:

а) обвиняемыми, подсудимыми, осужденными, оправданными, лицами, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевшими, сторонами по делу, третьими лицами, законными представителями по уголовным, гражданским, административным делам и делам об административных правонарушениях, заявителями и другими заинтересованными лицами по делам особого производства и административным делам, гражданскими истцами, ответчиками по уголовным делам – документа, удостоверяющего личность, а их представителями, защитниками – также доверенности, оформленной в соответствии с требованиями законодательства;

б) адвокатами, выступающими по уголовным, гражданским, административным делам и делам по административным правонарушениям, – ордера соответствующего адвокатского образования и удостоверения личности и (или) удостоверения адвоката;

в) другими заинтересованными лицами, выступающими по уголовным, гражданским, административным делам, делам об административных правонарушениях, – документов, удостоверяющих личность и полномочия;

г) прокурорами – служебного удостоверения;

д) иными должностными лицами при наличии законного основания – мотивированного письменного запроса;

е) реабилитированным лицам, а с их согласия или в случае их смерти – наследникам, близким родственникам, родственникам, иждивенцам в соответствии со статьями 133, 134 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 11 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» – документа, удостоверяющего личность и (или) полномочия, а также подтверждающего соответствующее родство (факт нахождения на иждивении).

Ознакомление вышеуказанных лиц с материалами судебного дела (иными материалами) производится на основании их письменного заявления, на котором судья, в производстве которого находится (или находилось) судебное дело, а при его отсутствии – председатель районного суда (или его заместитель) либо иное уполномоченное им лицо делает соответствующую отметку о поручении работнику аппарата районного суда ознакомить с материалами дела. Данное заявление подшивается в дело, а в случае предъявления доверенности к делу приобщается также ее копия.

Ознакомление с делами (иными материалами) проходит в специально оборудованном для этой цели помещении районного суда в присутствии уполномоченного на то работника аппарата районного суда в условиях, которые исключают изъятие, повреждение, уничтожение материалов дел, а также внесение в них исправлений и дописок, передачу их другому лицу.

После ознакомления с судебным делом (иными материалами) уполномоченный работник аппарата районного суда в присутствии лица, которое ознакомилось с судебным делом (иными материалами), проверяет состояние данного дела и наличие всех документов в деле, делает отметку в заявлении о том, что дело возвращено. В случае если после возвращения дела уполномоченным работником аппарата районного суда выявлено изъятие, повреждение материалов дел, а также внесение в них исправлений и дописок, об этом незамедлительно сообщается председателю районного суда либо его заместителю.

Порядок выдачи судебных дел, находящихся в архиве районного суда, а также снятие с них копий регулируются Инструкцией о порядке отбора на хранение в архив федеральных судов общей юрисдикции документов, их комплектования, учета и использования, утвержденной приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 28 декабря 2005 года № 157.

Документами, удостоверяющими личность лица, обращающегося с просьбой о выдаче судебных дел (иных материалов), являются:

– паспорт гражданина Российской Федерации;

– временное удостоверение личности гражданина Российской Федерации по форме № 2П (для утративших паспорт граждан, а также для граждан, в отношении которых до выдачи паспорта проводится дополнительная проверка);

– удостоверение личности или военный билет военнослужащего;

– паспорт моряка;

– общегражданский заграничный паспорт (для прибывших на временное жительство в Российскую Федерацию граждан России, постоянно проживающих за границей);

– паспорт иностранного гражданина либо иной документ, установленный федеральным законом или признаваемый в соответствии с международным договором Российской Федерации в качестве документа, удостоверяющего личность – для иностранных граждан;

– разрешение на временное проживание, вид на жительство;

– удостоверение беженца;

– свидетельство о рассмотрении ходатайства о признании беженцем;

– документ, выданный иностранным государством и признаваемый в соответствии с международным договором Российской Федерации в качестве документа, удостоверяющего личность лица без гражданства; иные документы, предусмотренные федеральным законом или признаваемые в соответствии с международным договором Российской Федерации в качестве документов, удостоверяющих личность, – для лиц без гражданства;

– удостоверение адвоката;

– редакционное удостоверение для журналиста;

– другие документы, удостоверяющие личность.

опубликовано: 26.12.2016 15:04:10

Источник: https://www.mos-gorsud.ru/rs/butyrskij/help/familiarization

Статья 51 Конституции Российской Федерации

На какую информацию по делу и в какой форме имеют права родственники?

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, – свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др.

– являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием.

С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст.

42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников.

Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст.

45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться – в том числе правоприменителем – на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве “царицы доказательств” и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом “q” п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право “не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным” предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения.

Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления.

Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК РФ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст.

53 ФКЗоКС) – лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний.

При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст.

75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами.

Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч.

1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора.

Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников.

Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний).

Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005.

N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения – независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, – различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия – при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств – не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55.

Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК России) относит к их числу – помимо супругов – родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст.

69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели – о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, – об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в статье 56 УПК, согласно ч.

3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. “О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” (с изм. и доп.

) – относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614).

Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст.

828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст.

51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст.

2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Источник: http://constitutionrf.ru/rzd-1/gl-2/st-51-krf

Имеют ли право коллекторы звонить, приезжать домой или на работу, описывать имущество?

На какую информацию по делу и в какой форме имеют права родственники?

Ваш долг по кредиту продан коллекторам. К чему готовиться и чего ожидать? Эти вопросы волнуют большинство заемщиков.

Имеют ли право коллекторы вламываться в квартиры, названивать родственникам и угрожать? На что они вообще способны, чтобы выбить деньги из должника для погашения кредита? Давайте более детально рассмотрим основные ситуации, связанные с коллекторами.

Из этой статьи вы узнаете, какие действия сборщиков долгов обоснованы, а какие нет, как с ними лучше общаться и куда жаловаться в случае совершения с их стороны неправомерных поступков.

Итак, имеют ли коллекторы право на следующие действия:

В Федеральном Законе от 03.07.2016 г. №230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности…» определены основные способы взаимодействия коллекторов с должниками. В нем указывается, что кредиторы имеют право на общение с родственниками заемщика на следующих условиях:

  • у них есть на это согласие самого должника, предоставленное в письменной форме;
  • сами члены семьи не против подобного взаимодействия.

Но звонить родственникам заемщика коллекторы все же могут в случае:

  • если их контакты указаны для связи с должником;
  • если они проживают с должником в одной квартире и отвечают на звонки, сделанные на домашний телефон.

Такое общение может сводиться лишь к расспросам о местонахождении заемщика. Коллекторы не имеют право разглашать третьим лицам информацию о его кредитах и задолженностям по ним. Звонки при этом могут осуществляться не раньше 8 утра и не позже 22 часов вечера.

Взыскивать долги с родственников

Коллекторы имеют право взыскивать задолженность по кредиту с родственника заемщика, если:

  • он является поручителем, поэтому несет солидарную ответственность с должником по его погашению;
  • заемщик умер, а он – его наследник, поэтому в пределах суммы полученного наследства несет обязанность и по выплате долгов;
  • он является созаемщиком должника по ипотечному кредиту (как правило, это супруг/супруга), поэтому с ним наравне несет ответственность по возврату кредиту.

В иных случаях родственник заемщика не несет какой-либо ответственности по кредитам должника, поэтому претензии к нему со стороны коллекторов будут не обоснованы. Работники коллекторских агентств пытаются разными путями возвратить задолженность по кредиту, поэтому стараются воздействовать не только на самого должника, но и на его семью.

Приходить домой (заходить в квартиру)

Коллекторы имеют право устраивать личные встречи с заемщиком. Они могут проходить на нейтральной территории или в офисе коллекторского агентства. Конечно, они могут по собственной инициативе «навестить» заемщика по его домашнему адресу, но пускать или нет их в квартиру – это личное решение должника. При нежелании с ними разговаривать он имеет право не открывать им дверь.

https://www.youtube.com/watch?v=0B3nK-k0KzQ

Если же коллекторы начинаю вести себя агрессивно (звонить в дверь, кричать на весь подъезд), то должник имеет право вызвать полицию. Закон о неприкосновенности жилища един для всех, в том числе и для сборщиков долгов. Только лишь судебные приставы, имеющие право на арест имущества, имеют право без разрешения хозяина входить в его квартиру.

Без предупреждения устраивать выезды (например, приходить на работу)

В целях розыска заемщика коллекторы могут приехать к нему на работу. Здесь они обязаны соблюдать те же правила поведения – не сообщать посторонним кредитную информацию о должнике, не оскорблять его и т.д.

Они могут спросить о его местонахождении у коллег, а в случае присутствия заемщика на рабочем месте переговорить с ним, но без участия третьих лиц.

Работодатель должника не обязан сообщать коллекторам личную информацию о своем сотруднике.

В большинстве случаев коллекторы не предупреждают заемщика о своем визите, желая застать его врасплох.

Без решения суда описать имущество

Право на опись имущества имеют лишь судебные приставы и только при наличии соответствующего судебного решения. Только они имеют право:

  • проникать в жилище должника без его согласия;
  • накладывать арест на имущество и банковские счета;
  • конфисковать отдельные предметы.

Коллекторы подобными полномочиями не обладают. Они, конечно, могут прикинуть примерную стоимость квартиры или машины должника для того, чтобы при случае умело упомянуть об этом в разговоре. Делают они это для запугивания заемщика, ведь многие боятся из-за кредитов лишиться своей собственности.

Испортить кредитную историю

Сведения о вашей платежной дисциплине в Бюро кредитных историй передают банки. Кредитная история становится плохой при наличии просрочки свыше 30 дней.

Если вы длительное время не платите по кредиту и вашим делом уже занимаются коллекторы, то ваша кредитная история уже давно испорчена. Коллекторы уже никак на нее повлиять не могут. Но иногда сборщики долгов могут обещать, что при выплате кредита они помогут вам ее восстановить. Не введитесь на подобные заявления.

Улучшить кредитную историю вы сможете только в том случае, если последующие кредиты вы будете возвращать в срок и в полном объеме. К сожалению, в банке вы новые займы взять уже не сможете, а вот микрофинансовые организации вполне дают деньги заемщикам с плохой кредитной историей.

При хорошем обслуживании в Бюро кредитных историй будет передаваться положительная информация о заемщике, которая со временем может перекрыть ранние негативные сведения.

Бить, грубить, угрожать детьми

Иногда коллекторы в попытках вернуть просроченную задолженность переходят всяческие границы. Если коллектор начинает угрожать расправой или применять физическое насилие, то заемщик имеет право написать на него заявление в прокуратуру. Эти действия считаются уголовно наказуемыми.

Если же коллектор начинает нецензурно выражаться при разговоре, хамить и унижать человеческое должника, то ему можно напомнить о ст. 5.61 КоАП РФ, которая предусматривает штрафы за подобные действия. Они могут составлять от 3 до 50 тыс. рублей, если они совершены физическим лицом. Желательно каждый разговор с коллектором записывать на диктофон, собеседника необходимо об этом предупредить.

Делать рассылку в социальных сетях, клеить объявления на дверь, развешивать фото должника

Коллекторы не имеют право на подобные действия. Открыто разыскивать людей могут только следственные органы на основании совершенного преступления.

Также коллекторы не вправе писать друзьям заемщика о его долгах в социальных сетях, распространять листовки с личной информацией, клеить объявления и т.п. Тем самым они нарушают ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

За подобные действия предусматривается наказание либо в виде штрафа до 300 тыс. рублей, либо в виде лишения свободы сроком до 5 лет.

Согласно ст. 152.1 ГК РФ намеренно использовать фото физического лица можно только при его согласии.

Перепродать долг

Ст. 382 ГК РФ разрешает кредитору перепродавать долг третьему лицу без согласия должника. Последнего он обязан лишь уведомить о совершении подобной сделки. Коллекторское агентство при желании вполне может передать кредит заемщика другому коллекторскому агентству.

Но на практике подобная перепродажа не встречается. Если коллекторы не могут заставить заемщика погасить долг, они подают на него в суд. Передавать дело другим кредиторам не имеет смысла, ведь они для возврата используют те же методы.

Начислять проценты и пени

Согласно ст. 384 ГК РФ новому кредитору долг заемщика переходит на тех же условиях, которые были до момента его передачи. Иными словами, коллекторское агентство вправе начислять проценты и пени, предусмотренные договором, в случае несвоевременной уплаты очередного платежа.

Если сумма начисленной неустойки несоразмерна допущенным нарушениями или больше суммы основного долга, то заемщик имеет право требовать ее снижения в судебном порядке на основании ст. 333 ГК РФ. Суд в большинстве случаев принимает сторону должника.

Поэтому если по вашему долгу продолжают начисляться штрафы и пени, то лучшим вариантом для вас будет передача дела в суд. В этом случае окончательная сумма к уплате будет зафиксирована. 

Требовать долг 10-летней давности

Срок исковой давности многие юристы трактуют по-разному. Одни считают, что он составляет 3 года с момента совершения последнего платежа, другие – 3 года с момента окончания кредитного договора.

В судах также выносятся различные решения в одинаковых ситуациях.

Для своего спокойствия заемщик может проконсультироваться с адвокатом, который уже вел подобные дела и примерно знает, какой позиции придерживается определенный суд при понимании срока исковой давности.

Если все возможные сроки уже вышли, то заемщик может больше не волноваться.

Формально банк, конечно, может подать на него в суд и по истечении 10 лет, но должник имеет право подать в суд встречное ходатайство о том, что срок исковой давности давно вышел.

Суд в этом случае отклонит иск кредитора. Поэтому зачастую банки начинают прибегать к иным способам возврата «старого» долга – к коллекторским агентствам.

Коллекторы начинают вести свою работы привычными для них методами: звонить должнику, писать письма и т.д. Заемщик в этом случае может быть спокоен – дальше сборщики долгов пойти не могут. Все неправомерные действия с их стороны вы можете пресечь, написав жалобу в прокуратуру.

Источник: https://www.gagarinbank.ru/kollektory/prava/

Юрист ответит
Добавить комментарий