Нарко учет что делать?

Учет водителя у нарколога

Нарко учет что делать?

Сегодня водителей все чаще ставят на учет к наркологу за «пьяное» вождение или езду в состоянии наркотического опьянения. Все тонкости прохождения лечения у нарколога и учета в наркологическом диспансере узнаем у инструкторов по вождению.

Виды учета

Автоинструкторы отмечают, что у нарколога существует два вида учета.

Профилактический наркологический учет

Профилактический, то есть предупреждение развития хронического алкоголизма, токсикомании и наркомании у лиц, входящих в группы риска.

Профилактическое наблюдение организуется за лицами, которые обратились за помощью к наркологу самостоятельно или по направлению органов внутренних дел, лечебно-профилактических учреждений, каких-либо общественных организаций и предприятий.

У человека в этом случае злоупотребление алкоголем, наркотическими или какими-либо другими одурманивающими средствами не вызывает клинических проявлений заболевания. Тем не менее, такие лица входят в группу риска.

При попадании в наркологический диспансер впервые человек ставится на профилактический учет.

Диспансерный наркологический учет

Диспансерному учету и наблюдению в амбулаторных наркологических подразделениях подлежат те лица, которым были поставлены следующие диагнозы: хронический алкоголизм, наркомания или токсикомания. Однако здесь есть исключения. К ним относятся лица, которые обратились за помощью для анонимного лечения.

Если человек (водитель) неоднократно замечен в употреблении алкоголя или наркотиков, и ему поставлен соответствующий диагноз, то его ставят на диспансерный наркологический учет.

Где осуществляется учет?

Диагноз наркологического заболевания ставится только врачом психиатром-наркологом как в условиях больницы, так и в амбулаторных условиях. В сомнительных и сложных случаях диагноз устанавливается в наркологическом медучреждении врачебно-консультативной комиссией.

Диспансерный учет лиц, больных хроническим алкоголизмом, токсикоманиями, наркоманиями, а также профилактическое наблюдение групп риска проводится по месту жительства больных, в территориальных наркологических учреждениях.

При нахождении лица на учете у нарколога, в случае установления диагноза хронического алкоголизма, токсикомании и наркомании, больного обязательно предупреждают о некоторых социально-правовых тонкостях, связанных с наличием наркологических заболеваний. Это, например, возможность принудительного лечения, ограничения на осуществление определенных видов трудовой деятельности и др.

Аналогичные меры проводятся с лицами, которые были замечены в немедицинском употреблении наркотических препаратов.

Сроки лечения

Если больной выполняет все назначения и рекомендации лечащего врача, соблюдает сроки явок в наркологические медучреждения, и после наступления стойкой, объективно подтвержденной ремиссии, установлены следующие сроки диспансерного учета:

  • для больных алкоголизмом — 3 года;
  • для больных наркоманиями и токсикоманиями — 5 лет.

Что касается профилактического учета у нарколога, то здесь срок составляет 1 год.

Снятие с учета

Снятие с диспансерного учета у нарколога происходит по следующим причинам:

  • выздоровление, то есть стойкая ремиссия;
  • осуждение больного с лишением свободы на срок от 1 года и выше;
  • изменение постоянного места жительства (передача в другое наркологическое учреждение или выезд больного за пределы территории, обслуживаемой наркологическим учреждением);
  • в связи со смертью больного.

Снятие с учета у нарколога после выздоровления осуществляется на основании заключения, выданной врачебно-консультативной комиссии медучреждения, где человек наблюдался.

В остальных случаях документ о снятии с наркологического учета составляется лечащим врачом человека. Основанием будут официальные сообщения соответствующих учреждений или органов. Заключение о снятии с учета обязательно должно быть подписано руководителем лечебно-профилактического учреждения.

В некоторых случаях больной снимается с диспансерного учета: если наркологическое учреждение не может обеспечить осмотр больного в течение 1 года, несмотря на все предпринятые меры (включая обращения в территориальные органы внутренних дел), а также при отсутствии объективных данных о месте нахождения больного. Отметим, что в подобных ситуациях решения о снятии с учета выносятся опять же комиссией учреждения, где наблюдался такой больной.

Прекращение профилактического наблюдения проводится в аналогичном порядке, однако вместо стабильной ремиссии (то есть выздоровления) у людей, находящихся в группе риска, основанием для прекращения наблюдения у нарколога является длительное воздержание от употребления алкогольных напитков, наркотических и других одурманивающих средств в немедицинских целях. Под длительным сроком понимается, как правило, один год.

Количество осмотров у нарколога, приходящееся на каждого пациента в течение одного года, зависит от течения заболевания, индивидуальных особенностей человека и от группы динамического наблюдения или учета, в которую больной входит.

В случае профилактического наблюдения — как минимум 1 раз в месяц.

Учет и права

Если водитель попался за рулем в пьяном виде или в состоянии наркотического опьянения, и это подтверждено официально (прохождение медосвидетельствования, заключение врача-нарколога), то автомобилист лишается прав на срок до 2-х лет.

Если человек хочет получить водительские права впервые, но состоит на учете в наркологическом диспансере, то сначала ему нужно сняться с учета. Только после этого у него будет возможность сдать экзамены на право управления ТС. То же самое касается водителя, лишенного прав.

Если же водитель не лишен ВУ, но состоит на учете у нарколога, то водительские права должны быть аннулированы автоматически.

о том, как восстановить ВУ, если вы состоите на учете у нарколога:

Не злоупотребляйте и удачи за рулем!

В статье использовано изображение с сайта bormedcentr.ru

Источник: http://spokoino.ru/articles/gibdd/uchet_voditelya_u_narkologa/

На наркоучет – добровольно и принудительно

Нарко учет что делать?

заведующий наркологическим отделением Николай Махонин

Что такое «наркологический учет»? Кто решает, на какой вид учета ставить и когда снимать? Не будет ли наличие наркоучета в прошлом портить жизнь в будущем? – на эти  и другие вопросы отвечает заведующий наркологическим отделением МБУЗ «Центральная районная больница МО Новопокровский район» Николай Махонин.

– Николай Васильевич, для начала давайте определим понятие «наркологический учет»…

–Это регистрация и регулярное наблюдение пациента, имеющего проблемы с алкоголем или наркотиками в течение определенного срока. Учет у нарколога накладывает определенные социально-правовые ограничения на все время наблюдения в наркологическом отделении или наркодиспансере.

– Кто попадает на учет к наркологу?

– Любой человек может быть поставлен на наркоучет после осмотра его врачом психиатром-наркологом. Никакой другой врач на учет к наркологу поставить не может.

По данным на 14 марта текущего года, в Новопокровском районе на учете с синдромом алкогольной зависимости в наркологии состоят 202 человека, 27 человек, страдающих наркоманией, и один   – с употреблением синтетических веществ

– Считается, что постановка на учет в наркологическом диспансере – дело абсолютно добровольное.

– Как правило, к услугам врачей-наркологов  прибегают в крайних случаях, когда алкоголизм уже перешел в хроническую фазу и справиться самостоятельно с зависимостью больной не в состоянии. Адекватного человека против его желания отправить на стационарное лечение нельзя.

– А если человек опасен для окружающих, находится в состоянии психоза, понятно, что добровольно он не пойдет к наркологу.

– Таких могут поставить на учет и без их согласия. Для этого организуется специальная врачебная комиссия (статья 29 «Основания для госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке» Федерального закона  № 3185-1 от 2.07.1992 года «Закон о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

В ряде случаев госпитализация осуществляется в принудительном порядке: больной не отдает себе отчета в совершенных действиях и нуждается в квалифицированном уходе; больной проявляет агрессию, представляет угрозу себе и близким людям; зависимый проявляет суицидальные наклонности; пациент совершил уголовное или административное правонарушение, находясь в пьяном состоянии. Во всех остальных случаях регистрируют в учреждении, если пациент согласится сделать это по собственной воле.

– Правомерно ли то, что при прохождении медосмотра заставляют брать справки с места постоянной регистрации об учете у нарколога?

– Да, правомерно, так как единой базы данных лиц, состоящих на учете у нарколога, в России нет. Если человек думает, что, отправившись лечиться в наркологию в другом городе, учет у нарколога ему не грозит, то ошибается. Просто выписку с его диагнозом перешлют в наркодиспансер по месту регистрации. На основании нее поставят на наркоучет.

– Может ли человек скрыть, что страдает пагубными привычками?

– Информацию о том, что человек состоит на учете в наркодиспансере, разглашать нельзя. Только сам  гражданин при наличии паспорта может взять на себя справку об учете у нарколога.

Конечно, на официальный запрос полиции, прокуратуры нарколог обязан ответить. Статья 13 «Соблюдение врачебной тайны» Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» разъясняет, кому и в каких случаях могут предоставляться сведения, составляющие врачебную тайну.

–  Есть разделение на профилактический, диспансерный  учет у нарколога. Чем они отличаются и к чему обязывают?

– Профилактическое наблюдение. Оно применяется по отношению к пациентам, у которых документально не подтверждена алкозависимость.

Эпизодические появления в состоянии измененного сознания, вызванного приемом психоактивных веществ, являются поводом для регистрации в специализированном учреждении в профилактических целях.

Если за год пациент ни разу не будет замечен в нетрезвом состоянии, то с учета он будет снят. В обратном случае пациента переводят на диспансерный тип лечения.

Диспансерный учет. Это когда специалист ставит больному диагноз «алкоголизм». Пациент должен регулярно приходить на прием к наркологу и сдавать необходимые анализы. Работники специализированного учреждения имеют право посещать пациента по месту пребывания, чтобы проверить условия проживания больного, оценить его образ жизни.

– Может ли человек отказаться от учета в наркодиспансере?

– Сейчас появилась такая возможность согласно пункту 13 Приложения № 2 к приказу Минздрава РФ от 30.12.2015 № 1034н. Но гражданин должен знать, что отказавшись, его никто не будет вызывать к наркологу и заставлять проходить обследования, и все социально-правовые ограничения наркологического пациента за ним сохраняются. Понадобились водительские права?

Придется вначале в течение трех лет доказывать свою трезвость. Таков действующий закон.

– А как сняться с учета?

– Автоматического снятия с учета не существует.

Даже если человек состоял на учете у нарколога 15 лет назад и сейчас его сняли с него «с отсутствием сведений», как только он вновь окажется в поле зрения нарколога (например, на медосмотре), учет будет возобновлен.   А если гражданин хочет навсегда исчезнуть из наркологических списков, он должен доказать «чистоту». Сняться с учета «с выздоровлением».

– Не будет ли наличие наркологического учета в прошлом портить жизнь в будущем?

– Конечно, пока человек состоит на учете у нарколога, на него накладываются определенные ограничения. На время учета он не может управлять никаким транспортом, иметь оружие и работать в охране, трудиться на конвейере и с движущимися механизмами, и т. д.

Юноша, состоящий на учете у нарколога, освобождается от несения службы в Вооруженных силах РФ («списывается»). Но как только  гражданина сняли с учета «с выздоровлением», все: никаких последствий учета в наркологии.

Можно вздохнуть полной грудью и наслаждаться жизнью.

– Спасибо за беседу.

Источник: https://selgazeta.ru/antinarko/na-narkouchet-dobrovolno-i-prinuditelno.html

Лишают водительских прав из-за учета в наркологическом диспансере? РЕШЕНИЕ ЕСТЬ!

Нарко учет что делать?
packontrolНе секрет что многие из нас так или иначе сталкивались с употреблением наркотиков ранее.Кто то был поставлен на учет в наркологические диспансеры. Многие из нас имеют права на вождение автомобиля. Теперь за это можно их лишиться! Вот моя история , и она не одна на сегодняшний день.

С 2002 года я состоял на учете в наркологическом   диспансере (далее НД) по месту прописки. Все мои попытки сняться с учета были тщетны либо из-за моей лени (не доехать до НД, чтобы отметиться раз в три месяца), либо из-за бюрократии и желания специалистов получить вознаграждение за содействие.  Как итог 11 лет подряд продлевают учет из года в год.

Естественно медкомиссию для получения водительского удостоверения я проходил в платной конторе.

Когда пошли разговоры о том, что в России уже существует практика лишения водительских прав, я не придал значения, как всегда, посчитав, что уж меня это точно не коснется. Но решил поехать в НД, чтобы отметиться. Где собственно от врача узнал, что по мою душу был сделан запрос из прокуратуры…

Приехав по месту прописки, я нашел в ящике почтовое уведомление. «Постановление суда о лишении прав на вождение ТС» (транспортного средства), в котором сказано, что «Управление транспортными средствами Скворцовым А.С.

, состоящим на учете в Санкт-Петербургском ГУЗ «Межрайонный наркологический диспансер № 1» создает реальную  угрозу возникновения дорожно-транспортных происшествий, причинения вреда жизни и здоровью граждан либо причинения иного имущественного ущерба, чем могут быть нарушены права граждан, так и интересы общества и государства», короче говоря – я представляю угрозу неопределенному кругу лиц и обществу. Решение вынесено заочно, так как я не являлся в суд, когда они присылали повестки.

Уведомлений, как вы понимаете, я никаких не получал, так как по прописке не живу. Да и на момент самих заседаний меня либо не было в стране, либо я болел. Как принято, решение суда вступает в силу через месяц, но заочное решение можно отменить,  на это есть 10 дней  с момента получения постановления на руки..

«Как правило, те,  кто  регулярно посещает нарколога и находится в стойкой ремиссии в течение трех и более лет, могут защитить свои права с шансом, близким к 100% и сохранить право управлять транспортным средством.  Если представить суду все необходимые подтверждающие документы, Прокурор откажется от иска или Суд встанет на сторону ответчика» – говорит юрист Анна Крюкова  про подобные практики.

Времени себя жалеть, не было. Так как я обычный гражданин РФ, не знающий законов и своих прав, я обратился за помощью к юристу Анне Крюковой. Вот примерное описание дальнейших шагов, которые при помощи Анны я сделал и мы вернули права.  Все документы выделю синим цветом :

  1. Сделал фотокопию материалов  дела в канцелярии суда для юриста.
  2. Нотариальную доверенность на имя юриста. (Они стандартные)
  3. Подал «Заявление об отмене заочного решения суда», написанное юристом в канцелярию суда. В нем я указал фактическое место проживания (которое отличается от прописки), перечислил даты отсутствия меня в стране и указал даты болезни. Так же указал, что посещаю специалистов и наблюдаюсь в СПИД-центре и имею большой срок трезвости (стойкой ремиссии).

В моем случае судья рассмотрела составленное профессионально заявление и назначила дату заседания по Отмене постановления суда о лишении прав. Так же, опираясь на предоставленные доводы, суд отменил заочное решение  и назначил новое заседание по рассмотрению иска прокурора о лишении меня прав на вождение ТС, что явилось огромной победой уже на первоначальном этапе.

У меня появилось время для дальнейших действий. Мы с Анной составили план для более эффективной защиты. И я старался выполнить все от меня зависящее.

  1. Записался и съездил на прием к зам. главного врача НЦ. Так как я периодически посещал центр, отмечался хоть и  не регулярно, посещал группы Анонимных Алкоголиков и Анонимных Наркоманов не первый год и имел документы об окончании 12 шаговой реабилитации, мне удалось убедить специалиста в моей устойчивой ремиссии и передать мою карту на комиссию по рассмотрению возможности снятия с наркологического учета. Дополнительно мне пришлось пройти собеседование психолога  по определению уровня мотивации на трезвость и получить заключение, сдать анализы на отсутствие химических веществ в организме и предоставить справки флюорографии и RW HBsAg (это сделал в СПИД-центре ),плюс копии каждого документа для представления в суде.
  2. Попросил лечащего врача дать мне справки о датах и диагнозах перенесенных заболеваний, а так же справку от нарколога СПИД-центра о том, что наблюдаюсь там с 2006 года (при назначении АРВ-терапии так или иначе проходишь специалиста нарколога), плюс копии каждого документа для представления в суде.
  3. Документы с места работы, договоры и характеристики.  + копии каждого документа для суда.
  4. Ксерокс паспорта РФ и загранпаспорта с датами поездок, так же копии электронных билетов поездок, когда проходили заседания. + копии каждого документа для суда.
  5. Дипломы о прохождении обучающих курсов и тренингов на повышение грамотности и квалиффикации. + копии каждого документа для суда.
  6. В связи с тем, что я регулярно наблюдался в СПИД-центре у нарколога  на момент суда меня уже сняли с учета в НЦ. Я платно официально прошел освидетельствование и  получил справку о том, что на сегодняшний день на учете не состою. + копии каждого документа для суда.

С таким пакетом документов, чистый и ухоженный, трезвый и в сопровождении профессионального юриста, имеющего положительный опыт в подобных процессах, я явился на суд.

Заседание длилось 10-15 минут, после того как юрист Анна Крюкова перечислила и прокомментировала все справки, характеристики и документы, которые я собрал под ее руководством, и представила это судье и прокурору, мне да же не дали слово вставить. Прокурор отозвал иск, ссылаясь на стойкую ремиссию и запрос который они сделали повторно в НД.

Хочется подвести некую черту под всем этим двухмесячным ужасом!

Друзья, если вы состоите на учете в наркологическом диспансере –  наладьте отношения с лечащим врачом и регулярно посещайте (как минимум раз в 3 месяца) его для отметок.

Ведь в этом случае он сможет дать вам «СПРАВКУ о длительной  устойчивой ремиссии» – этого может быть достаточно для суда! Практика показывает, что не обязательно быть снятым с учета полностью.

Для всех документов будет огромным показателем то, что вы посещаете, отмечаетесь, трезвы, работаете и просто хороший «Человек».

Если же такая беда уже приключилась, и суд состоялся, помните есть  немного времени, чтобы:

1.Проконсультироваться с Юристом и обсудить тактику ведения дела . После ознакомления с материалами дела юрист сможет определить, какие доказательства необходимы для защиты.

2.Подготовить пакет документов для суда.

3. Начать собирать документы для суда (в моем случае все, что синем цветом), т.к. сроки ограничены. В моем случае, было всего 10 дней.

Мне повезло меньше, чем тем, у кого есть возможность собрать документы до первого назначенного заседания. В моем случае пришлось помимо всего отменять уже вынесенное заочное решение суда, и я очень  благодарен за это Анне Крюковой за ее профессиональную и человеческую поддержку на протяжении всего этого кошмара. Сам бы я –ХОДИЛ ПЕШКОМ!

Оставляю контакты Анны, которая помогла мне в данной ситуации:

Анна Крюкова- юрист, директор БФ «Открытый Медицинский Клуб». Сайт www.health-rights.ru).

Добавляю итог,получил сегодня на руки:

Скворцов Андрей.©
Друзья если берете текст статьи для своего сайта или блога, прошу – указывайте источник http://packontrol.livejournal.com/

Источник: https://packontrol.livejournal.com/15444.html

Анастасия Кузина: Шах и мат

Нарко учет что делать?

В середине мая прокуратура Москвы через суд лишила водительских прав сразу несколько сотен граждан, которые состоят на учете в наркологических диспансерах. Пока речь идет о 320 водителях, но всего в 2016 году прокуроры направили в суды более 450 исков.

Оставим в стороне вопрос законности такой проверки. Прокуроры считают, что имеют на это право в рамках надзорной деятельности. Наркологи говорят о нарушении врачебной тайны. Врачи, кстати, сопротивлялись несколько лет.

Но, видно, как-то все договорились (в смысле, наркологов “нагнули”), и базы данных стоящих на наркологическом учете перешли в прокурорские руки.

Там эти списки сверили со списками людей, имеющих водительские права, и все завертелось…

Имеется в виду, что “ах ты, наркоман-алкоголик, на учете состоишь, значит – за руль удолбанный садишься!”. И – права пополам. Но на самом деле не все так однозначно.

Не каждый, кто состоит на учете даже 10 лет, употребляет наркотики. А с другой стороны, человеку, “провисевшему” в базе наркодиспансера 15 лет и решившему из нее выйти, не так просто это сделать.

То есть наркоучет и активное употребление наркотиков напрямую не связаны.

До последнего времени длительность нахождения на наркологическом учете регулировалась приказом Минздрава СССР от 1988 года и составляла 5 лет. После этого человек мог, пройдя медкомиссию, сняться с учета по причине стойкой ремиссии. Если он ее докажет.

Факт “стойкой ремиссии” определяется двумя способами. Во-первых, посредством осмотра врачом-психиатром при посещении. Чем дольше срок наблюдения, тем реже осмотры. Первый год – раз в месяц, второй год – раз в шесть недель, третий год – раз в три месяца.

Во-вторых, помимо осмотра, проводится анализ мочи на наличие психоактивных веществ.

В 2015 году правила изменили. По новому приказу для снятия с учета необходимо наличие подтвержденной стойкой ремиссии в течение уже 3 лет.

Это касается и граждан, находящихся в местах лишения свободы, при предоставлении оттуда медицинских документов о прохождении лечения и наличия ремиссии.

Более того, добавилась опция снятия с наблюдения в диспансере по собственному желанию даже раньше срока – через полтора-два года. Но вот, как и раньше, почему-то очередь из радостных людей в диспансерах не стоит. Наоборот, все так же уныло и непонятно.

Вот Иван А.: встал на учет в 2013 году. Так как он планировал обязательно с учета сняться, то начал регулярно отмечаться у нарколога и сдавать тесты. Он ходил к врачу каждый месяц, сдавал анализы, все было хорошо. Но в 2015-м ему внезапно заявили, что в моче обнаружены каннабиноиды.

К тому времени Иван не пил и не курил уже два года, о марихуане и речи не шло. Но таким результатам анализов было объяснение.

В жалобе в Минздрав он написал: “Каннабис я не употребляю уже много лет, а причины обнаружения каннабиноидов в моче могу объяснить приемом препарата стокрин (препарат, который принимают при ВИЧ-инфекции.

– РС), который способен давать ложноположительный результат анализов на каннабиноиды, чему имеется документальное подтверждение”. Но врачи Ивану не поверили и аннулировали два года наблюдения. Ему предстояло заново отмечаться пять лет.

Шах и мат, Алексей. Вот чего он добился? А ничего. А ведь и нарколога посещал, и “Анонимных наркоманов”

Иван подал в суд. “Получается, о водительском удостоверении, которое я планировал получить в скором времени, я могу уже даже не мечтать, – написал он в жалобе.

– За все время так называемого амбулаторного лечения я не получил ни одной консультации, дружественного совета, теплого взгляда врача. Только подозрительность, атмосферу контроля и недоверия.

По сути, я “лечусь” благодаря поддержке друзей и сообщества анонимных наркоманов, а все действия врачей лишь указывают мне, какое я ничтожество, что мне нельзя верить, постоянно нужно подозревать, контролировать и проверять … Через суд Иван хотел добиться восстановления срока учета, но ему отказали. И от семилетнего срока его спасло только то, что в 2015 году вышли новые правила, по которым срок учета снижался с пяти лет до трех. В результате Иван провел на учете шесть лет.

А вот теперь новые правила. Алексея К. поставили на наркологический учет в 2015 году. В 2017-м он решил сняться досрочно. Написал заявление, и через месяц его пригласили на врачебную комиссию. Алексей проходил ее трижды. И трижды ему отказывали, потому что он был первым в практике и врачи просто не знали, что с ним, таким наглым, делать.

После третьего отказа Алексей попросил предоставить ему письменный отказ. На это врачи пойти уже не могли и сняли его с учета, но с формулировкой: “Решением врачебной комиссии вы сняты с учета по личному заявлению.

Однако в этом случае снятие с учета не считается выздоровлением и не снимает ограничений при обращении за разрешением на специальное право (управление автотранспортом, хранение и ношение оружия, другие опасные виды деятельности)”. Шах и мат, Алексей.

Вот чего он добился? А ничего. А ведь и нарколога посещал, и “Анонимных наркоманов”.

– Вообще стоит посмотреть: а кто эти люди, о лишении прав которых прокуратура рапортует как о некоем достижении и работе по обеспечению безопасности? – говорит юрист Тимур Мадатов. – Вот человек добросовестно и регулярно посещал нарколога, сдавал анализы и так далее.

И вдруг, несмотря на все предпринимаемые усилия, он узнает, что по некоему решению суда его среди сотни других людей лишили водительских прав. Не думаю, что прокуратура, проводя массовые проверки, вообще вдавалась в детали и разбиралась – кто получает лечение, а кто нет.

И не думаю, что подобные акции положительно сказываются на динамике обращений за наркологической помощью…

– А безопасность? – спросила я Тимура.

– А что “безопасность”? Все уже давно придумано, – ответил он.

– У государства и без массовых проверок имеется достаточно установленных законом средств обеспечивать безопасность дорожного движения и лишать тех, кто несет опасность, водительских прав.

Например, Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации за управление транспортным средством в состоянии опьянения предусматривает лишение водительских прав на срок от полутора до двух лет с наложением штрафа в размере 30 тысяч рублей.

Таким образом, имеет место парадоксальная ситуация. Человека, который находится под диспансерным наблюдением в наркологическом диспансере, могут лишить водительских прав чуть ли не на весь срок наблюдения (3 года, если не продлевается решением врачей).

А человека, который действительно сел за руль в состоянии опьянения и подверг граждан и самого себя опасности, могут лишить водительских прав на 2 года. Интересно? Не то слово.

Анастасия Кузина – журналист, участница Фонда имени Андрея Рылькова

Высказанные в рубрике “Блоги” мнения могут не отражать точку зрения редакции

Источник: https://www.svoboda.org/a/28524804.html

«Наркоучет» – как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось…

Нарко учет что делать?

Ирина Теплинская

Наркоучет – нечто вроде старорежимного «состояния под надзором полиции» или административного надзора за условно освобожденными, но исполняется он не только органами правопорядка, а в первую очередь медперсоналом.

Наркоучет стоит в одном ряду с такими псевдо-медицинскими образованиями как медицинские вытрезвители, подчиненные милиции, и лечебно-исправительные учреждения, подведомственные ФСИН (управлению лагерей).

[1]

По официальным данным в конце 80-х годов, перед распадом СССР, количество наркозависимых в стране исчислялось цифрой в 50 тысяч человек. Можно было сказать, что наркомании в СССР не было.

  Сегодня эта цифра приблизилась к 8 миллионам человек:  из них на наркологическом учете состоит примерно десятая часть, а от передозировки умирает 8 тысяч (0,1%) человек в год.

В настоящее время стандарты российской наркологии предусматривают единое диспансерное наблюдение  для двух групп пациентов:

— для пациентов с диагнозом «употребление с вредными последствиями» – на срок не менее года подтвержденной стойкой ремиссии;

— для пациентов с диагнозом «синдром зависимости» – на срок не менее трёх лет подтвержденной стойкой ремиссии

Согласно Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 30 декабря 2015 года № 1034н наркологическое диспансерное наблюдение организуется при наличии информированного добровольного согласия в письменной форме, данного с соблюдением требований, установленных ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 № 323  “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”.

Инструкция же, регламентировавшая работу наркологии 80-х, обязывала ставить на учет всех: тех, кому был поставлен диагноз зависимости от ПАВ,  равно как и тех, кто попал в поле зрения органов как употребляющий (или даже однажды употребивший) «наркотические или другие средства, влекущие одурманивание», и твоего согласия при этом никто не спрашивал.

Я была поставлена на наркологический учет (НУ) во времена победного шествия коммунизма  по планете, в  далеком 1983 году, будучи ученицей 10-го класса, по просьбе моей матери, когда была впервые задержана с совершеннолетними друзьями на притоне во время приготовления  раствора маковой соломки,  в простонародье «ширева».

Официально  на тот момент наркомании в СССР не существовало, и, соответственно, не было  лечения от «несуществующего» заболевания. Лечение «болезни загнивающего капитализма» не афишировалось и проводилось в стационарах психиатрических диспансеров на общих основаниях с «профильными» больными.

Сводилось оно к снятию абстинентного синдрома препаратами, применяемыми в психиатрии для лечения психических расстройств. Врач-нарколог посоветовал маме госпитализировать меня на 2 месяца, — срок «лечения» абстинентного  синдрома опийной зависимости, — в стационар психиатрического диспансера, т.к.

другой альтернативы для 16-летнего подростка из номенклатурной советской семьи, уличенного в эпизодическом употреблении опиатов, тогда просто не существовало. К тому же у меня на носу были выпускные экзамены, и я претендовала на «золотую» медаль, поэтому мама не придумала ничего лучше, как поместить меня до экзаменов в психиатрическую клинику.

Мой первый опыт «лечения» наркомании оказался настоящим адом, потому что лечить меня было не от чего: я даже не успела приобрести абстинентный синдром, и употребление мое сводилось скорее к желанию приобщиться к компании старших, к «золотой молодежи» — для меня оно было атрибутом «избранности», а не жизненной необходимостью. Но ни маме, ни врачу объяснить этого я не смогла.

Инсулиновые шоки по утрам для набирания веса, галоперидол, сульфазин, аминазин, циклодол, жесткая фиксация к кровати, бессонные ночи, полные страха, вместе со взрослыми,  психически нездоровыми людьми, – это первые приятные сюрпризы и маленькие радости, которые принесло мне знакомство с советской «наркологией». С тех самых пор НУ стал мне верным спутником на долгие 33 года.

Удивительно, что в эпоху отрицания государством существования в стране наркомании на территории СССР, как грибы, вырастали ЛТП и ЛИУ, где наряду с отбыванием наказания принудительно лечили «несуществующее» заболевание.

В середине 80-х в СССР существовало 5 мужских и 2 женских Всесоюзных «наркомзоны», где отбывали наказание за преступления наркопотребители со всех концов страны, состоящие на наркологическом учете, а количество ЛТП я даже затрудняюсь назвать.

Дважды, в 1990-м  и 1995-м годах, за преступления, связанные с наркотиками, помимо основного наказания я подвергалась принудительному наркологическому лечению в МЛС только лишь из-за принадлежности к НУ: «лечение» это даже с огромной натяжкой трудно было назвать медицинским вмешательством.

Специфика этих лагерей заключалась в том, что по прибытию в учреждение заключенного 2 месяца держали в санчасти, где он проходил принудительное «лечение» от наркомании тяжелыми препаратами, применяемыми в психиатрии для подавления психических расстройств.

Такое медицинское вмешательство было лишено всякого здравого смысла, потому что на момент прибытия в лагерь человек  минимум полгода проводил в следственном изоляторе и еще несколько месяцев добирался «этапом» до места назначения, а потому в снятии абстинентного синдрома уже не нуждался. Но инструкция требовала всем обвиняемым в преступлениях, состоящим на НУ, помимо статьи за основное преступление назначать еще ст.62 УК РСФСР «Применение принудительных мер медицинского характера к алкоголикам или наркоманам или установление над ними попечительства», гласившую:

  • В случае совершения преступления алкоголиком или наркоманом суд, при наличии медицинского заключения, по ходатайству общественной организации, трудового коллектива, товарищеского суда, органа здравоохранения или по своей инициативе, наряду с наказанием за совершенное преступление, может применить к такому лицу принудительное лечение.
  • Указанные лица, осужденные к мерам наказания, не связанным с лишением свободы, подлежат принудительному лечению в медицинских учреждениях со специальным лечебным и трудовым режимом.
  • В случае осуждения таких лиц к лишению свободы они подлежат принудительному лечению во время отбывания наказания, а после освобождения из места лишения свободы, в случае необходимости продления такого лечения, — в медицинских учреждениях со специальным лечебным и трудовым режимом.
  • Прекращение принудительного лечения производится судом по представлению лечебного учреждения, в котором лицо находится на излечении

Назначалась статья 62 УК РСФСР следующим образом: по запросу суда из наркологического диспансера в СИЗО направляли нарколога, который встречался с тобой и условно проводил осмотр. Если ты состоял на учете, то его решение было однозначным – принудительное лечение.

Если же до этого ты на учете не состоял, то попав в поле зрения правоохранительных органов, ты получал прекрасную возможность восполнить этот пробел  в своей биографии прямо в тюрьме. Осмотр нарколога, кстати, был бы весьма уместен сразу при задержании, когда наркозависимый человек действительно нуждается в медицинской помощи, по запросу самого заключенного, а не суда.

Но, к сожалению, эта проблема и сейчас, спустя 40 лет, остается нерешенной: адекватная наркологическая помощь в КПЗ и СИЗО нуждающимся в ней не оказывается.

Факт нахождения на наркологическом учете неоднократно сослужил мне плохую службу, т.к.

при задержании по подозрению в преступлениях, связанных с наркотиками, наркологического учета было вполне достаточно для возбуждения уголовного дела: он, как желтая звезда Давида в еврейских гетто, служил аргументом виновности независимо от твоей причастности к преступлению.

Его также было достаточно, чтобы при избрании меры пресечения мне не оставляли шанса, а всегда заключали под стражу, — даже за хранение плохо промытого шприца, со следовыми остатками 0,00000026 гр. героина.

За 35 лет употребления опиатов я прошла множество неудачных попыток лечения от наркозависимости в различных коммерческих клиниках бывшего Союза: все они сводились к детоксикации и снятию абстинентного синдрома, без последующей реабилитации и социализации, коих в стране долгое время априори и быть не могло.

Я не видела выхода, потому что все постоянно возвращалось на круги своя – в употребление, которое влекло за собой учет. Несмотря на то, что в государственный наркологический диспансер, с момента постановки на учет в 1983 году и до 2008-го года, я обращалась за помощью лишь дважды, НУ везде следовал за мной, как нитка за иголкой.

Позднее, когда для снятия абстинентного синдрома в наркологии стали применять трамадол, НУ начал приносить пусть и сомнительные, но дивиденды: раз в месяц можно было прийти к врачу – наркологу и выписать рецепт на трамадол.

Это было большим преимуществом перед теми, кто обращался за наркологической помощью платно и анонимно: они были лишены этой привилегии и вынуждены  были покупать у нас, «учтенных», эти рецепты, пользующиеся большим спросом. Но с другой стороны, ежемесячное обращение за рецептами являлось неоспоримым свидетельством систематического употребления наркотиков, что опять же продлевало учет. Как жители Индии со смирением принимают тот факт, что им, их детям, внукам и правнукам суждено родиться и умереть в той касте, в какой родились и умерли их праотцы, так и я никогда  не надеялась и даже не пыталась выйти из этой касты «наркоучтенных».

На одном из вебсайтов наркологов есть достаточно емкое определение наркологического учета, которое, на мой взгляд, хорошо отражает отношение официальной наркологии к наркологическому учету.

Наркологический учет – это ситуационный контроль над проблемами, связанными с потреблением психоактивных веществ (далее — ПАВ) наркотической группы (алкоголя, наркотиков), что имеет существенное значение для определения государственной стратегии профилактики алкоголизма и наркомании, лечения физической и психической зависимости, социальной и психологической реабилитации, а также для определения политики противодействия наркобизнесу. При постановке на наркологический учет пациент официально признается больным с заболеванием наркологического характера: такое лицо в некотором объеме неизменно понижается в своих гражданских правах.  Наркологический учет – вынужденная мера, его нужно и можно применять, как один из полезных, но неприятных ключей воздействия в руках как нарколога, так и родственников больного.

В детстве я мечтала стать врачом: тащила домой всех плешивых, изуродованных кошек и собак, раненых птиц, ежей, удаляла занозы, врачевала царапины и ссадины родственникам.

В моем понимании врач был олицетворением любви, милосердия, сострадания и добра: я была твердо уверена, что он призван делать мир и жизнь человека лучше, облегчая страдания и снимая боль, возвращая здоровье и радость жизни.

Клятва Гиппократа, приносимая каждым, кто собирается стать врачом, содержит 9 основополагающих морально-этических принципов и обязательств, в том числе:

  • принцип непричинения вреда;
  • принцип заботы о пользе больного и доминанты интересов больного;
  • врачебная тайна (принцип конфиденциальности);

Приведенное определение НУ позволяет увидеть грубое нарушение клятвы врача как минимум по этим трем основополагающим принципам:

  • НУ влечет за собой неизменное понижение в гражданским правах (запрет на вождение транспортных средств, ограничения в трудоустройстве, обучении в ССУЗах и ВУЗах, лишение родительских прав), что является причинением вреда и ведет к ухудшению уровня жизни и здоровья;
  • НУ определяет, в первую очередь, стратегию и политику государства, служит рычагом неприятного воздействия со стороны врачей и родственников, и следовательно, интересы больного уже не доминируют;
  • по запросу МВД, УФСИН, работодателей, органов опеки личные данные больных, состоящих на НУ, разглашаются, нарушая врачебную тайну.

Статья 41 Конституции РФ гласит, что каждый имеет право на охрану здоровья.  По определению Всемирной Организации Здравоохранения под «здоровьем» понимается «состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов».

Отсюда следует, что Конституция РФ, гарантом которой является президент страны, обеспечивает право на охрану полного моего физического, душевного и социального благополучия.

НУ же это право грубо нарушает! Если наркологический учет, считающийся де–юре медицинской составляющей, де-факто выполняет карательную функцию, противоречащую фундаментальным основам медицины, то насколько правомерно применять его как медицинскую меру? Не наркологическое лечение, а именно учет? Каким образом он облегчает страдания больного, содействует улучшению здоровья человека, ведет к повышению физического душевного и социального благополучия? Я состою на диспансерном учете по заболеванию «ВИЧ-инфекция», гепатит С, а в прошлом наблюдалась еще и в противотуберкулезном диспансере: ни один из этих видов учета не принес в мою жизнь проблем и не дискриминировал меня, за исключением ограничений в трудоустройстве по некоторым специальностям, где эти заболевания могут причинить вред другим людям. Более того, диспансерный учет по этим заболеваниям позволяет мне получать необходимую специализированную медицинскую помощь в полном объеме и в комфортных для меня условиях, чего нельзя сказать о НУ. Врачебная тайна подразумевает доверительные дружественные отношения между врачом и пациентом, которые способствуют получению больным максимально эффективной помощи. Но согласитесь, сложно быть откровенным и доверять врачу, который оборачивает твое доверие тебе же во вред. Представьте себе такую ситуацию: человек, страдающий диабетом, не посещает врача и не получает инсулин, а предпочитает умереть в коме  из боязни быть поставленным на учет по чрезмерному употреблению сахара? Звучит нелепо, правда? Но именно этим обусловлено нежелание многих наркозависимых обращаться за помощью  к наркологам. И проблема, я думаю, заключается не в самих наркологах и не в уровне их профессионализма: проблема в том, что инструкции, которые они вынуждены соблюдать, давно устарели и утратили свою актуальность, потому что были разработаны еще в эпоху СССР и с тех пор почти не менялись.

Источник: https://rylkov-fond.org/blog/lichnye-svidetelstva/narkouchet-irina/

Юрист ответит
Добавить комментарий