Отсудили, да еще и компенсацию в 3 миллиона хотят

Голландцы хотят отсудить у хабаровчан более семи миллионов рублей за плагиат (ФОТО) — Новости Хабаровска

Отсудили,  да еще и компенсацию в 3 миллиона хотят

Накануне один из родоначальников хабаровской фирмы Neovima Павел Осипов забил тревогу. Компания занимается изобретением, производством и реализацией рюкзаков. Иностранцы узнали про них и обвинили в копировании их технологий, а также нарушении авторских прав. За это они грозят судом или требуют почти 130 тысяч долларов и это без морального ущерба.

Бой за авторские права между Хабаровском и Голландией

«Сколько веревочке ни виться, а конец будет» именно с этой известной пословицы хочется начать. То, как в России следят за соблюдением авторских прав, никому рассказывать не надо. Фильмы, книги, музыка скачиваются с «торрентов», а программы устанавливаются «пиратские». Однако хабаровчане, судя по всему, пошли еще дальше.

Представители голландской компании XD Designо обвиняют хабаровчан в том, что они нашли в сети Интернет рюкзак, который бы им понравился, создали своими силами похожий и начали им торговать. Работники иностранной компании уже написали письмо в фирму Neovima, а именно Павлу Осипову.

В обращении они сообщили о своем желании подать в суд на хабаровчан или решить дело полюбовно, но с выплатой им упущенной выгоды в размере 127 500 долларов.

— Кто-то написал от нашего имени в поддержку: “Я скопировал дизайн вашей сумки и сбор средств. Теперь продать точно такой же рюкзак, как и ваш Бобби в России. Жду ваших следующих проектов, чтобы я мог скопировать его и заработать немного денег снова”. Причем указали, даже мой телефон, а его знают вообще не многие, такое ощущение, что корни растут от сюда.

Конечно я могу сейчас с руками к верху начать: «Да мы ничего не крали, мы разработали исконно русский продукт…» Но нет, конечно мы как и любые дизайнеры при разработке Neosafepack обратились сначала к мировому опыту, посмотрели, что уже есть и как это решили.

Говорить о том, что мы украли что-то, это конечно смешно, — сообщил Павел Осипов (орфография и пунктуация автора сохранены).

Представители голландской компании изучили письмо и провели расследование. Спустя некоторое время, хабаровчане получили письмо с угрозой судом.

— Мы приняли решение обратиться в суд Российской Федерации в компанию «Neovima» с иском о нарушении патентов продуктом «Neosafepack». Мы предлагаем урегулировать этот конфликт до суда. Мы требуем следующее: остановить продажу рюкзака Neosafepack урбанистического в интернет-магазине и через любых дистрибьюторов. Чтобы устранить остатки.

Выплатить компенсацию в xD Design в сумме 24000$, а равно суммы, вырученные от «Бумстартера» — краудфандинговой платформе 1,424,660 рублей и 3 500$, которая равна сумме, поднятой на «Планете» — краудфандинговой Платформе — 226,620 рублей.

Мы оцениваем нарушение наших патентов и интеллектуальной собственности в размере 100 000 долларов США, которые мы требуем выплатить в качестве компенсации, — говорится в письме.

Фирма Nevima решила проигнорировать угрозу. Однако Павел добавил, что в случае необходимости они «повоюют». А значит, хабаровчане готовы отстаивать свое право на выпуск и производство рюкзаков.

— Современное российское законодательство строится таким образом, что отвечать на претензии такого рода не всегда имеет смысл, однако они могут послужить для будущего ответчика, если до суда дело дойдет, сигналом проверить свою деятельность на предмет соответствия букве закона.

В данном случае компания XD Design предприняла попытку получить выгоду, не прибегая к фактическому производству, т. к. подать иск, заплатив госпошину и выиграть в суде «утроенную» сумму гораздо выгоднее, чем сам процесс производства изделия. Полагаю, в дальнейшем компании Neovima стоит ждать иск, т. к.

в данный момент для компаний это инструмент заработка крупных сумм, без больших финансовых влияний, — заявил Дмитрий, юрист сайта DVhab.ru.

Пока давайте вернемся немного назад и изучим проекты компании Neovima. Действительно ли иностранцам показалось или хабаровчане перегнули с «пиратством».

Атака клонов

У нас в России часто говорят о том, как здорово все и вся копируют китайцы и выпускают у себя. Аналоги телефонов, камер, стильной одежды, — у них в стране делают все. Но как-то мы принижаем наших мастеров копировального отдела.

Взять, к примеру, рюкзаки Bobby и Neosafepack. Первый придумали ребята за пределами России в компании XD Design, а второй — от наших местных мастеров из Neovima. Рассмотрим их схожесть и различия.

Они оба направлены на повышение защиты от карманников. Их основной секрет –  защищенный от царапин материал, а скрытые функции — застежки-молнии и секретные карманы — сохранят ваши вещи в безопасности во время поездок.

Кроме этого, рюкзак попросту удобен в носке, в нем есть встроенный USB-порт для зарядки, водоотталкивающая ткань, осветительные защитные полосы и ремень для багажа. Схожесть на этом не заканчивается.

Даже дизайн их практически не отличается между собой, разве, что цветовая гамма иная. 

— Эти рюкзаки однозначно похожи, скорей всего скопированы, вопрос, какой раньше появился: зарубежный аналог или наш. Но идея одна и та же — они практически не отличаются. Расположение тех же карманов, молний, цветовая гамма. Они могли их параллельно придумать, скажем, как лампочку или радио, — отметила Марина Прокопьева, дизайнер.

Наверное, можно подумать, что кто-то в команде работал в обоих коллективах, но нет. Все намного проще.

Их главным и основным отличием является дата создания – компания XD Design выпустила проект рюкзака Bobby еще в начале 2016 года, а вот наши хабаровчане смогли придумать его лишь год спустя.

Доказательством этого может служить анонсирование проектов на краудфандинговых платформах, где обе фирмы обратились к людям с просьбой помочь им деньгами.

— Мы однозначно никак не затрагивали авторские права бренда рюкзака Bobby. По этому поводу даже консультировались с юристами. Это как с безрамочным смартфоном – технология применяется у Samsung, у Apple, но никто не судится. Ведь уже никто не помнит, кто первый придумал ее. Разница лишь в том, кто и как реализовывает смартфоны.

Надо понимать, что рюкзак – это не только само изделие, но и его конструкция, материал. Мы давно вынашивали идею создания сумки повышенной безопасности против грабителей, смотрели аналоги за рубежом, чтобы быть в курсе кто и как их реализует.

Но с рюкзаком Bobby у нашего отличается форма, лямки, сам материал изделия, — сообщил Павел Осипов.

Оказалось, что это не первый опыт ребят из столицы Дальнего Востока в изобретении рюкзака такого, который уже придуман за границей. Дебютировали они с более скромным проектом, но также весьма успешным для себя — это NeoBackpack – сумка для работы и тренировок. О них даже написало такое федеральное СМИ, как «Ведомости».

— Мы создаем российский бренд удобных, качественных, практичных, городских рюкзаков и сумок за разумные деньги.

Наблюдая за своими друзьями и знакомыми, которые ведут активный образ жизни, мы пришли к выводу, что подходящих рюкзаков в соотношении цена/качество почти нет.

Наша команда прошла весь цикл разработки от подбора тканей до выпуска рабочего прототипа и готова начать его производство, — так написала команда Neovima в начале своего пути.

Однако они опоздали всего лишь на год. Ведь еще в 2015 году был придуман Aer Fit Pack – рюкзак с таким же дизайном, например, он может вместить в себя 15-дюймовый ноутбук, отдельный отсек предусмотрен для обуви.

Его также, как и Bobby, выставили на краудфандинговую платформу.

Но, что особенно примечательно, здесь надо перечитать слова про команду, которая прошла весь цикл разработки, так вот, хабаровчане даже позаимствовали фотографию у зарубежных авторов рюкзака.

Надо отметить, что и сами хабаровчане уже становились жертвами копирующих специалистов. В первый раз это был какой-то паренек из Латвии, который придумал свои названия и чуть-чуть подправил оформление. Представители компании Neovima заметили его где-то на второй день после запуска, обратились в поддержку. 

— Второй раз нашу кампанию запустил некий человек, якобы живущий в Хабаровске. В описании кампании красуется подтверждение о наличии у автора прототипа. Вопрос, как? Если прототип был в единственном экземпляре и хранится только у нас.

Следовательно, сотрудники площадки просто с халатностью отнеслись к своим обязанностям.

Конечно, огромный плюс в том, что эти ребята не набрали ничего, а если бы набрали? Появились бы очередные упоминания о мошенниках и обманутых, — сообщил Павел Осипов.

Обещанного три года ждут

Два успешно профинансированных проекта на краудфандинговых платформах собрали почти два миллиона рублей от людей из всех уголков России. Их инвесторами стали ни много ни мало 531 человек.

Все инвесторы первого проекта должны были получить за свои вложения вознаграждения в виде рюкзаков, сумок, креплений на руку под смартфон со скидкой. Ждать их пришлось долго, даже очень долго.

Люди должны были получить свои бонусы за инвестирование в виде вещей еще в марте, однако вместо почтальона с их посылкой, ребята получили письмо Павла Осипова.

— Все спонсоры получат свои вознаграждения уже скоро, но сроки сдвигаются, теперь и спонсоры, и дистрибьюторы получат их в одно время, а именно в апреле 2016 года.

Причина очень обидная, и да, в этом есть наша вина, мы не подумали, что у наших друзей — поставщиков из Китая были Новогодние праздники, и весь февраль мы не могли с ними связаться, а уж тем более оформить заказ на поставку материалов, — написал Павел (орфография и пунктуация автора сохранены).

Апрель – месяц скоротечный – в нем всего 30 дней. Их не хватило представителям Neovima, чтобы начать, наконец, рассылать людям вознаграждения, за которые они, собственно, и заплатили. А ведь изначально, при запуске своего проекта, Павел обещал всем инвесторам доставку товаров еще в марте. В конце апреля всем вложившимся прилетело новое письмо.

— Добрый день, приношу свои извинения за задержку. Пока конкретную дату на сегодня сообщить просто не могу. Понимаю Ваши искренние чувства. Известна дата отправки будет до конца на начало следующей недели. Точно это будет не июнь, всё на много раньше.

У нас произошел сильный сбой в доставке материалов и поэтому мы не можем сейчас ответить точную дату отправки, так как сами ещё не знаем когда она к нам приедет. Что-то случилось на корабле, — написал Павел (орфография и пунктуация автора сохранены).

Стоит ли говорить, что за столь длительную задержку доставки товара у людей вполне могли произойти различного рода изменения. Скажем, переезд в другую страну. А после многомесячного переноса получения вознаграждения вера в честность авторов проекта вообще пропала.

— Поддержал идею ребят, проспонсировал их на сумму 7300 рублей. Должен был получить рюкзак, сумку и крепление на руку для смартфона. Однако товар так и не получил. За время задержки отправки вознаграждения, переехал в Одессу.

И когда мне сказали доплатить за доставку товара на Украину. После этого, я понял, что тратить время на переписку с ними не имеет смысла.

Думаю, что в XXI веке, при желании, есть десятки способов, чтобы уладить проблему, — сообщил пользователь.

Он действительно не получил товар, хотя у Павла есть его данные, куда можно было давно отправить вознаграждение, хотя бы в силу того, что человек поверил в проект и поддержал его еще до того, как он вышел на производство и реализацию.

— У нас бесплатная доставка только для жителей РФ, это было указано на сайте. Мы можем отправить, но оплачивать доставку в Одессу мы не сможем. Человек просто перестал с нами выходить на контакт.

Позже мы ему писали и просили скинуть корректный свой адрес, чтобы мы ему уже за свои деньги отправили изделие, но он в почте нас игнорирует, но сети Интернет пишет, что мы мошенники.

Хотя он единственный, кто не получил рюкзак из всех наших инвесторов,— ответил Павел.

Отметим, всего три недели назад компания Neovima закончила сбор денежных средств теперь уже на другой краудфандинговой платформе на рюкзак Neosafepack. На этот раз им удалось привлечь более 226 тысяч рублей от 64 инвесторов. А ведь это тот самый, за который представители голландской фирмы XD Design собираются подавать на хабаровчан в суд. 

Напомним, в настоящее время сотрудники социального отдела епархии краевого центра на краудфандинговой площадке запустили благотворительный проект “Гуманитарный склад”.

Его главная цель — сбор средств для приобретения предметов первой необходимости, а также продуктов для бездомных, мам, в одиночку воспитывающих чада, и людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Однако пока неравнодушных мало.

Алексей Васильев, новости Хабаровска на DVhab.ru

Источник: https://www.dvnovosti.ru/khab/2017/12/11/75848/

Посидел за полтора ляма…

Отсудили,  да еще и компенсацию в 3 миллиона хотят

ну вот, а говорят не оправдательных приговоров в РФ….

Суд взыскал компенсацию морального вреда в 1,4 млн руб. за незаконное уголовное преследование

При этом он в 35 раз снизил сумму компенсации, запрошенную оправданным гражданином, который более года провел в СИЗО

В комментарии «АГ» адвокат Александр Березин, представляющий интересы истца, отметил, что Европейский Суд по правам человека присуждает большие суммы в аналогичных ситуациях.

Свердловский районный суд г. Перми изготовил мотивированное решение, которым 3 октября взыскал в пользу оправданного компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб. за незаконное уголовное преследование.

Как указано в решении (имеется в распоряжении «АГ»), 17 ноября 2016 г. старшим следователем ОРП ОП № 1 СУ УМВД по г.

Сыктывкару было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. На следующий день старшим следователем ОРП ОП № 2 СУ УМВД по г.

Сыктывкару было возбуждено аналогичное уголовное дело. В последующем они были соединены в одно производство.

20 ноября того же года по подозрению в совершении преступлений был задержан Никита Дёмин. На следующий день ему предъявили обвинение в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК, и допросили в качестве обвиняемого, однако от дачи показаний он отказался.

Мужчине была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. В дальнейшем срок стражи неоднократно продлевался до дня вынесения приговора – 15 января 2018 г., когда Дёмин был оправдан в связи с непричастностью к совершению преступлений с правом на реабилитацию.

Апелляция оставила приговор в силе.

В этой связи Никита Дёмин обратился в Свердловский районный суд г. Перми с иском к Минфину РФ в лице Управления Федерального казначейства по Республике Коми, Управлению МВД по г. Сыктывкару, прокуратуре РК, Минфину РФ и МВД России о взыскании компенсации морального вреда в порядке реабилитации.

В исковом заявлении, как отмечается в решении суда, указывалось, что в результате необоснованного преследования истцу был причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий: он ощущал беззащитность перед госорганами, усомнился в действенности Конституции и законов на территории РФ.

Каждое продление сроков содержания под стражей добавляло ему переживаний, а также приносило дополнительные расходы на услуги защитника. Истец также добавил, что длительность предварительного следствия по уголовному делу держала его в постоянном напряжении.

Кроме того, супруга Дёмина осталась с малолетним ребенком без средств к существованию.

Резюмируя, истец подчеркнул, что все обстоятельства в совокупности оказали негативное воздействие на его физическое и эмоциональное состояние, он впал в депрессию. Так как его здоровью был причинен непоправимый вред, он нуждается в лечении и медицинской реабилитации.

В итоге Никита Дёмин попросил взыскать с ответчиков 50 млн руб. в качестве компенсации морального вреда и возложить обязанность по исполнению решения о выплате на Минфин России.

Суд, исследовав материалы дела, сослался на п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г.

№ 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», в соответствии с которым при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации, а также требования разумности и справедливости.

Он также сослался на п. 8 Постановления Пленума ВС от 20 декабря 1994 г.

№ 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором указывается, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Суд отметил, что в приговоре имеется выписка из амбулаторной карты истца, согласно которой в период с 9 июня по 5 июля 2018 г. он находился на амбулаторном лечении. Там же указано, что Дёмин болел с детства, а после заключения в СИЗО состояние его здоровья ухудшилось.

В решении также отмечается, что согласно письму республиканского УФСИН России от 29 марта 2018 г. Дёмин 12 февраля обращался с заявлением о нарушении его прав во время содержания в СИЗО. В ходе проверки было установлено, что в отношении истца допускались нарушения требований ст.

33 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, за что должностные лица были привлечены к дисциплинарной ответственности.

Кроме того, находясь в СИЗО, Дёмин направил свыше 10 обращений в различные инстанции, при этом фактов неотправки почтовой корреспонденции не установлено.

Суд отметил, что незаконное уголовное преследование гражданина умаляет широкий круг его прав и гарантий, предусмотренных Конституцией. Лицо, подвергшееся незаконному уголовному преследованию, безусловно, испытывает нравственные страдания, в связи с чем факт причинения ему морального вреда предполагается.

Определяя размер компенсации, суд учел тяжесть преступлений, в которых обвинялся Дёмин, а также то, что он ранее не привлекался к уголовной ответственности, обстоятельства и продолжительность уголовного преследования, индивидуальные особенности и данные о личности, а также характер причиненных ему нравственных страданий.

В итоге суд взыскал с Минфина России в пользу Дёмина компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб., посчитав, что данная сумма отвечает критериям разумности и справедливости.

В комментарии «АГ» адвокат АП Пермского края Александр Березин, представляющий интересы истца, сообщил, что его доверитель намерен подать апелляционную жалобу, поскольку считает, что взысканная сумма не соответствует размеру причиненного морального вреда.

Адвокат подчеркнул, что Европейский Суд по правам человека в аналогичных делах присуждает большие суммы (см., например, Постановление по делу «Самошенков и Строков против России»). При этом он добавил, что Минфин также планирует обжаловать данное решение.

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов, комментируя по просьбе «АГ» данное решение суда, посчитал, что в целом по качеству мотивировки он принципиально не отличается от других решений по аналогичным делам. По его мнению, если не брать в расчет обширное цитирование нормативной базы и позиций сторон, приведенное судом обоснование присужденной суммы компенсации свелось к трем предложениям общего характера.

Максим Никонов добавил, что присужденная сумма компенсации по российским меркам считается большой. Например, в Определении от 14 августа 2018 г.

№ 78-КГ18-38 Верховный Суд РФ указал, что расчет компенсации реабилитированному, исходя из «цены» одного «стражного» дня в 2000 руб., является разумным. «Если пересчитать размер компенсации, присужденный Свердловским районным судом г.

Перми, с учетом общего количества дней, проведенных обвиняемым под стражей, получится чуть больше 3325 руб. за день», – заметил адвокат.

«Сложно сказать, существует ли в целом тенденция к существенному увеличению размеров компенсаций реабилитированным, но те примеры, которые становятся публичными, по крайней мере, обнадеживают», – резюмировал Максим Никонов.

https://www.advgazeta.ru/novosti/sud-vzyskal-kompensatsiyu-m… Закон Суд Компенсация Длиннопост Негатив Отредактировал AGS37xDima 1 месяц назад

Источник: https://pikabu.ru/story/posidel_za_poltora_lyama_7048708

Третий мост: сваи забивают почти в огороде, но жильцы не сдаются

Отсудили,  да еще и компенсацию в 3 миллиона хотят

НОВОСИБИРСК, 9 июл — РИА Новости, Алексей Стрелец. Жители ряда домов, попадающих под снос при строительстве третьего моста в Новосибирске, выезжать отказываются — их не устраивает сумма компенсации. Идут судебные разбирательства, а тем временем стройка уже начинает отставать от графика.

По данным властей, таких домов 12, и их хозяева хотят в разы больше предложенного.

Так, начальник департамента транспорта мэрии Валерий Жарков приводил пример, что мэрия давала за дом 7,012 миллиона рублей, независимая экспертиза, назначенная судом, оценила его в 7,043 миллиона рублей, а жильцы требуют более 20 миллионов.

Корреспонденты РИА Новости побывали на стройплощадке и выяснили, что именно не нравится жильцам, почему они хотят больше и как планируют добиваться своего в дальнейшем.

Переулки недовольных

Очертания транспортной развязки, которая соединит улицу Большевистскую с будущим мостом, уже вырисовываются прямо над частными домами.

В 1-м Камышенском переулке безлюдно — на месте одного из домов высятся бетонные сваи. Груда мусора справа от них свидетельствует, что тут дом снесли совсем недавно. Дом напротив ожидает сноса.

Среди досок и кусков черепицы деловито копается местный житель — немолодой мужчина в рабочей одежде. Выуживая из завалов то уцелевший светильник, то вешалку, он складывает добытое в стоящую рядом тележку.

Отвечая на наш вопрос о 12-ти недовольных, он показывает в сторону реки.

“Я вообще-то в 5-м Камышенском живу. Ну а тут так, хозяин уехал, ему все равно уж не пригодится. А вы идите туда, во второй.

Там много тех, кого сносить собираются”, — мужчина возвращается к своей тележке.

Во 2-м переулке, обнаружив звонок на одной из калиток, беспокоим молодого круглолицего парня, представившегося Васей. Он говорит, что добротный дом в 50 квадратных метров и две сотки земли мэрия оценила в 2,5 миллиона. “Нам в мэрии сказали, что в области столько стоит хороший дом с землей, в Новолуговом. Ну так то ж в области, зачем нам туда?!” — недоумевает Вася.

Променять Октябрьский район на Новолуговое мало кто готов. Здесь 10 минут ходьбы до остановки и 20 — до железнодорожной станции, и местные отнюдь не считают, что живут на окраине города. “12 домов? Да их только на нашей улице 10, а еще первый переулок и туда, к реке восемь. И в какой дом ни зайди, все недовольны”, — Вася с досадой вздыхает.

Суд за отцовский дом

Довольный вниманием журналистов Василий показывает на двухэтажный дом напротив — там, по его словам, живут четыре семьи. “Так вот им пять миллионов дают на всех. А что для них пять миллионов?” — пожимает плечами он. Правда, хозяева этого дома оказываются не столь разговорчивы.

Женщина, высунувшись из окна второго этажа, отмахивается — торопится на работу.

“Никто нам ничего не предлагает. Дают деньги, и уезжайте отсюда. А куда нам всем ехать с такими деньгами? Дом 120 квадратных метров, газ, отопление, вода, все проведено.

Вы меня извините, на работу пора”, — женщина закрывает окно.

Дальше по переулку поросший высокой травой пустырь. На его месте тоже были дома, но их хозяева с чиновниками давно договорились и переехали. Через пустырь идет разбитая дорога, по которой даже мощные грузовики движутся с трудом. Стройтехника направляется к массивной опоре будущей развязки, напротив которой все еще стоит жилой дом.

Хозяйка дома — пожилая Ольга Владимировна — жалуется на разбитую дорогу и строителей под окнами. “Я теперь всегда с собой вторую обувь беру, как в школе. Выхожу из дома в сапогах, дойду до остановки и переобуваюсь, иначе утонуть в этой грязи можно”, — говорит она.

Муж собеседницы Алексей, попросивший обращаться к нему без отчества, здесь живет с детства. “Этот дом еще отец мой построил в 50-х, я недавно ремонт сделал капитальный, он еще лет 70 простоит. У кого развалюха, так тот, может, и рад.

А я за копейки отдавать не хочу, вот и судимся на старости лет”, — говорит Алексей.

За два дома — собственный и принадлежащий их сыну, а также за почти семь соток земли хозяевам предложили 5,8 миллиона рублей. Из этой суммы за собственный дом — 2,7 миллиона. “Мы не просим заоблачные суммы, миллиона четыре нам хватило бы за свой дом и землю”, — говорит хозяйка.

Жильцы спорных домов в большинстве решают свои проблемы самостоятельно. Но очаг организованного сопротивления некоторым все же удалось сформировать. Наименование “инициативная группа” они категорически отвергают, предпочитая называть себя “Советом народной власти”, а зону Камышенских переулков, подпадающих под снос, — “поселок Камышенский”.

Глава народного совета “поселка Камышенского” Светлана Волжанина живет в самом дальнем от улицы Большевистская 10-м Камышенском переулке. Строящийся мостовой переход у нее прямо под окнами, и бетонные конструкции, которые становятся все ближе, она видит каждый день.

Активисты регулярно встречаются с чиновниками, даже жаловались на забивающих сваи прямо у забора строителей в Ростехнадзор, но безрезультатно.

“Двенадцать домов — это те, которые сейчас мешают строительству. Остальные, конечно, тоже мешают, но пока не так сильно, с ними они могут и подождать”, — говорит Волжанина. При этом, сколько всего осталось недовольных, активисты точно сказать не могут.

“Мир не без добрых людей, есть у нас свои источники в Счетной палате, в других ведомствах. И мы знаем, что на каждый из наших домов изначально выделяли 10 миллионов. А сейчас предлагают по два, по три. Бабушек вообще за миллион выселяли. Но мы уже не за деньги, мы за принцип боремся. Хотим, чтоб все было честно и по закону”, — утверждает собеседница.

Оценку домов по заказу жителей, как говорят активисты, проводил Минюст. И суммы, названные ведомством, в разы превышали предлагаемые местными чиновниками. Теперь вопросы решаются в судах, и кое-кому из несогласных удается дела выигрывать. Двухэтажный кирпичный дом мэрия оценила в 7 миллионов, а по суду, говорит Светлана, хозяева получили не меньше 10-ти.

“Журналисты писали, что она 20 миллионов просила за этот дом, это неправда все. Никогда она не просила 20! Было и несколько других решений в нашу пользу. Обычно не меньше миллиона удается отсудить”, — говорит Светлана.

Активисты говорят, что чиновники “пугали” их приставами, которые выселят насильно, да еще и возьмут проценты из суммы за свою работу. Но недовольные заявляют, что никуда не уйдут, будут добиваться своего во всех возможных судебных инстанциях и приставам скажут то же самое.

Выселять с компенсацией

РИА Новости пока не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть в официальных источниках данные о 10 миллионах рублей, запланированных для выплат жителям. Представитель ГУ Минюста России по Новосибирской области сказал, что вопрос стоимости домов не в компетенции ведомства и оно этим не занималось.

В то же время независимые эксперты высказали мнения как в пользу позиции власти, так и в пользу жильцов.

Директор агентства недвижимости “Акрополь” Зафар Умаров считает, что оценки мэрии вполне адекватны и, если занижены, то ненамного. “Дом площадью 50 квадратов с двумя сотками земли может стоить порядка 3 миллионов, двухэтажный дом на 120 квадратов — не больше 5 миллионов.

Нужно понимать, что это не коттеджи, и огромных сумм ждать не стоит”, — сказал эксперт.

Исполнительный директор аналитической компании Rolband&Partners, занимающейся исследованиями рынка недвижимости в Новосибирске, Александр Астахов считает, что независимо от того, сколько стоят дома, их жильцы должны получить и компенсацию за неудобства.

“Представьте себе, вы построили благоустроенный дом, внутреннюю отделку сделали, у вас там проведены все коммуникации, мебель специально под этот дом. А к вам приходят и говорят: “подвинься”. Естественно, чтобы человек на такое пошел, его нужно замотивировать солидной денежной суммой. Это даже не стоимость дома, это плата за проблемы, которые у него возникнут”, — говорит Астахов.

Сумма компенсации, считает он, должна определяться в каждом случае индивидуально, но в целом должна быть не меньше годового дохода жильцов дома.

Источник: https://ria.ru/20130709/948525109.html

Georgian Airways потребует от России компенсацию $25 млн за запрет полетов

Отсудили,  да еще и компенсацию в 3 миллиона хотят

Фото исчезнувших политиков Юрия Захаренко и Виктора Гончара, 24 ноября 2015 года

Бывший сотрудник спецотряда МВД Беларуси (СОБР) в интервью Deutsche Welle рассказал, что участвовал в убийстве оппозиционных политиков – оппонентов Лукашенко в начале 2000-х годов. Сейчас он ждет политического убежища в одной из европейских стран.

Издание отмечает, что не получило ответа на все свои вопросы, в некоторых ответах Гаравского “чувствуется недосказанность”. Однако он предоставил оригиналы и копии документов, подтверждающих его личность и историю.

В интервью DW Гаравский рассказывает, что в 1999-2003 годах, будучи бойцом Специального отряда быстрого реагирования внутренних войск МВД (СОБР), участвовал в похищении и убийстве бывшего министра внутренних дел Беларуси Юрия Захаренко, экс-главы Центризбиркома Виктора Гончара и его друга, бизнесмена Анатолия Красовского, который поддерживал белорусскую оппозицию.

Все они пропали в 1999 году. Расследование уголовного дела в отношении исчезнувших политиков много раз приостанавливали и опять возобновляли.

В конце 2018 года Следственный комитет Беларуси в очередной раз приостановил предварительное расследование по делу об исчезновении Гончара, Красовского и Захаренко, поскольку “лицо, которое подлежит криминальному преследованию, не выявлено”.

Родственники пропавших считают, что они были похищены по политическим мотивам, и подозревают, что к этим похищениям имеют отношение высшие должностные лица страны.

В интервью Deutsche Welle Юрий Гаравский рассказал, как попал в спецотряд СОБР и чем там занимался. В его обязанности входило задержание обычных преступников, которые торговали наркотиками в квартирах.

По словам бывшего силовика, приказ о задержании политиков отдавал создатель СОБРа подполковник Дмитрий Павличенко. Он же, как заявляет Гаравский, и застрелил политиков и бизнесмена.

Экс-главу МВД Юрия Захаренко отслеживали около двух недель, рассказал Гаравский: “Седьмого мая [1999 года] утром Павличенко уехал и где-то после обеда вернулся и сказал, что надо будет задержать Захаренко и ликвидировать.

Тогда в первый раз была озвучена фамилия. Мы сели в две машины – BMW 525 красного цвета и Opel Оmega темного цвета – и выдвинулись в район улицы Воронянского (в Минске).

Мы знали, где Захаренко поставит свою машину и сколько метров ему идти от стоянки до дома”.

Мужчину задержали, посадили в машину и отвезли на учебную базу внутренних войск, где, по словам Гаравского, Павличенко два раза выстрелил Захаренко в район сердца. Затем тело отвезли на Северное кладбище на окраине Минска и сожгли в крематории.

На вопрос журналистов, что происходило после убийства и что он лично чувствовал, Гаравский ответил, что все было как обычно, а он лично спал спокойно.

Похищение и убийство экс-главы Центризбиркома Беларуси Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского произошло 16 сентября 1999 года. По словам Гаравского, Павличенко уже знал, где и в какое время будут люди.

“Гончар и Красовский вышли из бани, сели в машину. Улица темная, там фонарей нет, людей не было – мы контролировали. И когда пошло движение их машины, мы перекрыли дорогу. Я сделал буквально два шага, разбил стекло и цепью попал в губу и переносицу Гончару. Панков открывает дверь, я этой цепью беру Гончара на задушку, достаю его из машины, кладу на землю”.

Они приехали на законсервированную военную базу в пяти километрах от Бегомля (Витебская область Беларуси). В перелеске уже были готовы две ямы. Расстреливал мужчин Павличенко. Тела закопали, а их вещи сожгли.

“Дня через три Павличенко приехал и говорит: “Вот вам, ребята, за Гончара и Красовского”. И дает нам по тысяче долларов”, – рассказал Гаравский. Он говорит, что спросил у Павличенко, за что убивают Гончара, и тот ответил: “У него был 100-процентный компромат для отстранения Лукашенко”. В верхах сказали, что его надо убрать”.

В убийстве оператора белорусского корпункта ОРТ Дмитрия Завадского, исчезнувшего 7 июля 2000 года, Гаравский не участвовал, но рассказал, что в день пропажи журналиста “его ребята выходили на работу”.

В 2003 году Юрий Гаравский уволился, подписав бумагу о неразглашении военной тайны, но все это время поддерживал отношения с Павличенко. Он считает, что таким образом тот “присматривал” за ним, так как он единственный из отряда, кто ушел “на гражданку”.

Гаравский говорит, что готов повторить все рассказанное под присягой и в суде и может показать на карте места убийств Захаренко, Гончара и Красовского.

По его словам, подтвердить эту информацию могут еще 14 человек: “Те, кто сейчас работают в структурах МВД, и те люди, которых я пофамильно знаю. Не больше 14 человек. Мы сидели, смотрели друг другу в глаза. И никто бы никогда в жизни вот это не рассказал”.

На вопрос, чувствует ли он себя в безопасности в Европе, бывший силовик ответил, что пока при власти Лукашенко, он не чувствует себя в безопасности вообще. Сейчас он чувствует раскаяние, “есть чувство вины”:

“Если бы эти люди остались живы, что-то было бы по-другому в Беларуси. Я приношу искренние соболезнования родным и близким, так как я участник убийства. Прошу у них извинения. Могу показать места захоронений на карте. А дальше все зависит от них и от нашей белорусской правоохранительной системы”.

В комментарии TUT.BY Дмитрий Павличенко, бывший командир СОБРа, назвал эти обвинения бредом. Он утверждает, что Юрий Гаравский не имеет никакого отношения к СОБРу, так как в 1999 году “попал под уголовную ответственность – занимался вымогательством”. “Мы его из своих рядов изгнали, он отсидел три или четыре года. Сел он в 1999 году”, – сказал Павличенко.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/georgia-airways-russia-flight/30206091.html

Компания отсудила у налоговиков 2 млн

Отсудили,  да еще и компенсацию в 3 миллиона хотят

Тогда компания потребовала проценты от налоговой как упущенную выгоду. Из-за несуществующего долга в 3500 рублей и незаконной блокировки счета на три дня разгорелся нешуточный спор. У каждой стороны нашлись свои аргументы. Это просто прелесть, а не история. Особенно прекрасны оправдания налоговой.

Из-за действий налоговой она не смогла заработать на процентах по депозиту. Если бы блокировки не было, то банки заплатили бы компании почти 2 млн рублей за три дня: эта история развивалась в 2016 году, а тогда ставки по депозитам были выше 8%.

Компания не смогла даже открыть этот депозит, то есть зафиксированы только намерения: что торговая сеть обращалась с заявлением, а банк ей отказал из-за блокировки. Деньги со счета даже никуда не ушли, да их там, кстати, и не было. Но заявление же было. Фактически для налогоплательщика это упущенная выгода: можно было бы получить эти деньги, но по вине налоговой не удалось.

Компания собрала доказательства, что она не просрочила уплату налога. Срок уплаты был 1 августа. В тот день деньги и ушли. Но налоговая почему-то об этом не смогла узнать вовремя и начислила пеню. Сначала прислали требование: заплатите 3500 рублей за просрочку. Потом заблокировали счет.

А вот что она сказала.

Произошел сбой системы. 1 августа — последний день уплаты налога. Но странным образом со 2 до 10 августа не работала система, которая отслеживает платежи. Налоговая не могла получать выписки из казначейства о том, кто какие налоги заплатил.

То есть выписки налоговая получать не могла, следить за платежами тоже, но начислить пеню и выставить требование — смогла.

Причем требование об уплате пени по странному совпадению выставили ровно за день до того, как систему с выписками починили. А отправили его, когда отслеживание платежей уже работало.

И в тот же день налоговая увидела, что и правда долга-то нет. Компания заплатила налог еще 10 дней назад — просрочки нет и пени тоже быть не может.

Не успели отозвать требование. 12 августа пеню из начислений удалили. Но это не помешало заблокировать счет 2 сентября, то есть через три недели.

Дальше работал отдельный процесс, который в налоговой называется «операционный день». И с ним тоже что-то пошло не так. Требование об уплате пени нужно было исполнить до 1 сентября.

Компания этого, конечно, не делала: пеню же убрали. Но налоговая почему-то сопоставила все только 5 сентября.

Компания должна была сама все решать. Блокировку счета наконец отменили. Но компания уже потеряла деньги. При этом налоговая еще и обвинила ее в том, что она якобы должна была разбираться с этой незаконной пеней, бить во все колокола и требовать отмены начислений. Одного факта своевременной уплаты налога, которого было больше миллиона рублей, оказалось недостаточно.

Вот как рассуждал суд в этой истории:

  1. Платить налоги в установленный срок — это обязанность.
  2. Эта обязанность прекращается, когда налог уплачен. То есть когда в банк передали платежку на перевод денег в счет налога, при этом на счете есть нужная сумма.
  3. Взыскивать налог принудительно можно, только если его не заплатили. То есть когда числится реальная недоимка.
  4. Блокировка счетов в банке — это обеспечительная мера, если по-хорошему платить не хотят.
  5. Счета блокируют по требованию налоговой. Банк обязан это сделать немедленно. И не имеет права открывать другие счета и депозиты, пока налоговая не отменит решение.
  6. Если налогоплательщик вовремя заплатил налог, инспекция не имеет права начислять ему пеню и блокировать счета. Сбои в системе налогоплательщика не касаются: такой причины нет в списке поводов для блокировок и требований.
  7. Если налоговая заблокировала счет без недоимки, это незаконные действия. Налоговая должна за них ответить.
  8. Из-за незаконных действий налоговиков можно требовать компенсацию упущенной выгоды, неполученных доходов или причиненных убытков в полном объеме.
  9. В налоговом кодексе нет определения убытков, поэтому можно использовать гражданский кодекс. Неполученные проценты по депозитам сюда подходят.

Итог. Дело рассмотрели в трех инстанциях. У всех одинаковые решения. Налоговая виновата в незаконной блокировке. Компания имеет право на компенсацию — почти 2 млн рублей.

Хотя депозит она не открыла, а только хотела это сделать. И блокировка была на три дня. Но этого оказалось достаточно, чтобы отсудить у государства приличную сумму.

Хотя, конечно, такую большую компенсацию начислили из-за огромной суммы депозитов — на 3 млрд рублей.

Еще есть время обжаловать это решение в Верховном суде. Ну, посмотрим, будет ли такая попытка и что скажет судебная коллегия.

А платить за это будет федеральный бюджет. Не сама налоговая и не тот руководитель, который подписал незаконное решение, хотя он известен. Деньги на компенсацию возьмут именно из федерального бюджета, а не из тех денег, которые, например, выделены на ремонт здания налоговой или на премии руководству. Так устроен закон.

Вот обязательные условия. Все они должны быть одновременно. Если нет хотя бы одного, в компенсации откажут:

  1. Есть факт причинения вреда. Нельзя просто так потребовать сколько-то денег. Нужно подтвердить: не удалось заработать на процентах, поставщик не отгрузил товар, сорвался контракт, банк оштрафовал из-за просрочки по кредиту. Размер вреда тоже надо доказать. В этой истории был простой арифметический расчет процентов.
  2. Налоговая сделала что-то незаконное. Например, вы заплатили налоги, а она все равно блокирует счет. Или у вас нет повода для пени, а ее начисляют и списывают.
  3. Есть связь между действиями налоговой и убытками. Если контракт не удалось заключить из-за высокой цены — это не повод требовать от налоговой деньги. А вот если вас не допустили к участию в торгах, потому что налоговая дала справку, как будто есть недоимка, хотя ее нет — это повод. На практике доказать связь сложнее всего.
  4. Налоговая виновата. Бывает, что действия незаконные, но они не по вине налоговой. Может, она заблокировала счет, но тут же нашла ошибку и отправила в банк сообщение об отмене блокировки. А банк проигнорировал или опоздал. Тогда налоговая хоть и не права, но она исправилась — виноват банк. Или, например, приставы.

СМИ пишут об этой истории чуть ли не как о прецеденте. На самом деле это не первый случай и раньше налогоплательщики уже добивались компенсаций. Не таких значительных и не в таких интересных обстоятельствах, но все же добивались.

Вот еще несколько примеров из судебной практики для вдохновения.

Пеня и проценты по кредиту. Налоговая заблокировала счета компании из-за несуществующего долга. Чтобы разблокировать счета, фирма потратила на погашение недоимки кредитные деньги и потеряла на процентах. Всю сумму процентов взыскали из бюджета в пользу пострадавшего налогоплательщика — почти 200 тысяч рублей.

Справка и лицензия на алкоголь. Компания хотела получить лицензию на алкоголь, но ей ее не дали из-за долга по налогам. Хотя долга на самом деле не было, но в справке так написали. Фактически налоговая наврала в справке про долг.

Госпошлину в размере 200 тысяч рублей, которую фирма заплатила за лицензию, признали ущербом. Похожая история была у другой компании: из-за пени в 25 рублей ей отказали в лицензии, хотя пеню оплатили заранее. Тогда фирма отсудила 40 тысяч рублей ущерба.

Проверка и банковская гарантия. Налоговая не вовремя сообщила фирме об успешной проверке декларации. Из-за этого компании пришлось переплачивать за банковскую гарантию. Всю сумму переплаты признали убытками из-за незаконных действий налоговой и возместили из бюджета 50 тысяч рублей.

Чаще всего суды все-таки отказывают в возмещении.

Пеня и госпошлина. Бывает, что у компании долг по пене в 56 рублей, она платит 65 тысяч рублей госпошлины и не получает лицензию. Пеня и правда была, деньги потеряны, но отсудить у налоговой ничего нельзя.

Юристы и налоговая проверка. Еще компании пытаются отсудить расходы на юристов, чтобы оспорить решение налоговой о штрафах. Но даже если результаты проверки удается оспорить, убытками такие расходы не признают. То есть компания тратит 15 тысяч рублей на юристов, доказывает неправоту инспекции, но на компенсацию потом рассчитывать не может.

Автошкола и вред репутации. Однажды налоговая инспекция проверяла автошколу. И чтобы найти не отраженные в учете доходы, опросила 556 учеников. Из-за этого у автошколы потом упали доходы. Компания посчитала, что своими действиями налоговая нанесла вред ее репутации. Но отсудить 2,2 млн рублей недополученных доходов не удалось.

С вашей легкой руки спонсор сегодняшней рубрики — слово «нахлобучить».

Отвечая на ваш вопрос: мы не знаем. Это налоговая считала, что никаких миллиардов именно в тех банках у компании не было. В подтверждение инспекция принесла в суд выписку из банка, она же легко может ее получить. Но компания показала в ответ свою справку из банка, где написано, что деньги в тот день на счете были. Суд заметил это противоречие, но встал на сторону налогоплательщика.

Даже если компания специально подала заявку на депозит именно в день блокировки, то почему там было не 10 миллиардов, не 50? Да и потом, зачем огромной торговой сети какие-то два миллиона рублей? Ей от них ни жарко, ни холодно. Даже если это был способ проучить налоговую и из принципа получить компенсацию, то это весьма интересный и поучительный способ. А главное, он сработал и устоял в трех инстанциях.

Дорогой читатель, расскажи свою версию.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/omg/nalogovaya-zadolzhala-2mln/

Ты и я, мы оба правы

Отсудили,  да еще и компенсацию в 3 миллиона хотят

Банк «Тинькофф кредитные системы» (ТКС), принадлежащий Олегу Тинькову, и житель Воронежа Дмитрий Агарков нашли способ урегулировать конфликт. «Конфликт неконструктивен, поэтому мы решили завершить его по-джентльменски, путем снятия взаимных претензий», – говорит президент банка «Тинькофф кредитные системы» Оливер Хьюз.

Владелец ТКС-банка Олег Тиньков обрушился с угрозами уголовного преследования на владельца кредитной карты банка, который намерен отсудить у банка 24… →

Экс-сотрудник правоохранительных органов Дмитрий Агарков отсканировал высланный ему по почте договор и мелким шрифтом внес в него свои изменения. В него он добавил, что процентная ставка за пользование кредитом и комиссия за выдачу наличных средств составляет 0%.

При этом, сделав отсылку на свой сайт в интернете, Агарков указал, что за каждое изменение условий договора ТКС-банк должен будет выплатить ему компенсацию в 3 млн рублей, а за расторжение по инициативе банка — и вовсе 6 млн рублей. В банке подписали этот договор, однако потом попытались все-таки взыскать с клиента просрочки и штрафы за пользование кредитной картой.

В июле 2013 года, после того как суд отверг претензии банка, взыскав с заемщика лишь 19 тыс. рублей в счет основного долга, клиент обратился в Коминтерновский райсуд с иском на 24 млн рублей, пытаясь взыскать по 3 млн рублей за каждое из допущенных банком нарушений условий и тарифов в одностороннем порядке.

Эксперты тогда были рады, что, наконец, нашелся заемщик, который смог показать банкирам, до чего они доводят клиентов, когда прописывают мелким шрифтом условия договора и отсылают на специальный сайт, предписывая следить за изменениями тарифов. Однако основатель бренда ТКС Олег Тиньков пригрозил тогда уголовным преследованием Агаркову, и тот решил уехать за границу.

Однако сейчас — неожиданно, как явствует из пресс-релиза кредитной организации, — стороны пришли к консенсусу.

«В 2008 году, когда я составил свою форму анкеты и предоставил ее в банк вместо официального бланка, эта была просто шутка. Но шутка зашла слишком далеко. Конечно, я не рекомендую подобным образом поступать другим людям. Перед получением кредита надо много раз подумать и изучить условия банка, но если уж согласился, то следует выполнять условия», – говорит сам Агарков.

Банк тоже признает свои ошибки. «Мы согласны с Дмитрием в том, что банки должны лучше разъяснять клиентам условия обслуживания, – признал Хьюз.

– Мы ведем работу по повышению финансовой грамотности, предоставляем клиентам всю необходимую информацию, даем советы по грамотному использованию банковских карт.

Банк заинтересован в выстраивании долгосрочных и эффективных отношений с клиентами, а клиенты должны быть ответственными заемщиками».

Банк даже решил сделать что-то приятное для знаменитого заемщика. «Поскольку Дмитрий не всегда хорошо относится к кредитным картам, мы выпустили для него дебетовую карту Tinkoff Black, по которой банк начисляет 10% годовых на остаток по карте и платит cash back до 30% по отдельным видам покупок», — говорит Хьюз.

Впрочем на вопрос, кто первый сделал шаг к применению, «Газете.Ru» в банке не ответили.

В юридическом агентстве «Консультант», представляющем интересы Агаркова в суде, «Газете.Ru» подтвердили верность информации, изложенной в пресс-релизе.

Однако при этом заявили, что никак не комментируют ситуацию, отказавшись объяснить условия примирения и что будет с уже поданными в суд исками.

«Поймите меня буквально: мы не имеем права комментировать», — заявил представитель агентства Дмитрий Михалевич.

При этом ранее представители «Консультанта» были гораздо разговорчивее. Например, буквально на днях они сообщили, что подали иск в Хорошевский район Москвы о защите чести и достоинства своего клиента, оскорбленного заявлениями Тинькова, что тот является мошенником.

«Сам владелец банка заявил в твиттере, что ему грозит срок четыре года, обвинив его в мошенничестве. Обвинять человека можно только на основании вступившего в законную силу приговора, — рассказал тогда «Газете.Ru» представитель юридического агентства «Консультант».

— Разрешение данного конфликта мирным путем является наиболее целесообразным в данной ситуации.»

«Конфликтующие стороны не будут участвовать в разбирательствах, тем самым сэкономят трудовые, денежные и временные ресурсы и так загруженных судов.

Единственной целью, на мой взгляд, данного конфликта было заставить банки, да и в целом участников договорных отношений обращать внимание на условия подписываемых ими актов, даже если они прописаны мелким шрифтом.

Данная цель уже достигнута благодаря публикациям СМИ», — комментирует ситуацию юрист компании «Хренов и партнеры» Светлана Юдина.

Впрочем все-таки мировая выгоднее банку, поскольку у заемщика было гораздо больше шансов получить пусть и не 24 млн рублей, но какую-то компенсацию, а у кредитного учреждения доказать мошенничество шансов практически не было.

По мнению Юдиной, обвинения в мошенничестве против Агаркова, скорее всего, не нашли бы своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, так как нельзя ничем подтвердить умышленное сообщение им заведомо ложных и недостоверных сведений, умолчание об истинных фактах или использование доверительных отношений с банком.

«Внесение в договор условий мелким шрифтом можно рассматривать как предложение заключить договор на новых условиях, утверждение анкеты банком является выражением согласия на заключение договора на новых условиях, которые стороны должны соблюдать, чему и следовал заемщик.

Однако взыскание компенсации в 24 миллиона рублей вряд ли возможно в реалиях отечественной судебной практики», — говорит Юдина.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2013/08/14/5555829.shtml

Юрист ответит
Добавить комментарий