Притворная сделка или свобода договора купли продажи?

Арбитражный суд Амурской области

Притворная сделка или свобода договора купли продажи?

Общие положения о договоре изложены в Подразделе 2 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Глава 27 ГК РФ – понятие и условия договора. Глава 28 ГК РФ – положения о заключении договора. Глава 29 ГК РФ – изменение и расторжение договора.

Гражданское право дает определение договора как соглашения двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении прав и обязанностей участников этого соглашения.

Поскольку договоры относятся к самым многочисленным видам сделок, то к ним применяются все правила о формах сделки и условиях ее действительности.

Так как договор является одним из важнейших юридических фактов, порождающих обязательства, то общие положения об исполнении обязательств, способах обеспечения обязательств и основаниях прекращения обязательств также действуют и в договорных отношениях.

Законом провозглашается свобода договора. Это означает, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключать договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

Исключениями из принципа свободы договора являются обязательные договоры (либо в силу закона, либо административного акта) и договоры присоединения.

В договоре присоединения одна из сторон заранее формулирует условия этого договора, к которым вторая сторона либо присоединяется, либо отказывается от заключения договора (договор банковского вклада, договор хранения и т. д.).

К обязательным договорам также относят публичные договоры, в соответствии с определением которых коммерческая организация либо индивидуальный предприниматель совершают действия массового характера (розничная купля-продажа, перевозка пассажиров, бытовой подряд и т. д.).

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом (например, заключение договора поставки для государственных нужд на основе государственного контракта).

Договоры могут заключаться как в пользу их участников, так и в пользу третьих лиц, не являющихся участниками договора (договор перевозки груза, обязательное пенсионное страхование и т. д.).

Вторая часть Гражданского кодекса подробно регламентирует основные положения различных видов договорных обязательств, однако это не означает, что стороны не могут заключать иные виды договоров, условия которых не кодифицированы. Можно заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров (смешанный договор). 

Договор считается заключенным, если стороны достигли соглашения по его существенным условиям, вытекающим из правовой природы договора.

К таким условиям ГК относит соглашение о предмете договорного обязательства, а также условия, прямо названные существенными для этого вида договора в законе или ином нормативном акте (соглашение о сроке, цене, указании стандарта качества товара, способа обеспечения обязательств и т.д).

договора также предусматривает использование обычных условий, которые, как правило, определяются обычаями делового оборота для этого вида договора; применение этих условий носит диспозитивный характер. Условно заключение договора включает две стадии: 

оферта, т. е. достаточно определенное предложение заключить договор, направленное одному или нескольким лицам (в отдельных случаях – неопределенному кругу лиц, т. е. публичная оферта); 

 акцепт, т. е. соглашение заключить договор на предложенных условиях; подразумевается, что акцепт должен быть бездоговорным и своевременным.

Оферта может быть направлена как в письменной, так и в устной форме, как с указанием срока действия предложения, так и без указания (требует немедленного акцепта). При направлении оферты с указанием срока оферент не вправе отказаться от своего предложения в течение этого срока (безотзывность оферты).

В общем случае моментом заключения договора считается момент получения акцепта, если законом не предусмотрен специальный порядок оформления договора (нотариальное удостоверение, государственная регистрация либо передача какого-либо имущества).

Заключенный договор не может быть изменен или расторгнут в одностороннем порядке, кроме случаев, прямо указанных в законе (договор поручения, договор бытового подряда и т.д.) либо установленных соглашением сторон.

В то же время законодательство предусматривает возможность обращения в суд с требованием изменения или расторжения договора при существенном нарушении условий договора другой стороной либо при существенном изменении обстоятельств (допускается по решению суда в исключительных случаях). Обязательным условием для обращения в суд с требованием об изменении или расторжении договора является предварительное уведомление другой стороны договора не позднее чем за 30 дней (если иное не установлено договором или законом).

При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде, а при расторжении обязательства сторон прекращаются.

Поскольку указанный подраздел 2 ГК РФ, а именно статьи, входящие в главы 27, 28, 29 ГК РФ, содержат общие положения о договоре, соответственно указанные нормы права применяются судьями практически в каждом судебном акте.

 В связи со значительным объемом рассмотренных дел, в которых были применены указанные выше нормы Гражданского кодекса РФ, для составления данного Обзора были выбраны следующие категории споров, рассматриваемых гражданской коллегией Арбитражного суда Амурской области, наиболее подходящие под тему настоящего обзора:

– «1» – о заключении договоров (в указанную категорию дел вошли дела о понуждении заключить договор; преддоговорные споры (об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора));

– «2» – о признании договоров недействительными (ст.431.1 ГК РФ), в указанную категорию дел вошли так же исковые заявления о признании договора незаключенным; о признании недействительным одностороннего отказа от договора;

– «15.3» – об изменении или расторжении договоров (дела по всем договорам, которые были рассмотрены первым и вторым составом гражданской коллегии, в соответствии с утвержденной специализацией в исследуемый период; дела о признании договора расторгнутым).

Источник: http://amuras.arbitr.ru/node/14739

Свобода договора в Гражданском праве РФ

Притворная сделка или свобода договора купли продажи?

05 июня 2002

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

принципа свободы договора заключается в свободе лица иметь свою волю на вступление в договорные отношения

Речкин Роман Валерьевич
Старший партнер

Одним из наиболее важных для свободного гражданского оборота, обеспечивающим гибкое и инициативное ведение бизнеса, является установленный и последовательно проводимый Гражданским кодексом РФ принцип свободы договора.

Этот принцип, содержание которого раскрывается в ст.421 ГК РФ, представляет собой частный случай фундаментального общего гражданско-правового принципа диспозитивности, в силу которого субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе: «разрешено все, что прямо не запрещено законом» (п.2 ст.1 ГК РФ).

Комментируемый принцип относится к числу основных начал гражданского права, а также, без сомнения, определяет смысл и содержание всего договорного права РФ.

Он впервые прямо провозглашен Кодексом, что является следствием отказа законодателя от понуждения к заключению договора на основе обязательных для сторон планово-административных актов, как это было в советское время.

Именно с помощью принципа свободы договора ограничивается административное вмешательство в гражданский оборот.

Кроме того, заслуживает внимания мнение Р.

Тельгарина [1], который считает что вследствие существующего до настоящего времени дуализма публичного и частного права в гражданском обороте установлены пределы принципа свободы договора.

С помощью установления таких пределов сглаживаются существующие противоречия между интересами общества и частных собственников в целях ведения сбалансированного рыночного хозяйства.

Принцип свободы договора является общепринятым принципом международного частного права. Так, согласно п. 1.1. Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА [2] «стороны свободны вступать в договор и определять его содержание».

принципа свободы договора заключается в свободе лица иметь свою волю на вступление в договорные отношения; самостоятельный выбор контрагента; самостоятельное формирование вместе с ним договорной структуры и вида договорной связи; изъявление своей воли при формировании условий договора. Оно выражается в следующих основных положениях:

Во-первых, стороны сами определяют, вступать ли им в договор или нет и с кем из партнеров вступать, то есть выбор контрагента договора и решение вопроса о вступлении в договорные отношения, по ГК РФ, отдан на усмотрение самих сторон. Понуждение к заключению договора допускается в виде исключения и только в случаях, прямо установленных законом или добровольно принятым обязательством (п.1 ст. 421 ГК РФ).

Во-вторых, стороны сами выбирают вид договора, который будет регулировать их отношения. Причем они могут выбрать не обязательно договор, предусмотренный законом, но и не противоречащий закону иной договор, который законом прямо не определен.

Кроме того, стороны могут сформулировать, оформить свои взаимоотношения смешанным договором, то есть таким, который включает в себя условия, являющиеся элементами разных видов, предусмотренных законодательством.

К подобного рода договорам будут применяться нормы соответствующих договоров, элементы которых включены в условия договора. (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

В-третьих, стороны сами определяют условия договора по своему усмотрению за изъятиями, указанными ниже.

В-четвертых, в период действия договора стороны, в соответствии с законом, вправе по своему соглашению как изменить (полностью или частично), вытекающие из него обязательства, так и прекратить действие договора в целом, если иное не предусмотрено законом или самим договором.

Исключение из этого правила (абсолютная неизменность договора) установлено, например, п.4 ст.

817 ГК РФ, в силу которого в договоре государственного займа, в котором заемщиком выступает РФ или ее субъект, изменение условий выпущенного в обращение займа не допускается (это же правило распространяется на займы, выпускаемые муниципальными образованиями).

Представляется, что данный принцип проявляется и в возможности для сторон выбрать оптимально соответствующий их интересам правовой договорный режим.

Так, какие-либо работы могут выполняться на основании конструкции гражданско-правового договора (подряда, поручения и т.п.

) либо на основании трудового договора (с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, выполнением работы под контролем и с соблюдением режима работы работодателя).

Свобода договора не является абсолютно неограниченной. Общие ограничения прав субъектов гражданского права, касающееся также и принципа свободы договора, установлены ст.

10 ГК РФ, в соответствии с которой «не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах».

На практике свобода договора часто используется недобросовестными лицами для умышленного причинения имущественного вреда гражданам и юридическим лицам, уклонения от уплаты налогов, а также для достижения иных противоречащих закону целей.

Примером злоупотребления свободой договора является совершение мнимой сделки, то есть сделки, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а также совершение притворной сделки, то есть сделки, которая совершается с целью прикрыть другую сделку (ст. 170 ГК РФ).

Кроме того, свобода определения сторонами условий договора ограничена действующими императивными нормами закона и иных правовых актов (ст. 422 ГК РФ). Императивные нормы, это нормы, действие которых стороны не вправе изменить либо отвергнуть своими условиями договора.

Соответствующие условия договора должны определяться в соответствии с существующими императивными нормами, и это не зависит от воли сторон. В случае установления сторонами в договоре условий, противоречащих императивным нормам права, условия эти будут ничтожными. Исключение из данного правила установлено п. 2 ст.

422 ГК РФ: поскольку закон, по общему правилу, не имеет обратной силы, императивные нормы, принятые после заключения договора, уступают условиям договора.

Определенным образом свобода договора ограничивается и включением в Кодекс диспозитивных норм, то есть норм, которые стороны могут изменить либо вообще исключить их применение к договору своим соглашением. В случае, если стороны не сделали ни того, ни другого, к отношениям, вытекающим из заключенного договора, будут применяться положения диспозитивных норм.

Законодательство устанавливает и частные ограничения принципа свободы договора:

а) Публичный договор (ст. 426 ГК РФ). Под публичным договором понимается договор, заключаемый коммерческими организациями, призванными по характеру своей деятельности обслуживать всех и каждого, кто к ним обратиться. Свобода договора применительно к таким организациям ограничивается следующими положениями:

  • коммерческая организация лишена права выбора контрагента по публичному договору, а также права решать вопрос о заключении или о не заключении договора;
  • она не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения такого договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами;
  • условия публичного договора должны быть одинаковыми для всех потребителей, если только законом и иными правовыми актами специально не предусмотрены льготы для отдельных потребителей;
  • коммерческая организация не вправе отказываться от заключения публичного договора с потребителем, в противном случае потребитель имеет право обратиться в суд (арбитражный суд) с иском о понуждении к заключению договора.

Ограничивается принцип свободы договора в отношении публичных договоров и предоставлением Правительству РФ п.4 ст. 426 ГК РФ, в случаях, предусмотренных законом, права издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.).

Также не вправе отказаться от заключения публичного договора субъекты естественных монополий в соответствии с Федеральным законом «О естественных монополиях» от 17.08.95 г. № 147-ФЗ [3].

Кроме того, изъятием из рассматриваемого принципа является предоставленное органам, регулирующим деятельность естественных монополии, право определять (устанавливать) цены (тарифы) на товары (работы, услуги) или их предельный уровень, определять потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию, направлять субъектам естественных монополий обязательные для исполнения предписания о заключении договоров с потребителями, подлежащими обязательному обслуживанию и др.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/svoboda_dogovora_v_grazhdanskom_prave_rf/

Бухгалтерские и аудиторские термины — Audit-it.ru

Притворная сделка или свобода договора купли продажи?

Притворная сделка – это сделка, которая заключается только для формального (документального) прикрытия другой сделки. Притворная сделка – это одна из разновидностей недействительных сделок. Цель притворных сделок – маскировка иных сделок, которые стороны в действительности собираются совершить.

Притворная сделка и гражданское законодательство

Определение притворной сделки дано в пункте 2 статьи 170 Гражданского Кодекса РФ. Согласно данной норме, притворная сделка – это сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях. Из этого определения притворной сделки можно выделить две неотъемлемых составляющих притворной сделки:

  • прикрывающий договор – это и есть притворное соглашение, которое совершается только для вида;
  • прикрываемая сделка – т.е. собственно тот договор, который стороны хотели бы полностью скрыть от всех остальных лиц, в том числе проверяющих. Это фактическое незаконное взаимодействие сторон (к примеру, реализация большей партии товаров, чем было указано в прикрывающем договоре для ухода от налоговых последствий и необходимости начислять налоги).

Отметим, что прикрываемая сделка может быть действительной или недействительной. Когда прикрываемая сделка в своём основании не имеет ничего противозаконного, к ней применяются правила, регулирующие данный вид сделок. Если прикрываемая сделка незаконна, то, как и притворная, признается недействительной.

Притворная сделка отражает объект учета вместо другого объекта учета с целью прикрыть его. Например, заключение договора аренды вместо имевшей место сделки купли-продажи.

Признаки притворной сделки

С учетом имеющейся судебной практики можно выделить следующие типичные признаки притворной сделки:

  • Участие в прикрывающей и прикрываемой сделке одних и тех же сторон. При этом в практике имеются примеры, когда сторона прикрываемой сделки в прикрывающей не участвует, но знает об истинной цели ее совершения и оказывает содействие в ее проведении. Также часто используется целая цепочка прикрывающих сделок, в результате которых стороны прикрывающей и прикрываемой сделки должны совпасть.
  • Воля сторон прикрывающей сделки должна привести посредством прикрываемой сделки к созданию гражданско-правовых отношений, отличающихся от закрепленных посредством прикрывающей сделки.
  • Наличие умышленной формы вины у обеих сторон притворной сделки.

Отличие притворной сделки от мнимой сделки

В той же статье 170 ГК РФ содержится и близкое понятие так называемой мнимой сделки. В юридическом смысле и мнимые, и притворные формы взаимодействия относятся к недействительным сделкам. Однако отличие между этими сделками существенное:

  • Притворный договор заключается законно для того, чтобы прикрыть с его помощью незаконную операцию (или целую цепочку операций). То есть существует и правовой факт соглашения, и реальные последствия.
  • Мнимый договор заключается ради того, чтобы создать правовой факт, но без каких-либо реальных последствий.

Таким образом, притворная сделка отличается от мнимой тем, что в первом случае стороны на самом деле вступают в правоотношения. Но при этом правоотношения, возникающие между сторонами по факту, отличаются от тех, которые должны возникнуть на основании оформленной сделки.

Отметим, что заинтересованные лица, считающие сделку притворной, должны предоставить доказательства этого. В противном случае сделка будет признана действительной со всеми вытекающими последствиями.

Юридическая ничтожность притворной сделки

Всякая недействительная сделка ничтожна. Под юридической ничтожностью понимается, что сами договоры (и любые соглашения, приложения к ним) признаются незаконными.

При этом существует два способа признания недействительности сделки:

  • сделка ничтожна – подобное решение принимается в досудебном порядке.
  • сделка оспорима – более сложный случай, когда приходится признавать факт недействительности в суде.

Примеры притворных сделок

В притворной сделке, в отличие от мнимой, стороны на самом деле вступают в юридическую связь.Но реально возникающие правоотношения при этом не совпадают с теми, которые должны были установиться на основании оформленной сторонами сделки.При этом следует выделять в составе притворной сделки:

  • собственно притворную сделку, оформляемую для маскировки настоящей сделки (прикрывающая сделка);
  • осуществленную в действительности сделку (прикрываемая сделка).

Прикрывающая сделка является ничтожной, а прикрываемая должна отдельно оцениваться на предмет действительности с точки зрения законодательства, применяемого к соответствующим гражданско-правовым отношениям. В практике гражданского судопроизводства подобные сделки встречаются довольно часто.

По определению все они связаны с тем, что лицо (или группа лиц) стараются «притвориться» и прикрыть другие договоры, от которых необходимо отвлечь внимание проверяющих органов, заинтересованных лиц и других участников. Это наиболее распространенные ситуации, которые наблюдаются в судебной практике. Вот несколько типичных примеров:

Пример 1.

Компании заключают договор на одних условиях, но пытаются отвести внимание проверяющих органов от фактической ситуации. Например, есть договор поставки одной партии товара, однако по факту поставлено несколько партий. Таким образом, юридические лица желают уменьшить свою налоговую нагрузку.

Пример 2.

Выдача доверенности на управление автомобилем вместо составления договора купли-продажи – с целью миновать уплату госпошлины за регистрацию транспорта в ГИБДД.

Пример 3.

Заключение договора дарения вместо договора купли-продажи. Данный пример притворной сделки может быть использован кем-либо из супругов при приобретении недвижимости с целью лишить другого супруга права претендовать на такую недвижимость. 

Пример 4.

Продается дом, продавец и покупатель сговорились о цене в 950 000 руб. При этом составляется договор купли-продажи, в котором указывается цена в 300 000 руб., чтобы снизить налог на доходы физических лиц.

Порядок признания сделки притворной

Если сделка по своему виду, форме и правовой сути является ничтожной, то обращения в суд не требуется. Стороны могут просто отказаться от всех ранее взятых обязательств и фактически игнорировать требования договора.

С другой стороны, подобное разрешение дела наблюдается редко, поскольку каждое лицо может обратиться в суд для защиты своих прав. Поэтому чаще всего признание притворной сделки таковой (а значит, и недействительной) происходит в судебном порядке.

Последовательность действий в общем случае следующая:

  1. Истец обращается в суд с заявлением, которое можно заполнить в соответствии с таким образцом. В данном случае необходимо писать заявление в суд общей юрисдикции, место нахождения которого соответствует имущественному объекту; 

  2. В суде требуется доказать, почему договор был заключен незаконно – т.е. фактически необходимо показать свое добросовестное заблуждение (невозможность узнать заранее, что противоположная сторона действует незаконно, сознательно прикрывая свои намерения). С другой стороны, требуется доказать, что ответчик действовал незаконно и умышленно прикрывал договором свои истинные планы;

  3. Если дело будет выиграно истцом, сделка признается притворной, и наступают соответствующие правовые последствия.

Последствия признания недействительности притворной сделки

Притворная сделка гражданским законодательством относится к недействительным сделкам. В этом случае договор признается полностью недействительным. И стороны должны вернуть все полученное по этому договору в течение всего срока его действия. То есть и ответчик, и истец должны полностью вернуть все имущественные объекты, права и прочие блага, которые они получили по притворной сделке.

Источник: https://www.audit-it.ru/terms/agreements/pritvornaya_sdelka.html

Вопросы недействительности смешанного договора

Притворная сделка или свобода договора купли продажи?

(Бычков А. И.)

(«Гражданское право», 2013, N 6)

ВОПРОСЫ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СМЕШАННОГО ДОГОВОРА

А. И. БЫЧКОВ

Бычков Александр Игоревич, начальник юридического отдела ЗАО «ТГК «Салют».

В статье рассматриваются вопросы недействительности смешанного договора, которые были предметом исследования дореволюционных русских юристов, изучались советскими учеными-цивилистами, актуальны и в настоящее время.

На основе анализа действующего законодательства РФ и сложившейся судебной практики обосновывается вывод о том, что смешанный договор не может быть признан недействительным при несоблюдении нотариальной формы, если он не порождает единую совокупность обязательств.

Ключевые слова: смешанный договор, форма смешанного договора, заключение смешанного договора, государственная регистрация, свобода договора, недействительность сделки (части сделки), единая совокупность обязательств, взаимосвязанные и взаимообусловленные элементы смешанного договора.

The issues of invalidity of a mixed contract

A. I. Bychkov

The issues of invalidity of a mixed contract which were an object of research of pre-revolutionary Russian lawyers, studied by the Soviet civil lawyers, are considered in this article, they are still of relevance nowadays.

On the basis of the analysis of the current legislation of the Russian Federation and the hands-on judiciary practice the conclusion that the mixed contract can’t be nullified at non-observance of the notarial form if it doesn’t generate uniform set of obligations is proved.

Key words: mixed contract, form of a mixed contract, conclusion of a mixed contract, state registration, freedom of contract, invalidity of a transaction (a transaction part), uniform set of obligations, interconnected and interdependent elements of a mixed contract.

Действующим гражданским законодательством РФ предусмотрена возможность заключать смешанные договоры, т. е. такие договоры, которые включают в себя элементы различных договоров. В соответствующих частях к такому смешанному договору применяются правила, относящиеся к договорам в составе смешанного договора, с учетом существа смешанного договора и соглашения самих сторон (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Особого внимания в вопросах правового регулирования смешанного договора заслуживают проблемы, связанные с признанием его недействительным. Следует отметить, что споры о признании смешанного договора недействительным в судебной практике достаточно распространены.

По данным Справочной правовой системы «КонсультантПлюс», в банк судебной практики по состоянию на февраль 2012 г.

было включено более 300 судебных актов арбитражных судов и судов общей юрисдикции, в которых поднимался вопрос о недействительности смешанного договора по тем или иным основаниям.

Несмотря на то что принцип свободы договора официально закреплен в ст. 421 ГК РФ, суды нередко признают то или иное договорное условие недействительным по мотиву того, что оно несвойственно договорному типу или виду (подвиду), в состав которого включено.

Таким образом, возникает двоякая ситуация: с одной стороны, принцип свободы договора официально закреплен в законе (ст.

421 ГК РФ) и выступает одним из основных начал гражданского законодательства, а с другой — его практическая реализация в соответствии с заложенным смыслом затруднена фактическим непринятием судебной практикой.

Актуальность и особая важность проблемы недействительности смешанного договора обусловлена тем, что иногда на практике достаточно сложно бывает определить точку разграничения действия принципа свободы договора и императивных предписаний действующего законодательства РФ. Реализация принципа свободы договора не должна нарушать императивные предписания и другие основополагающие принципы действующего законодательства РФ, такие, как равенство участников гражданского оборота, автономия их воли и др.

Несмотря на провозглашение принципа свободы договора в качестве основных начал гражданского законодательства РФ (ст.

1 ГК РФ), зачастую суды при рассмотрении споров, вытекающих из смешанных договоров, пытаются подвести их под имеющиеся в законодательстве образцы для применения соответствующего правового регулирования, что превращает свободу договора из основного принципа регулирования имущественных и личных неимущественных отношений в обычную декларативную норму.

Причиной такого подхода судов является, как справедливо отмечает А. А. Новикова, то обстоятельство, что правоприменительные органы сравнивают соответствующие конструкции с уже имеющимися аналогами и в итоге приходят к выводу, что, поскольку она не укладывается в модель, очерченную нормой права, применять ее недопустимо [3].

Так, в одном деле ФАС Западно-Сибирского округа отклонил доводы одной из сторон спора о смешанном характере договора с элементами договоров аренды и ссуды со ссылкой на то обстоятельство, что Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, действовавшие на тот момент, не допускали возможности заключения смешанного договора, хотя и не исключали подобной возможности, учитывая, что уже тогда в законе было предусмотрено, что гражданские права и обязанности возникают в том числе и из сделок, не предусмотренных законом, но и не противоречащих ему (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.04.2000 N Ф04/816-157/А27-2000).

В другом деле ВАС РФ признал притворной сделку, по которой банк, предоставивший заемщику кредит, выкупил у него акции, а затем продал ему обратно. Данные операции были произведены сторонами в обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному договору.

Суд указал, что стороны в действительности имели в виду залог, поскольку не имели целью передавать право собственности на акции друг другу, а в самом кредитном договоре содержалась ссылка на обеспечительный характер продажи акций с правом обратного выкупа и условия о том, что акции обратно выкупаются по номинальной стоимости по наступлении срока погашения кредита и исполнения обязательств по его возврату (Постановление Президиума ВАС РФ от 06.10.1998 N 6202/97). Между тем в доктрине гражданского права существует и иной взгляд на указанную сделку. Так, С. В. Сарбаш полагает, что данная сделка является так называемой обеспечительной куплей-продажей, обеспечительная гражданско-правовая конструкция, которая «известна цивилистике в различных видах и под различными именами. Это и древняя форма римского залога (fiducia), и немецкое обеспечительное присвоение (sicherungsubereigning), и так называемые сделки репо на финансовом рынке, и условная продажа, где отлагательным условием переноса права собственности на кредитора является неисполнение должником известного обязательства, и конструкция предварительного договора» [2].

В правоприменительной практике встречаются случаи, когда суды, установив в составе смешанного договора элементы главного (основного) и дополнительного (вспомогательного) обязательства, в части такого вспомогательного обязательства признают смешанный договор недействительным, поскольку дополнительное обязательство несвойственно главному. В одном деле ФАС Северо-Кавказского округа рассматривал договор энергоснабжения, по условиям которого поставщик принял на себя обязательство по отпуску тепловой энергии на энергоустановку абонента, а последний обязался ее принимать и оплачивать, а также принял на себя обязательство по сбору с конечных потребителей (населения) платежей с условием о выплате ему за это комиссионного вознаграждения (Обобщение ФАС Северо-Кавказского округа судебной практики по делам, рассмотренным во втором полугодии 2006 г. «Споры, возникающие из договоров купли-продажи, энергоснабжения»). Условие о сборе платежей с конечных потребителей суд посчитал ничтожным, поскольку оно несвойственно договору энергоснабжения. В другом же деле со сходными фактическими обстоятельствами и аналогичным предметом спора другие окружные суды заняли иную позицию: данный договор признан ими смешанным, в котором соединены условия энергоснабжения и возмездного оказания услуг (Постановление ФАС МО от 18.04.2001 по делу N КГ-А40/1936-01).

В судебной практике советского периода развития нашей страны наблюдались различные подходы к определению действительности договоров, которые нельзя было подвести под какой-нибудь из предусмотренных законом видов.

Сначала такие договоры признавались недействительными, затем их пытались регулировать с помощью сходных правовых предписаний законодательства, затем признали их право на существование и предоставили исковую защиту.

Показательные данные по этому поводу приведены И. Б. Новицким: «Так, например, Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 7 февраля 1927 г. (протокол N 1) выставляет в качестве одного из оснований применения ст.

30 ГК РСФСР (о недействительности сделок, противных закону) то обстоятельство, что хозорган заключил с частным лицом договор, не предусмотренный ни Гражданским кодексом, ни специальными законами. В Сборнике разъяснений Верховного Суда РСФСР (изд. 2-е, 1931, стр.

65) перед излагаемым Постановлением стоит заголовок: «О недействительности договоров, не предусмотренных Гражданским кодексом… в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР 1944 г. (Сборник за 1944 г., стр.

225) дается указание в том смысле, что договор о пожизненном содержании, как не предусматриваемый Гражданским кодексом, нужно приурочивать к наиболее подходящему договору (например, купле-продаже); если же по обстоятельствам дела это окажется невозможным, то следует возвращать стороны в первоначальное положение, обязав их вернуть друг другу все полученное на основании договора, т. е. признавать договор недействительным». Далее И. Б. Новицкий, критикуя такое положение вещей, отмечает, что в последующем, к примеру, требования из договора хранения, конструкция которого не была предусмотрена законодательством, получили исковую защиту: «Например, в названном Сборнике постановлений и определений Верховного Суда СССР за 1944 г. (стр. 225 — 229) опубликован ряд определений Судебной коллегии по гражданским делам по делам о договоре хранения: N 543, 379, 575, 601 (также Сборник 1943 г., стр. 174 и др.)» [1].

В современной практике, как видно из вышеуказанных примеров, вместо использования опыта правоприменения отечественных цивилистов, мы отходим назад и из прошлого берем неверные подходы, которые противоречат существу смешанного договора. Норма п. 3 ст.

421 ГК РФ в противоречие ее буквальному смыслу истолковывается как требующая выявления в составе смешанного договора главного и побочного элементов с применением к нему правил исключительно о главном договорном элементе и нивелированием правил, относящихся к побочному обязательству. По смыслу п. 3 ст.

421 ГК РФ договорные компоненты в составе смешанного договора должны рассматриваться как равноправные, поскольку оснований для иного вывода указанная правовая норма не дает. Как следует из ее содержания, в соответствующих частях, т. е.

к соответствующим договорным элементам, к смешанному договору подлежат применению нормы о входящих в него договорах, если иное не предусмотрели стороны в своем соглашении или если иное не следует из существа смешанного договора.

Между тем суды прямо отступают от изложенных в данной норме правил регулирования смешанного договора и применяют подход, не основанный на законе. Суды, кроме того, не указывают, как применяемый ими подход соответствует существу смешанного договора, поскольку при отсутствии соглашения сторон именно существо смешанного договора может служить достаточным основанием для отступления от правил регулирования смешанных договоров.

Изложенный выше судебный подход представляется необоснованным, поскольку судами не учитываются положения ст. 421 ГК РФ о свободе договора, подлежащие применению в данном случае.

Как было сказано выше, каждый договорный элемент смешанного договора должен рассматриваться и оцениваться в отдельности, исходя из его существа, а не поглощаться главным элементом. Такой договорный элемент, даже если он несвойствен главному обязательству, не является основанием для признания смешанного договора недействительным.

В законе не установлено такое основание для признания договора недействительным, как отсутствие соответствующей конструкции в законе. Если в договоре определенного типа или вида присутствует обязательство, которое ему несвойственно, исходя из правил толкования договора, закрепленных в ст.

431 ГК РФ, суды должны определять правовую природу такого обязательства с целью применения к нему соответствующих правовых норм, а не признавать его недействительным. В п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г.

N 147 «Обзор судебной практики рассмотрения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» указано, что квалификация условий договора как ничтожных по причине отсутствия в законе нормы, разрешающей включение в договор подобного рода условий, если при этом законом прямо не запрещено включение в договор таких условий, является ошибочной. Следовательно, при отсутствии в законе норм, прямо разрешающих включение в договор определенных условий, их включение в него допустимо, если в законе нет запретов на этот счет и такие условия не нарушают основополагающие принципы гражданского законодательства, закрепленные в ст. 1 ГК РФ.

При решении вопроса о применении правил о недействительных сделках к смешанному договору следует определять возможность признания его недействительным в части того договора, который отвечает признакам недействительной сделки, а не признавать недействительным весь смешанный договор целиком. Как указал Президиум ВАС РФ в Постановлении от 8 февраля 2011 г.

N 13970/10, в случае наличия спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства и доказательства в их совокупности и взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной ст. 10 ГК РФ.

Приведенный подход следует применять и к рассматриваемой нами проблеме о признании недействительным смешанного договора не целиком, а в части того обязательства, которое не соответствует требованиям законодательства РФ, если их можно разделить и предположить, что договор был заключен и без включения в него оспариваемой части.

Данный подход вытекает из необходимости обеспечения стабильности гражданского оборота и защиты законных ожиданий его добросовестных участников.

Источник: http://center-bereg.ru/b803.html

Юрист ответит
Добавить комментарий