Сколько надо отсидеть что б уйти на УДО

«На свободу с чистой совестью»: сроки для УДО

Сколько надо отсидеть что б уйти на УДО

Одним из видов наказания за совершение преступления является лишение свободы.

Осужденный может выйти на свободу до окончания назначенного срока, то есть получить УДО.

Сроки, основания для этого, порядок рассмотрения заявлений определены в Уголовном кодексе Российской Федерации.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – звоните по телефонам бесплатной консультации:

Как выйти по УДО? Узнайте об этом из нашей статьи.

УДО (условно-досрочное освобождение) — освобождение преступника до того, как он полностью отбыл срок, назначенный судом.

Для того, чтобы получить возможность претендовать на УДО, осужденный должен соблюсти некоторые законодательные требования.

Впервые досрочное освобождение стали применять еще в XIX веке во Франции.

Затем институт УДО приняли все развитые страны мира. В России законодательное право на досрочное освобождение было утверждено в 1909г. В 1939 г его отменили и возобновили только в 1954.

Применение данной меры призвано поддерживать порядок в исправительных учреждениях, стимулировать осужденных к исправлению.

Не утихают споры о возможности применения УДО по отношению к лицам, совершившим особо тяжкие преступления и осужденным на длительные сроки.

Учитывается комплекс обстоятельств: раскаяние преступника, его поведение в колонии, согласие потерпевшей стороны. Сейчас в России порядок применения условно-досрочного освобождения регламентируется статьей 79 УК РФ.

Порядок и условия

Для того, чтобы осужденный получил право на УДО, наказание должно достигнуть двух целей: материальной и формальной.

То есть, гражданин должен произвести все выплаты, возложенные на него судом, и отбыть определенную часть срока.

Осужденный или его законный представитель (адвокат) подает ходатайство о досрочном освобождении в суд по месту отбывания наказания.

Ходатайство должно обязательно содержать информацию о возмещении ущерба потерпевшей стороне, доказательства того, что гражданин встал на путь исправления (положительные характеристики, справки из колонии об отсутствии дисциплинарных нарушений).

Обычно рассмотрение подобных дел судом занимает 1-3 месяца. Если суд отказал осужденному, он может подать ходатайство повторно через 6 месяцев с даты отказа.

При этом отказ суда должен быть мотивированным и подкрепленным документально. Например, поводом для отказа может послужить отсутствие доказательств хорошего поведения заключенного или несогласие потерпевшего.

Судья обязательно учитывает мнение потерпевшей стороны. Для этого в адрес потерпевшего осужденный направляет письмо с извинениями.

Потерпевший дает ответ, который прилагается к ходатайству. Важный момент — это наличие у заключенного семьи, места жительства, возможности трудоустройства.

Суд может вынести два вида решения:

  • замена наказания на более мягкое (например, перевод из колонии общего режима в колонию поселения);
  • освобождение из исправительного учреждения с испытательным сроком. Испытательный срок длится до момента окончания реального срока.

Также суд может наложить запрет на определенные действия освобожденного условно-досрочно: возможность менять место жительства, покидать пределы населенного пункта, где преступник проживает.

Контролируют поведение освобожденных уголовно-исполнительные инспекции, военнослужащих — командование воинской части.

Когда применяется?

Условно-досрочное освобождение применяется по отношению к лицам, осужденным на лишение свободы, принудительные работы или содержание в дисциплинарной воинской части.

Чтобы суд принял положительное решение, должны быть соблюдены следующие условия:

  1. Руководство исправительного учреждения признает, что осужденный более не нуждается в отбывании назначенного срока.
  2. Материальный вред возмещен в полном объеме.
  3. Преступник осознал свою вину.
  4. Осужденный отбыл часть срока, но не менее полугода.
  5. У заключенного диагностировали тяжелое заболевание, которое нельзя вылечить в тюремной больнице.
  6. У преступника обнаружено тяжелое психическое расстройство, требующее коррекции в специализированных психиатрических лечебницах.
  7. Заключенному присвоена 1 группа инвалидности.

Через сколько лет можно подавать на УДО?

Для того, чтобы получить возможность выйти по УДО, гражданин должен отбыть наказание в течение определенного срока.

Эти сроки зависят от тяжести совершенного преступления:

  • для нетяжких преступлений или преступлений средней тяжести — одна треть;
  • для тяжких преступлений — половина срока;
  • для особо тяжких преступлений — две трети.

Если преступления связаны с половой неприкосновенностью несовершеннолетних, незаконным оборотом наркотиков, терроризмом, то право на УДО наступает после отбытия не менее 3/4 срока. 4/5 придется отсидеть тому, кто совершил насилие над несовершеннолетним до 14 лет.

Также условно-досрочное освобождение применяется в отношении осужденных пожизненно.

Для этого преступник должен отсидеть не менее 25 лет и не иметь злостных нарушений порядка пребывания в колонии.

Если в течение срока пожизненно осужденный совершил новое преступление, то он не подлежит досрочному освобождению.

Суд может отменить постановление об УДО и вернуть преступника в колонию в следующих случаях:

  1. Осужденный не выполняет требования суда (не трудоустраивается, не проходит лечение, не предупреждает контролирующие органы о смене места жительства).
  2. Гражданин совершил административное правонарушение (драка, распитие спиртных напитков, мелкое хулиганство).
  3. Гражданин совершил тяжкое преступление умышленно или по неосторожности. УДО отменяется, а преступнику назначается новое наказание.
  4. Если было совершено нетяжкое преступление по неосторожности, то вопрос об отмене УДО решает суд.

Образец ходатайства на УДО.

Сроки для несовершеннолетних

Подростки, отбывающие наказание за уголовное преступление, также имеют право быть освобожденными условно-досрочно.

Условия для этого ничем не отличаются от взрослых:

  1. Малолетний преступник не является опасным для общества.
  2. Подросток раскаялся в содеянном.
  3. Потерпевший не возражает против применения УДО.
  4. Несовершеннолетний имеет серьезные проблемы со здоровьем.

Отличаются лишь сроки отбытого и оставшегося наказания:

  • за преступления незначительной и средней тяжести после УДО подростка контролируют в течение года;
  • если несовершеннолетний совершил тяжкое преступление, то его могут освободить за 3 года до конца срока.

Также подростка могут освободить от уголовного преследования за нетяжкие преступления и применить к нему меры принудительного воспитания.

При совершении тяжкого преступления малолетний осужденный может быть отправлен в закрытое учебно-воспитательное учреждение. Если подросток осужден на принудительные работы или ограничение свободы, то наказание может быть прекращено досрочно при отсутствии нарушения порядка.

Как написать ходатайство на УДО? Читайте об этом здесь.

Периоды снятия судимости

Условно-досрочное освобождение не означает прекращение наказания и снятие судимости.

До конца назначенного срока за осужденным осуществляется контроль.

Гражданин считается судимым до окончания испытательного срока. Судимость погашается через три года после отбытия наказания за нетяжкие преступления, через 6 лет — за тяжкие преступления, через 8 лет — за особо тяжкие.

В случае освобождения по УДО срок начинает исчисляться с момента вынесения постановления об условно-досрочном освобождении.

Если гражданин в течение испытательного срока не совершил никаких правонарушений, он может претендовать на досрочное снятие судимости. Для этого он должен подать в суд соответствующее ходатайство.

Повысить вероятность досрочного снятия судимости могут положительные деяния гражданина: участие в общественно-полезной деятельности, сдача крови в качестве донора, благотворительность.

Также учитывается наличие несовершенно-летних детей, престарелых родителей, находящихся на попечении осужденного.

В ходе судебного заседания судья выслушивает осужденного, прокурора, лицо, осуществляющее контроль за освобожденным досрочно. Также исследуются все письменные материалы дела. После этого выносится постановление об отказе или удовлетворении ходатайства.

В случае отказа повторное ходатайство можно отправить через год.

После снятия судимости аннулируются и другие ограничения: возможность занимать определенную должность, выезжать за пределы страны.

Условно-досрочное освобождение дает человеку возможность выйти на свободу раньше срока, определенного судом. Для этого он должен осознать свою вину и отличиться хорошим поведением.

Судебная практика показывает, что в большинстве случаев при соблюдении всех требований суд выносит положительное решение.

Ходатайство о снятии судимости при УДО — образец.

Советы адвоката по УДО:

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас:
Это быстро и бесплатно!

Источник: https://ugkod.com/osvobozhdenie/udo-sroki.html

Мвд создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

Сколько надо отсидеть что б уйти на УДО

УСЛОВНО-ДОСРОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

Законодательство Российской Федерации предоставляет возможность, осужденным к реальному лишению свободы, условно-досрочного освобождения (далее – УДО) от дальнейшего отбытия наказания, при условии, что они доказали, что для своего исправления не нуждаются в полном отбывании наказания, назначенного приговором суда.

СРОКИ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ

Закон предусматривает строгие сроки возможности УДО, в зависимости от тяжести совершенного преступления, так:

– Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышает трех лет лишения свободы.

– Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, превышает три года лишения свободы.

– Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышает десяти лет лишения свободы.

– Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Речь идет именно о максимально возможном наказании предусмотренном статьей УК РФ, а не наказании назначенном приговором суда.

Так, ч.2 статьи 228 УК РФ и ч.1 статьи 228.1 УК РФ относятся к категории тяжких преступлений, части 2,3,4 и 5 статьи 228.1 УК РФ к категории особо тяжких.

Так, условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

– не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

– не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

– не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным частью седьмой настоящей статьи;

– не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 210 и 361 настоящего Кодекса;

– не менее четырех пятых срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста.

Таким образом, по ч.2 статьи 228 УК РФ, частям 1, 2, 3, 4 и 5 статьи 228.1 УК РФ условно-досрочное освобождение возможно после фактического отбытия ¾ срока наказания назначенного по приговору суда.

Указанные сроки УДО применяются к осужденным за преступления совершенные после 02 марта 2012 года, в связи с вступлением в силу Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”.

Если преступления по ч.2 статьи 228 УК РФ, частям 1, 2 и 3 статьи 228.1 УК РФ были совершены до 2 марта 2012 года, то УДО по ч.2 статьи 228 и ч.1 ст.228.1 УК РФ возможно после отбытия ½ срока наказания. По частям 2 и 3 ст.228.1 УК РФ после отбытия 2/3 срока наказания.

Вместе с тем, УДО может быть применено к осужденному, фактически отбывшему не менее 6 месяцев наказания.

В соответствии с п.4.1 ст.

79 УК РФ, при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено только к тем осужденным, которые, по признанию суда, для своего исправления не нуждаются в полном отбывании назначенного судом наказания и отбыли предусмотренную законом его часть с учетом времени содержания под стражей до вынесения приговора и вступления его в законную силу.

Таким образом, при исчислении срока УДО, обязательно учитывается время содержания под стражей до приговора суда в следственном изоляторе (СИЗО).

Источник: https://konsultant228.ru/obzhalovanie-2/uslovno-dosrochnoe-osvobozhdenie-udo/

Цена за УДО может быть любой, но она всегда делится на 3

Сколько надо отсидеть что б уйти на УДО

Мнения

Вот вам история Оли, за семью которой я реально боюсь

Этот материал вышел в № 27 от 13 марта 2013ЧитатьЧитать номер

Уж сколько раз твердили миру: условно-досрочное освобождение — это право осужденного, которое неизбежно наступает при отбытии им определенной части срока, и лишить зэка этого права могут только исключительные обстоятельства.

Так написано в законе, так разъясняет Верховный суд. Таковыми исключительными обстоятельствами не могут быть взыскания — это всё художественный свист, о чем тоже говорится в материалах пленума Верховного суда. Более того: УДО — это не свобода, это не отмена наказания. УДО — это изменение меры наказания.

Оно, наказание, продолжается, просто человек может вернуться в семью, устроиться на работу и прекратить тратить бюджетные деньги на свое содержание в зоне или тюрьме. Но нет. Само по себе УДО стало механизмом развращения судов, администраций и прокуратур.

Ведь именно эти три источника и три составные части беззакония и определяют судьбу осужденного.

Любой зэк знает прейскурант на УДО в регионе, где он сидит. Цена может быть любой, но она всегда удивительным образом делится на 3: например, 210 000 рублей. Постороннему человеку вот эти вот 10 тысяч кажутся какой-то накруткой. Но нет: просто 210 — это 70х3. Администрации учреждения, суду, прокуратуре.

Нет в России такого региона, где за УДО не брали бы деньги, — судя по письмам и документам, стекающимся в «Русь сидящую». Но одно из писем произвело на меня сильнейшее впечатление.

Я обычно не соглашаюсь иметь дело с людьми, кто отказывается называть свое имя и номер колонии. Здесь всё это было. И я убираю данные сознательно, хотя автор письма прислала мне все документы, включая договоры с медиками.

Я боюсь за эту семью, реально боюсь.

«Оля, здравствуйте. За что сидит мой муж — отдельная история (ст. 159 ч. 4.). Но я не об этом. А о жгучем желании выйти по УДО без взяток.

Срок нам определили 7 лет 11 месяцев. Сидим 6 лет 7 месяцев. Казалось бы, на УДО сам Бог велел. Но нет. В июле мужа сажают в карцер за найденный телефон и быстро отпускают под условие: ты нам проводишь кабельное телевидение в колонии, и мы тебе не зачитываем карцер, выписываем поощрения и делаем хорошую характеристику.

Я в ожидании 3-го ребенка занимаю деньги и бегаю в закупках кабеля и усилителей, доставляю всё это в колонию. Муж мой (золотые руки) проводит за месяц кабельное ТВ по всей колонии. Приезжает московская комиссия.

Комиссии показывают: видите, мол, у нас кабельное ТВ, мы с его помощью перевоспитываем контингент. Москва уезжает довольная. И так несколько комиссий подряд.

 Мы ждем, достаем просьбами начальников: когда же характеристика будет готова? И к Новому году выясняется, что карцер зачли, потому что их поругали, какая-то комиссия обнаружила отсутствие карцера у нас в деле.

 Потерпели до января, когда через полгода гасится карцер, и опять к начальству с вопросом о хорошей характеристике. Сделайте, будьте добры, нам рожать в марте 3-го ребенка. Я хоть и в декрете, а хожу на работу: долги ведь отдавать надо.

Уже к Самому Главному подходила, неся свой живот впереди себя на полметра, просила: посодействуйте, ведь я одна, а кабельное ТВ давно работает. Сказал: молодцы, что на третьего решились, посодействуем… А воз наш поныне там.

Накипело. Это, наверное, стандартная ситуация. Ни на что уже не надеемся, детей жаль, а с третьим на работу ходить придется.

Нужны ли суду наши дети, если год назад суд при рассмотрении очередного УДО не пожалел мою семью — это при представлении всех справок из детского онкодиспансера, в котором мы лежали с сыном около года.

Конечно же: зачем нам папина поддержка — колонии он нужнее, чем семье!

Сейчас я подписала договор о заборе стволовых клеток из пуповинной крови при рождении моего третьего ребенка. Вы можете подумать, что это какая-то прихоть, но я придаю этому большое значение после лечения моего сына в онкодиспансере от острого лимфобластного лейкоза.

Я буду молиться, чтобы эти клеточки никогда не пригодились моим детям ни при тяжелых болезнях, ни при (не дай Бог) рецидиве, но я не могу не использовать этот шанс, который дается раз в жизни при рождении.

Есть большая вероятность, что клетки могут подойти как самому ребенку, так его братьям и сестрам. Я встречалась с представителем Гемабанка, получила чемоданчик с набором для забора и договор на рассрочку от 6 марта 2013 г. Первый взнос 14 950 руб.

, который я должна была перевести по реквизитам того же числа, но не сделала этого по причине того, что не смогла занять денег».

Я не прошу финансовой помощи через газету: по опыту знаю, что это не слишком эффективно. Даже не в смысле сбора денег, а в смысле гражданского участия. В городе, откуда пришло это письмо, у меня есть пара знакомых предпринимателей, — буду их просить оказать постоянную материальную подпитку, и общаться с этой семьей сидящего коллеги-бизнесмена.

Здесь нужно видеть глаза женщин, нужно видеть детей, договоры, проблемы, болезни — своими глазами. Именно поэтому еще и не называю город. Мы сами справимся. Просто хочу снять шляпу перед этой женщиной — ее тоже зовут Оля, — мне кажется, что она каждый день в своей ситуации совершает свой большой гражданский подвиг.

Вот такая она сегодня — Родина-мать.

Google ChromeFirefoxOpera

Источник: https://novayagazeta.ru/columns/57143.html

Украинские тюрьмы

Сколько надо отсидеть что б уйти на УДО

Досрочно освободиться. Сколько стоит выйти из-за решетки на свободу? Заключенные говорят: досрочно получить волю может тот, кто имеет деньги. Почему тюремщики неохотно отпускают арестантов на свободу? И как добиться помилования?

Его приговор – восемь лет тюрьмы за разбой. История Александра Бондаренко – словно остросюжетный детектив.

– Я с товарищем в масках, с применением пистолета, проникли в  магазин, угрожая оружием потерпевшей, уложил ее на пол, скрутил скотчем руки, ноги, заклеил ей рот, забрал ключи от машины и уехали.

Александру до свободы – почти три года. Поведение у него хорошее, работает слесарем, никто не жалуется. По закону он может выйти условно-досрочно. И уже подал прошение в суд.

Александр Бондаренко, осужденный:

– Это нереально. Потому что многие остаются. Этот вопрос касается не только меня, а всех, кто пребывает.

https://www.youtube.com/watch?v=TtR4OSPDldg

Денис чуда не ожидал. Отсидел на зоне от звонка до звонка. Хотя и пытался выйти на свободу условно-досрочно. Ему тюремщики буквально так и сказали: Плати!

– Исчислялось это 1200 – 1500 тысячи долларов за год.

Его жена еле-еле наскребла только часть денег. Больше не было.

Жанна Назарова, жена бывшего осужденного:

– Я приехала, привезла 800. И мне сказали: нет. Разговора не будет. Он не стал со мной дальше разговаривать. И в конце концов они нам дали оставить всего 4 месяца…

– Нет, 40 дней.

Оказывается, условно-досрочное освобождение – самая доходная часть бюджета тюремщиков. А в колониях, где есть производственные цеха или мастерские, выпускают заключенных очень неохотно.

– Мы находимся в цеху по изготовлению тапочек. Это из войлока изделия.

Ловкость рук – и никакого мошенничества. Здесь нет ни краж, ни взяток. В этих цехах – только самые честные.

– Сигареты, чай каждый день дают…

Украинские воры, мошенники и убийцы производят мебель, окна, стройматериалы и шьют спецодежду. Говорят, за работой время быстрее летит. Но у заключенного все-таки есть выбор – он может и не работать. Это недавно позволило правительство.

Хокмдар Новрузов, руководитель производства:

– По-моему, надо вернуть этот закон обратно. Находясь в местах лишения свободы, он обязан работать, и тогда будет порядок. 

– Надо золото лить – будут и золото лить. Что нужно делать – будут делать.

Известный в тюремных кругах Паша-Музыкант говорит: заключенный – это дешевая рабочая сила. И в основном они работают на людей в погонах, а не на государство.

Павел Панич:

– В Харьковской прокуратуре – там кованый козыречек поставили. Так этот козырек сделали в 25 колонии. А сколько там таких по дачам?

Здесь продукция стоит в три раза дешевле, чем за колючей проволокой.

Павел Петренко, министр юстиции Украины:

– Близько 100 підприємств, які існують в колоніях – всі збиткові. Це теж нонсенс.

– Почему? Вы знаете о подпольных цехах, которые находятся там?

– Абсолютно вірно. Я знаю, що велика корупція знаходиться в цих підприємствах. Ці підприємства не працюють на державу.

Кто породил эту коррупцию? Вот простой математический расчет. Осужденный получает минимальную заработную плату. Затем государство из нее вычитает за питание, коммунальные услуги в колонии и другие налоги. В итоге заключенный получает гривен двести. В месяц.

Старенький:

– Начальнику вигідніше сказати: я тобі дам тисячу гривень, але не грошима – я тобі цигарок привезу, ще щось, і ти зроби мені. Якщо цю ручку зробити – офіційно вона буде коштувати 20 гривень, то таким чином підприємцеві вона буде коштувати 5 гривень.

Подпольные цеха в колониях процветают. Поэтому досрочно освобождать заключенных-работников невыгодно для зоны. Тюремщики найду способ, что наказать заключенного и испортить ему характеристику.

Старенький:

– Невигідно відпускати цього засудженого, тому що іншого кваліфікованого він так просто не знайде, тому йдуть в ход всякі уловки.

Осужденного Александра Бондаренко привели на суд. Совсем скоро Фемида решит – освобождать ли его досрочно?

– Надежды очень мало, практика показывает, что осужденного держат до последнего. У меня 2 года и 9 месяцев остается.

Почти два часа переживаний – и он услышал то, чего совсем не ожидал: Освободить.

– Я вас поздравлю. Мы вас поздравляем.

Но этот случай пока скорее исключение из правил.

– Я думаю, что это пример того, что что-то будет меняться в нашем государстве.

На его лице впервые за пять лет – улыбка. Александр – снова свободный человек. У него уже есть работа на свободе. Ждут мама и два сына.

Геннадий Стамбула, Мария Тарасова, Святослав Мелешкин, Владимир Коновалов

Источник: https://ntn.ua/ru/products/programs/svidok/news/2015/12/12/18135

В россии смягчились правила условно-досрочного освобождения

Сколько надо отсидеть что б уйти на УДО

Вчера пленум Верховного суда России утвердил поправки в свое постановление об условно-досрочном освобождении. Например, теперь особо поясняется, что раньше срока можно отпустить даже заключенного, имеющего взыскания от тюремного начальства. Всегда надо решать индивидуально, смотреть не на выговоры, а на человека.

Редкий арестант не мечтает выйти на свободу раньше срока. Однако в последнее время судебная статистика разбивала у многих надежды. Суды весьма неохотно отмеривали досрочную свободу.

РГ + Россия 24: ВС объяснил, как взыскать компенсацию морального вреда

Как рассказал вчера журналистам после заседания пленума заместитель председателя Верховного суда России – председатель Судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов, по статистике, в прошлом году судами было рассмотрено 132 358 ходатайств об условно-досрочном освобождении, а удовлетворено из них 54 504 (41 процент). При этом с каждым годом сокращается и число обращений, и процент положительных решений. В 2010 году из 100 ходатайств было удовлетворено 57, в 2011-м – 56, в 2012-м – 51, в 2013-м – 46, в прошлом и того меньше.

При этом Верховный суд России старается изменить практику.

Недавно “РГ” уже писала о кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России, в котором содержались важные пояснения.

Их суть сводилась к тому, что для условно-досрочного освобождения заключенного не требуется от него каких-то особых, исключительных заслуг. Поэтому нельзя в свободе отказывать по надуманным причинам.

https://www.youtube.com/watch?v=eeCLMZcGZLM

До Верховного суда дошло дело конкретного человека, который еще в 2009 году был осужден на семь лет. В начале этого года он подал ходатайство об условно-досрочном освобождении. Однако нижестоящие суды ему отказали. Свою строгую позицию они пояснили так: человек наказан за особо тяжкое преступление, поэтому выпускать рано, мол, мало времени провел в тюрьме.

Дисциплинированность осужденного в колонии тоже в зачет ему не пошла: суды заявили, что соблюдение режима – это обязанность заключенного. К тому же судьи вспомнили старый выговор: еще в 2009 году заключенному сделали устное замечание за курение в неположенном месте. Этот факт тюремной биографии, зафиксированный в деле, перевесил все положительные характеристики.

Так что человека оставили на зоне.

По сути, главный аргумент суда базировался не на нормах закона, а на моральных рассуждениях о социальной справедливости. Преступление страшное, срок маленький, зачем же выпускать человека раньше? Однако Верховный суд России с такой позицией не согласился, отменил предыдущие решения и выпустил человека условно-досрочно.

Конечно, решение было вынесено по конкретному делу, но оно должно было стать ориентиром для нижестоящих судей. Ведь судить иначе – это идти наперекор правовым позициям Верховного суда, а значит, вряд ли решение устоит в высоких инстанциях. Поэтому слова, прозвучавшие в том определении, дорогого стоят.

“По смыслу закона суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким как тяжесть содеянного, наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

“, – говорит Верховный суд.

Однако после этого решения в “РГ” позвонили из аппарата Уполномоченного по правам человека и рассказали об аналогичном деле в Рязанской области. По обстоятельствам все очень похоже, один в один, неплохая характеристика, какое-то старое взыскание и “нет” от суда. Причем не помогли даже ссылки на решение Верховного суда, о котором рассказала газета. Похоже, судьи просто не поверили.

Поэтому кроме решений по конкретным делам, конечно, необходимы и общие разъяснения. Поправки в постановление пленума помогут судам лучше ориентироваться и, как надеются специалисты, изменят статистику: немотивированных отказов в ходатайствах об УДО и об освобождении от наказания в связи с болезнью должно стать меньше.

Мосгорсуд начал переход на систему электронного правосудия

Например, как говорится теперь в постановлении, наличие у осужденного взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания.

Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания. А полное возмещение вреда, вопреки складывающейся практике, не следует считать непременным условием УДО.

Суды должны проверять, пытался ли осужденный возместить ущерб. Если да, но по каким-то причинам не получилось, то его можно отпустить. Но при этом судья вправе обязать осужденного компенсировать ущерб: то есть вопрос расплаты будет под контролем.

Ведь досрочно освобожденный человек не свободен полностью, за нарушение режима поведения на воле он еще может вернуться за решетку.

Также Верховный суд решил пересмотреть свой подход к УДО в случае тяжелой болезни, препятствующей отбыванию наказания. Теперь наличие болезни должно иметь “определяющее значение” для вывода суда.

Иные обстоятельства могут учитываться дополнительно. Например, как уточнил Владимир Давыдов, это могут быть регулярные нарушения режима, когда “из изолятора не вылезает, хотя и больной”.

Прежде “иные обстоятельства” имели больший вес.

Еще один момент: в новой редакции постановления сказано, что тяжесть и общественная опасность самого преступления не должны быть основанием для отказа в освобождении.

Они, как пояснил Верховный суд, уже учтены при определении минимального срока отбытия наказания, необходимого для условно-досрочного освобождения, и назначении наказания осужденному.

Поэтому сейчас надо смотреть не на статью, по которой осудили человека, а на самого человека.

Источник: https://rg.ru/2015/11/18/udo.html

Записки заключенного: полусвобода или полузаключение?

Сколько надо отсидеть что б уйти на УДО

“Химия” или официально ИУОТ (Исправительное учреждение открытого типа) считается ограничением, а не лишением свободы, а это “две большие разницы”, как говорят в Одессе! У зеков появляется больше прав, но и больше ответственности. В идеале “химия” должны постепенно вводить заключенного в общество. Кроме того, есть “химии”, куда “закрывают” по приговору суда за мелкие преступления.

Большая разница

Любимым развлечением зеков на “химии” было “виснуть в Таборе”. Вообще, они пользовались всеми сайтами знакомств, но Табор почему-то был самым популярным. Подолгу отсидев без женщин и телефонов, они пытались максимально быстро наверстать упущенное.

© Sputnik / Табылды Кадырбеков

“Химики” хорошо “наследили” на сайтах знакомств.

Один раз мой сосед по комнате написал девушке совершенно другой адрес в качестве домашнего — за несколько остановок от нашей богадельни, и даже указал другую улицу, на что она ответила: “Химик? Не знакомлюсь!” Хотя попадались и девушки, которые начинали встречаться с зеками. Но эти отношения почти всегда были мимолетными, хотя и наполненными страстью и переживаниями. Были даже дамы, которые встречались с несколькими зеками по очереди, — видимо, входили во вкус.

Поэтому большинство “химиков” ложилось спать часа в два-три ночи, при том, что подъем был в шесть утра. Распорядок дня на “химии” походил на лагерный: подъем, отбой, проверки, по выходным лекции для заключенных. По составу милиционеров ИУОТ тоже было зоной в миниатюре: опера, режимники, отрядники, замполиты, зампоноры и прочие милиционеры.

Но “химия” — это не колония! Здесь зеки ходят на работу, могут по подписанному заявлению выйти на три часа в город, и даже взять паспорт из спецчасти, если четко объяснят, для чего он нужен.

На “химии” у зека намного больше прав, чем в зоне, но и обязанностей прибавляется. Самые главные из них — полностью обеспечить себя и заплатить за комендатуру. В отличие от зоны, в ИУОТ заключенных ничем, кроме постельного белья, не обеспечивают.

Помню, как-то раз, уже будучи химиком, я сказал одному офицеру: “Мы здесь ресоциализируемся”. На что он, улыбнувшись, ответил: “Вы здесь продолжаете отбывать наказание”. В этом диалоге полностью отразилось фундаментальное различие между нашим и милицейским пониманием “химии”. Для нас ИУОТ было “полусвободой”, а для администрации — “полузоной”.

Бывший зек — хороший зек

“Химии” делятся на два типа. На одни попадают по замене режима содержания из зон за хорошее поведение. На других же, так называемых “вольнячих”, сидят те, кто получил «химию» за мелкие преступления и поехал отбывать наказание в ИУОТ из зала суда.

© Sputnik / Михаил Фомичев

Несмотря на то, что по всем логическим понятиям бывшие зеки должны отличаться большей суровостью и тягой к лагерным понятиям, у нас все было с точностью до наоборот…

Попадая в ИУОТ после зоны, человек чаще всего старался забыть уголовные понятия и законы, быстрее от них отряхнуться и пойти дальше (не всегда и не всем это удавалось, поскольку для многих колония была единственным “развлечением” в жизни). На “вольнячей” же “химии” дела обстояли сложнее.

Там нашлись “смотрящие” (в основном из тех, кто сидел раньше), которые пытались собирать общак, определили “петухов”, убиравших туалеты, и попытались воссоздать все атрибуты зоны, которых, по недосмотру суда, были лишены. Об этом знали и наши милиционеры, и зеки, поскольку у всех там были знакомые.

Пили на другой “химии” тоже намного больше. Да и нарушения они совершали чаще.

Единственное, что приходило на ум, когда мы думали о странном поведении сидящих там, это то, что они были не “пугаными” и не уставшими от зоны людьми.

Стоит или не стоит?

Досиживая последние недели в зоне и готовясь ехать на “химию”, я испытывал огромное облегчение от того, что больше не буду мыть ноги и стирать носки в ледяной воде.

Но не тут-то было! Весь срок, который я отсидел в ИУОТ, я продолжал пользоваться холодной водой, потому что горячей не было, она даже не была предусмотрена.

Зеки некоторое время предлагали поставить бойлер и сделать нормальный душ, но администрация решила, что не стоит рисковать, и спустила этот вопрос на тормозах.

“Химия” — это практически общежитие. Зеки живут в комнатах, где помещается от четырех до бесконечности человек, в каждой из которых свой холодильник, чайник и все, что нужно для ведения хозяйства. Микроволновки запрещены, потому что они якобы как-то влияют на проводку. Мультиварками можно пользоваться только на общей кухне.

На входе в комендатуру вместо стола с вахтершей стояла дежурная часть и стальная решетка, которую милиционеры открывали, нажимая на кнопку. Окна тоже были зарешечены.

В принципе, снаружи только решетки и вывеска могли сказать постороннему человеку, что здесь ИУОТ, а так — никаких заборов, ни вышек, ничего подобного.

Хотя, судя по рассказам, некоторые “химии” все же были обнесены заборами.

© Sputnik / Александр Кряжев

В комендатуре всегда очень остро стоял вопрос оплаты за жилье. Вроде бы с зеков требовали относительно небольшие суммы (летом что-то около 10 рублей, зимой под 20 до перерасчета), но за что их платить, мы не понимали.

Горячей воды нет, в комнатах и коридорах не жарко, живем по много человек в комнате, на каждом этаже только по одной электрической плите. Кроме того, у многих “химиков” были проблемы с работой, многим задерживали зарплаты.

Когда милиционеры на собраниях поднимали должников и спрашивали, где деньги, минимум половина отвечала, что либо нет работы, либо за нее не платят.

Поначалу администрация пыталась как-то выбивать зарплату для зеков, по крайней мере, обещала разобраться, потом общий тон собраний изменился, и “химикам” стали говорить, что если вы не можете оплатить комендатуру, чего вы вообще сюда приехали, сидели бы в зоне. Это притом, что зеки в своих отношениях с работодателем более бесправны, чем обычные работяги, и именно милиция должна представлять их интересы.

Недавно мне позвонил товарищ с “химии” и рассказал, что им сделали перерасчет по оплате за комендатуру за три последних месяца прошлого года, и все резко стали должниками. Правда, гасить задолженность разрешили до конца февраля, но все же…

“Ходят слухи, — сказал он мне в трубку, — что ДИНовцы хотят сделать перерасчет чуть ли не за весь прошлый год. По крайней мере, одни милиционеры это опровергают, другие подтверждают”. После этого мой товарищ грязно выругался.

В тесноте…

Еще одна причина, по которой зеки не видели необходимости много платить за комендатуру — это ее сильнейшая перенаселенность.

Когда я попал на “химию”, там с комфортом сидело человек восемьдесят, всем хватало мест в комнатах, и даже пара помещений была отведена под склады.

© Sputnik / Владимир Вяткин

Потом прежний начальник “химии”, получив звание подполковника, ушел на пенсию, и комендатуру начали постепенно заселять. “Заселять” — немного не то слово, в нее начали “трамбовать” людей.

За год число живущих в ИУОТ зеков выросло с восьмидесяти человек до ста шестидесяти, при этом количество комнат увеличилось всего на две (освободили склады), и в них смогли разместить человек около сорока. Остальных заселяли в спальни, сдвигая нары плотнее и ставя новые.

Милиционеры сами говорили, что “химия” уже “трещит по швам”. На собраниях по выходным часть зеков не помещалась в актовом зале и вынуждена была топтаться в коридоре.

Когда я освобождался, “химиков” было уже около двухсот и, как утверждали некоторые представители администрации, — это был не предел, поскольку официально комендатура была рассчитана на триста человек.

Откуда взялась эта цифра, когда и двести заключенных некуда было расселять? Как рассказывали некоторые милиционеры в частных беседах, прежний начальник “химии”, чтобы уйти на пенсию подполковником, при подаче документов в ДИН о том, на какое количество мест рассчитано ИУОТ, вписал в фонд жилых помещений все комнаты, в том числе и кабинеты администрации.

По метражу вышло, что поместится триста человек. Начальник ушел на пенсию, а на “химию” повезли зеков. Не знаю, насколько это было правдой, но помня старого начальника, я готов был в это поверить.

Второй причиной перенаселенности было то, что с нашей “химии” практически невозможно было освободиться досрочно. Раньше положенного срока уходили единицы.

Чтобы уйти на УДО (условное досрочное освобождение) или “домашнюю химию” (более мягкое наказание, чем обычная “химия”), нужно было пройти комиссию в ИУОТ, а потом — суд, который утверждал либо браковал результат комиссии.

Окончательное решение принимал председатель районного суда, к которому относилась наша комендатура. Так вот, судя по рассказам милиционеров, именно эта председатель назвала перечень уголовных статей, по которым “химия” могла даже не предоставлять заключенных к рассмотрению на УДО.

И так вышло, что по этим статьям у нас сидело процентов восемьдесят человек, и им пришлось досиживать срок до конца. Из остальных двадцати процентов уйти раньше времени могли тоже не все.

И получилось, что завозить начали намного больше людей, чем отпускать. Перенаселение, в свою очередь, вызвало постоянные очереди на кухне, в туалете и вообще везде, что тоже не способствовало желанию зеков расставаться с кровно заработанными копейками в счет погашения задолженностей за жилье.

Несмотря ни на что

Но, несмотря ни на что, никто из зеков не хотел возвращаться в лагерь, хотя многие любили говорить о том, что лучше бы остались в колонии — была такая дурная привычка: ходить и ныть, что все не так.

Однако жаловаться, в принципе, было практически не на что, потому что самое главное для заключенного — психологический комфорт, который во многом дает отношение администрации.

А милиция, несмотря на то, что мы были для нее наполовину зеками, каким-то краем ума понимала, что мы уже почти люди.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://sputnik.by/society/20170205/1027291908/kak-zakluchennye-otbyvayut-srok-na-himii.html

Юрист ответит
Добавить комментарий