Статья о пересмотре приговора при пожизненном заключении

Процедура помилования в Украине: что с ней не так?

Статья о пересмотре приговора при пожизненном заключении

08:00, 25 марта 2019

Процедура помилования не урегулирована на законодательном уровне: есть лишь соответствующие упоминания в статьях Уголовного кодекса и Уголовного процессуального кодекса Украины.

Сергей Чванкин, председатель Киевского районного суда Одессы,

глава Ассоциации следственных судей Украины

Ст. 78 Уголовного кодекса Украины предусматривает возможность освобождения осужденного от наказания или дальнейшего его отбывания на условиях помилования.

Помилование, в отличие от амнистии, осуществляется Президентом Украины в отношении индивидуально определенного лица.

При этом актом о помиловании может быть осуществлена замена осужденному назначенного судом наказания в виде пожизненного лишения свободы на лишение свободы на срок не менее двадцати пяти лет.

Законодательство не устанавливает круг лиц, которые могу быть помилованы, фактически помилование может быть применено к любому осужденному при соблюдении ряда условий, что только подчеркивает характер помилования как универсального морально-правового института в отношении всех осужденных.

Примечательно, что процедура помилования не урегулирована на законодательном уровне: есть лишь соответствующие упоминания в статьях Уголовного кодекса и Уголовного процессуального кодекса Украины, тогда как подзаконным нормативно-правовым актом, а именно Положением о порядке осуществления помилования, утвержденным Указом Президента Украины №223/2015 от 21 апреля 2015 года, детализованы основания и порядок помилования осужденных. В частности, предусмотрено, что помилование осужденных осуществляется в виде:

  • замены пожизненного лишения свободы на лишение свободы на срок не менее двадцати пяти лет;
  • полного или частичного освобождения от основного и дополнительного наказаний.

Однако есть ряд условий: если для большинства осужденных ходатайство о помиловании может быть подано после вступления приговора в законную силу, то для осужденных пожизненно ходатайство о помиловании может быть подано после отбывания не менее двадцати лет назначенного наказания. А лица, осужденные за совершение коррупционных преступлений, могут быть освобождены от отбывания наказания в порядке помилования после фактического отбытия ими не менее двух третей срока наказания.

Но далее законодательство связывает возможность помилования лиц, осужденных за тяжкие или особо тяжкие преступления, или которые имеют две и больше судимостей за совершение умышленных преступлений или отбыли незначительную часть назначенного им срока наказания, с такими оценочными основаниями, как исключительность случая и наличие чрезвычайных обстоятельств. При этом Положение о помиловании не содержит соответствующих разъяснений, в чем же могут состоять эти исключительные случаи и чрезвычайные обстоятельства, что допускает различные трактовки. Например, именно на этом основании Президент Украины помиловал гражданина Ирана Али Джадуея, осужденного в июне 2018 года к 11 годам тюрьмы за шпионаж и обменянного на украинского моряка Андрея Новичкова, обвиняемого в Иране в убийстве.

Европейский суд по правам человека уже сформировал пул решений в отношении такой категории, как помилование.

Здесь следует отметить, что ЕСПЧ с учетом многообразия национального уголовного процессуального законодательства рассматривает помилование в рамках более широкого понятия сокращения сроков уголовного наказания, которое может быть реализовано и на условиях условно-досрочного освобождения, пересмотра приговора и т.д.

В частности, в деле «Кафкарис против Кипра» ЕСПЧ указал, что само по себе назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы взрослому преступнику не запрещено и не противоречит ст. 3 или любой другой статье Конвенции, но назначение несократимого пожизненного заключения может вызвать вопрос по ст. 3 Конвенции (запрет бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания).

Анализ судебной практики Европейского суда по этому вопросу свидетельствует, что если национальное законодательство предусматривает возможность пересмотра пожизненного заключения с целью его смягчения, сокращения, прекращения или условно-досрочного освобождения заключенного, этого достаточно, чтобы удовлетворить требованиям ст. 3.

Например, в ряде дел Суд постановил, что если содержание под стражей является предметом пересмотра для целей досрочного освобождения после отбытия заключенным минимального срока, нельзя сказать, что такие пожизненно заключенные лишены всякой надежды на освобождение.

Суд постановил, что это верно даже при отсутствии минимального срока безусловного лишения свободы, и даже когда возможность условно-досрочного освобождения для заключенных, отбывающих пожизненный срок, ограничена.

Отсюда следует, что пожизненное заключение нельзя считать «несократимым» только из-за того, что на практике оно может быть отбыто в полном объеме. Для целей ст. 3 достаточно того факта, что пожизненное заключение является сократимым де-юре и де-факто.

В деле «Винтер и другие против Соединенного Королевства» ЕСПЧ развивает эту позицию и указывает, что пожизненно заключенный имеет право знать в самом начале своего срока, что он должен делать, чтобы была рассмотрена возможность его освобождения, в том числе при каких условиях пересмотр приговора состоится или об этом может быть подано ходатайство. Именно такие критерии должны быть четкими и недвусмысленными, предусматривать реалистичную перспективу освобождения и учитывать обоснованность дальнейшего заключения, степень исправления осужденного, а потому простое достижение преклонного возраста или освобождение в результате болезни не является достаточной гарантией для осужденного.

Прецедентная практика ЕСПЧ уже не только установила общие критерии для сокращения срока приговора, но и дала оценку институту помилования в Украине. В частности, в деле «Петухов против Украины» (№2) Суд отметил, что процедура рассмотрения ходатайств о помиловании изложена в Положении о порядке осуществления помилования, утвержденном Указом Президента.

Среди соображений, которые должны быть приняты во внимание при рассмотрении ходатайства о помиловании, в правилах упоминаются «серьезность совершенного преступления, срок отбывания наказания, характер осужденного, его или ее поведение, наличие искреннего раскаяния, компенсации или возмещения причиненного ущерба, а также связанных с семьей и других обстоятельств».

По мнению Суда, указанные соображения дают некоторые ориентиры в отношении критериев и условий пересмотра пожизненного заключения и могут быть истолкованы как относящиеся к законным основаниям для продолжающегося заключения под стражу.

Следует отметить, однако, что эти соображения применимы в контексте более широкого ограничения.

А именно, в Положении о процедуре помилования говорится, что «лицам, осужденным за серьезные или особо тяжкие преступления или имеющим две или более судимости за совершение умышленных преступлений, может быть предоставлено помилование в исключительных случаях и при чрезвычайных обстоятельствах».

Неизвестно, что подразумевается под «исключительными случаями» и «чрезвычайными обстоятельствами», и нет никаких оснований предполагать, что пенологические (прим.: пенология — наука о наказаниях) основания для содержания кого-либо в тюрьме имеют отношение к толкованию этих понятий в правовых рамках в их нынешнем виде в Украине.

Таким образом, ЕСПЧ в этом деле установил, что осужденные, получившие пожизненное заключение, с самого начала не знают, что они должны делать, чтобы их обращение о помиловании рассмотрели, и при каких условиях это может произойти.

Но даже закрепление формальных критериев не всегда гарантирует соблюдение высоких конвенционных стандартов, ведь возможность сокращения срока отбывания наказания должна подтверждаться еще и эмпирически: помилование не может быть исключительным явлением, а должно представлять собой регулярную процедуру, которая, к тому же, не должна основываться исключительно на мотивах милосердия (старость, болезнь осужденного т.д.). Критерием для досрочного освобождения должно быть наличие пенологических оснований, таких как исправление осужденного, нецелесообразность его дальнейшего заключения, способность жить в социуме и т.д.

ЕСПЧ также принял к сведению утверждение правительства Украины о том, что по состоянию на апрель 2016 года в Украине не было ни одного пожизненно заключенного, имеющего право на президентское помилование, учитывая, что двадцатилетний период «ожидания» должен был рассчитываться с 2000 года, когда было введено пожизненное заключение в Украине, и следовательно, истекает в 2020 году. Согласно информации, к июню 2016 года более семидесяти пожизненно заключенных уже отбыли минимум 20 лет, и сорок из них потребовали президентского помилования, но их ходатайства были отклонены.

Источник: https://sud.ua/ru/news/blog/137914-protsedura-pomilovaniya-v-ukraine-chto-s-ney-ne-tak

Пожизненное лишение свободы. Особенности наказания

Статья о пересмотре приговора при пожизненном заключении

Российская Федерация в 1996 году присоединилась к Уставу Совета Европы, а в 1998 году к Конвенции по защите прав и свобод человека, гарантировав при этом европейскому сообществу, внесение изменений в сферу законодательства.

Изменения напрямую касались сокращения количества приговоров с назначением наказания в виде смертной казни и последующего введения моратория на такое наказание. На сегодняшний день в РФ смертная казнь запрещена решением Конституционного суда. До момента ратификации Госдумой протокола об отмене моратория, запрет на смертную казнь будет бессрочным.

Таким образом, самым серьезным уголовным наказанием, которое по тяжести считается альтернативой смертной казни, стало пожизненное лишение свободы.

В Уголовном Кодексе РФ на ст. 57 возложено регулирование условий назначения пожизненного лишения свободы. Пожизненное заключение или лишение свободы, в связи с мораторием на смертную казнь, стало единственным наказанием за особо тяжкие преступления.

Этот вид наказания предусматривает принудительную изоляцию осужденного от общества и содержание его под надзором в специализированных учреждениях, предназначенных для этих целей.

Основная цель пожизненного лишения свободы заключается в карательном воздействии на виновного, его исправлении и возможного предупреждения будущих преступлений.

Труднодостижимой является цель исправления виновного лица, это связано со спецификой наказания. Цель предупреждения совершения новых преступлений основывается на двух составляющих.

Так нахождение преступника в местах отбывания наказания, лишает его фактической возможности совершить новые преступления, а высокий устрашающий потенциал такого наказания служит средством для общего предупреждения преступлений.

Срок наказания – пожизненный. Окончание срока пожизненного лишения свободы связано со смертью осужденного, произошедшей по объективным физиологическим или другим причинам.

Преступления, предусматривающие наказание в виде пожизненного лишения свободы

В ст. 57 УК РФ сказано, что пожизненное лишение свободы применяется к лицам, совершившим особо тяжкие преступления, направленные против общественной безопасности или особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь. Последние изменения в ст. 57 УК РФ, а именно в ч. 1 вносились в 2004 году ФЗ №74-ФЗ.

Категории преступлений с наказанием в виде пожизненного заключения:

  • террористический акт при особо отягчающих обстоятельствах;
  • умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах;
  • посягательство на жизнь общественного или государственного деятеля;
  • посягательство на жизнь лица, которое осуществляет предварительное расследование или правосудие;
  • геноцид;
  • посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов;

В феврале 2012 года закон подписанный президентом РФ, принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации, добавил к списку преступлений, предусматривающих наказание в виде пожизненного лишения свободы, преступления против здоровья населения и общественной нравственности. Этот вид преступлений распространяется на торговлю и контрабанду психотропных веществ, наркотиков и прекурсоров.

Отбывание наказания

Согласно п. «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ лица, осужденные на пожизненное лишение свободы отбывают наказание в колониях особого режима.

Особые условия содержания осужденных включают:

  • 10 лет (первых) пребывания в строгих условиях содержания;
  • камера не более чем на двух человек;
  • организация трудового места в камере;
  • использование на покупку необходимых вещей только средств заработанных в период отбывания наказания;
  • время ежедневной прогулки – полтора часа.

Если осужденный представляет угрозу для сокамерника, его могут поместить в одиночную камеру. Такие же меры предпринимаются по просьбе самого осужденного или по решению начальника колонии.

При отсутствии нарушений режима отбывания наказания, строгие условия могут быть заменены на обычные. После 10 лет отбывания, на обычных условиях осужденный, не имеющий взысканий за нарушение режима, может быть переведен в облегченные условия отбывания наказания.

Когда нельзя применить наказание в виде пожизненного заключения

Пожизненное лишение свободы не назначается:

  • мужчинам, достигшим возраста 65-ти лет (возраст определяется на момент вынесения судом приговора);
  • женщинам;
  • несовершеннолетним лицам.

В законодательстве существует еще несколько случаев, когда вынести решение о пожизненном заключении не представляется возможным.

Так, например, наличие смягчающих обстоятельств:

  • явка с повинной;
  • активное сотрудничество со следствием (ст. 61 «и» УК РФ);
  • оказании любой помощи медицинского характера потерпевшему (ст. 61 «к» УК РФ).

Пожизненное лишение свободы согласно ст. 62 УК РФ не применяется при:

  • наличии исключительных обстоятельств (перечень обстоятельств, служащих основанием для смягчения наказания, дан в ст. 64 УК РФ);
  • неоконченном преступлении (ст. 66 УК РФ);
  • вынесении присяжными вердикта о снисхождении (ст. 65 УК РФ);
  • истечении срока давности исполнения обвинительного приговора и преступления.

При пересмотре дел в надзорном или кассационном порядке судом не назначается пожизненное лишение свободы.

Условно-досрочное освобождение, в случае назначения виновному лицу наказания в виде лишения свободы пожизненно, возможно по истечению 25-ти летнего срока отбывания наказания.

Юридические и политические деятели постоянно ведут споры о гуманности пожизненного лишения свободы.

Учитывая безысходность, испытываемую осужденным, который постоянно находится в ограниченном пространстве многие считают данное наказание в высшей степени негуманным.

На смертную казнь наложен мораторий ввиду того что жизнь это самое важное и ценное для человека.

Поэтому большинство согласится с тем, что пожизненное лишение свободы – это необходимость оградить граждан от убийц, маньяков и террористов.

Пожизненное лишение свободы дает надежду, несправедливо осужденным, на пересмотр дела или на вынесение оправдательного приговора.

Во времена смертной казни ошибка следствия могла сыграть роковую роль для осужденного, в ряде случаев вместо убийц-маньяков были расстреляны ни в чем неповинные люди.

Следствие и суд могут ошибаться – в таком случае пожизненное лишение свободы – это шанс на исправление ошибки. А для лиц, которые только готовятся совершить преступление, пусть это станет еще одной возможностью одуматься.

Единственная оставшаяся в России высшая мера наказания сопряжена с рядом условностей. Помощь адвоката по уголовным делам – это гарантия соблюдения законности и правомерности применения пожизненного лишения свободы.

Советуем прочесть также:

  • условно-досрочное освобождение

С уважением,

Адвокат по уголовным делам Виктория Демидова

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/pozhiznennoe-lishenie-svobodi/

Судебные ошибки в отношении пожизненно осужденных

Статья о пересмотре приговора при пожизненном заключении

В делах Александра Рафальского, Владимира Панасенко, Зураба Суслова и других правозащитники сомневаются в их виновности.

Чтобы исправлять судебные ошибки по делам пожизненно осужденных и избегать нарушения статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, правозащитники призывают власть предусмотреть четкие механизмы пересмотра дел пожизненно заключенных.

Также они настаивают на создании Государственного бюро расследований, которое будет расследовать случаи пыток в правоохранительных органах.

Евгений Захаров, сопредседатель Харьковской правозащитной группы

Есть известная история Дениса Мусяева, где вообще нет сомнения, что суд допустил ошибку. Он совершил преступление в 2002 году несовершеннолетним и получил пожизненное заключение.

А несовершеннолетние по закону не могут быть приговорены к пожизненному заключению. Максимальное наказание, которое может быть – это 15 лет.

Он уже пересидел эти 15 лет, продолжает сидеть, и ничего в его судьбе не меняется.

Казалось бы, очевидная ситуация. Но говорят: пусть прокуратура инициирует дела. А кто их будет пересматривать, по какой процедуре? Беда в том, что процедуры для исправления судебных ошибок у нас просто нет. Возможно, только по вновь открывшимся обстоятельствам, но их не так просто найти. Их может просто не быть вообще. Кроме того, круг этих обстоятельств очень узок.

Скажем, в Польше Комиссар по правам человека (аналог нашего Уполномоченного Верховной Рады по правам человека) может инициировать пересмотр дел, если есть существенные нарушения прав человека. У нас это невозможно. У нас это законом не предусмотрено.

Я постоянно слышу, что узники в Соединенных Штатах через 20 – 30 лет выходят на волю оправданными. Что интересно, там нет возмещения ущерба от судебной ошибки, если только не доказано, что он был причинен государством напрямую. Возможно, это является одной из причин, по которым там это работает, а у нас – нет?

Я могу вспомнить еще известную историю о Пологовском маньяке. Им оказался патологоанатом Ткач, который насиловал, а потом убивал женщин в 1970-х годах. Он тогда жил в России, а поймали его очень поздно.

В независимой Украине у него было очень много эпизодов. Но за его убийства в Украине сидели более десяти человек, из которых выбивали признание под пытками.

Более шести человек успели завершить свои сроки, когда оказалось, что они эти преступления не совершали.

И что Вы думаете, что их сразу освободили? Вовсе нет! Это был долгий процесс. За это надо было еще бороться. Судьба этих людей была тяжелой. Отец одного не выдержал таких поворотов судьбы и покончил жизнь самоубийством. 

Это реальные факты нашей истории. И таких историй много. Все это говорит о том, что необходимо иметь процедуру пересмотра судебных ошибок.

Варианты пересмотра дел

Все сходятся в том, что нужно вернуть право исключительного производства в Верховный суд, которое у него забрали в 2010 году, когда боролись за него. Тогда была чисто политическая борьба, жертвами которой стали судейские полномочия Верховного суда, который перестал быть высшим судебным органом в Украине. Ему до сих пор, кстати, не возвращены полномочия.

Еще во времена советской Украины и позже право исключительного производства предоставлялось Верховному суду в том случае, если часть палаты по уголовным делам, а именно 5 судей, видят, что приговор сомнительный.

Если они выносят решение о пересмотре, то дело пересматривается. Даже не нужно вновь открывшихся обстоятельств. Это было, и это работало. Тогда можно было иметь претензии к этой процедуре. Но это лучше, чем ничего.

Необходимо вернуть полномочия Верховного суда об исключительном производстве, расширить основания для этого. Все это прописать. Должна быть отдельная глава в УПК по этому поводу.

Можно, чтобы Уполномоченный Верховной Рады по правам человека взял на себя функцию представления к рассмотрению дела Верховным судом, если в деле были существенные нарушения прав человека.

Сначала наш Уполномоченный согласилась, а потом она сказала, что у нее просто нет ресурсов. Это можно понять. Ее бюджет был 21 миллион гривен. Сейчас повысили, но при нынешней экономической ситуации – это очень маленькая цифра. Офис омбудсмана сдерживает себя даже в том, чтобы использовать курьера для отправки писем, как и другие государственные органы, что является абсолютно ненормальным.

Здесь надо думать, чтобы привлечь к этой проблеме систему бесплатной правовой помощи. Для этого нужно ввести соответствующую норму, чтобы в рамках этой бесплатной правовой помощи можно было подготовить заявление о пересмотре дел в порядке исключительного производства, и таким образом представлять интересы таких осужденных.

Не стоит опасаться, что все 2000 пожизненно заключенных в Украине начнут подавать заявления о пересмотре дел.

Количество пожизненно осужденных, в отношении которых есть большие сомнения в законности и справедливости их приговоров, не так много. Мы знаем где-то десяток.

Большинство людей, которые совершили умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, признали свою вину и считают, что их осудили справедливо, и не будут обращаться за пересмотром дел.

Позиция ЕСПЧ

В Европе изменилась парадигма в отношении пожизненного заключения.

Точку в этой истории поставила большая палата Европейского суда по правам человека по делу Винтер против Великобритании, где она признала такую ​​вещь: отсутствие эффективных механизмов пересмотра этого наибольшего наказания является нарушением статьи 3 Европейской Конвенции, поскольку это означает жестокое бесчеловечное обращение.

После дела Винтер против Великобритании были еще два дела по этому поводу, где содержалось такое же определение. Теперь это устоявшаяся позиция, что означает, что любое государство, являющееся членом Совета Европы, должна изменить свое законодательство. 

Хочу обратить внимание на книгу “Пожизненное заключение: Европейские стандарты и украинская практика”, которую мы издали. Она содержит переводы решений ЕСПЧ по этой теме, различные документы по этому поводу. Есть интервью с несколькими из пожизненно заключенными, и есть несколько историй и анализ наших юристов, которые анализируют ситуацию с разных сторон.

Татьяна Мазур, исполнительный директор Amnesty International в Украине

Amnesty International давно говорит о проблеме милицейского произвола, о проблеме применения пыток и жестокого обращения со стороны работников милиции на этапе досудебного расследования.

С 2001 года произошло много событий, в том числе был принят новый Уголовно-процессуальный кодекс (УПК). В соответствии с этим кодексом, жертвы произвола в милиции имеют гораздо лучшую защиту со стороны закона и имеют лучшие гарантии. Мы видим определенный прогресс, в частности, и по делу Александра Бондаренко из села Стецкивка в Сумской области.

Его задержали сотрудники Сумского райотдела милиции 6 октября 2012 года. Они привезли его на завод кормов для животных в Стецкивке и пытали, чтобы заставить его признаться в убийстве двух пожилых женщин, которое произошло в этом селе.

Милиционеры также применяли электрошок, прикладывали провода под током к ногам, заставили его натянуть противогаз, перекрывали воздух и неоднократно доводили его до удушья. Александр написал под диктовку признание, но в суде он отказался от этих показаний.

Его адвокат настаивала, чтобы, в соответствии с новым УПК, его дело рассматривал суд присяжных. В суде Александр рассказал, что с ним произошло, рассказал, что его жалоба на жестокое обращение не была должным образом расследована, что на момент досудебного расследования была закрыта.

Интересно, что суд присяжных, изучив досконально все эти доказательства, пришел к выводу, что Александр не виноват в убийстве. В то же время он обратил внимание на то, что есть основания полагать, что были факты нарушений и ненадлежащего обращения со стороны работников милиции. 

Поэтому несмотря на тот прогресс, который был достигнут Украиной, в частности в принятии нового УПК, дальнейшие судебные ошибки не исключены. Александру Бондаренко очень повезло с адвокатом, которая профессионально сработала.

Защитные механизмы от пыток

Как избегать в будущем судебных ошибок, особенно учитывая то, что Украина находится на интересном этапе реформирования? С нашей точки зрения, существенные изменения должны произойти на этапе досудебного следствия. Оно должно быть в корне изменено.

Чтобы избежать возможности применения милиционерами пыток и жестокого обращения, должна быть очень эффективная система обжалования такого ненадлежащего поведения и привлечения виновных к ответственности.

Сейчас все жалобы на противоправные действия сотрудников милиции подаются в органы прокуратуры, которые, к сожалению, в силу ряда причин, далеко не эффективно, не объективно расследуют их. Очень малое количество работников милиции на самом деле несет наказание за такие существенные нарушения прав человека.

Опять же очень яркий пример, о котором, наверное, не нужно подробно рассказывать, потому что все это видели – это дела Евромайдана. Там были привлечены к ответственности только милиционеры по делу Михаила Гаврилюка.

Другие же работники милиции, которые неоднократно применяли непропорциональную силу, которые произвольно задерживали участников процесса, пытали, расстреливали Небесную сотню, – все они и дальше наслаждаются безнаказанностью.

Надо забирать следственную функцию у прокуратуры и создавать совершенно новый независимый орган, который бы эффективно, соответствующе, тщательно и оперативно расследовал абсолютно все жалобы на противоправные действия на работников милиции.

Это позиция нашей организации, позиция Европейского суда по правам человека и позиция Совета Европы, которую они повторили недавно, озвучив отчет Международной консультативной группы, которые наблюдали за расследованием преступлений на Евромайдане.

Мы понимаем, что это амбициозная задача, что она потребует разработки специального закона, выделения ресурсов из государственного бюджета, но тем не менее в новом УПК есть норма о Государственном бюро расследований.

Если действительно бюро будет эффективно действовать, то и следствие будет намного качественнее, и в результате Украина сможет избежать многих судебных ошибок. 

Александр Букалов, правозащитник, руководитель ОО “Донецкий мемориал”

А что если человека, например, не пытали, а суд одни обстоятельства учел, а другие – нет. И пришел к выводу, что нужно пожизненное заключение, хотя там есть фальсификация.

Так должен ли этот человек сидеть только потому, что ее перед этим не пытали? Я думаю, что, безусловно, нужно вести в законодательство возможность пересмотра дел осужденных на любом этапе. Здесь, правда, нет уверенности, что после просмотра все будет иначе.

Есть категория людей, которые совершили преступления 15 лет назад в тот период, когда смертной казни уже не было, как и пожизненного лишения свободы. Такие люди не могли быть осуждены к наказанию более чем 15 лет. По оценкам нашей организации, их примерно 30 человек.

Половине из них после того, как они много лет обращались в суд, таки исправили эту ошибку и заменили на 15 лет.

А другой половине не стали этого делать, так как появилось решение Конституционного суда о замене смертной казни пожизненным лишением свободы. Они к нему не имеют отношения, потому что они совершили преступление, когда смертной казни уже не было.

Никто не хочет этим заниматься. А уже в начале этого года эти люди отсидели более 15 лет, – это больше, чем они могли тогда получить.

Не исключено, что через несколько лет они будут иметь юридические основания для того, чтобы обращаться в ЕСПЧ о том, что они пересидели срок.

К сожалению, даже Уполномоченный по правам человека в этом вопросе не захотела помочь. Она написала: “Представление в Конституционный суд является не обязанность Уполномоченного, а право“. То есть я имею право обращаться в отношении такого представления, даже если есть нарушения. Это очень печально.

Я считаю, что стоит ввести условно-досрочное освобождение для пожизненно заключенных… Это неправильно, когда есть только одно основание помилования для изменения пожизненного наказания. Надо изменить решение Конституционного Суда в отношении вот этих людей, которые 15 лет назад совершили преступления.

Я думаю, что стоит в тех статьях, которые предусматривают пожизненное заключение, ввести возможность уголовных наказаний сроком до 25 лет. Потому что иногда у судьи, я думаю, есть ощущение, что 15 лет – это недостаточное наказание для человека. И тогда возникает пожизненное лишение свободы.

Стоит говорить, какая же должна быть ответственность тех милиционеров, судей, прокуроров, которые сознательно шли на ошибки и отправляли людей на пожизненное лишение свободы.

Бойкова Ирина, адвокат

Я много лет занимаюсь уголовными делами и представляю интересы нескольких осужденных к пожизненному заключению. В деле Петухова мы выиграли Европейский суд по правам человека.

У нас была экспертиза Института Корецкого о том, что решение ЕСПЧ указало на такие существенные нарушения норм процессуального права, которые должны были по старому УПК, как и по новому, привести к отмене приговора и пересмотру дела.

В деле Петухова ЕСПЧ признал нарушение статьи 3 Конвенции в связи с непредоставлением медицинской помощи. Он заболел туберкулезом в СИЗО. Судили тяжело больного человека, которого привозили из стационара. Ему было даже трудно находиться в зале суда, не только себя защищать.

На редкость мне повезло с новым УПК. У меня нашлись новые обстоятельства дела Петухова. Я как адвокат начинаю искать свидетелей. Я нахожу их благодаря работникам правоохранительных органов. Пришли мы в Апелляционный суд через Высший специализированный суд.

Он допросил свидетелей и сказал, что он сам не обратился. Ну почему человек должен сам обращаться? Ну нет в Украине процедуры пересмотра дел.

Суд 17-томное дело изучал 13 минут, согласно журналу судебного заседания, и признал, что новые открытые факты не имеют значения.

Почему у нас сроки в 20 – 25 лет? На кого мы равняемся? На Кипре каждое убийство влечет за собой пожизненный срок, но сколько там вариантов пересмотра. Нам тоже нужно к этому идти.

Если ЕСПЧ имеет рекомендации для Украины, то давайте вносить изменения. Давайте смотреть, как европейцы, а не думать, что 25 -30 лет мы должны кормить, охранять, лечить тех людей, которые сомнительно осуждены к таким серьезным мерам наказания. 

Источник: https://zmina.info/ru/articles-ru/jus_est_ars_boni_et_aequi_abo_chi_zdatna_ukrajina_vipravljati_sudovi_pomilki_u_doli_dovichnikiv-2/

Отсутствие возможности пересмотра приговора о пожизненном лишении свободы нарушает статью 3 Конвенции

Статья о пересмотре приговора при пожизненном заключении

Текст решения ЕСПЧ (англ.)

Текст перевода решения ЕСПЧ (рус.)

15 сентября 2015 года Европейский суд по правам человека вынес решение Кайтан проти Турции (№ 27422/05), признав нарушение статьи 3 Конвенции по причине отсутствия возможности пересмотра приговора о пожизненном лишении свободы заявителя и присудив ему компенсацию в размере 1 000 в счет возмещения затрат и расходов.

Факты

В марте 2002 года в отношении заявителя заочно было возбуждено уголовное дело за его принадлежность к РПК (Рабочей Партии Курдистана), незаконной вооруженной организации.

В обвинительном заключении прокурор ссылался, среди прочего, на признательные показания некоторых обвиняемых лиц, которые в своих заявлениях в полицию, утверждали, что заявитель был вовлечен в ряд действий террористической направленности с 1991 года. На заявителя было оформлено «красное уведомление» через Интерпол.

В неустановленный день заявитель был арестован в Сирии. Заявитель содержался в Штаб-квартире службы безопасности города Дамаск предположительно двадцать три дня, после чего был передан турецким властям 15 августа 2003 года. 

20 августа 2003 года прокуратура города Эрзурум подала дополнительное обвинительное заключение, в котором выдвинула заявителю обвинение в соответствии со статьей 125 действовавшего на тот момент Уголовного кодекса в попытке свержения конституционного строя и единства турецкого государства, и выведения части страны из-под контроля государственных органов.

21 сентября 2004 года суд присяжных города Эрзурум признал заявителя виновным в инкриминируемых ему деяниях. В мотивированном приговоре, суд установил, что заявитель принимал участие, по меньшей мере, в 15 вооруженных нападениях, совершенных в период до 1992 года, из 59 эпизодов, в совершении которых он обвинялся.

В их число вошли те нападения, в совершении которых заявитель признался во время его допроса жандармами, а затем прокурором, такие как: поджог трех начальных школ, ограбления нескольких деревенских охранников и столкновения с силами безопасности.

Данные нападения хронологически корреспондировали друг с другом и с многочисленными официальными документами, связанными с этими событиями.

Кроме того, суд постановил, что совершения этих нападений является достаточным основанием для признания заявителя виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 125 действующего на тот момент Уголовного кодекса, и подчеркнул, что только после проведения нескольких судебных заседаний заявитель отказался от своих первоначальных показаний и утверждал, что он принимал участие в вооруженных нападениях, в которых террористы были убиты, и отрицал свою причастность к тем, в которых были убиты сотрудники сил безопасности. Суд указал, что доводы заявителя не могут быть признаны надежными с точки зрения хронологии событий. Суд также заявил, что на протяжении уголовного дела заявитель последовательно и с гордостью заявлял, что он был членом нелегальной организации и был ответственен за пропагандирование ее идей, и он не выявил ни малейшего раскаяния, которое указывало бы на вероятность того, что он не планирует повторять подобные преступления. Наконец, суд указал, что заявитель отказался даже от возможности использования закона № 4959 для улучшения своего положения (отдельные пункты статьи 4 упомянутого закона предусматривают применение наказания в виде лишения свободы на срок от 12 до 19 лет взамен «пожизненного заключения за совершение преступления при отягчающих обстоятельствах», в случае предоставления подлинной информации о структуре террористической организации или ее деятельности) и, соответственно, приговорил его к «пожизненному заключению за совершение преступления при отягчающих обстоятельствах».

7 января 2005 года кассационный суд оставил приговор в силе.

Оценка Суда

Суд отмечает, что заявитель был приговорен к отбыванию пожизненного наказания за совершение особо опасного преступления – за террористическую деятельность, направленную на свержение конституционного строя и единства турецкого государства, и выведения части страны из-под контроля государственных органов.

Такое наказание означает, что он останется в тюрьме до конца своей жизни, независимо от соображений, связанных с его опасностью и без возможности условно-досрочного освобождения даже после определенного срока содержания под стражей (см. Öcalan (no.

2), §§ 182-186, выводы Суда относительно жалобы в соответствии со статьей 7 Конвенции).

Суд отмечает, что заявитель был осужден по статье 125 действовавшего на тот момент Уголовного кодекса, и в соответствии со статьей 107 Закона № 5275 «О приведении приговоров в исполнение и мерах безопасности», его правовое положение исключает применение условно-досрочного освобождения или применения срока давности (см.Öcalan (no. 2), § 202).

Несмотря на то, что освобождение по состоянию здоровья предусмотрено в национальном законодательстве, Суд напоминает, что возможность такового, либо амнистии, не рассматриваются как отвечающие понятию «перспектива освобождения» на законных основаниях (Vinter and Others, § 129, и Öcalan (no. 2), § 203).

С другой стороны, если национальное законодательство не предусматривает какого-либо механизма или возможности для пересмотра срока пожизненного заключения, несовместимость со статьей 3 соответственно, возникает уже в момент вынесения пожизненного приговора, а не на более поздней стадии непосредственного лишения свободы (Vinter and Others, § 122).

Таким образом, Суд считает, что в материалах дела нет никаких оснований, аргументов, либо любых примеров национальных судебных решений, которые позволили бы отойти от предыдущих выводов Суда в вышеуказанном делеÖcalan (no. 2). Поэтому Суд определяет, что была нарушена статья 3 Конвенции.

Суд также считает необходимым подчеркнуть тот факт, что заявитель не пытался утверждать об отсутствии законных оснований для его дальнейшего содержания под стражей, и напоминает, что установление факта нарушения не может быть истолковано как возможность дальнейшего освобождения от отбывания наказания (Vinter and Others, §§ 108, 120 и 131, Öcalan (no. 2), § 207; см. также Harakchiev and Tolumov, §§ 247 268).

Текст решения ЕСПЧ (англ.)

Текст перевода решения ЕСПЧ (рус.)

Источник: https://precedent.in.ua/2016/02/15/otsutstvye-vozmozhnosty-peresmotra-p/

ФСИН: Каждый восьмой пожизненно осужденный уже имеет право на УДО

Статья о пересмотре приговора при пожизненном заключении

25 лет назад в России стали применять наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Сколько таких заключенных уже имеют право просить о досрочном освобождении, есть ли у них шанс выйти на свободу и как меняются условия их содержания — в интервью ТАСС рассказал начальник Управления исполнения приговоров и специального учета ФСИН России генерал-майор внутренней службы Игорь Вединяпин.

— 25 лет назад в России стали применять пожизненное лишение свободы, заменившее смертную казнь. Как оно вводилось в России?

— В законодательстве СССР отсутствовало наказание в виде пожизненного лишения свободы. При этом предусматривалась возможность замены в порядке помилования смертной казни лишением свободы на срок не свыше 20 лет.

Законом РСФСР 17 декабря 1992 года в Уголовный кодекс были внесены изменения, в соответствии с которыми исключительная мера наказания — смертная казнь — в порядке помилования могла быть заменена пожизненным лишением свободы.

При этом пожизненное лишение свободы тогда не было включено в систему наказаний и поэтому не могло назначаться судом.

В качестве самостоятельного наказания пожизненное лишение свободы было введено в Уголовном кодексе Российской Федерации, принятом в декабре 1996 года, однако лишь как альтернатива смертной казни за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь. Назначать пожизненное лишение свободы за совершение отдельных видов преступлений стали с июля 2004 года.

— Куда направляли первых таких осужденных? И сколько таких колоний и осужденных на сегодняшний день?

Функционируют семь исправительных колоний для пожизненно осужденных, в которых отбывают наказание 2010 человек

— В 1987 году единственным учреждением в СССР, где содержались осужденные, которым смертная казнь была заменена определенным сроком лишения свободы, стало исправительное учреждение, расположенное в Свердловской области.

В настоящее время оно продолжает оставаться единственным учреждением, где отбывают наказание осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена 25 годами лишения свободы. Сейчас там 70 таких осужденных.

А с 1992 года в это же учреждение стали направляться осужденные, приговоренные к пожизненному лишению свободы. В 1993 году таких осужденных было 15 человек. В 1994 году для отбывания пожизненного лишения свободы было организовано еще одно учреждение — в Вологодской области.

В настоящее время в уголовно-исполнительной системе функционируют семь исправительных колоний для пожизненно осужденных, в которых отбывают наказание 2010 человек.

— Чем отличаются эти учреждения друг от друга? Есть ли что-то особенное в новой колонии в Хабаровском крае?

— Режим содержания одинаков во всех учреждениях для пожизненно осужденных, поэтому отличаются они друг от друга только географическим положением, а соответственно климатическими условиями, и, конечно же, лимитом наполнения. Поэтому существенных отличий с точки зрения функционирования этих учреждений вы не найдете.

— Каков социальный портрет таких осужденных?

— Подавляющее большинство, свыше 94%, отбывают наказание за убийство. Для многих из них это не первая судимость. 23% отбывают наказание второй раз. Примерно 42% осуждены в третий раз и более.

Все осужденные к пожизненному лишению свободы — это мужчины. Такое наказание не назначается женщинам, а также лицам, не достигшим 18 лет, и тем, кому к моменту вынесения судом приговора исполнилось 65 лет

Все осужденные к пожизненному лишению свободы — это мужчины. Такое наказание не назначается женщинам, а также лицам, не достигшим 18 лет, и тем, кому к моменту вынесения судом приговора исполнилось 65 лет.

То есть возраст человека, которому суд может назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы, варьируется от 18 до 65 лет.

На практике же наибольшее количество содержащихся в исправительных колониях для пожизненно осужденных составляют лица в возрасте от 41 до 54 лет.

— Много ли тех, кто отбывает наказание свыше 25 лет, и сколько составил самый продолжительный срок отбывания наказания?

— Сегодня в исправительных колониях для осужденных к пожизненному лишению свободы содержится 267 человек, у которых наступило право на условно-досрочное освобождение, то есть тех, кто отбыл срок свыше 25 лет. Самый продолжительный срок отбывания наказания осужденными к пожизненному лишению свободы составляет 30 лет.

— После первых 25 лет лишения свободы у них появляется право просить об условно-досрочном освобождении. Как часто осужденные пожизненно пользуются таким правом? Сколько таких просьб было за эти годы?

Хотя само наказание в виде пожизненного лишения свободы стало назначаться 25 лет назад, у части осужденных, с учетом ранее вынесенных приговоров, 25-летний срок наказания истек несколько лет назад

— Хочу заметить, что хотя само наказание в виде пожизненного лишения свободы стало назначаться 25 лет назад, у части осужденных, с учетом ранее вынесенных приговоров, 25-летний срок отбытия наказания истек несколько лет назад. Число таких осужденных растет. Из 267 осужденных, которые уже могут воспользоваться таким правом, подали ходатайство об условно-досрочном освобождении 56 человек. Всем им судом было отказано в удовлетворении ходатайства.

— Были ли случаи переквалификации приговоров для пожизненно осужденных или даже отмены приговора?

— За время существования исправительных колоний для осужденных к пожизненному лишению свободы было освобождено пять осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования была заменена пожизненным лишением свободы.

Все эти лица при пересмотре приговоров в соответствии с современным уголовным законом и переквалификации уголовных статей, предусмотренных Уголовным кодексом РСФСР, получили определенные сроки лишения свободы и освободились в связи с отбытием ими срока наказания.

— Возможен ли выход на свободу для таких осужденных по состоянию здоровья, препятствующему лишению свободы?

— Теоретически выход на свободу таких осужденных по состоянию здоровья возможен.

Осужденные, страдающие болезнями, включенными в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, подлежат медицинскому освидетельствованию в порядке, установленном постановлением правительства Российской Федерации от 06.02.

2004 №54 “О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью”. Однако принятие решения об освобождении относится к исключительной компетенции суда.

— А может ли теоретически такой осужденный быть освобожден по достижении им 100 лет?

— В настоящее время российским законодательством не предусмотрен предельный возраст нахождения в местах лишения свободы, поэтому, скорее всего, он не сможет выйти на свободу даже по достижении 100 лет. Однако каждый подобный случай, если бы он имел место быть, я думаю, рассматривался бы индивидуально судом, с учетом определенной совокупности условий.

— Есть ли трудовая занятость в колониях для пожизненно осужденных и что там производят?

— Учитывая особенности личности некоторых осужденных и характер совершенного преступления, не каждый из них может быть привлечен к труду. Однако трудовая занятость в таких колониях есть, и практически половина отбывающих пожизненный срок работают.

Трудятся они в специально оборудованной рабочей камере, а в некоторых случаях — своей собственной. Осужденные в основном занимаются выпуском швейных изделий и обуви, сувенирной продукции, различных товаров народного потребления и изделий деревообработки.

— Правда ли, что они могут дистанционно получать высшее образование?

— Да, осужденные к пожизненному лишению свободы не ограничены в праве получать образование. По желанию и за свои средства они могут дистанционно обучаться в высших учебных заведениях.

Кроме того, в исправительных учреждениях осужденные имеют возможность получить общее образование. Однако пользуются этим правом не так много осужденных.

Сегодня в образовательных учреждениях, в том числе дистанционно, обучаются 42 человека.

— Менялись ли порядок и режим содержания пожизненно осужденных за последние 25 лет?

— Требования по размещению осужденных и соблюдению порядка в учреждениях для осужденных к пожизненному лишению свободы наиболее строгие, что обусловлено характером совершения преступлений и личностью преступников.

Вместе с тем за время исполнения данного вида наказания требования по размещению осужденных, обеспечению безопасности сотрудников и иных лиц, которым законом предоставлено право посещения данных учреждений, претерпели ряд изменений.

В помещениях камер нового типа, в которых отбывают наказание осужденные к пожизненному лишению свободы, в обычных и облегченных условиях разрешается просмотр телевизионных программ, в камерах строгих условий работает радио

Осужденным, отбывающим наказание в обычных условиях, увеличена продолжительность прогулки с полутора до двух часов, в облегченных условиях — до двух с половиной часов. Кроме того, предусмотрена возможность увеличения на 30 минут времени прогулки при хорошем поведении осужденного.

Введено право на предоставление двух краткосрочных и одного длительного свидания в течение года для осужденных к пожизненному лишению свободы, содержащихся в строгих условиях отбывания наказания.

Также увеличено количество денежных средств, разрешенных к расходованию для приобретения продуктов питания и предметов первой необходимости.

Беседовал Александр Шашков

Источник: https://tass.ru/interviews/5159902

Юрист ответит
Добавить комментарий