Стоит ли заводить уголовное дело,если молодой человек получил тяжелую травму и умер в реанимации?

Детская преступность – что изменилось и почему

Стоит ли заводить уголовное дело,если молодой человек получил тяжелую травму и умер в реанимации?

За последние 20–30 лет детская преступность коренным образом изменилась: на сменухулиганской пришла корыстная, жестокая и стайная. Тревожный сигнал для общества но, по мнению большинства опрошенных «Лентой.ру» экспертов, государство с опозданиемреагирует на это. А многие объективные данные остаются закрытыми.

В начале августа в столичном районе Вешняки задержали преступную группу: двое 18-летних молодых людей и трое несовершеннолетних за четыре дня совершили два жестоких нападения на случайных прохожих. В результате один гражданин получил тяжелые травмы,а второй скончался в реанимации. Добыча преступников — банковская карта, с которой они сняли 16 тысяч рублей.

Несколькими днями позже полицейские задержали еще одну подростковую группу: 17-летняя девушка и три пацана, младшему из которых не исполнилось и 14-ти, нападали на прохожих,жестоко их избивали и отнимали ценности. Один из пострадавших скончался, второй до сихпор находится в коме.

В середине июля в Новосибирской области 11-летний мальчик обматерил случайного прохожего. В ответ на замечание приятели грубияна, три подростка в возрасте 15–16 лет,до смерти забили человека штакетником.

Эти преступления, как считают специалисты, характерны для современной России. Нынешние малолетние преступники сильно отличаются от дворовой шпаны 20-30-летней давности.

Любовь и кровь

В Мособлсуде сейчас слушается удивительное уголовное дело: родители мешали встречаться мальчику и девочке, и те решили их убить. Однажды ночью девушка, дождавшись, когдаее родители уснут, открыла дверь своему другу.

Позже на теле отца эксперты насчитали более 30 ножевых ранений, матери и старшей сестре удалось выжить, но лечиться им предстоит еще очень долго. Влюбленные в ту же ночь скрылись из подмосковной Истрыи через несколько дней явились с повинной в полицию в Рязани.

На допросах и в суде они валили и валят вину друг на друга. Былых романтических чувств уже нет.

В момент преступления девушке было чуть больше 15 лет, ее возлюбленному — чуть меньше 17.

Необдуманная жестокость и ничтожный повод — совсем недавно ничего подобного в нашейстране не было. Но оценить реальную картину происходящего трудно. Объективную информацию под предлогом защиты прав несовершеннолетних, как правило, закрывают.

Педагоги считают, что правонарушителей-подростков надо воспитывать, наказывая не такстрого.

И максимально защищать от грубого общественного мнения, способного нанести серьезную психологическую травму несовершеннолетнему.

Но беда в том, что защиту государство обеспечило, а вот воспитание и работу — нет. Более того, стремление отчитатьсяоб успехах превратилось в самое главное препятствие в борьбе за молодежь.

— Раньше, 20 лет назад, когда я только начинала работать в системе исполнения наказаний, абсолютное большинство подростков совершали преступления чисто из желанияпокрасоваться перед друзьями, — рассказывает Наталья, бывший сотрудник однойиз воспитательных колоний, 15 лет прослужившая начальником отряда. — Я помню мальчика, который напал на возвращавшуюся домой пенсионерку и забрал кошелек, в котором было300 рублей — в 1998 году столько стоила буханка хлеба. Он совершил преступление, желая реабилитироваться в глазах красивой одноклассницы, которая в разговоре упомянула, что полюбит только того, кто способен доказать свою силу и смелость, пусть даже преступлением. Я помню другого мальчика — он убил своего отца и двух его собутыльников, когда те ночью попытались надругаться над его девятилетней сестрой. Сейчас же — никаких романтических или других мотивов.

Если раньше, по ее словам, в колонию в основном попадали по дурости, то теперь там сидят квалифицированные убийцы, мошенники и торговцы наркотиками. И несмотря на всезапреты, все чаще преступления совершают пьяные дети.

— Двадцать и даже пятнадцать лет назад практически не было осужденных за мошенничество— из всех корыстных преступлений чаще всего встречались кражи, в том числе квартирные: мальчишек нанимали, чтобы они влезали в форточку и открывали взрослым дверь изнутри.Сейчас же каждый третий — мошенник. А такие преступления планируются заранееи совершаются осознанно, — рассказывает Наталья.

Алексей Б. осужден к четырем годам лишения свободы и обязан возместить потерпевшим ущерб — более 30 миллионов рублей. Он создал фальшивый сайт интернет-магазина, мало отличимый от настоящего.

Деньги потратил на развлечения, после задержания и следствияу него обнаружили чуть больше 20 тысяч рублей. Осужден он именно за мошенничество.

В колонии у него несколько друзей — все, что называется, неплохо рубят в компьютерах.

Взращенные лгунами

Он рос во вполне обеспеченной семье: мама — госслужащая, отец — менеджер высшего звена в очень крупной частной компании. Внешне все было благопристойно: отпуск вместена море, в гости — всей семьей, ребенок был обеспечен «не хуже других», а уж когда увлекся компьютерами, то отказов от родителей не знал. В школе, кстати, учился очень хорошо…

По словам педагогов, все дело в окружавшей его с детства лжи: отец в гостях говорил одно, а на кухне — совсем другое. Начальника своего презирал и часто в семье очень злобно высмеивал. Но в глаза откровенно льстил, а когда однажды забыли пригласить на его день рождения шефа, чуть с инфарктом не слег. Мать вела себя так же.

Оба имели любовникови даже часто их меняли, скрывая друг от друга, но не скрывая от сына… Уезжали«в командировки», но просили «прикрыть». Когда в квартиру с обыском пришла полиция, оба были шокированы — но уже через несколько дней вину за плохое воспитание сына валили друг на друга. Во время суда над сыном просто развелись.

Теперь у каждого новая семья, ик Алексею в колонию они ездят все реже и реже.

— Корни всех подростковых преступлений — в семьях, — говорит адвокат Юлия Жукова. — Когда родители вынуждены больше думать о хлебе насущном и все силы кладут именнона зарабатывание денег, они забывают о детях.

Прикрываясь именно этой якобы благородной причиной. Детям же часто нужны не деньги, а внимание. Которое они находят вне семьи. Где, увы, часто господствуют стайные чувства и стайные настроения.

Эта истинабанальна, но менее истинной от этого быть не перестает.

Драгдилеры на скейтах

— В нашей стране формально уголовная ответственность наступает с 14 лет, однако это касается особо тяжких преступлений против личности. А по менее тяжким составамк ответственности привлекают с 16 лет.

Этим и пользуются организованные преступные сообщества, и в первую очередь — распространители наркотиков. Для них подросток,не подлежащий уголовной ответственности, — находка. Даже если его задержатс наркотиками, все равно отпустят.

Поэтому оргпреступные группы активно вовлекают в своиряды малолеток, — говорит адвокат Александр Юрьев. — Причем здесь спрос гораздо превышает предложение: дети грамотные, они знают свои права и свои обязанности, и всенадеются соскочить к возрасту наступления уголовной ответственности.

Увы, их жизненныйопыт настолько мал, что даже про бесплатный сыр в мышеловке они не слышали. А те, кто слышал, считают себя хитрее окружающих.

По оперативным данным, заметная часть распространителей наркотиков — малолетки.Их осознано привлекают к «работе»: они вызывают меньше подозрений, а привлечьк уголовной ответственности их просто нельзя.

Поэтому несовершеннолетние наркокурьеры разносят по тайникам расфасованные дозы наркотиков, на своих велосипедах и самокатахдоставляют пакеты с «дурью» с одного адреса на другой, иногда в школьных ранцах несути тяжелые свертки с оптовыми партиями наркотиков.

Монетная зависимость

— Я никогда не служил в подразделениях НОН (незаконный оборот наркотиков), — рассказывает Юрьев. — Но не верю в истории про то, что детей специально сажают на иглу.Не нужно это — им достаточно предложить деньги.

Вот с такими завербованнымия сталкивался не раз — причем, на мой взгляд, эта приманка опаснее марихуаны. Мальчик, получающий несколько сот или тысяч рублей за рядовые курьерские функции, быстро привыкает к деньгам, к тому же у него возникает иллюзия того, что он их заработал.

И когданаступает возраст уголовной ответственности, он уже вполне сознательно продолжает эту деятельность — за деньги.

Увы, вот тут-то и приходит расплата: такой работник будет сдан при первой же возможности, поскольку запросы у него растут, и он, по большому счету,не нужен и даже опасен. На его место можно найти малолетку, которого легче контролировать.

Эдуарду предложили подработать в 12 лет — на велосипеде развозить пакеты по разным адресам. Тысяча рублей за каждую поездку. Внимание старшеклассника он привлек именно велосипедом… и видом «ботаника» — очки, костюмчик с галстуком, книжка под мышкой. После первого поручения было второе, третье… Примерно через месяц Эдик догадался: возитон наркотики.

Но к легким деньгам уже привык, только стал осторожнее: сначала купилланч-бокс и сверток клал под бутерброд, потом сделал специальный контейнер, который внешне не отличался от школьного пенала, полного ручек и карандашей. Через год ему, 13-летнему, доверили уже крупные свертки — но проинструктировали, чего надо опасаться ина что обращать внимание.

Даже показали фотографии сотрудников профильного отдела полиции.

Он не мог не попасться на глаза сотрудникам полиции. Его негласно проверили, установили, что он постоянно встречается с известным торговцем наркотиками. Выяснили, сколько ему лет.

И однажды задержали, уверенные, что ему уже исполнилось шестнадцать…Но выяснилось, что в оперативные документы вкралась опечатка — в день задержания Эдуарду было 15 лет и 10 месяцев.

Пришлось отпустить, хотя наркотики изъяли.

А через месяц, накануне дня рождения, Эдуард пропал без вести. Его тело так и не нашли.

Страха нет

О том, что есть преступные организации, которые усиленно вербуют детей, не подлежащихуголовной ответственности, оперативники говорили давно. Но им не верили.

Это недовериеаукнулось несколько лет назад — когда в Сибири пышным цветом расцвела субкультура АУЕ («арестантский уклад един»), а в европейской части России — ее аналог ACAB (от английскогоAll Cops Are Bastards, «Все копы — ублюдки»).

Дети и подростки, и уже даже нев специализированных, а в обычных школах, собирают деньги в общак и живут «по понятиям», насаждаемым криминальными элементами. Потому что «сегодня я помогаюсидельцам, а завтра другие помогут мне». Так нынешнее поколение россиян переиначило девиз «Один за всех, и все за одного».

— В советские годы на малолетнего, еще не преступника, а правонарушителя, наваливались всем миром — рассказывает социальный педагог Александр Бакумов. — И школа, и райкомкомсомола, и профсоюзы, и детская комната милиции. Сообщали родителям на работу,ставили на учет в детскую комнату.

То есть, говоря казенно, просто со всех сторон окружали пристальным вниманием. И в этом окружении, во-первых, трудно было что-то совершить, аво-вторых, возникал определенный страх — страх ответственности. Сейчас же ни у школы, ниу комиссии по делам несовершеннолетних нет таких полномочий.

Статистика говорит: детская преступность неуклонно снижается. По официальным данным, в2006 году в специальных исправительных учреждениях содержалось 13 609несовершеннолетних осужденных, а в 2016-м — почти в десять раз меньше, всего 1655, в томчисле 119 девушек.

— Статистика подростковой преступности отражает действительность не более чем на60 процентов, — рассказывает Александр Кузема, адвокат АК «Кузема и партнеры». — Понимаете, преступление считается совершенным, если возбуждено уголовное дело. А есливынесен отказ — то преступления как бы нет.

Но отказ в возбуждении возможен и в томслучае, если совершившее правонарушение лицо не подлежит уголовной ответственностив силу возраста. Органам внутренних дел выгодно, чтобы преступлений было меньше.Но борьба за статистику имеет оборотную сторону: дети и подростки понимают, что остаются безнаказанными.

И только наглеют.

Автор Игорь Цесельский. 

Источник: https://www.b17.ru/blog/70112/

Новости Происшествий в Перми

Стоит ли заводить уголовное дело,если молодой человек получил тяжелую травму и умер в реанимации?

В 2018 году в Пермском крае трагедии уносили жизни людей: пожар в чусовском общежитии, бабушка с онкологией из Кизела, умершая от голода девочка в Краснокамске, пожар в соликамской шахте. «Новости Перми» вспомнили самые громкие происшествия уходящего года.

15 января в пермской школе № 127 два подростка устроили резню в младших классах. К четвероклассникам на урок ворвались двое юношей с ножами и в масках, они стали нападать на детей.

Учеников защитила их педагог, принявшая основной удар на себя. Всего пострадали 15 человек, учительница находилась в реанимации. Нападавшие также получили ранения.

Оба подростка долгое время проходили психиатрические экспертизы. Суд приговорил одного к девяти годам и 10 месяцам в воспитательной колонии. Второй признан невменяемым и находится на принудительном лечении.

В Чусовом пожар забрал жизни шести человек. 27 февраля 18-летняя горожанка пыталась согреть свою комнату в общежитии электрической плиткой. Девушка поставила плитку на ковер и ушла из комнаты. В какой-то момент ковер загорелся, пламя быстро распространилось по всему коридору, воздух наполнился дымом.

https://www.youtube.com/watch?v=TGGjhezsRIg

В страшном пожаре погибли шесть человек, среди них было трое детей. Дети умерли от отравления угарным газом. Девушку признали виновной в трагедии и приговорили ее к одному году и 10 месяцам лишения свободы в колонии-поселении.

Пермь снова пострадала от стихии. 20 июня по городу прошелся ураган. Ветер обрушил кирпичную стену ресторана «Никала Пиросмани». Куски камня ранили 56-летнюю женщину. Посетительница серьезно пострадала, а рухнувшая стена стала угрозой и для других клиентов ресторана.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей.

В Краснокамске на глазах друзей и соседей мать заморила голодом собственную дочь. 16 июля 14-летняя девочка умерла. Вскоре стало известно, что положение в семье было ненормальное – женщина кормила свою дочь только два раза в неделю.

Девочка была отличницей, слушалась свою мать во всем. Соседи часто слышали, как она плачет и просит еды, но в ответ женщина только кричала на дочь. Люди догадывалась о том, что в семье происходит неладное, но никто ничего не предпринимал.

25 июля родительницу задержали сотрудники следственного комитета, ее обвинили в смерти девочки. После этого происшествия в Пермском крае едва не приняли закон, согласно которому педагоги должны были проверять холодильники в семьях своих учеников. В правительстве отказались от такой меры.

В Чайковском 18-летняя девушка также стала жертвой своей матери. Дочь и мать часто ссорились, не понимали друг друга. 9 августа женщина взяла топор и убила девушку. После женщина покинула в квартиру и уехала из Пермского края.

Тело девушки нашел ее брат 10 августа, он вызвал полицию. Мать задержали 10 августа в Ижевске. По факту убийства возбудили уголовное дело.

В начале сентября в Перми в открытую шахту лифта упала пенсионерка. 68-летняя пермячка по просьбе лифтерши согласилась помочь людям, застрявшим в лифте дома по улице Кронита 4/1. Она стояла на восьмом этаже у открытой шахты, чтобы туда никто не попал. 

В какой-то момент женщина сорвалась вниз и разбилась. За смерть пермячки перед судом отвечала лифтерша. На заседании она плакала и говорила, что готова к любому наказанию. Суд приговорил ее к двум годам ограничения свободы.

Безответственное отношение к старикам проявилось в прикамской больнице. 92-летняя бабушка из Кизела страдала от полипоза, половина ее лица распухла от новообразования.

В больнице Кизела врачи отказывались лечить ее, ссылаясь на возраст. В мае пенсионерку записали на консультацию онколога в краевом онкодиспансере, но пациентка не смогла приехать в Пермь из-за плохого самочувствия. 

Дочь женщины достучалась до СМИ, после чего пенсионерку доставили в Пермь. Заболевание осложнялось кровотечением. В онкодиспансере ей остановили кровотечение с помощью эндоваскулярных методов лечения, но 1 октября бабушка скончалась из-за прогрессировавшего заболевания и общего состояния организма.

В 2018 году суды рассматривали дела из 2017-ого. Так, 11 октября житель Лысьвы получил пожизненный срок за жестокое убийство своей сожительницы и сына. 

Утром 27 декабря 2017 года в доме на улице Чапаева в съемной квартире поссорились 25-летний мужчина и 23-летняя бывшая сожительница.

Преступник избил женщину, а потом задушил ее проводом. На кухню пришел его годовалый сын. Мужчина стал душить его руками, пока мальчик не потерял сознание. Решив, что ребенок умер, прикамец ушел. 

Через несколько часов он вернулся и поджег квартиру – оставил на зажженной конфорке горючую жидкость. Уходя, мужчина закрыл двери.

Маленький мальчик, который все это время был жив, в итоге умер от отравления угарным газом.

Плохая медицина в регионе довела лежачего инвалида до гниения заживо. Сергей Сергеев из Чусового получил тяжелую спинномозговую травму в автоаварии и оказался парализован. От него ушла девушка, затем умерла мама, а потом его забыли родственники и друзья. 

Чусовлянин гнил зажило. Когда о нем стало известно, волонтеры стали помогать Сергею, одна из девушек-волонтеров – Ольга – стала его женой.

Сергея удалось госпитализировать в Пермскую краевую больницу, на какое-то время ему стало лучше. Несмотря на всю оказанную помощь, Сергей умер в ночь на 20 октября в реанимации.

Не обошлось в уходящем году без автомобильных аварий с пешеходами. В одном случае мужчина попал под колесе правительственного внедорожника.

Утром 15 ноября Land Cruiser сбил пешехода на Восточном обходе.

Водитель, работающий в подведомственном аппарату правительства Пермского края учреждении, допустил наезд на мужчину, который шел по левому краю второй полосы в попутном направлении. 

От удара пешехода отбросило на идущий позади автомобиль, он умер на месте ДТП. Каких-либо документов при себе у погибшего не было. В краевом правительстве выразили сожаление по факту случившегося и сообщили о внутренней проверке.

В Прикамье поймали педофила-садиста. 17 ноября в Лысьве пропала 12-летня девочка, утром она ушла в школу, но на занятиях не появилась, домой не вернулась. 

Следователи возбудили уголовное дело по факту убийства. 18 ноября тело пропавшего ребенка нашли в квартире соседа со второго этажа – на балконе.

«Она с пятого этажа, он со второго, рецидивист, информация верная. Девочка найдена у него на балконе, по частям. Какая же мерзость живёт на этом свете. Что он с ней там делал ужас», – написал один из пользователей соцетей. 

Соседа-убийцу задержали в тот же день.

В Чусовом вновь случился пожар, на котором погибло шесть человек. В ночь на 20 ноября в частном доме на улице Новостроящаяся погибли три женщины, двое мужчин и один маленький ребенок.

Сообщение о пожаре поступило в 00:55, дом полностью охватил огонь. Справиться с пожаром удалось только в 02:38. Пламя охватило площадь 56 квадратных метров.

По факту гибели людей на пожаре было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности двум и более лицам».

Пермский край «прославился» историей о педикюрных наборах для охотников, которые нашли заблудившихся в лесу детей. 25 ноября мальчики 10 и 13 лет отдыхали со своими семьями возле бывшей военной базы в Бабичево.

Дети ушли в лес на прогулку утром, к шести вечера они не вернулись. Родители обратились за помощью к полицейским и волонтерам. Среди добровольцев были два охотника-тезки – обоих зовут Геннадиями, фамилия – Шадрины. Они нашли детей в лесу. 

После спасения детей мужчин пригласили на Семейный форум, где подарили подарки от спонсоров и партнеров мероприятия – матрешки и педикюрные наборы. Позже охотникам в неформальной обстановке вручили путевки в санаторий «Ключи». 

В Законодательном собрании края им также выписали по 10 тысяч рублей. 12 декабря руководитель СУ СКР по Пермскому краю Сергей Сарапульцев вручил мужчинам благодарственные письма и подарочные сертификаты. 

Еще одна страшная авария случилась в Перми в последнем месяце 2018 года.

9 декабря рано утром в Камской долине на улице Спешилова столкнулись Mercedes-Benz E240 и десятая модель «ВАЗа». Удар был настолько сильный, что «десятку» отбросило на столб и разорвало на две части. В аварии тяжелые травмы получили 26-летний водитель «ВАЗа» и его пассажирка. Девушка впала в кому, а потом умерла в больнице, так и не очнувшись.

Позднее выяснилось, что люди в обеих машинах были друзьями. «Новостям Перми» стало известно, что около трех часов ночи водитель «десятки» позвонил своему другу и попросил помочь завести машину. Потом они все оказались в Камской долине, где случилась авария.

Молодой человек за рулем Mercedes-Benz был пьян и без прав. Водитель «ВАЗа» никогда не имел водительского удостоверения.

Трагедия перед Новым годом случилась в Соликамске. Утром 22 декабря на строящемся стволе рудника горнорудной шахты при производстве работ произошло задымление. Очаг возгорания находился на 362 метре, место возникновения пожара и путь распространения огня определит экспертиза.

С начала декабря 2017 года на объекте работали подрядчики. Организация должна была обеспечивать соблюдение требований промышленной безопасности и охраны труда. Всего на момент ЧП в руднике было 17 сотрудников подрядной организации, и только восемь смогли выбраться из шахты. Погибли девять человек.

Источник: https://permnews.ru/novosti/incidents/2018/12/26/stihiynye_bedstviya__zhestokie_ubiystva_i_smert_v_reanimacii_gromkie_proisshestviya_2018_goda/

Назад в 90-е: 8 человек с битами отправили в реанимацию застройщика ЖК «Генеральский»

Стоит ли заводить уголовное дело,если молодой человек получил тяжелую травму и умер в реанимации?

Ночью нападавшие прямо у офиса расправились с Игорем Казаковым, который в 2013 году не поладил с Михаилом Дворковичем из-за мясокомбината

С особой жестокостью накануне вечером 8 человек избили битами собственника строительной фирмы «Молком», которая возводит ЖК «Генеральский».

Нанося Игорю Казакову удары по голове, они не пощадили и его сына, который попытался защитить отца от бандитов. Несмотря на то что бизнесмен находится в тяжелом состоянии, уголовное дело по данном факту пока не возбуждено.

Причины нападения на известного в Казани строителя, участвовавшего в возведении Деревни Универсиады, неизвестны.

8 человек, вооруженных битами, жестоко избили гендиректора и владельца строительной компании «Молком» Игоря Казакова
©Андрей Стенин, РИА «Новости»

8 ЧЕЛОВЕК С БИТАМИ В ТЕМНОТЕ ПРОТИВ ДВОИХ

Очередной тревожный звонок из 90-х поступил накануне вечером — после наступления темноты 8 человек, вооруженных битами, жестоко избили гендиректора и владельца строительной компании «Молком» Игоря Казакова.

50-летний мужчина подвергся дерзкому и наглому нападению — прямо у собственного офиса, на улице Гагарина, 87.

Находившийся при нем 23-летний сын Максим Казаков тоже пострадал, но, по предварительной информации, его здоровью был причинен лишь легкий вред, тогда как Казаков-старший получил тяжелейшие травмы от ударов битами по голове.

Точное время нападения неизвестно, но звонок в полицию с описанием происшедшего поступил около 18:00.

«Звонил один из очевидцев, рассказал о факте избиения, — рассказал корреспонденту „БИЗНЕС Online“ руководитель пресс-службы УМВД по Казани Рашид Хамидуллин. — Сейчас мы проводим по описанным фактам проверку».

Хамидуллин добавил, что уголовное дело пока не возбуждено, а оперативники усматривают в этой истории всего лишь нарушение требований ст. 213 УК РФ («Хулиганство»).

Тяжело избитого строителя сотрудники службы скорой помощи доставили в городскую клиническую больницу №7 накануне в 19:18.

«Забрали его у здания на улице Гагарина, — подтвердил „БИЗНЕС Online“ заместитель главного врача по хирургии Фарид Галяутдинов. — Отца привезли с тяжелыми травмами головного мозга, выполнена операция, удалена гематома.

Состояние у него тяжелое, он по-прежнему находится в реанимации на аппарате по искусственной вентиляции легких. Все остальное — медицинская тайна».

Галяутдинов добавил, что отца в больницу сопровождал сын Максим, который также получил повреждения. «Сын в больницу не лег, у него были ссадины, царапины на лице, ушибы, — описал врач. — Мы оказали ему помощь, провели обследование, но показаний для госпитализации не было».

Тяжело избитого предпринимателя скорая помощь доставила в горбольницу №7, сейчас он находится в реанимации на аппарате по искусственной вентиляции легких
Александр Гавриленко

«НАПАДАЮТ ПО ОДНОЙ ПРИЧИНЕ — НЕ СОГЛАСНЫ, ЗНАЧИТ, В ЧЕМ-ТО»

В городской больнице №7 корреспондент «БИЗНЕС Online» сегодня застал самого Максима Казакова. После того как дежурная корпуса хирургии подтвердила, что Игорь Анатольевич Казаков находится в отделении реанимации, к нашему корреспонденту подошел молодой человек в черной куртке и свитере.

— А вы кто? — осведомился парень, тронув корреспондента издания рукой за плечо. По свежим ссадинам на лице мы догадались, что это сын потерпевшего.

— На нас напали… — начал рассказывать он, но, заметив диктофон, осекся.

В городской больнице №7 корреспондент «БИЗНЕС Online» застал Максима Казакова (слева в черной куртке): «Наверное, какой-то есть конфликт…»
Александр Гавриленко

— Будете писать, что напали, мол, на казанского бизнесмена, — продолжил он, но тут нашу беседу прервал телефонный звонок. На вопрос, что могло стать причиной нападения, молодой человек ответил уклончиво, заметив, что бьют и журналистов, и бизнесменов.

— Нападают по одной причине — не согласны с ними, значит, в чем-то. Наверное, какой-то есть конфликт… — задумчиво пояснил он. Однако тут же отметил, что о самом конфликте и о его причинах ничего не знает.

— Я понимаю вашу работу, и издание ваше мне интересно, но я не хочу, чтобы это предавалось огласке, — подчеркнул Максим.

Говоря о состоянии отца, он обронил: «Будем молиться», — после чего поспешил покинуть больницу.

О причинах нападения пока остается только гадать. Как сообщили «БИЗНЕС Online» в пресс-службе прокуратуры РТ, какие-либо обращения с жалобами на компанию «Молком» не поступали.

ЗАСТРОЙЩИК ДЕРЕВНИ УНИВЕРСИАДЫ, ЖК «СЕРЕБРЯНЫЙ БЕРЕГ» И ЖК «КАСКАД»

Игорь Казаков, по данным справочного сервиса «Контур-Фокус», является единственным владельцем ООО «Молком» («МК»), которое было создано в 2014 году, судя по всему, специально под строительство ЖК «Генеральский». Проект предполагает возведение пяти десятиэтажных домов с подземными и надземными паркингами.

Сейчас ведется строительство десятиэтажного дома на два подъезда и 78 квартир, из них непроданными остаются всего 6. Согласно декларации, строительство ЖК началось в третьем квартале 2015 года, завершить его планируется в феврале 2017 года.

В ценах на второй квартал 2015 года возведение дома должно было обойтись в 196 млн. рублей.

Отметим, что 2015 год компания закончила с убытками в 50 тыс. рублей, кредиторская задолженность составила 9,4 млн. рублей, дебиторка — 17 млн. рублей. В феврале 2016 года «Молком» взял кредит в Банке Казани.

За первое полугодие убыток составил уже почти 2 млн. рублей, размер кредиторки — 69 млн. рублей, дебиторки — 79 млн. рублей. Впрочем, убытки для продолжающейся стройки не являются чем-то из ряда вон выходящим.

Согласно информации на сайте, руководящий состав и сотрудники «Молкома» участвовали в строительстве дома в Деревне Универсиады, ЖК «Серебряный берег», ЖК «Каскад», ЖК «Экопарк Дубрава», жилого дома на улице Ленина и жилого дома на улице Шмидта, в Набережных Челнах возводили ЖК «Сююмбике», в поселке Чебакса строили логистический центр и мотель.

Казаков-старший был учредителем и директором «Ренессанс Строя» — компании, зарегистрированной в Новосибирске, но закрытой в 2014 году, фигурировал в учредителях компании «Ключ» (деятельность в области права).

В 2013 году Игорь Казаков недолго работал замом, а затем и генеральным директором в Казанском мясокомбинате, который выкупила у структур холдинга «РАФФ+» компания «Казаньстрой», принадлежавшая ему совместно с партнером Дмитрием Орловым.

Интересно, что с проектом освобождения территории мясокомбината под застройку был связан брат вице-премьера РФ Аркадия ДворковичаМихаил Дворкович, который в разговоре с изданием Kazanfirst.

ru обвинял Казакова в обмане и выводе средств, что и послужило причиной выхода Дворковича из проекта. Впрочем, подробности истории так и остались неизвестны.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/330956

Torture in Russia

Стоит ли заводить уголовное дело,если молодой человек получил тяжелую травму и умер в реанимации?

12 декабря 2019 в 02:31

Адвокат погибшего рассказывает, что Сарычев скончался от разрыва селезенки всего через несколько часов после прибытия в колонию, а анонимный сотрудник ФСИН жалуется, что начальство под угрозой увольнения заставляет их участвовать в «жесткой приемке этапа»

11 декабря 2019 в 18:19

В Брянской области СКР возбудил уголовное дело по факту смерти заключенного местной ИК-6: 32-летнего мужчину забили до смерти. Задержан 34-летний сотрудник колонии. Ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу

10 декабря 2019 в 10:32

С идеей создать общеевропейский механизм для введения санкций за нарушение прав человека выступили Нидерланды. Первый, американский «акт Магнитского» назван по имени аудитора Hermitage Capital, погибшего в «Матросской тишине»

7 декабря 2019 в 14:44

Ранее наказание полагалось лишь тем, кто лжесвидетельствовал в ходе предварительного расследования. Поправки в УК должны защитить граждан от злоупотреблений экспертными заключениями. Под их действие также подпадут правоохранители, сотрудники ФСИН

5 декабря 2019 в 16:36

Вечером в понедельник два чекиста из челябинского УФСБ приехали к нему в дом в Башкортостане, помахали „корочками“ перед носом и провели с ними около 30 минут „беседы“, угрожая отменить судебные решения об освобождении по болезни (СПИД и туберкулез) и вернуть в колонию без медикаментов

3 декабря 2019 в 16:06

Сайт правозащитного проекта Gulagu.net подвергся мощной DDoS-атаке, из-за этого он сейчас недоступен. Основатель проекта Владимир Осечкин считает, что за атакой стоит руководство ФСИН. Об этом он заявил в разговоре с The Insider

30 ноября 2019 в 17:51

Отец солдата-срочника, расстрелявшего сослуживцев в военной части (ВЧ) в Забайкалье, Салим Шамсутдинов рассказал, что при первой встрече в СИЗО не знал, как ответить на вопросы сына о трагедии. Шамсутдинов-старший отметил, что с детства рассказывал Рамилю о хорошей армии в России

29 ноября 2019 в 17:31

Такой подход хорошо демонстрирует типичное отношение Российской Федерации к соблюдению Конвенции о правах человека. За редким исключением Россия исправно платит компенсации за установленные нарушения. А вот с мерами общего характера, которые должны системно изменить ситуацию, все далеко не так однозначно

27 ноября 2019 в 16:08

В середине ноября в исправительной колонии №29 в Приморском крае произошло ЧП: 29-летнего Дмитрия Коваля избили семеро других осужденных. Медицинская помощь ему была оказана только на следующий день. Сейчас Коваль находится в реанимации в состоянии комы

26 ноября 2019 в 15:06

То, что Мунина поместили в ШИЗО, его товарищи, которым удалось связаться с «Новой», считают формой давления. По официальной версии, он наказан за то, что спал днем. Накануне ночью он не мог уснуть из-за сильных болей

24 ноября 2019 в 14:47

В психиатрических больницах России пациентов надолго привязывают к кроватям, лечат электрошоком без анестезии, не выпускают в туалет, а когда они умирают — не проводят вскрытие. К таким выводам пришел ЕКПП

23 ноября 2019 в 14:42

Спустя три года выяснилось, что часть активистов из Ивделя перевели в ИК-47 в Каменск-Уральский. Теперь уже осужденные из этой колонии жалуются на избиения и психологическое давление. ЕАН публикует историю Виталия Кима

22 ноября 2019 в 14:38

Директор ФСИН Александр Калашников назвал применение силы к заключенным в колониях со стороны персонала отдельными случаями, а не системой, и пообещал их изжить. Он сказал это журналистам в кулуарах пенитенциарного форума в Рязани

20 ноября 2019 в 14:22

Ранее Осечкин сообщал, что 15 октября заключённый Иван Жужгов покончил с собой, не выдержав издевательств и унижений со стороны сотрудников колонии и сокамерников. В тот день он работал в швейном цеху, чтобы расплатиться за карточный долг перед другими осуждёнными

20 ноября 2019 в 14:12

По версии координатора сети Gulagu.net Владимира Осечкина, причиной суицида стали издевательства, рабский труд в швейном цехе, унижения и вымогательства со стороны активистов-осужденных

20 ноября 2019 в 14:02

Замдиректора ФСИН Валерий Максименко, уже подавший в отставку, но на утро 19 ноября ее еще не получивший, заявил в эфире радиостанции «Говорит Москва», что не будет больше комментировать новости, касающиеся его ведомства: «Со стыда хочется под землю провалиться»

20 ноября 2019 в 13:38

Европейский суд по правам человека впервые в своей практике признал причинение психологической травмы видом пытки. ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию девушке, которая в девять лет стала свидетелем избиения отца при задержании сотрудниками наркоконтроля и ФСБ

20 ноября 2019 в 13:29

Начальники отрядов принуждают осужденного выйти работать в пром.зону, на что он отказывается работать как раб за зарплату 1,500 рублей в месяц. За отказ начальники отрядов и кураторы пром.зоны угрожают заключённому ухудшением условий содержания и наложением взысканий

19 ноября 2019 в 13:14

Источник: https://gulagu.net/torture-in-russia/

«Врачи говорили: „Родите себе еще“». История мамы, чей ребенок умер в роддоме, прожив чуть больше суток

Стоит ли заводить уголовное дело,если молодой человек получил тяжелую травму и умер в реанимации?

Мальчику придумали имя — Иван. Потом позвали священника, который крестил ребенка. Через три часа Ванечки не стало. Малыш прожил чуть больше суток… Его мама и папа в большой обиде на врачей.

Говорят, роженица мучилась схватками две ночи, а в ответ получала предложения выпить ношпы и невнимательность персонала.

Ее заявление с просьбой возбудить уголовное дело рассматривается Следственным комитетом, а родильный дом проводит собственную проверку. Onliner.by рассказывает грустную историю одних родов.

Игорь и Олеся познакомились на свадьбе друзей в 2013-м. Он был свидетелем, она — свидетельницей. Так и задружили, а через год поженились. После свадьбы пара задумалась о детях.

Беременность Олеси планировалась и совсем скоро стала реальностью.

Будущие родители дождались первых анализов, которые оказались хорошими, и только после этого сообщили о скором пополнении родственникам и друзьям. Все были рады.

Теперь в их квартире пусто. После смерти ребенка Олеся не захотела оставаться в ней жить. Вокруг все напоминает о Ване и щемит душу. В шкафах — так и не пригодившиеся залежи носочков, комбинезончиков и прочих вещей, к которым добавляются уменьшительно-ласкательные суффиксы. Есть даже радионяни.

Олесе нельзя сидеть. Она полулежит на диване в отцовском доме и до определенного момента без слез вспоминает все случившееся. Родственники говорят, что в семье самой стойкой на удивление оказалась главная героиня случившейся трагедии. Олеся просит закрыть дверь, чтобы мама не слышала.

— Все было настолько идеально, что мы даже подумать не могли об осложнениях. Спокойно доносила ребенка до декретного отпуска. На 40-й неделе поехали на плановый прием. Это было в один из последних дней марта. Врачи сказали, что все нормально, но решили перестраховаться и дали направление на госпитализацию в родильный дом. На месте меня проверили и рекомендовали новый осмотр в начале апреля.

Вечером у Олеси начало тянуть живот. Состояние было пограничным. К ночи стали ощущаться схватки.

— Совсем не спала. Утром поехали в роддом. Мало ли что, все-таки 40-я неделя беременности. Меня снова осмотрел гинеколог: «Нормально, схватки ложные, выпьешь таблеточку ношпы, и все пройдет. Смысла класть тебя нет».

Будущая мама написала отказ от госпитализации и вернулась домой, закупившись таблетками. Затем муж поехал на работу, а Олеся осталась наедине с ношпой, в итоге выпив от боли суточную норму лекарства.

— Врачи сказали мне, мол, если схватки происходят по три раза за десять минут, надо ехать в роддом. Боль усиливалась. Схватки не проходили. Сил терпеть больше не было. Ночью мы с мужем в третий раз отправились в роддом.

Когда приехали, на часах было 0:30. Игорь остался ждать снаружи. Внутри Олеся изначально никого не обнаружила.

— Походила, покричала, в итоге нашла медработницу. Она отвела меня к акушерке. Та спала. Женщина была сильно недовольна моим появлением: «Чего вы так рано приехали? С утра надо приезжать!» Как будто роды случаются по расписанию.

Объяснила ей, что уже была у них, что схватки усиливаются. Акушерка совсем рассердилась: «Ты что, каждый день по два раза приезжать будешь? Вы все, беременные, кипишные. Лишний раз хотите перестраховаться». Потом пришел врач.

Акушерка стала вести себя потише.

Врач осмотрела меня и сказала: «Родовой деятельности нет, просто ложные схватки. Ладно, сейчас наверху тебе сделают укольчик, поспишь, отдохнешь — все будет нормально».

Примерно в час ночи Олесю положили в отделение патологии. Сделанный укол не помог. Будущая мама вновь обратилась к врачу. Ответ был таким же: «Выпьешь пустырничка — полежишь, поспишь». Спать пришлось в коридоре, других свободных мест не оказалось. Сна не вышло. Олеся ходила по коридору, чтобы заглушить боль от схваток. В итоге получилась вторая ночь практически без сомкнутых глаз.

— До утра дотянула. Проснулась рано, попросила очередной осмотр. В 10:00 меня перевели в предродовую палату. Одна девочка родила в 11:00, другая — в 14:00. А я все ходила по коридору, периодически принимала теплый душ, но боли не уходили.

После шести часов ожидания я уже умоляла сделать хоть что-нибудь. В 20:00 ко мне пришел врач. На моем животе были датчики, которые считывали кардиотокографию плода. Доктор сказал, что сердцебиение ребенка не измеряется, так как датчики установлены неправильно.

Шли третьи сутки терпения. Мучилась я, мучился и ребенок.

Когда доктор отправил меня в родзал, я была уже никакая. Там из меня стали выталкивать ребенка. Я тужилась, а доктор клал руки мне на живот и давил. Ребенок крупный, рожать было тяжело. Я точно помню, как мне три раза давили на живот.

В 20:50 Олеся родила. Вес мальчика — 3,750 кг, рост — 56 см. Ребенок не плакал. Новорожденного сразу же отдали реаниматологу, который попытался завести его сердце.

— Все ушли, я осталась одна. Минут через 15—20 пришел реаниматолог и сказал, что ребенок в тяжелом состоянии. Тяжелые роды — тяжелый ребенок. Шансов мало. «Мне надеяться?» — «Не знаю, завтра с утра все будет известно». Наутро меня перевели в другую палату. Я пошла к реаниматологу и узнала, что ребенок в стабильно тяжелом состоянии, что улучшений пока нет.

Меня не пытались успокоить. Врач из реанимации сказал: «Ребенку становится все хуже, у вас один шанс на миллион. Если даже выкарабкается, останется инвалидом».

За время пребывания в больнице я не раз слышала фразы наподобие «Вам это надо? Вы молодые, родите еще». Когда приехал мой муж, он услышал примерно то же самое.

Но Игорь сказал: «Мы не будем отключать ребенка от аппарата, станем ждать до последнего. Как будет, так будет».

Прибежала акушерка: «Крестить будете? Сегодня надо обязательно крестить». Игорь поехал за священником, Олеся осталась ждать. Ребенка назвали Иваном и покрестили. Дело было вечером. Через три часа малыш умер. На часах было 23:50.

— Ко мне пришли где-то в полночь: «Ребенок умер. Будешь прощаться?» Я спустилась попрощаться. На это мне дали две минуты. И все закончилось… Не стала сразу звонить домашним. Только в 6 утра набрала мужу. В 8 часов приехали Игорь и мой папа.

Они пошли разговаривать с врачом: хотели забрать Ваню. Мы не заметили сострадания: «Оно вам надо — забирать ребенка? Зачем вы его будете забирать? Оставите себе рубец на всю жизнь». Муж объяснил: «Мы ребенка покрестили, дали ему имя, хотим сделать все как надо».

— «Ну, это ваше решение. Родите себе еще, не переживайте».

— В 9 утра сына забрали и завезли куда-то в Новинки, — включается в разговор Игорь. — Там произвели вскрытие. Затем отправили в холодильник. На следующий день утром я его забрал. Поехали хоронить ребенка.

Олеся хотела побывать на похоронах, но не смогла выписаться.

— Оказалось, что на следующий день после смерти ребенка никаких моих бумаг у врача не было. Он говорил: «Без истории ничего не вижу и ничего не знаю». До конца выписки моих документов у врача так и не появилось. Наверное, моя история уже находилась у начальства, которое занималось разбирательством смерти ребенка.

В какой-то момент к Олесе пришел психотерапевт.

— Он задавал вопросы вроде таких: как мы с мужем познакомились, в браке ли зачат ребенок, были ли в семье мертворожденные дети, благополучная семья или нет.

В тот же день стали поступать звонки в сельсовет, к которому мы с мужем относимся. Но никакой неблагополучности у нас нет. Я работаю сметчицей в Минске, муж — водителем на той же фирме.

У нас гармоничная семья. Мы любим друг друга и очень хотели ребенка.

В глазах Олеси появляются слезы. Но она быстро справляется.

— Я до сих пор не понимаю. Вроде бы психолог должен был поддержать и подбодрить меня, а в итоге он задавал такие странные вопросы. У врачей была версия о моем плохом сердце, почках. Но анализы оказались хорошими. Затем возникла версия инфекции…

Мне было очень неприятно. Один из врачей сказал: «Думаешь, ты тут одна такая? Вон в соседней палате у женщины тоже ребенок умер. Правда, у нее стафилококк нашли»…

В роддоме провели экспертизу. Сказали, что причина смерти — асфиксия. И все. Мы же направили заявление в Следственный комитет с просьбой возбудить по факту смерти ребенка уголовное дело. У меня были светлые воды, не наблюдалось удушения. Но три дня практически без сна… Любой ребенок не выдержит таких родов.

Нам всем очень не понравилось отношение медперсонала. Когда стало известно о смерти ребенка, ко мне приехал папа. Он задал вопрос в справочной: «Как пройти к заведующей?» — «По какому вопросу?» — «Мне он нужен». — «А где ваша больная лежит?» А я стою рядом.

Женщина переключается на меня: «В какой вы палате?» — «Четвертый этаж, акушерское реабилитационное отделение». Женщина разозлилась: «Знаете, как детей делать, а где лежите, не знаете?» Папа осек ее: «Вы чего кричите? Ее переводили из палаты в палату — нетрудно запутаться». «А где ребенок ваш лежит?» — сказала она повышенным тоном.

На что папа ответил: «Ребенок умер». Женщина попросила прощения и успокоилась.

Олеся заканчивает свой рассказ…

За комментарием мы обратились в родильный дом, о котором рассказывала Олеся. Узнать позицию его сотрудников, к сожалению, не удалось. Медики сослались на врачебную тайну.

— Эта информация касается медицинского здоровья. В здравоохранении есть такое понятие, как врачебная тайна. Это наша принципиальная позиция.

Пояснение Следственного комитета оказалось таким:

— В настоящий момент Партизанским районным отделом Следственного комитета проводится доследственная проверка. Опрошен медицинский персонал, назначен ряд экспертных исследований. Следствие ожидает результатов проверки относительно своевременности оказания медицинской помощи, которую проводит Министерство здравоохранения, с целью последующего назначения комплексной комиссионной экспертизы.

Источник: https://people.onliner.by/2016/05/30/rebenok-umer-v-roddome

Юрист ответит
Добавить комментарий