Суд рассматривает отдельные пункты договора в совокупности со всем договором?

a . Права человека в соответствии с уставом ООН

Суд рассматривает отдельные пункты договора в совокупности со всем договором?

Введение в международное право прав человека*.

Данная глава “Введение в международное право прав человека” извлечена из учебника Международные права человека. Закон, политика и процесс, Третье издание, Дэвид Вэйсбродт, Джон Фитцпатрик и Фрэнк Ньюман, 2001.  Перевод с английского языка подготовлен по просьбе Центра по правам человека Университета Миннесоты; переводчик – С. Сивочек.

Глава 1 Введение в международное право прав человека

А. Краткий исторический экскурс

1. Развитие на ранних этапах

2. Первая мировая война и Лига Наций

3. Годы межвоенного периода

4. Вторая мировая война и начало современного этапа движения по защите прав человека

a. Трибуналы в Нюрнберге и Токио и Закон №10 Контрольного Совета

b. Создание ООН: Думбартон-Окс и Сан-Франциско

с. Организация Объединенных Наций и многосторонняя защита прав  человека

i.   Кодификация

ii . Развитие правовых норм по защите прав человека в структурах ООН на ранних этапах; органы по защите прав человека, предусмотренные уставом ООН

iii.  Развитие законодательства по правам человека в шести договорных органах ООН

В. Права человека в международном праве

1. ООН и международные нормы по правам человека

a. Права человека в соответствии с уставом ООН

b. Международный Билль о правах человека

c. Иные договоры ООН

d. Правовые акты, связанные с ООН

2. Иные международные договоры и документы

3. Международное обычное право

4. Региональные организации и процесс создания правовых актов

a. Европейская система

b. Межамериканская система

c. Организация Африканского единства

5. Реализация  прав человека внутри государств

С. Заключение

Данная глава дает общее понимание нормативных актов по правам человека в историческом аспекте и рассматривает, как они встроены в целостную систему международного права. Большинство тем, упомянутых здесь, более детально рассматривается в последующих разделах.


А.  Краткий исторический экскурс.

Этот подраздел исследует происхождение концепции прав человека и прослеживает процесс развития нормативных актов по правам человека в соответствующих структурах ООН, а также в некоторых региональных структурах по защите прав человека.


1.  Развитие на ранних этапах.

Концепцию прав человека можно проследить с древних времен. Например, можно вспомнить десять заповедей; Кодекс Хаммурапи с его подходом к закону как средству предотвращения угнетения слабого сильным; права афинских граждан.

Усилия в области прав человека на ранних этапах часто были ответом на жестокость и проблемы беженцев. Религиозные, моральные и философские начала можно найти не только в библейской или классической истории, но и в Буддизме, Конфуцианстве, Индуизме, Иудаизме, Синтоизме и иных религиях.

Постепенно концепции права начали появляться в национальных правовых документах, таких как Магна Карта 1215 года. В том же 13 столетии Томас Аквинский использовал теорию естественных прав, чтобы доказать, что суверенитет государства не должен признаваться в том случае, когда правительство угнетает собственных граждан.

После революции в Англии 1688 года с целью защиты граждан от нарушений со стороны монархии Парламент принял «Билль о правах» (1689).

Начиная с эпохи религиозных преобразований в Европе и религиозных войн 16-17 веков, в мирные соглашения начали включать пункты, направленные на защиту религиозных меньшинств. Нарушение государством прав меньшинств могло спровоцировать интервенцию со стороны иного государства.

Предполагалось, что посредством собственных вооруженных сил государство должно было наказать или заменить скомпрометированное подобным образом правительство.

Вторжение в суверенитет считалось допустимым в случае, когда обращение государства со своими собственными гражданами «шокировало совесть человечества».

С процессом роста национальных государств в 17 веке, однако, классическое международное право отказалось от идеи о правах человека и начало покровительствовать государственному суверенитету.

Начиная с 1648 года, когда был заключен Вестфальский договор, государства соглашались от случая к случаю защищать отдельные права индивидуумов; однако соглашения, как правило, отражали точку зрения, что отдельные граждане являются просто объектами международного права, чьи права существуют как вторичные, производные от суверенитета государств.

Развитие в 18-19 веках отражает постепенное возрастание степени признания прав человека и уменьшение значения суверенитета. Это возрастание включает, например, дипломатические усилия по защите прав лиц, находящихся в других государствах.

Поначалу принуждение к соблюдению прав своих граждан чужими государствами имело место в форме репрессий: гражданин, имеющий жалобу в отношении иностранца, мог завладеть его имуществом.

Репрессии 19 столетия были постепенно заменены переговорами между правительством пострадавшего гражданина с одной стороны и государства, на территории которого произошел инцидент – с другой.

Право государства на вмешательство от имени своих граждан основывалось на двух принципах – право иностранных граждан на обращение с собой в соответствии с «внутренними стандартами правосудия» и право на обращение наравне   с гражданами страны пребывания.

На протяжении 18 и начала 19 веков правительства предприняли дальнейшие шаги к признанию прав, присущих отдельным гражданам в соответствии с национальным законодательством.

Американская Декларация Независимости 1776 года признала   бесспорным неотчуждаемое   право каждого человека на «жизнь, свободу и стремление к счастью». Эти права основывались на теориях 18 века таких философов, как Локк и Руссо о естественном, природном праве.

Они считали, что фундаментальные права находятся вне контроля государства и что отдельные лица   являются независимыми по своей природе. Посредством объединения в общество индивидуумы объединяют свою независимость с целью формирования суверенитета народа.

Право на самоуправление, включая право избирать и менять правительство, стало первым неотчуждаемым   правом, но при этом каждый гражданин сохранял личную независимость в форме нерушимых прав.

Вера в такие права была воспроизведена Французской Декларацией прав человека и гражданина от 1789 года. Эта же вера привела к добавлению в Конституцию США Билля о правах (1789-1791).

Значительное количество государств последовало примеру США и Франции в своих конституциях: Нидерланды –1798 год, Швеция-1809, Испания-1812, Норвегия-1814, Бельгия-1831, Либерия-1847, Дания-1849, Пруссия-1850.

В добавление, о возраставших в 19 столетии международных отношениях, связанных с правами человека свидетельствуют усилия, предпринятые в тот период по запрещению работорговли и защите прав рабочих.

Торговля рабами была впервые осуждена   в дополнительных статьях к Парижскому договору между Францией и Британией от 1814 года.

В 1885 году был принят акт Берлинской конференции по Центральной Африке, который провозгласил, что «торговля рабами запрещена в соответствии с принципами международного права».

Жалобы с требованием запретить рабство в 19 столетии стали толчком к обращению внимания на права женщин. На конференции против рабства, проходившей в Лондоне в 1840 году, две известные женщины-оппозиционеры – Элизабет   Кэди Стентон и Лукреция Мотт – были вынуждены во время дискуссий находиться за закрытым занавесом балкона.

После этого случая они начали международную борьбу за права женщин, которая привела к Конвенции в защиту прав женщин «Сенека Фоллс» ( 1848 год)   и формированию в 1904 году Международного женского суфражистского альянса .

Альянс сфокусировался на таких вопросах, как торговля женщинами, образование и грамотность женщин, а также вопросах трудового права, имеющих отношение к нуждам женщин.

Для того чтобы снизить катастрофичность войн, Женевской конференцией был образован Международный Комитет Красного Креста (МККК).

Комитет подготовил первоначальный проект того, что впоследствии стало первым многосторонним договором, защищающим жертв вооруженных конфликтов – Женевской конвенцией 1864 года   «Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях». Она была направлена на защиту военных госпиталей и обеспечение равного медицинского лечения для обеих сражающихся сторон.

Пятнадцать Гаагских конвенций, принятых с 1899 по 1907 год установили ограничения в методах и средствах ведения войны. Например, они запретили использование отравляющих газов и другого оружия, причиняющего излишнее страдание.


2. Первая мировая война и Лига наций.

Дальнейшее развитие отношений, связанных с защитой прав человека, имело место после Первой Мировой Войны. В 1918 году президент США Вильсон представил Сенату свои «Четырнадцать пунктов» – программу, предназначенную для окончания войны и создания мира, основанного на правосудии и справедливом отношении.

Среди прочего он призывал к праву на самоопределение для национальностей, стремящихся к автономии путем придания им государственности в пределах созданных границ. Сенат, однако, отверг эту программу.

Госсекретарь подверг критике принцип национального самоопределения, иные государства также отказались поддержать программу.

Тем не менее, во время переговоров влияние Вильсона было неоспоримым. Война окончилась после Парижской мирной конференции 1919 года и подписания Версальского договора. Согласно этому договору создавалась Лига Наций и Международная Организация Труда. Права человека в договоре не были четко обозначены, однако можно привести следующую уместную цитату:

Президент Вильсон на Парижской Мирной Конференции предложил включить в Договор обязательство всех членов Лиги Наций уважать религиозную свободу и воздерживаться от религиозной дискриминации (проект статьи 21).

Британский делегат Лорд Роберт Сессил посчитал это недостаточно строгим и предложил предоставить Совету Лиги право интервенции в отношении тех государств, которые потревожат мир политикой религиозной нетерпимости. Для президента Вильсона это предложение заходило слишком далеко.

В ходе дискуссий японский делегат Барон Макино предложил добавить в проект статьи 21 обязательство всех государств-членов воздерживаться от расовой или национальной дискриминации иностранцев-граждан стран-участниц Лиги Наций. Предложение японской стороны получило поддержку большинства на уровне комиссий, но было отклонено Великобританией и США.

В подобной ситуации делегация США также отозвала свои предложения относительно религиозной свободы. В результате, в договор о создании Лиги Наций не были внесены никакие обязательства, касающиеся прав человека (см. Жан Герман Бюргерс, Дорога к Сан-Франциско: Возрождение идеи о правах человека в 20 столетии, 1992 ).  

Хотя права человека не были четко обозначены в договоре, они не игнорировались Лигой Наций. «Самоопределение» стало базовым компонентом соглашений, которые Лига Наций реализовывала в таких странах и регионах, как   Австрия, Болгария, Чехословакия, Греция, Венгрия, Турция и Югославия.

Известные как договоры о меньшинствах, они были направлены на то, чтобы гарантировать защиту жизни и свободы всех жителей стран и регионов, являющихся участниками договора, а также обеспечивать равенство наций перед законом в использовании гражданских и политических прав.

Лига потребовала, чтобы Албания, Финляндия, Латвия и Литва до вступления в Лигу пообещали защиту прав меньшинств.

Эти договоры являются важными не только потому, что они кодифицировали такие важные нормы, как запрет дискриминации, свобода религии, право на язык, но и потому, что они учредили законность международных отношений с другими государствами по поводу обращения с гражданами в странах, взявших на себя определенные обязательства.

Защита со стороны Лиги распространялась только на граждан тех стран и регионов, которые были участниками вышеупомянутых договоров.

В 1922 году Ассамблея Лиги Наций выразила надежду, что страны и регионы, не являющиеся сторонами договоров, распространят такую же защиту на своих граждан.

Вместе с тем, однако, Ассамблея отказалась принять предложение составить новый договор, применимый ко всем членам, который бы предусматривал обязательства государств-членов по отношению к меньшинствам.

Лигой была также создана система мандатов с целью защиты свободы совести и религии в бывших колониях Германии и Турции.

Правительства, контролирующие не автономные территории на основании мандатов, обещали обеспечивать материальное и моральное благополучие, а также социальный прогресс их жителей. Целью всего этого была подготовка колоний к самостоятельной государственности.

Эти территории могли стать независимыми только в случае их готовности гарантировать защиту религиозных, языковых и этнических меньшинств, а также права иностранцев и свободу совести.

Они включали Палестину и Иорданию, управляемые Британией; Сирию и Ливан, управляемые Францией; Камерун и Тоголэнд, управляемые Британией и Францией; Руанду, управляемую Бельгией. Впоследствии система мандатов эволюционировала в систему опекунства ООН.

3. Годы межвоенного периода

Ученые-международники способствовали значительному развитию прав человека до и во время межвоенного периода.

Гражданин Чили Александро Альварес, например, был среди первых защитников прав личности.

Будучи соучредителем Американского института Международного права, в 1917 году он разработал проект декларации относительно будущего международного права, который включал раздел по правам личности.

Другим известным ученым является русский юрист Андрей Николаевич Мендельшам, эмигрировавший в Париж после прихода к власти большевиков.   В 1921 году он убедил Институт Международного права учредить комиссию по изучению средств защиты меньшинств и прав человека.

Он служил докладчиком комиссии и в 1929 году он убедил комиссию принять Декларацию международных прав человека. Она включала преамбулу и шесть статей. Первые три статьи закрепляли обязанность государств признавать равные права на жизнь, свободу, собственность и религиозные убеждения каждого человека, находящегося на их территории.

Оставшиеся статьи определяли обязанности государств по отношению к собственным гражданам.

Источник: http://hrlibrary.umn.edu/russian/hrtsbook/hrtsintroduction.html

– Верховный Суд Республики Беларусь

Суд рассматривает отдельные пункты договора в совокупности со всем договором?

Экономическим судом г. Минска в соответствии с планом работы суда на 1-е полугодие 2017 г. проведен анализ практики рассмотрения дел о признании сделок недействительными по основаниям статей 109,110 Закона Республики Беларусь от 13 июля 2012 года «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Целью анализа является проверка правильности применения норм материального и процессуального законодательства при рассмотрении дел указанной категории, выявление характерных ошибок, наличие неясных вопросов в правоприменительной практике.

Общие положения

В период после возбуждения судом производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) сделки должника могут быть признаны недействительными по общим основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Республики Беларусь (далее – ГК), а также по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве.

Специальные основания признания сделок недействительными, предусмотренные Законом о банкротстве, закреплены в ст. 100 «Распоряжение имуществом должника», ст. 109 «Недействительность сделок должника», ст. 110 «Признание недействительным договора дарения и недействительность сделок, которые противоречат интересам государства», ст. 114 «Признание договора о залоге недействительным».

Такие сделки, являются:

– оспоримыми, то есть недействительными в силу признания их таковыми судом, – в случаях, предусмотренных ст.ст. 109, 110, 114 Закона о банкротстве, кроме случая, указанного в ч. 5 ст. 110 названного закона;

– ничтожными, то есть недействительными независимо от такого признания, – в случаях, предусмотренных ч. 9 ст. 100 и ч. 5 ст. 110 Закона о банкротстве.

В соответствии с п. 5 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.04.

2010 №14 «О некоторых вопросах признания недействительными сделок должника в деле об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — постановление Президиума №14) под сделками должника, которые могут быть оспорены по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве, понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а также действия, выразившиеся в исполнении обязательств (погашение должником долга в пользу кредитора, передача должником имущества в собственность кредитора) или иные действия, влекущие такие же правовые последствия (зачет, новация, отступное). По указанным основаниям могут быть оспорены действия (сделки), совершенные кредитором в одностороннем порядке (например, зачет).

Судебная практика по рассмотрению дел по искам о признании сделок недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 109 Закона о банкротстве

Требование в суд о признании сделки недействительной, как оспоримой сделки, по основаниям статьи 109 Закона о банкротстве, может быть заявлено только управляющим от имени должника.

Обращение в суд с подобными исками корреспондирует с установленной ст.

77 Закона о банкротстве обязанностью управляющего предъявлять в суд требования о признании сделок недействительными, о применении последствий их недействительности.

Так, в соответствии с абзацем 2 ч. 1 ст.

109 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными сделки должника, совершенные в течение шести месяцев до начала производства по делу о банкротстве или после возбуждения в суде производства по делу о банкротстве, если эти сделки повлекли предпочтительное удовлетворение имущественных требований одних кредиторов перед другими кредиторами, возникших до совершения этих сделок, или эти сделки связаны с выплатой члену кооператива (лицу), выходящему (исключенному) из кооператива, стоимости пая, выдачей иного имущества либо осуществлением иных выплат, установленных уставом кооператива, или эти сделки связаны с получением (отчуждением) либо выделом доли в имуществе должника – юридического лица или ее стоимостного либо имущественного эквивалента участнику должника в связи с его выходом из состава участников должника.

На основании абзаца 3 ч. 1 ст.

109 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными также сделки должника, совершенные в течение одного года до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) или после возбуждения судом производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), если этими сделками должник умышленно нанес вред интересам кредиторов, а другие стороны сделок знали или должны были знать об этом.

В силу абзаца 4 ч. 1 ст.

109 Закона о банкротстве признаются недействительными сделки должника, совершенные в течение трех лет до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) или после возбуждения судом производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), если должник вызвал свою неплатежеспособность уголовно наказуемым деянием, установленным вступившим в законную силу приговором суда, а другие стороны сделок знали или должны были знать об этом или если должник путем совершения таких сделок умышленно нанес вред интересам кредиторов, а другие стороны сделок были заинтересованными в отношении должника лицами, которые, как предполагается, знали о том, что должник совершением этих сделок умышленно нанес вред интересам кредиторов.

Диспозиция ст. 109 Закона о банкротстве в зависимости от периода совершения сделок (шесть месяцев, один или три года до начала производства по делу о банкротстве или после его возбуждения) разграничивает три вида оспоримых сделок, которые признаются недействительными судом при наличии определенных в статье 109 Закона о банкротстве условий.

Признание сделок недействительными на основании абзаца 2 ч. 1 ст. 109 Закона о банкротстве

На практике наиболее часто судом рассматриваются дела о признании недействительными сделок, которые:

– совершены в течение шести месяцев до начала производства по делу о банкротстве (или после возбуждения судом такого производства);

– влекут предпочтительное удовлетворение имущественных требований одних кредиторов должника перед другими.

В силу части 3 пункта 7 постановления Президиума № 14 к предпочтительному удовлетворению требований может привести сделка, направленная на обеспечение исполнения обязательства должника перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки; сделка, которая привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, возникшим до ее совершения.

Наиболее часто такие требования рассматриваются при наличии у должника задолженности перед бюджетом, например в случае удовлетворения требований, вытекающих из гражданско-правовых договоров, вместо погашения задолженности по налогам.

Так, по делу № 396-26/2015 предметом рассмотрения явилось требование управляющего о признании недействительным договора перевода долга от 21.07.2014, заключенного между ООО «А», ООО «И» и ОДО «Г», на основании абзаца 2 ч. 1 ст.

109 Закона о банкротстве, как сделки, влекущей предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора истца, являющегося должником по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), перед требованиями других его кредиторов.

Источник: http://www.court.gov.by/ru/ekonomicheskij/sud/goroda/minska/sudebnaya/praktika/1b39ad7bf9e74a91.html

Что такое публичный договор, требования к публичному договору, определяемые статьей 426 ГК РФ

Суд рассматривает отдельные пункты договора в совокупности со всем договором?

Публичный договор отличается от всякого другого тем, что предлагающее оферту лицо адресует своё коммерческое предложение неограниченному кругу лиц.

Нормативные акты, регулирующие его заключение и исполнение, относятся к частноправному институту, охватывают все виды отношений между субъектами коммерческой деятельности и потребителями их услуг.

Договор такого характера не заключается индивидуально, каждый раз при совершении сделки. Основные правила в этой области устанавливает ст. 426 ГК РФ.

Особенности публичного договора

Сторонами публичного договора выступают коммерческая организация или индивидуальный предприниматель и лицо, которое отзовётся на предложение и станет клиентом, покупателем товаров или потребителем услуг. При этом специфика работы предпринимателей такова, что она может быть адресована неограниченному кругу лиц.

Законодатель приводит ориентировочный перечень видов деятельности, которые проводятся на базе публичного договора. Указываются услуги связи, перевозка общественным транспортом, розничная торговля. Этот список не является исчерпывающим. Имеется в виду, что публичность договора относится только к основному виду деятельности.

Так, компания, занимающаяся перевозками, по публичному договору обслуживает своих клиентов, но горючее и другие материалы, нужные для пополнения складских остатков, она закупает по обычному, поскольку её контрагентом в таком случае является конкретное юридическое лицо. По публичному договору водители заправляют автомобили на автозаправках, и при этом у них не спрашивают никаких документов, но лишь заливают горючее в обмен на деньги, а оферта исходит от владельца пункта заправки.

На индивидуальных предпринимателей все положения статьи распространяются так же, как и на организации.

Это верно в силу п. 3 ст. 23 ГК РФ, который распространяет все требования к юридическим лицам, занимающимся коммерческой деятельностью, ещё и на тех участников делового оборота, кто делает тоже самое без образования юридического лица.

Неотъемлемой чертой публичного договора является то, что он накладывает на предпринимателей обязанность предоставлять свои услуги всем, кто к ним обратится, если для этого существует возможность. Исключения составляют лишь случаи, которые предусмотрены п. 4 ст. 786 ГК РФ. Это относится к перевозке пассажиров воздушным транспортом.

Законодательством предусмотрен специальный реестр для лиц, перевозка которых самолётами ограничена. Все остальные предприниматели должны оказывать свои услуги всем тем, кто намерен стать их клиентами.

Это не означает, что не может возникнуть спорных ситуаций.

К примеру, водитель маршрутного такси может отказаться от перевозки лица, которое имеет поклажу, способную причинить неудобства другим пассажирам или пытается провести с собой животное.

В таких случаях у того, кому отказали в перевозке, возникает возможность подать иск на перевозчика, поскольку формально он нарушил правила комментируемой статьи. Решение же суда будет зависеть от обстоятельств дела.

Ограничения, накладываемые ст. 426 ГК РФ

Публичный договор накладывает некоторые ограничения на свободу договорных отношений, устанавливаемую ст. 421 ГК РФ, поскольку предприниматель теряет возможность не только в том, чтобы отказать кому-то в обслуживании, но не может и отдавать предпочтения одним клиентом по отношению к другим.

При немотивированном отказе со стороны лица, предоставляющего услуги на основании публичного договора, на него может быть подано исковое заявление на основании п. 4 ст. 445 ГК РФ.

К примеру, если кто-то желает, чтобы ремонтная организация оказала ему свои профильные услуги, а та отказывается, но при этом никаких признаков прекращения коммерческой деятельности нет, появляются основания для иска, направленного на понуждение юридического лица к оказанию услуг.

Однако ограничение свободы договора, которое устанавливает ст. 426 ГК РФ, не является абсолютным.

Существуют отдельные федеральные законы, постановления правительства, пленума ВС РФ, которые создают основания для того, чтобы предприниматели могли расставлять приоритеты в выборе клиентов.

Если вопрос станет рассматриваться в суде, то бремя доказательства отсутствия возможности предоставить кому-то услуги ложится на предпринимателя. Такое правило введено ещё постановлением пленума ВС РФ № 6 и пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г.

Характерна и такая юридическая особенность публичного договора, как возможность изменения условий по отношению к разным потребителям.

Наличие публичной оферты не говорит о том, что всякий потребитель присоединяется к ней на неизменных условиях.

Так, если коммерческая организация оказывает всем желающим услуги, связанные с кровельными работами, то это не значит, что во всех случаях она обязана делать это на одинаковых условиях.

Это вполне разумно, поскольку не бывает двух строений с абсолютно одинаковыми крышами. Даже при использовании одинаковых материалов всё равно какие-то отличия можно будет найти. Будет вполне правомерно, если это отразится на сроках, порядке взаиморасчетов и подобных условиях. Недопустима лишь дискриминация потребителей, основанная на любых признаках.

Если какая-либо дискриминация будет выявленной, то на основании п. 5 ст. 426 ГК РФ договор может быть признан ничтожным в части дискриминирующих потребителя условий. На практике это не влечёт за собой отмены договора целиком. Ничтожными в таком случае суд признаёт только отдельные пункты договора.

К примеру, если публичный договор требует предоплаты только с пенсионеров и студентов, то потребитель получает основание обращаться в суд, поскольку в таком условии прослеживаются признаки дискриминации.

Для предпринимателей это влечёт за собой риск признания ничтожными отдельных условий договора и применение по отношению к ним последствий недействительности сделки.

Однако никаких нареканий не может вызывать установление договором отдельных программ лояльности, направленных на улучшение условий обслуживания определённой категории лиц, к примеру, продажа товаров пенсионерам со скидкой.

Позиция высших судов

Конституционный суд РФ рассматривает положения ст. 426 ГК РФ в качестве направленных на создание равных условий для всех потребителей любых товаров и услуг и не усматривает в их наличии ущемления чьих-либо прав.

Это становится ясным из определения по делу № 257-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Трофимова Кирилла Тимофеевича на нарушение его конституционных прав статьей 426 и пунктом 2 статьи 834 ГК РФ».

Кроме этого статья призвана уравновесить участников гражданско-правового оборота, поскольку предприниматели обычно являются наиболее сильными игроками рынка, что делает их позиции более значимыми по отношению к клиентам. Некоторые ограничения в свободе заключать договоры уравновешивает возможности и создаёт условия стабильности гражданско-правового оборота.

Наиболее полно современное понимание ст. 426 ГК РФ раскрыто в постановлении пленума ВС РФ от 25.12.2018 г. № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ о заключении и толковании договора». Комментируемой статье посвящены п. п.

15 — 22 данного документа.

Из него станет ясно, что одна из сторон вправе отказаться от исполнения условий публичного договора, если само заключение изначально не было для неё обязательным и при условии нарушений условий договора другой стороной, раскрываются и другие важные вопросы.

Источник: https://rulaws.ru/articles/chto-takoe-publichnyj-dogovor-trebovaniya-k-publichnomu-dogovoru-opredelyaemye-statej-426-gk-rf

Юрист ответит
Добавить комментарий