Свидетельские показания,их субъективность и т.д

Показания свидетелей

Свидетельские показания,их субъективность и т.д

Гражданское процессуальное право содержит определение такого средства доказывания, как показание свидетеля: “Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела” (ч. 1 ст. 69 ГПК).

Несмотря на то что из данного определения вытекает только два основных признака: 1) свидетелем может быть только физическое лицо; 2) свидетелем выступает лицо, обладающее какой-либо информацией, которая имеет значение для дела (относимой информацией).

В действительности можно дать более емкую характеристику признаков свидетеля.

По общему правилу свидетелем может быть лицо, дающее показание относительно фактов, о которых оно имеет личные знания и которые воспринимались им с помощью одного из пяти чувств.

Именно по этой причине за рубежом были введены запреты на показания с чужих слов.

Аналогичный запрет существует и в российском гражданском процессе – запрет на представление сведений, если невозможно указать источник информации.

К признакам свидетеля можно отнести следующие:

1) свидетелем выступает только физическое лицо. При этом законодательно не оговариваются возрастные границы свидетеля. И это не случайно, так как свидетелем может быть любое лицо, которое в состоянии понимать значение дачи показания.

По этой причине свидетелем может быть и несовершеннолетний, к примеру, ребенок, начиная с 10-летнего возраста, может высказать в суде свое мнение по поводу того, с кем из родителей он предпочитает проживать.

При допросе несовершеннолетнего свидетеля гражданское процессуальное законодательство устанавливает особенности в процедуре допроса.

Однако не предусмотрен допрос в качестве свидетеля недееспособного лица, которое в силу своего душевного расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими.

Свидетель в силу уголовного законодательства несет ответственность за дачу заведомо ложного показания или за отказ от дачи показаний в том случае, если он не подпадает под установленный законом свидетельский иммунитет (см.

ниже), а также если он достиг возраста уголовной ответственности;

  • 2) свидетель не имеет материально-правовой или процессуально-правовой заинтересованности в исходе дела, не связан материально-правовыми отношениями с лицами, участвующими в деле. Именно по этой причине свидетели отнесены к лицам, содействующим правосудию, наряду с переводчиками, экспертами и пр. Вместе с тем свидетели редко полностью индеферентны, ибо они выступают на той или другой стороне спора. Недаром истец или ответчик ходатайствуют перед судом о вызове в суд определенных свидетелей для дачи ими свидетельских показаний. По этой же причине суд перед допросом свидетеля обязан выяснить, какие отношения существуют между ним и сторонами, что в обязательном порядке учитывается при оценке показания свидетелей. Например, при определении места жительства ребенка могут быть заслушаны свидетели (родственники, соседи, сослуживцы), однако достоверность их показаний во многом зависит от того, в каких отношениях они находятся с родителями ребенка;
  • 3) свидетельлицо, обладающее сведениями, имеющими значение для дела. В зарубежном процессе данный признак принято называть компетентностью свидетеля. Под компетентностью понимается способность лица воспринимать события, помнить их и давать правдивые показания в суде. Компетентность свидетеля может быть оспорена.

В российском гражданском процессе не существует понятия “дисквалификация доказательства”, как это имеет место в зарубежном процессе. В состязательном процессе, в отличие от российского, стороны обладают правом заявления ходатайства об отводе свидетеля.

Основаниями такого отвода могут явиться случаи, когда лицо, вызванное в суд в качестве свидетеля: 1) не может дать показания об обстоятельствах, относящихся к делу; 2) является (являлось) представителем по гражданскому делу или защитником по уголовному делу и обстоятельства, о которых оно дает показание, стали ему известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; 3) не способно в силу своих физических или психических недостатков правильно воспринимать факты или давать о них правильные показания. В российском гражданском процессе в первом случае суд оценит показания свидетелей и придет к выводу об отсутствии в них доказательственной ценности. Во втором случае свидетель не может давать показания ввиду свидетельского иммунитета. В третьем случае суд не допустит такое лицо к даче показаний.

Суд оценивает представленные доказательства, в том числе определяет, может ли несовершеннолетнее лицо давать свидетельские показания в суде.

Из смысла ГПК вытекает, что свидетель и в российском процессе признается компетентным, если дает показания об известных ему обстоятельствах, относящихся к делу, и если свидетель в силу своего возраста, развития способен понимать значение дачи свидетельских показаний.

Информация, содержащаяся в свидетельском показании, может относиться к любым обстоятельствам предмета доказывания: как к обстоятельствам – основаниям требований или возражений, так и к иным обстоятельствам. Так, свидетель может давать показания относительно события ДТП, состояния автомобиля после аварии, а также о навыках водителя по управлению машиной и пр.

В зарубежных странах показания свидетелей толкуются несколько шире – такие показания могут даваться свидетелями-специалистами. В российском процессе не принято говорить о свидетелях-специалистах, в связи с чем порой сложно определить место некоторых доказательств.

Например, по делу об оспаривании договора долевого строительства представитель бюро технической экспертизы может быть вызван в суд для дачи показания о методике определения площади жилого помещения. Как известно, при долевом строительстве гражданин заключает договор с застройщиком. Согласно договору определяется квартира и ее размер.

При этом по названным договорам площадь квартиры будет включать площадь лоджий и балконов. БТИ исчисляет площадь квартир без учета балконов и лоджий.

В данном деле БТИ не является лицом, участвующим в деле, поэтому представитель БТИ выступает в суде в качестве свидетеля, обладающего специальными познаниями; 4) показания свидетеля имеют доказательственное значение лишь в том случае, если он может указать источник своей осведомленности. И наоборот, если свидетель не раскрывает источник своей осведомленности, то сообщенная им информация не может быть признана доказательственной. Следовательно, такое показание недопустимо.

Пример. Из материалов дела видно, что Сивакова, Рокина, Цижба, Ярошенко Т., являющаяся матерью Ярошенко Д., Лукьянова В., являющаяся матерью Лукьяновой Е., допрошены в качестве свидетелей, им разъяснены их права и обязанности, свидетели предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

В судебном заседании свидетели показали, что в 1991 г. Ярошенко Д. после регистрации брака с Лукьяновой Е. как член семьи нанимателя вселился в ее квартиру. С указанного периода времени Ярошенко Д.

проживал в данной квартире вместе с женой, вел с ней общее хозяйство, участвовал в оплате коммунальных и эксплуатационных услуг за жилое помещение, регулярно посещал собрания жильцов дома, в квартире находятся все его вещи. По месту своей регистрации в квартире матери Ярошенко Д. после заключения брака с Лукьяновой Е. не проживал.

Критически оценивая показания свидетелей по делу со ссылкой на то, что они являются субъективным мнением, суд в то же время не указал, какими иными доказательствами, собранными по делу, опровергаются данные показания свидетелей.

Суд не учел, что свидетели по делу в результате стечения обстоятельств воспринимают факты, имеющие значение для правильного разрешения спора, являются носителями информации об этих фактах. Свидетели не высказывают суждения, включающие субъективную оценку относительно данных фактов.

Из положений ст. 69 ГПК следует, что свидетели не являются субъектами материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеют юридической заинтересованности в его исходе.

Между тем в нарушение ст. 198 ГПК в решении суда отсутствуют доводы, по которым суд отверг факты, изложенные свидетелями по обстоятельствам дела. Кроме того, в решении суда не указано, в чем выражается заинтересованность свидетелей в исходе дела[1].

При этом в любом случае заинтересованность свидетелей не носит материально-правового характера. Наличие ка-

кой бы то ни было степени заинтересованности свидетеля оценивается судом при анализе собранных по делу доказательств. Заинтересованность свидетеля в исходе дела далеко не всегда означает представление недостоверных сведений, относящихся к предмету доказывания.

Согласно гражданскому процессуальному законодательству свидетели обладают правами и несут ответственность.

Свидетель вправе:

  • • давать показания на родном языке. Если свидетель не владеет языком судопроизводства, то ему предоставляется переводчик;
  • • использовать при даче показаний письменные материалы, когда показания связаны с цифровыми или иными данными, которые трудно удержать в памяти;
  • • требовать допроса в закрытом судебном заседании, если это необходимо в целях охраны государственной тайны или в иных случаях, если федеральным законом предусмотрено рассмотрение дел в закрытом судебном заседании (дела об установлении усыновления и пр.);
  • • быть допрошенным в месте своего пребывания, если вследствие своей болезни, старости, инвалидности, иных причин не в состоянии явиться по вызову в суд;
  • • получить возмещение расходов, связанных с вызовом в суд, и денежную компенсацию в связи с потерей времени и т.д.

Лицо, вызванное в качестве свидетеля, обязано явиться в суд в назначенное время и дать правдивые показания. Закон не раскрывает понятия “правдивые показания”.

Данное понятие носит оценочный характер, но не может расцениваться в качестве синонима объективного, так как и восприятие события, и его воспроизведение отличаются от самого факта реальной действительности в той или иной степени.

За дачу заведомо ложного показания и за отказ от дачи показаний по мотивам, не предусмотренным федеральным законом, свидетель несет ответственность, предусмотренную УК.

Обязанность свидетеля явиться в суд в назначенное время – также важная обязанность. Согласно ст.

168 ГПК в случае неявки в судебное заседание свидетеля суд выслушивает мнение лиц, участвующих в деле, о возможности рассмотрения дела в его отсутствие и выносит определение о продолжении судебного разбирательства или о его отложении.

Если вызванный свидетель не явился в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, он может быть подвергнут штрафу в размере до 1000 руб. Свидетель при неявке в судебное заседание без уважительных причин по вторичному вызову может быть подвергнут принудительному приводу.

Нельзя не сказать о некоторых ситуациях, когда законодательно содержится запрет на использование свидетельских показаний. Чаще всего это связано с нарушением правила о простой письменной форме сделки. В этом случае закон (ст. 162 ГК) запрещает использовать свидетельские показания в подтверждение состоявшейся сделки.

В качестве иллюстрации недопустимости свидетельских показаний можно привести следующий пример из судебной практики.

Пример.

Источник: https://studme.org/82319/pravo/pokazaniya_svideteley

История психологической оценки свидетельских показаний – Психология и право – 2017. Том. 7, № 3

Свидетельские показания,их субъективность и т.д

Вопрос о достоверности свидетельских показаний начал интересовать ученых давно. Данной проблемой занимались специалисты еще в ХIХ веке, и одной из первых попыток ее изучения стала работа французского ученого, математика Пьера Симона Лапласа «Опыты философии теории вероятностей» (1814) [5].

В ней автор с помощью математических вычислений соотносил вероятность воспроизведения правдивых свидетельских показаний с результатом судебных приговоров.

С точки зрения ученого, вероятность соответствия действительности данных свидетелем показаний складывается из вероятности самого события, о котором рассказывает свидетель, и вероятности следующих четырех гипотез в отношении допрашиваемого:

а) свидетель не делает ошибок и не обманывает;

б) свидетель не обманывает, но делает ошибки;

в) свидетель не делает ошибок, но обманывает;

г) свидетель и обманывает и делает ошибки.

Автор, тем не менее, предполагал, что таким образом трудно оценить правдивость свидетельских показаний из-за большого количества различных деталей того события, о которых человек свидетельствует.

Вместе с тем, Лаплас утверждал, что и суд в своих суждениях также опирается не на математическую достоверность, а лишь на вероятность.

Так или иначе, подобный подход французского ученого представляет большой интерес как одна из первых попыток рассмотреть свидетельские показания с точки зрения их соответствия действительности, а также как попытка создать научный метод оценки достоверности показаний.

https://www.youtube.com/watch?v=T3ENYa1gLU4

Большой вклад в изучение проблемы оценки показаний внес немецкий психолог Г. Гросс. Написанная им в 1898 г. работа «Криминальная психология» посвящена рассмотрению психологической составляющей допроса свидетелей и обвиняемых, а также психологии судебной деятельности [2].

В своей работе ученый впервые использовал термин «судебная психология», которую он рассматривал как прикладную отрасль общей психологии и описывал ее как совокупность психологических знаний, необходимых криминалисту. Г.

Гросс собрал большое количество ценного материала в результате наблюдений за различными областями судебной деятельности, что позволило ему выделить два важных аспекта в структуре судебной психологии.

Он различал субъективную психологию, к которой относил психическую деятельность судьи, и объективную психологию – психическую деятельность тех участников процесса, которые предоставляют судье материал, необходимый для вынесения вердикта. Сюда же Гросс относил и психологию свидетелей и обвиняемого.

Стоит обратить внимание и на другие, не менее значительные публикации ученого, написанные совместно с известным немецким психологом В. Штерном. Многочисленные работы по психологии свидетельских показаний были изданы в ряде сборников под названием «Доклады по психологии показаний», а также в периодическом научном журнале «Архив по криминальной антропологии и криминалистике» [16].

Безусловно, изучение свидетельских показаний невозможно без обращения к результатам первых экспериментально-психологических исследований В. Штерна [16].

Его положения были основаны на том, что показания свидетеля изначально не могут быть достоверны, так как забывание он считал естественным свойством психики, ее «правилом», в то время как точное воспроизведение представлял неким исключением из правил. Исследования В.

Штерна выявили высокий процент ошибок в показаниях тех, кто стремился правдиво рассказать о случившемся, – феномен, описанный автором как «обман воспоминания». Подобные ошибки в свидетельских показаниях зависели от промежутка времени, отделяющего описываемое событие от допроса.

Испытуемые, которые были опрошены сразу после эксперимента, допустили 5% ошибок, в то время как у тех, кто давал показания через определенный временной отрезок, количество ошибок увеличилось до 30%. В. Штерн изучал и особенности проведения допроса.

Он утверждал, что при свободном рассказе о событиях свидетель передает лишь то, что твердо запомнил, в то время как при ответе на вопросы человек вынужден бессознательно заполнять пробелы в своих воспоминаниях, что приводит к большему количеству ошибок.

Ученый также считал, что любой вопрос, заданный следователем, независимо от формы, в которой он излагается, оказывает на свидетеля внушающее воздействие. Влияние имеет также и особая, напряженная обстановка допроса. Учитывая все вышеизложенное, В. Штерн утверждал, что свидетельские показания субъективны и им не всегда можно доверять в силу ненадежности и большого количества ошибок. Ученый сделал вывод о том, что большое влияние психологических факторов на формирование свидетельских показаний делает необходимым участие психолога в следственных действиях для оценки показаний.

Изучением вопроса оценки достоверности показаний занимались психологи и в ряде других стран. Одним из них был А. Бине, который впервые обратился к рассмотрению влияния внушения на детские показания.

Он разработал специальный экспериментальный метод, описанный в книге «Внушаемость» (1900) [5]. А.

Бинэ утверждал, что ответы на вопросы следователя всегда содержат ошибки, и рекомендовал подробное изложение вопросов и ответов в протоколе допроса для правильной оценки показаний.

Попытки объективно проверить истинность показаний свидетелей и потерпевших с помощью психологической науки, а также экспериментальных методов были предприняты американскими учеными. Так, изучением достоверности свидетельских показаний занимался Д.М. Кеттелл (1895) [23].

Он провел эксперимент с участием студентов Колумбийского университета, которым предлагал ответить на ряд вопросов относительно определенных событий, а затем оценить степень своей уверенности в ответах.

Полученные результаты позволили говорить о значительной степени неточности показаний, а также о широком диапазоне индивидуальных различий в уровнях уверенности в своей правоте, выраженной студентами. Кроме того, он выявил и влияние формулировки вопросов на ответы свидетелей.

Кеттелл отмечал, что специально подобранные вопросы могут «сбить» правдивого свидетеля. Ученый считал, что необходимо знать, насколько ошибочными могут быть воспоминания свидетелей в норме и как они изменяются при различных условиях.

https://www.youtube.com/watch?v=3FddEP88n-E

В России проблеме свидетельских показаний уделялось не меньшее внимание. В 1905 г. был опубликован сборник «Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания» [11]. Часть вошедших в него статей была посвящена вопросу о достоверности свидетельских показаний.

Многие русские ученые не разделяли негативную позицию зарубежных коллег по отношению к показаниям. Например, А.Ф. Кони находил утверждения В.

Штерна о ненадежности свидетельских показаний неверными, обращая всеобщее внимание на существенные различия в условиях эксперимента и реальных событий [6].

Интересный подход к рассмотрению проблемы достоверности свидетельских показаний описал А.С. Тагер.

[11] Его экспериментальные исследования были основаны на изучении формирования показаний, начиная от восприятия тех или иных событий, фактов и явлений до влияния на них эмоционального состояния, особенностей профессиональной деятельности, возраста и других факторов. А.С.

Тагер утверждал, что, оценивая полученные показания, очень важно также учитывать и индивидуальные особенности зрения, слуха, памяти, так как источники ошибок в показаниях свидетеля заключаются в особенностях восприятия, сохранения и переработки информации.

Достижения психологической науки в области юридической психологии впервые были внедрены в практическую деятельность в качестве специально разработанных методов А.Р. Лурия [9]. В 1928 г.

им была создана сопряженно-моторная методика, соединившая в себе ассоциативный метод с одновременной фиксацией ряда физиологических показателей, в дальнейшем положенная в основу работы детектора лжи. А.Р.

Лурия утверждал, что, исследуя таким образом аффективные следы, можно объективно подходить к определению отношения человека к тем или иным событиям уголовного дела, установлению его причастности к совершенному преступлению, а также истинности его показаний.

А.Р. Лурия считал необходимым участие психолога в оценке достоверности свидетельских показаний [9]. Человек, рассказывающий о произошедших событиях, воспринимал их с определенной степенью точности, запоминал с учетом своих индивидуальных особенностей и должен был воспроизвести в форме показаний в условиях следствия или перед судом.

Люди по-разному владеют всеми вышеперечисленными функциями: кто-то дает показания подробно, с большим количеством деталей и зачастую может бессознательно исказить некоторые факты или включить новые детали в рассказ.

Задача психолога состоит в том, чтобы правильно оценить влияние того или иного фактора на формирование свидетельских показаний.

А.Р. Лурия обратил внимание на еще один значительный аспект в изучении свидетельских показаний – влияние следственной или судебной обстановки на особенности воспроизведения событий свидетелем.

Правильность показаний зависит не только от особенностей восприятия, запоминания свидетелем событий, но и в большой степени от того, как и в каких условиях он рассказывает о них. По мнению А.Р.

Лурия, существует значительная разница между теми показаниями, которые даются в свободной форме, без активного вмешательства следователя или иного опрашивающего, и теми показаниями, которые «направляются» вопросами.

В основе некоторых современных методов изучения свидетельских показаний лежат работы немецкого судебного психолога У. Ундойча (1954), относящиеся к середине ХХ в. [32]. Он впервые провел исследование, посвященное показаниям несовершеннолетней девочки, предположительно перенесшей сексуальное насилие.

Результатом его исследования стала «гипотеза Ундойча»: свидетельские показания, основанные на реально пережитом опыте, качественно и по содержанию отличаются от сфабрикованных или основанных на заблуждении.

Постановление Верховного Суда ФРГ (1955) предписало в дальнейшем проведение подобных исследований в спорных судебных случаях.

В 1980-х гг. количество психологов, участвовавших в оценке надежности свидетельских показаний, существенно увеличилось.

В ряде европейских стран, прежде всего Германии, Швеции, Великобритании, велись активные разработки критериев оценки достоверности информации, полученной в ходе следственного интервьюирования предполагаемых жертв сексуального насилия [32]. В 1989 г. M. Steller и G.

Köhnken провели систематизацию имевшихся к тому времени признаков дифференциации истинных и ложных показаний и сформировали список из 19 «признаков реальности» [31]. Основанный на использовании этих признаков метод – «Statement Validity Assessment” (SVA) – стал одним из центральных для изучения в последующие годы.

Некоторые исследователи считали, что информация, полученная в результате анализа с помощью методики SVA, является надежной и ее можно использовать в суде [25;31]. Другие относились к результатам проведения SVA с осторожностью [19; 26; 30; 33].

В настоящее время дискуссия об определении надежности и достоверности свидетельских показаний продолжается, существуют разногласия и противоречия в исследованиях, касающихся оценки их качества [3;4;12;13].

Практическая потребность в подобном анализе показаний существует и сегодня и как никогда требует особого рассмотрения в связи с участившимся проведением некачественных судебно-психологических экспертиз, в основе которых лежит неверное использование методов определения истинности или ложности информации.

Необходимость изучения данной проблематики связана с появлением в последнее время отечественных публикаций, предлагающих новый экспертный взгляд на определение правдивости показаний. Енгалычев В.Ф., Кравцова Г.К., Холопова Е.Н.

предлагают использовать свою «частную экспертную методику» для определения достоверности свидетельских показаний. В качестве обоснования авторы приводят различные концепции и методические подходы как отечественных (Л.Б. Филонов, В.П. Белянин и др.), так и зарубежных (А. Врай, П.

Экман, М. Штеллер, Г. Кёнкен, В.А. Шаповалов) психологов [4].

Другой взгляд на вопрос определения правдивости свидетельских показаний описан в работах большого количества отечественных авторов (Смирнова С.А., Макушкин Е.В., Аснис А.Я., Васкэ Е.В., Дозорцева Е.Г., Сафуанов Ф.С., Шишков С.Н., Шипшин С.С., Ошевский Д.С., Бердников Д.В., Секераж Т.Н.

, Калинина А.Н.) [3; 13]. Согласно данному взгляду, в настоящее время установление достоверности показаний путем проведения судебной экспертизы на строго научной основе невозможно. Кроме того, согласно законодательству РФ, определение достоверности показаний относится к компетенции суда [12].

Для того чтобы максимально правильно и качественно использовать существующие методы и продолжать разработку в области оценки свидетельских показаний, необходимо быть знакомым не только с достижениями последних лет в этой области, но и с историей ее зарождения. Важно уметь анализировать полученные ранее результаты, соотносить все плюсы и минусы предложенных методов, чтобы избежать их неправильного и недопустимого использования в экспертной практике.

Источник: http://psyjournals.ru/psyandlaw/2017/n3/87517_full.shtml

Свидетель: понятие, права, обязанности, свидетельский иммунитет

Свидетельские показания,их субъективность и т.д
Определение 1

Свидетель как участник процесса – это лицо, которому могут быть известны некоторые сведения, важные для расследования какого-либо дела (административного, уголовного и др.). Свидетель – это не заинтересованный человек, которого вызывают в суд для того, чтобы он рассказал об известных ему фактах, имеющих значения для расследования.

Свидетель не имеет прямой заинтересованности в деле, чем отличается от остальных участников судебного процесса. Впрочем, это не значит, что свидетель не может быть заинтересован в результатах судебного дела (родственники, друзья и т.д.).

Свидетельские показания

Свидетель является обладателем нужной суду информацией. Свидетелем может быть любой человек, располагающий информацией, которая относится к делу.

Информация свидетеля может быть основана на фактах, которые он увидел, услышал, почувствовал с помощью обоняния или осязания. Данная информация хранится в памяти свидетеля и во время судебного заседания он ее воспроизводит.

Лицо, которое дает показания, как свидетель, становится им по вызову суда. Лица, участвующие в деле, могут подать прошение о том, чтобы в суд был вызван свидетель.

Определение 2

Свидетельские показания в гражданском процессе – это информация, которая что-либо доказывает и имеет важное значение для верного завершения судебного дела, полученная в установленной законом процессуальной форме.

Судебные доказательства – это информация о фактах.

Свидетель – это обладатель доказательства, а свидетельские показания – это средство, с помощью которого можно доказать что-либо.

Правила о свидетельских показаниях

В судебной практике существует правило, основанное на Законе, которое гласит, что сведения становятся доказательствами лишь в том случае, если свидетель может сообщить происхождение своей информации (ч. 1 ст. 69 ГПК). В Законе прописаны ситуации, при которых запрещается использование свидетельских показаний. Обычно это связано с отступлением от письменной формы сделки (ст. 162 ГК).

Свидетельские показания бывают общими и специальными:

  • информация, которая устанавливает личность свидетеля и его причастность к делу, называется общей;
  • доказательная информация, которая подтверждает сведения о фактах, относящиеся к делу, называется специальной.

Определение 3

Допрос свидетеля – это получение свидетельских показаний путем процессуальной формы. Во время судебного процесса свидетелю задаются вопросы в устной форме. Это помогает суду оценивать подлинность сведений.

Правила исследования свидетельских показаний

Для того, чтобы быть уверенными в достоверности свидетельских сведений, в законе имеются определенные правила исследования данных показаний (ст. 177 ГПК). Они выглядят как рассказ, вопросы и ответы свидетеля.

  1. В первую очередь исследуется восприятие фактов свидетелем, т.е. учитываются события и условия, при которых свидетель наблюдал совершение тех или иных действий. Необходимо выявить все детали, которые могут повлиять на правильное восприятие свидетеля.
  2. Далее проверяется, насколько хорошо свидетель сохранил в памяти детали событий, которые могут заинтересовать суд.
  3. В итоге, устраняются все противоречия, которые возникают в показаниях различных свидетелей. Для этого же служит повторный допрос свидетелей, очные ставки и т.д.

Допрос свидетелей

Когда свидетелю от 14 до 16 лет, на допрос с ним приходят преподаватель либо кто-то из попечителей несовершеннолетнего свидетеля. Это могут быть родители, опекуны или приемные родители.

Вышеперечисленные лица могут общаться со свидетелем, задавать ему вопросы и высказывать свое мнение о нем. Все это делается с разрешения председателя суда.

Встречаются случаи, когда кого-либо из присутствующих в зале участников судебного заседания, удаляют из судебного зала, для установления некоторых обстоятельств дела.

После возвращения гражданина в судебный зал, его обязаны ознакомить с показаниями несовершеннолетнего и дать возможность задать свои вопросы свидетелю. После дачи свидетельских показаний несовершеннолетний свидетель покидает судебный зал. Остаться он может лишь в том случае, если суд решит, что его присутствие обязательно.

https://www.youtube.com/watch?v=DFLWFnGeXX4

Замечание 1

При оценке показаний свидетеля рассматриваются все особенности данных показаний. Анализируя показания свидетеля, суд рассматривает процесс передачи, хранения и формирования информации свидетелем.

Свидетель имеет право просить суд допрашивать его по месту жительства и на родном языке, кроме того, свидетелю разрешается наличие переводчика.

Также у свидетеля есть следующие права: возмещение всех расходов, связанных с вызовом в суд, сохранение рабочего места во время отсутствия для дачи показаний, компенсация за потерю времени.

Если показания свидетеля связаны с информацией, которую сложно запомнить, ему разрешается пользоваться своими записями. Суд может приобщить данные материалы к делу. Все записи свидетеля отдают на ознакомление участникам судебного процесса.

Свидетель неукоснительно выполнять две обязанности: явиться в суд и дать правдивые показания. Второй пункт – это совокупность двух обязанностей, т.е. дать показания и говорить суду только правду. После получения повестки, которую должны вручить свидетелю с соблюдением правил гл.

10 ГПК, он обязан в назначенное время явиться на судебное заседание. Если свидетель не явился на судебное заседание без уважительной причины, ему выписывается штраф. При повторной неявке без уважительной причине, свидетеля могут доставить в зал суда принудительно (ст. 168 ГПК).

За отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний установлена уголовная ответственность по ст. 307 и 308 УК.

Некоторые лица освобождаются от необходимости давать свидетельские показания. Это называется свидетельским иммунитетом или привилегией от свидетельских показаний.

Свидетельский иммунитет бывает абсолютный и квалифицированный. При абсолютном иммунитете возможность давать показания полностью исключается. Относительный иммунитет, это когда дача показаний зависит от свидетеля.

Он имеет право согласиться либо отказаться от дачи показаний.

Абсолютный иммунитет распространяется на:

  • адвокатов, представителей по гражданскому делу, медиаторов;
  • народных или арбитражных заседателей, судей, присяжных;
  • священнослужителей.

Относительный иммунитет распространяется:

  • гражданин имеет право отказаться свидетельствовать против себя;
  • супруги, дети, родители – против своих родных;
  • на депутатов законодательных органов;
  • на уполномоченных по правам человека в РФ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://zaochnik.com/spravochnik/pravo/ekzamen-na-zvanie-advokata/svidetel-ponjatie-prava/

Проблемы использования свидетельских показаний в гражданском и арбитражном процессе

Свидетельские показания,их субъективность и т.д

Свидетельские показания – самые нелюбимые доказательства судьями арбитражных судов. В судах общей юрисдикции свидетелей допрашивают чаще, то и там это вид доказательств, как правило, воспринимается скептически.

Между тем, в судах общей юрисдикции существует огромный пласт дел, где свидетели – это основной, а иногда и единственный источник об обстоятельствах дела (например, споры о разделе имущества в части выяснения вопроса о дате прекращения брачных отношений; споры о признании сделки недействительной в виду того, что гражданин не мог понимать значение своих действий, споры о признании не приобретшим права пользования жилым помещением и т.п.).

В арбитражном же процессе только кажется, что свидетельские показания не актуальны ввиду специфики коммерческих споров.  Они не актуальны в той сфере, где отношения документируются (договорные отношения). Но есть пласт споров, документирование не происходит намеренно либо не очень достоверно, так как осуществляется только одной сторон (корпоративные споры, споры об убытках и т.д.).

Видимо, суды убеждены, что свидетельские показания – не самый недостоверный (или даже самый недостоверный) источник информации, так как свидетель мало того, что может забыть нужные обстоятельства, так его еще и легко склонить к даче нужных показаний.

https://www.youtube.com/watch?v=Og8u4Xgf2Ac

Поэтому свидетелей в арбитражных судах мы почти не видим.

Можно ли сделать использование свидетельских показаний более эффективным? Ниже изложу несколько мыслей, которые могли бы сделать свидетельские показания более достоверными.

Во-первых, следует признать недопустимой практику, когда обязанность обеспечить явку свидетелей возлагается на стороны. Некоторые суды даже напрямую указывают, что сторона не исполняет свои процессуальные обязанности, не обеспечив явку свидетеля! (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.10.2009 по делу N А11-9877/2008).

Дело не только в том, что сторона не может заставить свидетеля придти в суд.

Ведь если свидетеля приглашает сторона, то, что это значит? Она будет изначально выбирать только тех свидетелей, которые будут свидетельствовать в его пользу и будет самым естественным образом склонять к даче нужных показаний (должен же приглашающий объяснить, в чем суть дела и зачем нужен свидетель?).

Соответственно, стороне будет очень трудно вызвать в суд свидетеля, если он каким-то образом связан с другой стороной (работает в организации процессуального оппонента, связан деловыми отношениями и т.д.).

Поэтому вызывать свидетеля должен только суд. Хорошо бы, чтобы извещение содержало бы не только приказ явиться неизвестно зачем. В нем должны быть указаны спорящие стороны и описано (в общих чертах) о чем должен будет рассказать свидетель.

Можно ли его будет свидетеля убедить дать нужные показания в этом случае? Да. Но я уверен, что это будет уже не так естественно и просто, как это есть сейчас.

Во-вторых, судам не следует рассматривать свидетелей, как которые просто подтвердят или опровергнут интересующий суд факт. Необходимо изучать тактику допроса свидетеля.

Так, мне видится, что достоверность показаний повысил бы допрос разных свидетелей о разных обстоятельствах, которые, однако, в совокупности, подтверждают определенный факт.

Так, например, при выяснении вопроса давало ли определенное лицо из «материнской» организации «дочке» определенные указания будут иметь значение показания: а) о том, давались ли раньше этим лицом другие указания; б) как именно и с кем согласовались действия обществ; в) какие полномочия имело лицо, которое предположительно передало указания дочернему обществу. Сопоставление полученных ответов даст более достоверный результат, чем утверждение трех свидетелей о том, что 10 апреля в 16:00 Иванов И.И. передал Петрову П.П. указания о…

В-третьих, судам следует самим активно участвовать в допросе свидетелей (ну это, более-менее реализуется) и в ряде случаев самим инициировать вызов свидетелей, с согласия одной из сторон спора. Это вполне разумное вмешательство суда в самостоятельную деятельность сторон по доказыванию и вполне адекватное, на мой взгляд, ограничение принципа состязательности.

В-четвертых, следует установить адекватные меры ответственности за неявку свидетеля в судебное заседание. Такая ответственность, в общем-то, есть, но санкции очень низкие, суды эти нормы применяют редко, а кроме того, свидетелей часто официально не извещают, переложив эту обязанность на стороны.

Коллеги, хотелось бы услышать насколько актуально использование свидетельских показаний в арбитражном процессе, по Вашему мнению, и можно ли сделать использование таких доказательств более эффективным?

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/05/20/problemy_ispolzovaniya_svidetelskix_pokazanij_v_grazhdanskom_i_arbitrazhnom_processe

Юрист ответит
Добавить комментарий