Возможно ли взыскать материальную компенсацию за побои?

«Доколе?», или К вопросу о размере присуждаемого морального вреда..

Возможно ли взыскать материальную компенсацию за побои?

Из определения Верховного Суда № 45-АПУ14-17:

«К. признан виновным в совершении иных действий сексуального характера с угрозой применения насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшего, совершённые в отношении

лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста

, и осуждён по п. «б»
ч. 4 ст. 132 УК РФ.

По приговору суда с осуждённого К. в пользу потерпевшего в счёт
компенсации морального вреда постановлено взыскать 5000 рублей с зачислением денежных средств на лицевой счёт потерпевшего».

(см. Обзор практики ВС РФ, утв. Президиумом ВС от 24.12.2014, стр.78, п.16)

Верховный Суд отменил приговор, но по чисто процессуальным основаниям, а не по причине неадекватности суммы присужденного морального врела… 

                                                                   ***

В связи со всем этим вопрос: когда же эта порочная практика прекратится? 5000 рублей за ТАКОЕ. Разве это не позор? И таких дел много. Имя им легион. Люди гибнут, колечатся, теряют зрение, становятся жертвами сексуального или иного насилия….

Очень часто у этих бед есть конкретный виновник, насильник, убийца, пьяный водитель и т.п.. Очень часто он достаточно платежеспособен. Это может быть государство, крупная компания или просто состоятельный подонок. При этом реальные убытки жертвы незначительны, но моральные – колоссальны.

При попытке же взыскать моральный вред на основании норм ГК РФ большинство истцов по неким неписанным правилам получают судебное решение о взыскании сущих копеек… Получается, что в России жизнь, здоровье, личная неприкосновенность, свобода не стоят ничего.

Человек, который незаконно содержится под стражей, получает каких-то 100-300 тысяч рублей за год, проведенный в российском СИЗО или тюрьме.

Интересно, соразмерная ли эта компенсация? Согласился бы сам судья провести год вместе с уголовниками в наших пыточных местах лишения свободы, разрушить свою семью и жизнь по цене поддержанных жигулей? Или стать инвалидом и всю свою жизнь провести в инвалидном кресле за 100 тысяч?

Меня честно говоря, не так сильно волнуют компенсации морального вреда по делам о диффамации, а вот все что связано с ущербом жизни, здоровью, лишением свободы или сексуальным насилием – это действительно проблема.

Сколько можно терпеть ситуацию, в которой базовые конституционные, естественные права человека не могут быть защищены, а жертва не получает фактически никакой компенсации или получает чисто символические суммы? Ведь это, с одной стороны, чистейшая несправедливость (право жертвы не восстанавливается и идея коррективной справедливости профанируется), а, с другой, провакация новых и новых нарушений (превентивный эффект снижается, а если публично-правовая ответственность отсутствует или оказывается также неэффективной – просто исчезает)…. 

Объективности ради надо сказать, что еа самом деле примеры нормальной практики возмещения морального вреда появляются (см. здесь, например), но они пока крайне редки.

Давно пытаюсь понять, в чем психологическая подоплека такой странной судебной практики.

Как минимум, со времен, когда сам, еще работая в практике, пытался взыскать моральный вред с транспортной компании, по грубой вине водителя которой погибла женщина, истекла кровью на глазах отца и дочери, но получил решение о взыскании сущих копеек…

Все мы, простые люди, юристы уже сколько лет возмущаемся этой всей ситуацией, демонстрирующей ничтожную ценность человеческой жизни в нашей стране. Я думаю, и самим судьям тоже в таких случаях совесть подсказывает присуждать больше. Так что же их сдерживает?

Предложу свое видение.

Причины этого грустного явления можно, наверное, описать в виде такой незатейливой истории:

Сцена 1: исторически моральный вред в СССР не взыскивался. Считалось невозможным оценивать вред жизни и здоровью в форме денежной компенсации. Традиции не сложилось.

Как работать с этим институтом в 1990-е годы, когда ГК признал возможность взыскания морального вреда, никто не понимал. Методичек не было. Рекомендаций в отношении определения суммы взыскания ВС не утверждал.

Это приводило к психологической настороженности.

Сцена 2: моральный вред – это нечто, не имеющее четких критериев оценки. Судья, рассматривающий такой иск, оказывается в некомфортном состоянии. От него требуется оценить обоснованность требований истца исключительно на основе собственной этической интуиции, включить внутренние весы корректирующей справедливости.

Для наших судей, преимущественно воспитанных в традициях крайнего позитивизма, это задача диссонирует с общепринятой судейской методологией. Если вопрос выбора тюремного срока в пределах, установленных УК, это нечто привычное, то произвольное по сути определение денежной компенсации это было нечто новое. Если бы закон поставил хоты бы какие-то лимиты, было бы проще.

А так: вот сколько стоит жизнь человека – как судье решить? Вопрос-то отчасти метафизический… В такого рода стрессовой ситуации судье, памятующему о том, что еще пару лет назад само взыскание морального вреда отвергалось нашим правом как нечто чуждое, оказалось проще недооценить, чем, не дай бог, переоценить.

Если он удовлетворит мало, в него вряд ли кто-то кинет камень. А вот если взыскать много, это уже может вызвать спор….

Сцена 3: так в середине 1990-х формируется некая традиция взыскивать мало. А далее запускается феномен path-dependence, эффект колеи. Практика сложилась. Это само по себе стало усиливать эффект, описанный в сцене №2.

И чем дольше эта ситуация сохранялась, тем более очевидно было судье, что отступление от этой традиции увеличивает вероятность отмены решения.

А так как никаких критериев оценки так и не появилось и она зависит от его чистого усмотрения, и никто не может судью обвинить в неправосудном решении, если он удовлетворит мало, то следование традиции оказывается самым безопасным и надежным вариантом.

Я абсолютно уверен, что большинство судей в иных условиях взыскали бы с насильника или убийцы в сотни раз больше, чем жалкие 2-3 тысяч долларов. Но оказавшись в заданных институциональных рамках они вынуждены следовать этой колее. Все-таки у нас судебная система, вертикаль так сказать, а не набор судей-мудрецов, решающих по справедливости поступающие дела без оглядки на вышестоящие инстанции. И наверное это в целом правильно….

А теперь к вопросу о том, как эту ситуацию можно изменить.

1) Поменять ее можно, вероятнее всего, только одним способом: практикой высшего суда.

Если Верховный Суд РФ в течение нескольких лет будет активно пересматривать решения нижестоящих судов о возмещении в пользу граждан копеечного морального вреда и четко каждый раз артикулировать “мало”, “мало”….

, а вслед за этим или одновременно издаст постановление Пленума, в котором даст некие ориентиры, ситуация может начать постепенно меняться..

Суды нижестоящих судов уловят сигнал, что в больших взысканиях нет ничего предосудительного и опасного для карьеры, что позволит им раскрепостить свое чувство справедливости и освободить практику от эффекта колеи…. Вопрос лишь в политико-правовой воле. Конечно, результат будет налицо не сразу, силы традиции не стоит недооценивать, но Верховный Суд сверху может запустить волну, которая рано или поздно дойдет до всех судей…

2) Есть еще вариант издать на уровне Пленума Верховного Суда РФ методичку с примерными размерами компенсации по наиболее типичным случаям. Смысл тут может быть такой, что взыскание в таких пределах презюмируется соразмерным. Или установить минимумы.

Такая практика есть в ряде европейских стран, Это задаст некие ориентиры… Интересные предложеения по закреплению определенной математической методики высчитывания морального вреда выдвигал в свое время профессор Эрделевский.

Я правда не уверен в этом варианте, но его можно, как минимум, обсуждать…

Возможны и какие-то иные рецепты. Но, как мне кажется, судам давно пора провести мозговой штурм и все-таки решить эту проблему….  

Так что если у кого-то есть альтернативное видение самой проблемы и ее причин, а равно какие-то идеи и предложения в отношении решения проблемы, кидайте их сюда. Может быть весной организуем круглый стол на эту тему…. 

Источник: https://zakon.ru/Blogs/dokole_ili_k_voprosu_o_razmere_prisuzhdaemogo_moralnogo_vreda/15696

Сколько стоит оскорбить соседа? Как в Беларуси получить компенсацию морального вреда

Возможно ли взыскать материальную компенсацию за побои?

Компенсация морального ущерба для большинства белорусов – нечто мифическое.

Чаще всего мы слышим о выигранных исках на миллионы долларов в голливудских фильмах об акулах адвокатского дела или иногда читаем в СМИ просочившиеся заграничные инфоповоды.

А что насчёт нашей реальности? Сегодня в МТБлоге разбираемся, как и за какие обиды в Беларуси присуждают компенсацию морального ущерба, а также какие суммы могут оказаться в постановлениях суда по таким искам.

Что такое моральный ущерб

Для начала давайте разберёмся, что вообще в нашей судебной практике понимается под моральным вредом. Если обратиться к законодательству, то оно гласит, что такой вред всегда является нематериальным, то есть не относится к повреждению или утрате вещей. Также закон разделяет этот вред на две категории: физический и нравственный.

К первой относятся физическая боль, ущерб здоровью или отклонения от обычного его состояния, расстройство функций организма, которые возникли у человека из-за чьих-то действий или, наоборот, бездействия. Сюда, например, можно отнести повреждения, полученные в результате ДТП, уличной потасовки, отравления некачественными продуктами и подобные вещи – словом, всё, что связано с влиянием на наш организм.

Нравственный ущерб предполагает, что человек понёс психологические переживания: ощутил страх, унижение, стыд, испуг. К случаям, которые причиняют такой ущерб, можно отнести дискриминацию по каким-либо признакам, клевету, раскрытие врачебной тайны, незаконное задержание или осуждение, распространение конфиденциальной информации, потерю родственников.

Если что-то из вышеперечисленного коснулось человека, то он вправе обратиться в суд за взысканием компенсации морального ущерба с того, кто виноват в случившемся. При этом пострадавший теоретически может требовать любой размер компенсации, но об этом немного позже.

Какие ситуации могут привести к суду

Во-первых, стоит понимать, что для взыскания ущерба нужно доказать сам факт моральных переживаний либо физических повреждений, а также доказать, что это произошло по вине конкретного обидчика.

Для этого подойдут показания свидетелей, заключения врачебных осмотров, видео- и аудиозаписи случившегося, товарные чеки (в случае с некачественной продукцией) и прочие документы и свидетельства в зависимости от вашей ситуации.

Чтобы нагляднее пояснить, когда можно идти в суд с иском, смоделируем несколько ситуаций.

Ситуация 1.ДТП – одна из самых частых причин взыскания морального ущерба в Беларуси.

Если водитель за рулём авто сбил пешехода и нанёс ему телесные повреждения, пострадавший вправе пойти в суд с доказательствами и потребовать финансовой компенсации. Чаще всего такие процессы решаются в пользу истца.

Причём, в случае одобрения иска, выплачивать деньги будет владелец авто, даже если за рулём в момент столкновения находился не он.

Исключение будет сделано только в том случае, если водитель управлял машиной по доверенности – тогда выплаты лягут как раз на него. Но суд может и отказать в возмещении ущерба полностью, если обнаружится, что пешеход грубо нарушал ПДД или спровоцировал наезд с целью собственной выгоды.

Ситуация 2. Потасовка. Например, человек оборонялся от уличных хулиганов и в результате драки получил несколько ушибов и синяков.

Позже по его заявлению напавших нашла милиция и передала дело в суд, который доказал вину пойманных людей и приговорил их к той или иной ответственности.

Так как у пострадавшего обязательно останутся результаты судебной медицинской экспертизы о наличии побоев, а также будет на руках решение суда, он сможет на основании этих двух документов снова подать на обидчиков в суд, но на этот раз – иск о возмещении морального ущерба.

Ситуация 3. Оскорбление. К примеру, двое соседей у подъезда повздорили, и один высказал в адрес другого много нелицеприятных и непечатных выражений. А при всём этом присутствовала семья оскорблённого и ещё несколько соседей-свидетелей.

В таком случае ситуацию можно расценивать как унижение достоинства второго, и он имеет полное право обратиться в суд за компенсацией морального ущерба.

Однако во время разбирательств по высказанному во время перепалки обязательно будет произведён лингвистический анализ, и суд одобрит иск только в случае, если в речи ответчика будут найдены прямые оскорбления личности соседа. Решение будет приниматься по итогам экспертизы.

Ситуация 4. Испорченная репутация. Представим, что сотрудник решил уволиться из компании, в которой у него разладились отношения с руководством.

При этом свои обязанности он выполнял исправно, но, когда с нового места работы пришёл запрос на характеристику этого человека, бывший руководитель решил отмстить и приписать сотруднику отрицательные поступки, которых тот не совершал.

В таком случае работник имеет полное право подать в суд на бывшего руководителя, но ему необходимо будет заручиться доказательствами того, что описанных поступков не было, либо попросить поддержки в качестве свидетелей у бывших коллег.

Конечно, это далеко не полный список возможных раскладов, но на их основе понятно, как может выглядеть случай, когда имеет смысл отстаивать компенсацию морального ущерба.

Примеры из реальной жизни

Как сказал однажды знаменитый американский бейсболист Йогги Берра: «В теории нет разницы между теорией и практикой. А на практике она есть».

Кажется, это работает вообще везде, в том числе и в залах судебных заседаний. Практика показывает, что у истцов не всегда получается доказать вину ответчика или получить полную желаемую компенсацию морального ущерба.

Как правило, с делами о ДТП или хулиганстве всё просто: при наличии весомых доказательств суд одобряет иск потерпевшего (иногда с корректировками суммы), но случаются и не такие прозаичные ситуации.

Вот несколько примеров из белорусских реалий:

$16 000 за розыгрыш

Эта история случилась, когда один из ведущих юмористической программы на Альфа-Радио в прямом эфире позвонил бизнесмену, владеющему минской фармацевтической компанией.

Звонивший представился сотрудником органов внутренних дел и сказал, что партнёр адресата по бизнесу задержан за нарушением закона, после чего предложил приехать в отделение и внести за коллегу залог в размере $325.

Бизнесмен согласился и тогда ведущий раскрыл карты, объяснив, что всё это розыгрыш. Герой истории рассмеялся и ответил: «5 баллов!».

Возможно, на этом бы всё и закончилось, но после того, как розыгрыш повторили по радио уже в записи, а также разместили на одном из белорусских интернет-ресурсов, бизнесмены подали на радио и сайт в суд, запросив суммарно с двух компаний компенсацию в $16 000 за ущерб, нанесённый деловой репутации. Суд Первомайского района города Минска удовлетворил иск к радио только на $750, а иск к интернет-ресурсу и вовсе отклонил.

$100 за потерянную картину

Герой этой истории – минчанин, который, возвращался домой от друга из Казани с подарком в виде картины. Мужчина выполнял перелёт авиакомпанией «Belavia», и авиаперевозчик в процессе потерял подаренную картину.

Изначально компания хотела выплатить деньги только за утерянный багаж, и тогда сумма выплат составила бы $20, но пассажир с этим не согласился и подал на авиакомпанию в суд, запросив 500 рублей компенсации.

Дело минчанин выиграл, однако суд одобрил ему компенсацию в 200 рублей, а не в 500. «Belavia» не захотела согласиться и с этим и подала апелляцию.

В итоге суд её не одобрил, и перевозчик должен будет выплатить пассажиру назначенную сумму.  

Сколько можно отсудить за моральный ущерб

Как вы могли заметить, запрашиваемые в суде суммы очень сильно разнятся. Это связано с тем, что конкретного регламента или, если хотите,  прейскуранта по компенсациям в Беларуси нет. Каждый человек, подающий иск, оценивает размер желаемой выплаты самостоятельно.

Для вынесения решения суд должен принимать во внимание все нюансы ситуации, будь то степень вины нарушителя или даже пострадавшего, степень причинённых физических и нравственных страданий, затраченное на реабилитацию время, возраст пострадавшего, финансовое положение ответчика и другие факторы.

Также суд при определении размера выплат должен руководствоваться «принципами разумности и справедливости». По сути, такая формулировка оставляет итоговое решение полностью в руках суда.

Вероятно, именно поэтому можно встретить такие разные решения и такие разные суммы по делам о компенсации морального вреда.

Для большей благосклонности судей адвокаты рекомендуют не задирать размер компенсации слишком высоко и остановиться на следующих цифрах: в случае лёгких телесных повреждений требовать до 500 рублей, в случае менее тяжких – до 2000, а в случае тяжких – до 10 000 рублей.

Что касается личных оскорблений, то здесь всё зависит от формы высказывания и его контекста. Как вы помните, по таким ситуациям проводятся лингвистические экспертизы, и нарушением здесь будет считаться только оценка личности человека. Рекомендации адвокатов по компенсации за оскорбления лежат в диапазоне от 100 до 500 рублей.

Если моральный ущерб понесён в результате покупки некачественного товара, то адекватным запросом будет компенсация, по размеру сопоставимая с понесенным материальным ущербом. Но сюда также можно включить и дополнительные затраты на независимые экспертизы и другие организационные моменты, которые понадобились, чтобы доказать вашу правоту.

_______________

Компенсация морального ущерба всё ещё остаётся сложной темой для нашего общества. Судебные тяжбы порой могут тянуться годами, и не всегда решение суда является положительным.

Да и суммы назначаемых компенсаций, как правило, далеки от голливудского кино. Но, так или иначе, шансы получить компенсацию есть. Перед подачей иска в любом случае разумным будет предварительно проконсультироваться с адвокатом.

Знайте свои права, пользуйтесь ими грамотно и не давайте себя в обиду.

Читайте нас в Telegram и первыми узнавайте о новых статьях!

Источник: https://mtblog.mtbank.by/skolko-stoit-oskorbit-soseda-kak-v-belarusi-poluchit-kompensatsiyu-moralnogo-vreda/

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Возможно ли взыскать материальную компенсацию за побои?

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали “РГ”, почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе “Цифровой социальный юрист”

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда – 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту – 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса – состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в “Пятерочке”

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине “Пятерочка”. В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к “Пятерочке” обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

– В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, – пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. – Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: https://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Установление минимального размера компенсации морального вреда

Возможно ли взыскать материальную компенсацию за побои?

Инициатива № 66Ф3972 Уровень инициативы: Федеральный Один из самых неоднозначных и дискуссионных вопросов в судебной практике – определение размера компенсации морального вреда. Многие решения судов о взыскании компенсации морального вреда приобрели скандальную известность.

Особенно это касается дел о компенсации вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, в связи со смертью близких людей, причиненного незаконными действиями государственных органов и т.п. На Западе размер зачастую завышен, а в России – занижен до смехотворного уровня.

В настоящее время размер компенсации морального вреда устанавливается по решению суда, можно сказать по личному усмотрению суда. Критерии определения размера компенсации морального вреда установлены в статьях 151 ГК РФ и 1101 ГК РФ.

В соответствии с положениями статьи 151 ГК РФ: «При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред».

Статья 1101 ГК РФ несколько дополняет список критериев определения размера компенсации: «2. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего».

Более подробные разъяснения даны в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №10. В этом же Постановлении даны рекомендации и разъяснения по части вопросов, возникающих в правоприменительной деятельности при определении размера компенсации вреда. Однако суды в России присуждают потерпевшим или оправданным смехотворные компенсации морального вреда.

Примеры: – Хакасии молодой человек зарезал возлюбленную. Суд взыскал с него 800 тысяч рублей морального ущерба. Эти деньги получат родные девушки. Платить юноша будет, естественно, из тюрьмы. – В другом регионе в это же самое время разгневанный муж застрелил беременную жену. Компенсация… 300 тысяч рублей.

– На Урале браконьер убил беременную лосиху, суд взыскал с него 500 тысяч рублей. В армии солдат погиб из-за неуставных взаимоотношений. Сумма морального вреда та же самая. – Суд взыскал с инспектора ГИБДД, в пьяном виде на BMW 523 задавившего девушку, компенсацию в 3000 руб. – Прапорщику Елене Петровой(фамилия изменена), которая попала под пресс командования.

Женщина имела “неосторожность”… забеременеть. Командирам не понравилось, что в перспективе отряду придется потерять бойца как минимум на время декрета. Елену стали третировать. Ей один за другим объявляли выговоры за нарушение формы одежды. Мол, беременность – это не по уставу. Она подала в суд на командиров и выиграла дело.

В качестве компенсации морального вреда ей присудили, условно говоря, три копейки. По сути, непонятно, что было большим издевательством: придирки командиров к беременной или такая вот компенсация. Предлагаю внести в ГК РФ положение о минимальных размерах компенсации морального вреда. 1. За смерть человека – не менее 1 млн рублей. 2.

За причинение тяжкого вреда здоровью – не менее 750 тыс. рублей. 3. За причинение вреда средней тяжести – не менее 200 тыс. рублей. 4. За причинение легкого вреда здоровью – не менее 50 тыс. рублей. 5. За незаконное лишение свободы – не менее 3 тыс. рублей за каждый день. Это относится и под стражей, и помещению в психиатрическую больницу и т.д. 6. За незаконное ограничение свободы – не менее 500 рублей за каждый день (домашний арест, подписка о невыезде, залог и т.д.).

7. За другие действия и преступления суд должен взыскивать с нарушителей компенсацию морального вреда, которая должна быть соразмерной здравому смыслу и понесенным страданиям.

Защита прав потерпевших и лиц, чьи права были нарушены путем возмещения морального вреда. Установление справедливых компенсаций. _________________________________________________________________ (1) – http://www.rg.ru/2008/07/29/pravo.html (2) – http://pravo.ru/news/view/85878/ (3) – http://ligap.ru/protect-rights/ombudsmen/forma/

(4) – http://www.audit-it.ru/articles/personnel/a110/44420.html

← К началу списка инициатив

Источник: https://www.roi.ru/3972/

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Возможно ли взыскать материальную компенсацию за побои?

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I “О защите прав потребителей”);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ “О рекламе”);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

В штате организации числятся несколько должностей одинаковой категории, но должностные оклады у сотрудников разные. Может ли это стать основанием для обращения работника с более низким окладом в суд с требованием о компенсации ему морального вреда? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры” Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

1

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

2

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

3

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

4

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

МНЕНИЕ

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры”:

Источник: http://www.garant.ru/article/864733/

Верховный суд пояснил, в каких спорах платят за моральный вред

Возможно ли взыскать материальную компенсацию за побои?

Факт причинения телесных повреждений является достаточным основанием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда. При этом привлечение ответчика к уголовной или административной ответственности не является обязательным условием.

К таким выводам пришла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении по делу № 78-КГ17-30. Это определение включено в «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации» № 2 (2018)»и является ориентиром для всех судов.

Суть дела: конфликт соседей

С., 1953 года рождения, обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что ей были нанесены побои А., 1988 года рождения, являющейся ее соседкой по коммунальной квартире.

В связи с причинением ей физических и нравственных страданий истец просила суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решением суда иск удовлетворен частично, с А. в пользу С. взыскана компенсация морального вреда в размере 50 000 руб.

Отмена в апелляции

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции указал, что материалов, подтверждающих факт уголовного либо административного преследования А. или обращение истца в правоохранительные органы и принятия мер в отношении ответчика, истцом не представлено.

В обоснование отказа в иске суд апелляционной инстанции указал, что материалы дела не содержат доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что причинителем вреда в том объеме, который указывает истец, является ответчик.

Ошибки, которые допустила апелляционная инстанция

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала указанные выводы суда апелляционной инстанции сделанными с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Необоснованное решение апелляции

В п. 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г.

№ 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что при рассмотрении кассационных жалобы, представления с делом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Согласно ч. 1 ст. 195 этого же кодекса, решение суда должно быть законным и обоснованным. Как разъяснено в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г.

№ 23 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.

55, 59–61 и 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению, однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Результаты оценки доказательств суд должен указать в мотивировочной части судебного постановления, в том числе доводы по которым он отвергает те или иные доказательства или отдает предпочтение одним доказательствам перед другими.

Данные требования в силу ч. 1 ст. 328 ГПК РФ распространяются и на суд апелляционной инстанции.

Как следует из материалов дела и судебных постановлений, выводы суда первой инстанции основаны на непосредственном исследовании доказательств, в том числе объяснений сторон и показаний свидетеля. Выводы суда об оценке доказательств изложены в решении суда.

Суд апелляционной инстанции по материалам дела сделал прямо противоположный вывод о недоказанности факта причинения ответчиком телесных повреждений истцу.

При этом в нарушение приведенных выше норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд апелляционной инстанции не привел никакого обоснования тому, почему он отверг приведенные судом первой инстанции доказательства, в частности медицинские документы, подтверждающие факт наличия травм, ушибов, ссадин, и показания свидетеля, прямо указавшего на нанесение ударов истцу ответчиком.

Моральный вред причиняется фактом любых побоев

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также признала ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о том, что невозможность установить точный объем телесных повреждений, их характер и степень является основанием для отказа в иске о компенсации морального вреда.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст.

15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить.

В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

По аналогии с данным разъяснением объем причиненных телесных повреждений, их характер и степень тяжести для разрешения спора о взыскании компенсации морального вреда тоже должны быть доказаны с разумной степенью достоверности, невозможность установления точного количества, характера и степени телесных повреждений не может являться основанием для отказа в иске о возмещении морального вреда.

Ссылаясь на то, что вопрос о привлечении ответчика к административной или уголовной ответственности не разрешался, суд апелляционной инстанции не учел, что привлечение причинителя вреда к указанным видам ответственности законом не предусмотрено в качестве обязательного условия для возмещения вреда в гражданском порядке.

Указанные выше требования закона и разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не были учтены судом апелляционной инстанции при разрешении данного спора, что повлекло вынесение незаконного судебного акта об отказе в иске.

Источник

Источник: https://pravo163.ru/verxovnyj-sud-poyasnil-v-kakix-sporax-platyat-za-moralnyj-vred/

Юрист ответит
Добавить комментарий